Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / О национальной идее / Статьи
Экономические прогнозы развития российской экономики на фоне оттока капитала
Материал разместил: -Дата публикации: 10-04-2002

Ключевым элементом среднесрочного, долгосрочного прогнозирования и стратегического планирования развития страны и ее отдельных частей – регионов, субъектов федерации, отраслей производства и т.д. - является комплекс методов прогнозирования системы основных макроэкомических характеристик. Полученные результаты определяют прогнозируемые величины федерального бюджета и бюджетов субъектов федерации, устанавливают основные тенденции и пропорции развития регионов страны, в том числе восточных регионов России.

В начале 2001 года Минэкономразвития России разра­ботало проект "Сценарных условий функционирования экономики в 2002 г. и на период до 2004 г." В настоящее время на основе этого документа формируются прогнозы социально-экономического развития страны до 2004 года.

В соответствии со "Сценарными условиями..." предполагаются темпы роста валового внутреннего продукта (ВВП) в среднем на 3,5-4% в год. И под эту цифру предлагается сформировать планы развития всех Министерств и ведомств на 3-х летний период.

Возникает естественный вопрос: насколько обоснованы указан­ные темпы развития? Если вместо роста ВВП будет наблюдаться его снижение, то из-за несоблюдения планов это приведет к практике "латания дыр" и, как следствие, к хаосу в экономике и дополнительным экономическим потерям.

Основания для подобного вопроса имеются, и весьма весомые. Чтобы проиллюстрировать это, обратим внимание читателя на диаг­рамму (рис. 1), где в сопоставимых ценах конца 2000 года показаны экономи­ческие прогнозы различных кабинетов министров РФ, которые были положены в основу их практической деятельности за последние 10-11 лет. Цифры около линий обозначают год разработки соответствующего прогноза. Толстой линией обозначена реальная динамика ВВП за ука­занный период. По вертикальной оси отложены значения ВВП в трлн. рублей в сопоставимых ценах.

Понятно, что по психологическим мотивам любое новое прави­тельство в момент формирования склонно представлять не пессимис­тические, а скорее оптимистические прогнозы своей будущей эконо­мической деятельности. Но чтобы реальные данные о временной зави­симости ВВП так сильно расходились с результатами прогнозирования - такое трудно было ожидать: за период 1993-2000 гг. все прави­тельственные макроэкономические прогнозы оказались несостоятельными. Можно сделать естественное предположение, что большинству официально принятых методов макроэкономического прогнозирования присущ некоторый общий дефект, который обусловлен влиянием пока неучтенного, но очень значимого и постоянно действующего фактора.

Рис.1

Есть основания полагать, что таким фактором является утечка (отток) капитала за пределы страны. Причем сразу необходимо отме­тить, что утечка капитала из включенной в мировую экономику Рос­сии - это не кратковременное случайное на данном временном интер­вале явление, проявившееся в силу совместного дейс­твия некоторых негативных обстоятельств, которое может быть устранено при совершенствовании законодательства, повышении политической стаби­лизации внутри страны, ограничении влияния бюрократии, успехах правоохранительных органов в борьбе с коррупцией и т.д. Утечка капитала из включенной в глобальную экономику России - это объек­тивный процесс, обусловленный значительно более высокими издерж­ками практически любого производства на территории нашей страны по сравнению с другими странами мира. А высокие издержки произ­водства, в свою очередь, являются следствием наиболее суровых климатических условий, в которых приходится жить и работать боль­шинству российских граждан.

Аргументация по этому вопросу подробно представлена в работах [1,2]. Наиболее пос­ледовательно она изложена в первой работе, где в частности сказа­но: "Любое производство на территории России характеризуется чрезвычайно высоким уровнем издержек. Эти издержки выше, чем в любой другой промышленной зоне мира. Простейший анализ затрат на производство по статьям расходов показывает, что по каждой статье Россия проигрывает почти любой стране мира, а компенсировать из­лишние затраты нечем. В первую очередь это происходит из-за слиш­ком сурового климата - производство, да и просто проживание в Рос­сии требуют большого расхода энергоносителей. Энергия стоит де­нег, поэтому наша продукция при прочих равных условиях получается более дорогой.

Наша промышленная продукция, аналогичная иностранной по пот­ребительским характеристикам, оказывается выше по себестоимости и при ее реализации по мировым ценам приносит нам убыток, а не при­быль. Наши предприятия оказываются невыгодным объектом для прив­лечения капиталовложений из-за рубежа, и для отечественных инвес­торов привлекательнее иностранные рынки капитала...

В конкурентной борьбе за инвестиции, если игра ведется по правилам свободного мирового рынка, любое российское предприятие заведомо обречено на проигрыш".

Последнее признается и авторами "Сценарного прогноза...": "Анализ результатов обследования почти 2000 российских предприя­тий показал, что в большинстве отраслей суммарная оценка конку­рентоспособности соответствует градации "ниже средней" и только в химической и нефтехимической промышленности она поднимается до среднего уровня. При этом оценка конкурентоспособности по всем отраслям на внутреннем рынке существенно выше, чем на внешнем".

Просьба читателю вдуматься в содержание предыдущего абза­ца: 2000 предприятий - уже не случайность, а закономерность. Поэ­тому последующие тезисы "Сценарного прогноза..." об ожидаемых больших иностранных инвестициях - это только пожелания, не имеющие под собой реальной почвы. Шаманские камлания, однако.

Поэтому любой нормальный российский предприниматель, в том числе – законопослушный, всеми доступными ему способами будет стараться вывести свои капиталы за пределы России. В этом нет ничего удивительного, такова природа капитала, ориентированного на получение максимальной прибыли. Это также объективно, как вытекание жидкости из сосуда через отверстие, пробитое около его дна. Никому в голову не придет мысль обвинять жидкость в непорядочности или не патриотичности по отношению к сосуду, в котором она содержалась, т.к. утечка происходит в соответствие с объективными физическими законами.

Утечка капитала из страны происходит по следующим основным каналам [3]:

  • покупка и тезаврация иностранной валюты населением;
  • экспортно-импортные операции;
  • перевод капиталов за границу;
  • вывоз валюты российскими туристами;
  • помещение за границей валютных резервов ЦБ;
  • репатриация капитала и доходов нерезидентами.

В настоящее время официально признанной величиной ежегодного оттока капитала является 10% от ВВП. Для того, чтобы нагляднее представить эту циф­ру, отметим только, что она примерно в три раза выше годового бюджета Министерства обороны России, о финансовых проблемах кото­рого так много говорится и пишется в последнее время.

Самое интересное, что "перспективы" развития экономики Рос­сии с учетом постоянной утечки (оттока) капитала могут быть уста­новлены на основе несколько условных, но простых оценок. В самом деле, в развитых странах, где отток капитала выражен слабо, темпы экономического развития составляют 5-10% в год (мировая экономика в целом развивается с темпом 4% в год). Предположим, что при благоприят­ных условиях (отсутствие внешних долгов и оттока капитала) в России за счет собственных ресурсов можно стабильно получить рост ВВП 8-9% в год, как в Китае. При наличии прямых иностранных инвестиций (сейчас - примерно 1,5-3% от ВВП) - около 9,5-12%. Это плюс. Минус - это внешние долги (до последнего времени - около 3-5% в год) и отток капитала (офи­циально признанная цифра - 10% от ВВП). Всего 13-15%. Итого: минус 3-5% в год. С учетом увеличения в ближайшие два года выплат по внешнему долгу не менее чем в 1,5 раза, имеем минус 6-8%. Это как раз те темпы, которыми российская экономика развивалась в период 1992-2000 гг.

Так что ни о каком экономическом прогрессе не может быть и речи: если с по­добными темпами деградации ВВП за предыдущие 11 лет уменьшился в 1,6 раз, то и в последующие 3-5 лет он не может резко увеличиваться - для этого нет объективных причин.

Иногда основную причину деградации российской экономики и снижения среднего жизненного уровня связывают с приватизацией.

Для большинства российских граждан не приватизация, а именно утечка капитала стала причиной их основных жизненных проблем. Смена собственника в общем масштабе практически ничего не изменила, если бы приватизированный капитал остался и продолжал работать в России. Пришлось бы обществу содержать еще несколько сотен или тысяч богатых людей, которые все равно бы не смогли сами все потребить, что приобрели законными или незаконными способами, и поэтому были вынуждены вкладывать средства в отечественную экономику, обеспечивая рабочими местами и заработной платой своих сограждан. А при утечке капитала он работает в экономике других стран, и граждане этих стран, а не России, получают все выгоды от российской приватизации.

 

1. Математический анализ проблемы: ожидают ли нас новые экономические кризисы?

Если утечка капитала из современной России - объективный постоянно действующий фактор, она обязательно должна быть учтена при разработке макроэкономических среднесрочных и долгосрочных прогнозов. Только так может быть получено адекватное описание экономического развития страны на ближайшую и более отдаленную перспективу.

В настоящее время намечается несколько подходов к изучению явления утечки капитала. Начинает отрабатываться терминология данной предметной области: делаются различия между понятиями "утечка капитала", "бегство капитала", "отток капитала", "офици­альный отток капитала", "неофициальный отток капитала", "отток ресурсов" и т.д. Однако устоявшихся общепринятых терминов пока нет. Поэтому ниже будут использоваться оба эти словосочетания "отток капитала" и "утечка капитала", которые для упрощения пони­маются как синонимы и используются в широком смысле.

Для детального анализа особенностей развития экономики включенной в мировую систему России с учетом постоянно действую­щего фактора утечки капитала в одном из научных учреждений была разработана математическая модель. Ее принципиальное отличие от многих существующих макроэкономических моделей является не только учет прямого влияния налоговой системы и других инструментов государственного регулирования на экономику, но и учет обратных связей между экономикой и системой ее управления.

В настоящей статье мы не будем утомлять читателей описанием математической модели, остановимся только на результа­тах некоторых результатов и прогнозов, полученных с ее помощью.

Первое, на что необходимо обратить внимание - действительные потери экономики примерно в 4 раза превышают величину оттока капитала. Коэффициент 4 был получен из условия наилучшего сов­падения расчетных и фактических данных по динамике ВВП за период 1990-2000 гг. Поэтому можно сказать, что отрицательный эффект от утечки капитала из страны состоит из двух основных частей. Первая часть - это то, что попадает в обычно публикуемые аналитические данные по этой проблеме. Но оказывается, что существует и другая, не видимая аналитиками, но более опасная для нашей страны состав­ляющая утечки капитала. Она обусловлена разрушением отечественно­го производства из-за его обеднения капиталом (декапитализации). Если собственник предприятия не произведет амортизационных отчислений, переводя соответствующую часть своих доходов за рубеж, то через некоторое время производство неминуемо будет разрушено. Причем, произойдет утрата не только амортизационных отчислений и капитализируемой части прибыли, но стоимости зданий, электрооборудования, части стоимости станков и т.д. Кроме этого, произойдет разрушение уста­новившихся годами экономических отношений с другими хозяйственны­ми субъектами, что приведет к дополнительным потерям из-за несба­лансированности (отклонения от рациональных условий совместной деятельности) экономики в целом. Они усилятся эффектом мультипликатора, который при оттоке капитала будет играть отрицательную роль.

Результаты проведенных до 2010 года расчетов при условии стабильной мировой цене нефтепродуктов 21 $ (основной расчетный вариант) по­казывают следующее.

Рис.2 - прозрачность экономической границы. Этот параметр определяет отношение реальной скорости утечки капитала к ее максимально возможному значению.

Начальная проз­рачность оказалась равной нулю. Но уже в 1993 году ее значение оказалось на уровне 0,6, что обусловило высокую скорость утечки приватизированного капитала; это - пиковое значение; в дальнейшем прозрачность экономической границы постепенно уменьшается под влиянием государственного регулирования. Ее первый минимум прихо­дится на 1998 год - это августовский кризис. В дальнейшем наблюда­ется второй подъем прозрачности экономической границы - это 2000-2002 гг., который опять должен смениться усилением роли го­сударственного регулирования, возможно после ожидаемого в период 2003-2004 гг. второго экономического кризиса. Но далее прогнозируется некоторое снижение роли государства и облегчение возможности утечки капитала. Однако таких возможностей для его перемещения за рубеж, как в 1993 году, ожидать уже не приходится.

Усиление государственного регулирования экономикой – это реакция на кризисные явления. Поэтому можно сказать, что результаты моделирования предсказывают наступление нового экономического кризиса в 2004 году (а также, возможно, после 2010 года)

Учитывая, что в конце 2003 года должны состояться очередные выборы в Государственную Думу, а в марте 2004 года – президентские выборы, то скорее всего органы государственной власти не допустят наступление первого экономического кризиса до лета 2004 года При этом будут применены не экономические меры регулирования экономикой и затрачены большие финансовые ресурсы. Тем разрушительнее окажутся последствия кризиса.

Естественно, что эти прогнозы будут справедливы только в том случае, если государственные институты не осознают (или по-преж­нему будут делать вид, что не понимают) опасности утечки капитала для экономики нашей страны, и не будут только вяло реагировать на текущие состояния экономической среды без учета основных тенден­ций ее развития.

Что качается общего уровня налогообложения, то здесь все достаточно просто - после некото­рого снижения до 2000 году, в будущем следует ожидать вновь увеличения его величины. Так что рассчиты­вать на подъем промышленного производства за счет снижения величины налогов пока не приходится. Некоторые виды налогов могут и уменьшиться, но их общий уровень, скорее всего, будет медленно повышаться.

Результаты моделирования показывают, что в динамике приватизированного капитала четко обозначаются три максимума и два минимума. Первый максимум - это результат приватизации. Но к 1995 году в России осталось только около 25% приватизированного капитала; остальные 75% стали инвестициями в экономику других стран. Начиная с 1995 года, начинается подъем нахо­дящегося в стране приватизированного капитала. Он происходит по 2-м причинам: продолжающейся приватизацией государственной собс­твенности и снижением в 1998 году (после авгус­товского кризиса) прозрачности экономической грани­цы. Максимум активности частного приходится на 1999-2001 годы.

Следующий минимум ожидается около 2004 года. За ним последу­ет второй, уже относительно небольшой подъем, с последующим пос­тепенным спадом.

На рис.3 представлены данные о масштабах утечки капитала. Видно, что максимальную интенсивность этот процесс имел в 1992-1994 годах, когда из страны ежегодно вывозилось более 100 млрд. $. Затем он пошел на спад, а к 2001 году снова несколько усилился. В дальнейшем прогнозируется его стабилизация на уровне 30 млрд. $ в год. Эта цифра выше официально признаваемой 25 млрд. $ в год, т.к. учитывает все, в том числе - незаконные ка­налы утечки капитала.

В пе­риод 1991-1995 гг. величина суммарного вывезенного капитала в долларовом выражении составила 400 млрд. $, в период 1991-2000 гг. она стала уже около 650 млрд. $, а к 2010 году она будет составлять более 1 трлн. $ (если, конечно, к тому времени в социально-политической жизни России ничего не изменится).

Другими словами, общие потери экономики России за период "реформ" с учетом оттока капитала и сопутствующего разрушения производства сос­тавили в долларовом выражении порядка 2,5-3 трлн. $ или 17-20 тыс. $ в расчете на каждого жителя России. То есть за предыдущие 11 лет каждый житель России ежемесячно «терял» в среднем около 140-170 долларов (для средней российской семьи – 400-600 долларов в месяц).

 

Рис.4 отражает динамику ВВП. На рисунке представлены две кривые. Первая кривая соответствует реальному ВВП (напомним, что все расчеты производятся в сопоставимых ценах конца 2000 года), а после 2000 года - экономическому прогнозу действующего правительства (эта часть кривой показана более тонкой линией). Вторая кривая - это динамика ВВП, рассчитанная по разработанной макроэкономической модели. Она хорошо "ложится" на факти­ческие данные до 2001 года, но расходится с оптимис­тическими правительственными прогнозами - вместо увеличения ВВП она предсказывает стагнацию в экономике.

Прогнозируемый уровень ВВП будет примерно в 1,8 раза ниже, чем в 1991 году. Небольшое увеличение темпов экономического роста в период 1999-2000 гг. - это не выдающееся знако­вое событие (никаких внутренних объективных причин для этого нет), а резуль­тат благоприятного кратковременного стечения двух обстоятельств: высоких мировых цен на нефтепродукты в 2000 года и оставшейся после кризиса 1998 года непроз­рачности экономической границы (возможно, из-за нарушения функционирования российской банковской системы, так как фактически многие российские банки – это «насосы для перекачки» российских инвестиций в экономику других стран).

Долго подъем продолжаться не может, никаких долгосрочных основ для него в настоящее время не существует. Ожидается, что он прекратится уже к 2002-2003 гг.

Для проверки достоверности результатов расчетов можно использовать оценки величины утечки капитала, которые приводится в литературе. По оценкам зарубежных и отечествен­ных экспертов в последние годы вывоз капитала из России составляет 50 млрд. $ и более. В целом в настоящее время зарубежные активы России (всех субъектов собственности) оцениваются в 700-800 млрд. $, из которых около половины находится в виде недвижимости.

Указанные цифры практически совпадают с представленными выше результатами моделирования, что является дополнительным аргументом в пользу адекватности разработанной математической модели.

 

2. Экономический рост или стагнация?

Последнее время много говорится о высоких темпах роста ВВП в 2001 году. Называется величина 5% в сопоставимых ценах, которая превосходит темпы роста экономически большинства развитых стран.

Хотелось бы обратить внимание читателя на заявленную цифру темпа экономического роста - 5%. Она означает, что если такой темп сохранится и будущем, то через 12-13 лет ВВП России вернется к уровню 1991 г., а еще через 15 лет (т.е. примерно к 2030 г.) мы с Вами будем жить в таком экономически развитом обществе, которое люди старшего и среднего поколения, годами воспитанные на конспектировании материалов партийных съездов, могли бы назвать или развитым социализмом (ну, очень развитым!) или даже первой фазой коммунизма. Уважаемый читатель, спросите сами себя: Вы в это верите? Что касается авторов этой статьи, то при ответе на данный вопрос им ближе известная фраза К.С. Станиславского.

Результаты расчетов по разработанной модели, подтверждающие факт увеличения ВВП в период 1999-2000 гг., показывают, что за 2001 году реального роста практически не было. Более того, наметилась тенденция к снижению реального ВВП.

Причиной указанной несогласованности может быть недостаточная точность рассмотренной выше математической модели. Это самое легкое и безобидное объяснение, авторы его переживут. Но может оказаться, что официальные прогнозы не совсем точны, и это уже серьезно. А для подобного предположения имеются основания. Действительно, если экономика страны развивается высокими темпами, то, казалось бы, необходимо выявить все развивающиеся отрасли хозяйства и проанализировать объективные причины их подъема с тем, чтобы в будущем, применяя методы управления, добиться еще более высоких результатов. Однако такой информации пока нигде нет. Повышение заработной платы некоторым категориям служащих – это по существу лишь компенсация инфляции за предыдущие годы.

Поэтому возникают следующие вопросы: каким образом был реализован такой высокий фактор экономического роста? Где те передовики капиталистического производства, опыт экономической деятельности которых следует всем широко использовать?

Интересно заметить, что если оценку динамики ВВП производить в долларовом выражении, считая это «сопоставимыми» ценами, то 5% рост получится даже в том случае, когда реальное значение ВВП снижается. Причина этого проста: доллар США, как и любая валюта, подвержен инфляции. Даже в свои лучшие годы за последние десятилетия он дешевел в среднем на 5%, а в настоящее время - около 7-8%.

Поэтому не стоит особо удивляться – в случае привязки российской экономики к доллару США стагнация или даже в некоторой степени деградация экономики может показаться экономическим чудом.

Наконец, положительная динамика ВВП может быть обусловлена влиянием спада мирового производства на скорость утечки капитала: понятно, что чем ниже темпы общего мирового развития, тем меньше ожидаемая доходность капитала за рубежом, тем ниже скорость его утечки из России. Другими словами, при общемировом спаде производства экономическое положение России может не ухудшаться, а наоборот улучшаться, как это не кажется парадоксальным на первый взгляд.

Оценку темпов роста российского ВВП при общем спаде мирового промышленного производства получить несложно. Известно [3,4], что темп ежегодного роста мирового производства в последние годы составлял около 4%, но настоящее время мировая экономика переживают спад. Например, темпы роста американского и германского ВВП уменьшились в 2-3 раза по сравнению с 1998 годом. Предположим, что темп роста мирового производства снизился также примерно в 2 раза.

Снижение темпов роста промышленного производства снижает приток инвестиций, в том числе - российских, т.е. скорость утечки капитала из России. Из графика на рис. 3 следует, что это эквивалентно уменьшению годовой утечки капитала примерно на 22 млрд. $. С учетом значения 4 коэффициента декапитализации, Россия в 2001 году потеряла капитала примерно на 90 млрд. $ меньше, чем в предыдущие, относительно стабильные годы. Это позволило выработать дополнительной продукции примерно на (9-12) млрд. $.

Учитывая, что российский ВВП в 2001 году в долларовом выражении составлял 250 млрд. $, получаем как бы «темп роста» российского ВВП около (4-5)%, т.е. как раз ту величину, о которой сегодня говорят официальные источники.

Понятно, что спад мирового производства – явление временное, скоро он будет ликвидирован, и тогда утечка капитала из России опять возрастет. В этих условиях говорить о наличии факторов долговременного экономического роста российской экономики пока не приходится.

На эмоциональном уровне очень хотелось бы допустить, что разработанная математическая модель в последнее время стала неадекватной действительности, ситуация реально начала изменяться в положительную сторону, и поэтому основные параметры модели, установленные по данным ретроспективного анализа за предшествующее десятилетие и используемые как константы, начали изменяться. Но, к сожалению, как будет показано ниже, скорее всего это не так - для реальных положительных перемен нужны очень существенные системные изменения.

 

3. Оптимистические и пессимистические экономические прогнозы

Математическая модель имеет существенное достоинство – она позволяет прогнозировать ситуацию не только при стабильных внешних условиях, но при их значительном изменении по сравнению с существующими значениями.

Например, если немного помечтать, предположив, что после 2000 года цена российской нефти станет 42 $/баррель (вдвое больше средней прогнозируемой величины), то естественно, что доходы от экспорта возрастут. Но утечка капитала также увеличится, и в итоге величина ВВП стабили­зируется на уровне примерно 7,5 трлн. рублей в ценах начала 2001 года.

Таким образом, даже очень высокие мировые цены на нефтепро­дукты не гарантируют развитие экономики России. В лучшем случае - они обеспечат стабильность на уровне 2000 года или несколько выше. Произойдет это потому, что из-за больших объемов поступающих неф­тедолларов власти будут находиться в расслабленном состоянии, и капитал будет продолжать интенсивно уходить из страны. В итоге, практически все, что будет дополнительно получено за счет нефтедо­бычи и экспорта, будет вывезено и вложено в развитие экономики не России, а других стран.

А что произойдет, если после 2000 года мировая цена российской нефти по­низится и станет 15-17 $/баррель? Результаты моделирования показыва­ют следующее.

Низкие мировые цены на нефть заставят власть уде­лять значительно больше внимания государственному регулированию экономикой, в частности - контролю внешнеэкономической деятель­ности. Поэтому прозрачность экономической границы в скором време­ни снизится, что приведет к развитию частного капитала внутри страны. К 2007 году его величина достигнет очередного максимума, но поскольку вывоз капитала будет продолжаться, к 2020 году ожидается уменьшение величины частного внутреннего капитала примерно до уровня начала 2001 года

Величина ВВП после некоторого увеличения в период 2000-2002 гг. снизится и в дальнейшем стабилизируется на уровне 5,5 трлн. руб­лей (в ценах начала 2001 года). Так что ничего страшного не прои­зойдет. Конечно, в целом экономическая ситуация ухудшится, но не сильно: по сравнению с оптимистичным вариантом (42 $/баррель) ВВП снизится на 25%, а по сравнению с наиболее вероятным (21 $/бар­рель) - на 10%.

Поэтому во всех рассмотренных случаях российскую экономику ожидает стагнация, ее от этого не спасут даже высокие мировые це­ны на экспортируемые товары (рассмотренные выше частные случаи стабильных мировых цен на нефть не ограничивают общности данного вывода – расчеты проводились и при изменяющихся ценах). И это - при благоприятных внешнеполитических и демогра­фических условиях. Последнее - очень проблематично.

Если страна ослаблена в экономическом (и, следовательно, военном) отношении, на ее ресурсы могут найтись зарубежные претенденты. И обязательно найдутся - это только вопрос времени. Так что, в ближайшем буду­щем следует ожидать возрастание опасности возникновения военных конфликтов.

С другой стороны, при снижении ВВП в 1,5-2 раза государство сможет содержать на достойном жизненном уровне тоже примерно в 1,5-2 раза меньше граждан, поскольку в сложной социально-экономи­ческой системе все параметры существуют не сами по себе, а сба­лансированы. Поэтому можно забыть о всевозможных концепциях улуч­шения демографической ситуации и повышении рождаемости, надеждах на увеличение ВВП за счет увеличения предложения труда.

Оба указанных фактора, учет которых выходит за рамки пред­ставленной математической модели, неминуемо приведут к дополни­тельному снижению величины ВВП.

Таким образом, результаты расчетов приводят к следующим ос­новным выводам.

  1. При отсутствии государственного регулирования экономика включенной в мировую экономическую систему России не имеет перс­пектив развития; в лучшем случае ее ожидает застой на уровне в 1,5-2 раза более низком, чем в 1991 г.
  2. В настоящее время реальная величина оттока капитала при­мерно в 1,5 превышает официально установленную.
  3. С оттоком капитала непосредственно связано разрушение производства, причем это сопутствующее явление для отечественной экономики более опасно, чем собственно отток капитала.
  4. Изменение в широких пределах мировых цен на экспортируе­мые сырье и ресурсы (в частности, на нефть) не сможет принципи­ально изменить экономическую ситуацию в России.
  5. Получение международных кредитов не улучшит ситуацию; да­же при отсутствии процентов за выданные кредиты (идеальный, прак­тически не реализуемый случай) в долгосрочной перспективе они принесут России только вред.

А теперь посмотрим, что произойдет, если, например, с 2002 г. будут предприняты радикальные действия по повышению государс­твенного регулирования внешнеэкономической деятельности и умень­шению прозрачности экономической границы по оттоку капитала. Отметим сразу, что по­лумеры здесь не помогут: для получения значимого положительного эффекта необходимо выполнение достаточно жестких условий по сба­лансированности притока и оттока капиталов.

Графики на рис.5 показывают, как изменится динамика ВВП при снижении прозрачности экономической границы до 0,01, что примерно в 40 раз ниже существующей в настоящее время величины. В этом слу­чае уже можно надеяться на некоторое подобие экономического рос­та, правда, с меньшими темпами, чем те, которые приняты в сущест­вующих официальных прогнозах.

Таким образом, правительственный экономический прогноз может быть успешно реализован только при жестом государственном регули­ровании внешнеэкономической деятельности и, по крайней мере, уравновешивании потоков капитала из России и в Россию.

 

4. Что делать?

Для того чтобы нагляднее представить ситуацию с вывозом ка­питала из нашей страны рассмотрим следующую физическую аналогию. Предполо­жим, что Вы с семьей живете в квартире или в собственном доме. Время года - зима, за окном - минус 30 градусов, а у Вас открылось окно, тепло начало уходить на улицу и в квартире стала быстро снижаться температура. Какие действия ответственного квартиросъемщика или хозяина дома в этой ситуации?

Он может поступить следующим образом:

  1. Начинать распродавать свое имущество жителям других домов или квартир, а на полученные деньги приобретать дрова, уголь и начинать топить ими печки, сделанные на скорую руку по устаревшей технологии;
  2. Разработать концепцию энергосбережения, пересмотреть та­рифы на энергоносители;
  3. Разработать концепцию обеспечения проживающих в квартире людей теплой одеждой;
  4. Разработать концепции (ох уж эти концепции!) повышения рождаемости, снижения заболеваемости и смертности жильцов кварти­ры в новых температурных условиях, концепцию выстраивания отноше­ний с проживающими в квартире пенсионерами;
  5. Предложить жителям других домов или квартир захоронить отходы их жизнедеятельности в своей квартире в обмен на дополни­тельную поставку дров или угля;
  6. Для ликвидации паники начать бороться с распространением среди жильцов квартиры информации о реальной температуре в раз­личных комнатах; для этого предварительно также можно разработать соответствующие концепции;
  7. Взять денежные займы в других квартирах для покупки дров, угля и реализации других запланированных работ;
  8. Для упорядочения расхода энергии и контроля температурной ситуации назначить в каждую комнату своего полномочного предста­вителя;
  9. Разработать концепцию (естественно, с выделением соот­ветствующих ресурсов) для подъема имиджа квартиры в глазах сосе­дей;
  10. Организовать работу счетных и учетных органов, учитываю­щих расход каждой единицы тепла в каждой комнате;
  11. Пригласить внешних консультантов из других квартир, нап­ример, из тех, жители которых заинтересованы в продаже излишков дров и угля;
  12. Начать работу по стратегическому планированию деятельнос­ти жителей квартиры в новых температурных условиях;
  13. Заняться административной и жилищно-коммунальной реформами по совершенствованию управления замерзающими жильцами;
  14. Начать кампанию по внедрению физкультуры и спорта в жизнь замерзающих жильцов для их оздоровления;
  15. Начать заботиться о проживающих в доме беспризорных детях;
  16. Принимать регулярное участие в межквартирных совещаниях и форумах (с галстуком и без галстука) по вопросам проветривания помещений и обсуждения других общечеловеческих ценностей.

А может поступить по-другому - попытаться закрыть окно, прекратив утечку тепла, и тем самым решить практически весь комп­лекс накопившихся проблем. Понятно, что это может оказаться не простым делом, особенно, если кто-то, заинтересованный в сохране­нии существующего положения, будет мешать. Но это - единственно правильный способ действия любого человека, который искренне хочет улучшить ситуацию.

Ситуация с утечкой капитала из России - примерно та же са­мая.

Следует заметить, что жесткое государственное регулирование в интересах предотвращения утечки капитала в случае его реализации - это не особенность будущей (а также - прошлой) национальной российс­кой экономики. Подобная практика принята во многих странах, жела­ющих защитить свою экономику от последствий глобализации, например, в Японии. В этой стране вывоз капитала находился под жестким государствен­ным контролем и допускался лишь в отдельных случаях для целей, способствующих развитию японской экономики (например, для произ­водства сырья, для создания сбытовых фирм и т.д.). Для предотвра­щения утки внутренних накоплений за рубеж японские граждане в те­чение нескольких десятилетий не имели доступа к иностранной валю­те, не могли вкладывать деньги в иностранные фондовые ценности, совершать туристические поездки за рубеж.

В течение длительного времени экспортно-импортные операции осуществлялись через систему немногочисленных крупных полугосударственных фирм, работающих под контролем министерства торговли Японии. Вся врученная валюта автоматически поступала в распоря­жение Банка Японии, а экспортеры получали эквивалент в националь­ной валюте. Оплата импорта в валюте также осуществлялась только через крупные внешнеторговые фирмы, импортеры в свое распоряжение иностранной валюты не получали.

Так что не следует воспринимать мировой экономический опыт односторонне только через призму глобализации. Существуют и другие подходы. Критерием выбора конкретных инструментов макроэкономического регулирования должно быть не подражание другим странам, а обеспечение благоприятных условий развития собственной страны.

И здесь можно сказать нес­колько теплых слов о российской бюрократии: когда она своими не­уклюжими действиями затягивает оформление некоторых документов и становится невольным препятствием к вывозу капитала, она, сама того не ведая, выполняет общественно полезную функцию. Вот уж действительно: что для всего остального мира - вред, для России - польза.

Если говорить только об экономических мерах улучшения ситуации, то их набор, к сожалению, невелик.

Например, сейчас широко обсуждается необходимость развития малого и среднего предпринимательства, полагая, что это поможет выправить ситуацию в экономике. В развитых странах малый и средний бизнес, имея высокие возможности к адаптации к постоянно изменяющему спросу, имеет хорошие перспективы. Но при больших объемах производства он проигрывает большому бизнесу по издержкам, так как при высокой степени концентрации продукции начинает проявляться эффект масштаба и издержки на производство единицы продукции снижаются.

В условиях современной России проблема платежеспособного спроса не столь остра, как в экономически развитых странах, поскольку большинство населения находится на уровне прожиточного минимума и не столь разборчиво в отличительных особенностях предлагаемой производителями различной продукции. Поэтому роль малого предпринимательства в производстве продукции в настоящее время не может быть высокой. Наоборот, для снижения издержек производства необходимо максимальным образом концентрировать и укрупнять производство.

По нашему мнению, положительная роль малого и среднего предпринимательства в России действительно существует, но она заключается в другом: его развитие может существенно замедлить скорость утечки капиталов за рубеж. Действительно, для возможности перемещения капитала на внешний рынок необходима некоторая «критическая масса», позволяющая обеспечить нишу на насыщенном зарубежном рынке. Но, по определению, малые и средние предприниматели большим объемом финансовых средств не обладают. Поэтому может пройти значительное время, пока их капиталы в необходимой степени возрастут или сконцентрируются для перевода за рубеж. До этого момента их капитал будет работать внутри страны, повышая валовой внутренний продукт и обеспечивая жителей рабочими местами. Иначе говоря, скорость утечки капитала понизится.

Таким образом, децентрализация производства в нашей стране, несмотря на ее неприхотливый рынок, может привести к некоторому положительному экономическому эффекту. Но это – только полумера. В ближайшей перспективе наиболее эффективно было бы сочетание двух условий: высокой концентрации производства и государственного регулирования перемещением капитала за пределы страны для предотвращения его утечки.

Одним из возможных способов снижения издержек производства продукции в России является высокая концентрация производства. За счет масш­табного эффекта (издержки создания единицы товара на крупном предприятии, как правило, оказываются ниже, чем при мелком произ­водстве) можно понизить себестоимость продукции и попытаться обеспечить ее конкурентоспособность на внешнем и внутреннем рын­ках.

Но концентрация производства автоматически приводит, во-пер­вых, к концентрации инфраструктуры, во-вторых, к усилению плановых начал в производстве, в-третьих, к возрастанию роли государствен­ного управления естественными монополиями (энергетика, транспорт) и координации их действий в интересах не только получения ими прибы­лей, а для выполнения их основной системообразующей функции по сохранению целостности экономики страны. Например, при неоправданно высоких транспортных тарифах на внутренние перевозки о существенном снижении издержек производства продукции за счет масштабного эффекта не может быть речи.

В качестве отрицательного побочного эффекта концентрации производства возможно уменьшение раз­нообразия выпускаемой продукции, так как будет неэкономично часто останавливать и переналаживать большое производство на изготовле­ние новых типов товаров.

Некоторые могут назвать подобную экономическую систему госу­дарственным капитализмом, другие - социализмом. Нам не хотелось бы давать определения в подобных терминах. Не в названиях дело, а в объективно существующих суровых климатических условиях России, определяющих именно такую рациональную форму организации и ведения хозяйства. Природные условия оказывают влияние на нашу жизнь в значительно большей степени, чем мы иногда думаем. В качестве требующего дальнейшей проверки предположения можно высказать следующее: одной из основных причин государственного управления эко­номикой в странах Восточной Европы во второй половине 20-го века были менее благоприятные природные условия, чем в Западной Европе, и, как следствие, целесообразность концентрации производства. Это обусловило появление соответствующих политических сис­тем. Они прекратили свое существование, когда производительность труда на устаревшем оборудовании большинства больших предприятий стала ниже, чем на современном. Но это не оз­начает, что принцип концентрации производства для снижения производственных издер­жек неверен: кризисы можно прогнозировать и заранее модерни­зировать основные фонды. Поэтому весьма возможно, что Россия в современных территориальных рамках обречена на концентрацию производства для снижения издержек со всеми вытекающими из этого последствия­ми.

Идеально было совместить концентрацию производства со свойствами территории России, т.е. другими словами, найти такие макротехнологии или их комплекс, которые естественным образом были привязаны к России, предполагали эффективное вложение капитала именно в нашей стране, а не его перемещение за рубеж.

 

5. Транспортная макротехнология

Здесь мы подходим к рассмотрению макротехнологий.

В соответствие с [5], макротехнология – это совокупность всех технологических процес­сов (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, подготовки производства, производства, сбыты и се­рвисной поддержки проекта) по созданию определенного вида продук­ции с заданными параметрами. Например, макротехнологии в авиации - это комплекс около 600 технологий.

Семь высокоразвитых стран владеют 46 из 50 макротехнологий, ко­торые обеспечивают конкурентное производство, а остальной мир - 3-4 макротехнологиями. Экономическое "чудо" Сингапура, Тайваня, Гонконга произошло в первую очередь из-за того, что "сильные мира сего" имплантировали в эти страны по 1-2 макротехнологии. Сингапур владеет всего лишь одной макротехнологией - микроэлектроникой - и получает от нее обо­рот 6,8 млрд. $ в год.

Из 46 макротехнологий, которыми владеют 7 высокоразвитых стран, на долю США приходится 20-22, по которым они или разделяют или держат лидерство, на долю Германии - 8-10, Японии - 7, Англии и Франции - 3-5, Швеции, Норвегии, Италии, Швецарии - по 1-2.

Россия в силу своего географического положения имеет реальные возможности стать обладателем перспективной макротехнологии - комплекса технологий международных транспортных коридоров «Восток-Запад», «Север-Юг», а также транспортного коридора «Северный морской путь». На реализацию этих проектов потребуются инвестиции, эквивалентные нескольким миллиардам долларов США.

Подробно с существом этих проектов читатель может ознакомиться в одном из последних в первом номере журнала «Энергия Востока» за 2002 г.

Актуальность создания транспортных коридоров обусловлена резким увеличением объемов товарообмена между государствами, регионами и континентами. В настоящее время общая стоимость мировых перевозок оценивается в 4-5 трлн. $.

При этом около 80% общей протяженности оптимальных по экономическим параметрам международных коридоров широтного направления от Восточной Азии до Атлантики составляют транспортные сети России. Благодаря особо выгодному географическому положению, наличию мощного транспортного комплекса, Россия в перспективе способна переключить на себя значительную часть евроазиатских международных потоков.

Центральный участок транспортного коридора «Восток-Запад» должна составлять транспортная сеть России от дальневосточного побережья страны до ее западных сухопутных и морских границ.

В рамках широкоформатного транспортного направления «Восток-Запад» рассматривается возможность создания сухопутного транспортного коридора «Япония – Россия - Европа». Его ключевыми звеньями будут два тоннеля: между материком и о. Сахалином и между о. Сахалином и о. Хахайдо. Кроме этого, возможно создание железнодорожной паромной переправы С.-Петербург - Калининград-Мухран.

В результате реализации этих проектов возможно сближение сырьевых и промышленно-развитых регионов России, развитие производственных комплексов и социально-экономической сферы на обширных восточных территориях. Могут получить интенсивное развитие железнодорожная, металлургическая отрасли, горнорудная промышленность, речное судостроение и судоходство, технологии энергосбережения, космические средства навигации, газовая промышленность, лесоперерабатывающая отрасль экономики, телекоммуникационные и многие другие технологии. Всем хватит работы, не останутся без дела даже военнослужащие – необходимо будет обеспечивать безопасность транспортных коммуникаций от внешних угроз и международного терроризма практически на всей территории России.

Ожидается решение проблемы энергетической безопасности Дальнего Востока, улучшение демографической ситуации Восточных районов России.

Появляется возможность обеспечить инвестирование высокоэффективного, масштабного проекта, в том числе – за счет привлечения иностранного капитала. Таким образом, может быть создана уникальная возможность использования в интересах России общей тенденции к глобализации мировой экономики.

Конечно, и в этом случае найдутся умельцы, которые будут переводить за рубеж свою прибыль. Но в целом скорость утечки капитала из России может значительно снизиться и даже измениться на обратную, обеспечив положительную динамику российского ВВП.

Формирование транспортного коридора является важнейшим шагом грандиозного проекта планетарного масштаба, транспортного, промышленного и социального освоения Сибири и Дальнего Востока. Россия, обеспечив целостность своей территории от восточных до западных рубежей, будет способствовать транспортному объединению всего Евроазиатского континента. 

 

6. Несбывшиеся прогнозы

Подведем итоги. С правительственными прогнозами макроэкономического развития все достаточно ясно.

Но авторы этой статьи выражают на­дежду, что представленный выше их прогноз также окажется несосто­ятельным. В этом пожелании нет логического противоречия: давно замечено парадоксальное явление: правильные социально-экономические и социально-политические прогнозы, как правило, не сбываются: люди начинают им верить, "засучивают ру­кава" и начинают принципиально и целенаправленно изменять систем­ную среду, которая может привести к негативному результату. По этой причине сам прогноз часто оказывается несостоятельным, так как он действуют в предположении стационарности системообразующих факто­ров, но зато реальная ситуация в целом улучшается.

В данном случае мы надеемся, что наши государственные руко­водители осознают, наконец, пагубность и бесперспективность для России политики глобализации, станут думать не только о своих собственных интересах, начнут принимать меры по жесткому госу­дарственному регулированию внешнеэкономической деятельности. Об­мен капиталом с иностранными государствами возможен, но на пари­тетной основе. Это не экономический "железный занавес" - потоки капитала в страну и из страны могут быть очень велики, но они должны быть, по крайней мере, уравновешены.

Только предотвратив утечку капитала (другими словами - ин­вестиции в экономику других стран), можно обеспечить подъем отечественной промышленности и сельского хозяйства, достойный уровень жизни российских граждан.

  

Литература.

  1. Паршев А.П. Почему Россия не Америка. Книга для тех, кто остается здесь. - М., Крымский мост-9Д. Форум, 2000.
  2. Фитуни Л.Л. «Финансовая глобализация и бегство капитала из России» в Аналитическом ежегоднике «Россия в окружающем мире» - международный независимый эколого-политологический университет, 2000.
  3. Илларионов А.Н. Долг - обратная сторона доверия. - Экономичес­кие стратегии (ЭС), 2001.
  4. Тройка Диалог – Аналитическое управление. Экономика России. – М., ноябрь 2001.
  5. Системные проблемы России. Путь в XXI век. Стратегические проблемы и перспективы развития экономики - М:, «Экономика», 1999.

Скачать файлы:

727.pdf (258 Кбайт)


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение