Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / О национальной идее / Статьи
Перспективы российского суверенитета в эпоху глобальных угроз
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 21-11-2017

В СФ ФС РФ состоялся круглый стол в рамках работы Временной комиссии по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ на тему «Суверенная экспертиза как инструмент нормативно-правового регулирования, направленного на защиту государственного суверенитета Российской Федерации. Задача обеспечения суверенитета государства и общества решается с учетом международного положения страны, состояния, реалий и перспектив современной российской государственности и общества, отечественной исторической практики борьбы за независимость, зарубежного опыта суверенизации. Актуальность суверенной экспертизы возрастает в эпоху глобальных вызовов и угроз, нарастания кризисных явлений в международных отношениях, в условиях санкций и антироссийской подрывной деятельности коллективного Запада, считает эксперт Сергей Небренчин.

Государственный суверенитет в системе международных отношений

В современном мире сложно избежать взаимозависимости в международных отношениях между государствами, крупнейшими международными организациями, влиятельными мировыми СМИ и интернет сетями, могущественными трансконтинентальными корпорациями, глобальными структурами влияния. Тем не менее, существует различные степени и уровни суверенитета отдельных государств. В США с 2005 г. в открытой печати публикуется рейтинг недееспособности государств, который, как предполагается, отражает возможность государственных властей различных стран контролировать целостность своей территории, а также демографическую, политическую и экономическую ситуацию в стране, Данный рейтинг фактически оценивает суверенность государства на основе качественно-количественного анализа более 100 показателей. Однако, по сути он крайне политизирован, используется для пропаганды и внешнего давления на ту или иную страну, неугодных правителей. Имеются и другие рейтинги и индексы, разрабатываемые крупнейшими государственными и частными аналитическими центрами.

В соответствие с рейтингом государственного суверенитета стран G-20 по 12 показателям, подготовленного в 2013 году, места между 18 государствами, включенными в рейтинг, распределились следующим образом: КНР, Россия, Индия, Индонезия, Япония, Саудовская Аравия, Бразилия, ЮАР, Ю. Корея, Аргентина, Турция, Мексика, Франция, Великобритания, Италия, Австралия, Германия, Канада[1]. Несмотря на то, что геодемографический фактор (размеры территории, количество и качество населения) является интегрирующим показателем уровня и степени обеспечения суверенитета государств мира, в рейтинге стран G-20 он представлен лишь одним показателем – «национальный суверенитет» из общего числа 12: правовой, военный, долговой, энергетический, экономический, культурный, религиозный, информационный, культурный, суверенитет внешней политики, системы здравоохранения, системы образования.

Вместе с тем, по оценкам отечественных и зарубежных экспертов и, частности, результатам исследования Фонда содействия общественной дипломатии, проведенного в 2017 году, по уровню и степени относительного государственного суверенитета впереди оказались: Израиль, Швейцария, Ватикан, Китайская народная республика, Исламская республика Иран, Корейская народно-демократическая республика, Россия и ряд небольших государств мира, которые не играют заметной геополитической роли в мире. На пути укрепления суверенитета находятся Вьетнам, Филиппины, Венесуэла, Пакистан, Сирия, Белоруссия, Армения и др.

Китай и Израиль, как представители, соответственно, конфуцианской и иудо-христианской цивилизаций, добились наибольших результатов на пути обеспечения суверенитета своих стран. Как следствие, Израиль продолжает играть заглавную роль в мировых делах, активно влиять на деятельность ведущих государств мира и международных структур, определяет контуры нынешнего и грядущего мироустройства. Небезынтересно, что согласно политико-правовым документам Израиля, благополучие еврейского народа является основополагающей ценностью государства и общества, важнейшим фактором обеспечения суверенитета, территориальной целостности и национальной безопасности страны. В настоящее время в прессе обсуждается вопрос о строительстве «Нового Иерусалима» на юго-восточных территориях современной Украины, в частности, Днепровской, Запорожской, Николаевской, Одесской, Херсонской областей[2].

В свое время выходцы из ветхозаветного Израильского государства существенным образом повлияли на развитие Китая, который в настоящее время претендует на роль сверхдержавы XXI века. Пекин по итогам последнего XIX съезда КПК взял курс на дальнейшее построение социализма с китайской спецификой новой эры, укрепление суверенитета, территориальной целостности и национальной безопасности. Глобальный китайский проект «Один пояс, один путь» нацелен на глобальное доминирование КНР на самом большом материке в мире – Евразии[3].

Как считают эксперты, другие ведущие страны мира, в том числе США и их союзники по блоку НАТО, которые воспринимаются международным сообществом в качестве наиболее влиятельных субъектов международных отношений, тем не менее, остаются под тотальным контролем сил «глобального предиктора», который имеет свои сети агентуры влияния в этих и других странах мира. В частности, несмотря на стремление России, под руководством ее президента Владимира Путина, полностью выйти из - под внешнего контроля, которое было окончательно установлено в результате проведения «бессрочной операции по уничтожению стратегического противника» - СССР[4], до сих пор пока еще не удалось. В борьбе за мировое лидерство между тремя ведущими странами мира США, Россией и Китаем в наилучшем положении находится Пекин, который, в отличие от Москвы и Вашингтона, гораздо более суверенен в принятии и реализации своих решений[5].

По оценкам специалистов, подобная ситуация в мире сложилась не сегодня, а в течение длительного исторического периода. Примерно в пределах трех тысяч лет возник и сложился глобальный предиктор - субъект мировой политики, «сценарист-планировщик» ныне господствующего способа глобализации, а также социальных процессов по отношению к человечеству в целом, пишет Википедия. В современной зарубежной и отечественной прессе глобальный предиктор получил следующие названия: «халдейские мудрецы», «глубинное государство», «мировая закулиса», «архитекторы мирового порядка», «тайное мировое правительство», «сильные мира сего», «центр глобального управления» и др. Международными институтами и инструментами влияния глобального предиктора считаются «Бильдербергский клуб»[6], «Трехсторонняя комиссия», «Комитет 300», «Совет по международным отношениям», «Римский клуб», «Федеральная резервная система», «Международный валютный фонд», транснациональные корпорации, ведущие мировые СМИ и международные неправительственные организации. На международной арене интересы глобального предиктора представляют могущественные кланы Рокфеллеров, Ротшильдов, швейцарские «Риглы», Ватикан, а также ведущие мировые спецслужбы и, в частности, Моссад (Израиль), «тайная разведка» Ватикана, ЦРУ (США), МИ-6 (Великобритания), БНД (Германия), ДГСЕ (Франция), Разведывательный и ситуационный центр ЕС, СБУ (Украина) и др. Наиболее эффективным инструментом влияния извне выступают ведущие мировые СМИ и неправительственные международные общественные организации. Они составляют ядро «мягкой силы»[7], широко применяемой в подрывной деятельности против неугодных государств и правителей.

Геоисторические предпосылки подрыва российского суверенитета

Нынешние проблемы защиты суверенитета и предотвращения вмешательства извне лежат в области исторической практики суверенизации страны. Как известно, в тысячелетней истории России немало длительных периодов времени нахождения государства и общества под большим или меньшим уровнем влияния извне. Российская история изобилует примерами засилья во власти ставленников внешних сил, марионеток – чужестранцев, разного рода проходимцев, которые руководствовались корыстными, но не национальными интересами. Российская государственная модель экстенсивного развития преимущественно основывалась на жесткой эксплуатации однородного большинства в лице русско-славянского населения, его дискриминации, ущемлении прав и отчуждении от власти.

Таким образом, российское имперское государство изначально строилось на интернациональной основе, когда представители политических элит, будучи выходцами из «национальных окраин» и зарубежных стран, прежде всего и во многом ориентировались на внешние интересы. Историческая традиция формирования российской элиты на основе чужестранных элементов привела к тому, что природа власти в России приобрела антинародный по сути характер, противоречащий интересам автохтонных этносов страны. Со временем социальной опорой антинациональных режимов стали сообщества диаспор, элиты национальных государственных образований, представители творческой интеллигенции и коррупционных сетей, сторонники западных разрушительных ценностей, прежде всего, в российских мегаполисах, религиозные меньшинства, миграционная среда и др.

Несмотря на такое положение дел в тяжелые времена испытаний для страны, в частности в годы войн, власти страны делали ставку исключительно на однородное русско-славянское большинство. По словам Иосифа Сталина, типичного представителя интернациональной власти в СССР, выходца из национальной окраины, воинское соединение или часть являются не боеспособными, если укомплектованы представителями русско-славянского населения менее чем на три четверти.

Впоследствии, в годы «холодной войны» и «перестройки» прежде всего из числа чужеродных элементов во влиятельных российских кругах сформировалась разветвленная сеть агентуры внешнего влияния, получившая в наши дни название «глубинное государство». В настоящее время его представители, так и не обретшие этно-политического родства с российской глубинкой, остаются проводниками иностранного вмешательства во внутренние дела государство, активно выступают против дальнейшей суверенизации страны, курса российского президента на укрепление государственности, территориальной целостности и национальной безопасности. В своей деятельности они в тесной координации с силами внешнего давления на РФ основной акцент делают на борьбу с любыми проявлениями русско-славянского влияния и сопротивления в стране. Несмотря на то, что в современной России «русская тема» находится под негласным запретом властей, она остается главным направлением целенаправленных нападок извне. Неслучайно, косвенным свидетельством русофобского характера вмешательства во внутренние дела РФ извне является факт того, что западные оппоненты ведут забор биологического материала у представителей русско-славянского населения в целях создания генетического оружия, чтобы нейтрализовать основные силы сопротивления на пути покорения одной седьмой части суши.

Между тем, в настоящее время количественные и качественные показатели главного демографического ресурса страны, на протяжении столетий обеспечивающего выживание и самосохранение государства и общества, консолидацию граждан разных национальностей и верований, мобилизацию их на решение стратегических задач дальнейшего развития, стремительно ухудшаются. В настоящее время численность русско-славянского населения уменьшилась до 60 процентов, при метафизической норме не менее 66,6% от общей численности. Фактически разрушенным оказался важнейший источник самосохранения геодемографического ядра – русская деревня, хранительница морали, нравственности и духовности, традиционного уклада жизни, цементирующих духовные и материальные скрепы государственности и общества, определяющего перспективы возрождения и дальнейшего развития страны. Оставляют желать лучшего другие демографические показатели русского народа и других автохтонных этносов. Ситуация осложняется тем, что нынешнего количества населения страны, в том числе однородного состава, в пределах 146 миллионов человек явно не хватает для контроля одной седьмой части суши, что таит в себе угрозу подрыва территориальной целостности Российской Федерации. Необходимо признать, что до настоящего времени самым уязвимым местом российской государственности остается ее многонациональный характер и, прежде всего, национально-государственное устройство страны и многоконфессиональность России. В кризисные периоды развития государства и общества эти факторы особенно активно используются враждебными силами для подрыва суверенитета, территориальной целостности, национальной безопасности. Утверждение об обратном – это аргумент пропаганды дружбы народов, который востребован лишь в стабильный период страны, как например, в «путинское время».

Уровень и степень российского суверенитета

По мнению члена Совета Федерации РФ О.Ф.Ковитиди, суверенная экспертиза является видом правовой экспертизы, проводимой с целью выявления и устранения антисуверенных факторов в принимаемых законопроектах, направленным на защиту суверенитета многонационального народа России, являющегося источником государственного суверенитета РФ, верховенства, независимости и самостоятельности государственной власти, полноты законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимости РФ в международном общении. Судебная экспертиза может и должна осуществляться на основе анализа современных вызовов и угроз и соответствующих долгосрочных документов (стратегий, доктрин) государства в сфере их предотвращения и недопущения. Предметом «суверенной экспертизы» являются нормативные правовые акты органов государственной власти и местного самоуправления, а также нормы, содержащиеся в данных актах, которые регулируют общественные отношения, являющиеся объектом экспертизы.

По оценкам экспертов, в частности, доктора политических наук Н.В.Лукьяновича[8], некоторые показатели степени суверенности указаны в Стратегии национальной безопасности России (декабрь 2015 г.) и в Стратегии экономической безопасности России на период до 2030 г. (май 2017 г.). В Стратегии национальной безопасности в ст.115 перечислено 10 показателей национальной безопасности, из которых 6 – экономические. В Стратегии экономической безопасности России в ст. 27 перечислены 40 показателей экономической безопасности. Однако, количество данных показателей явно недостаточно для адекватной оценки уровня безопасности и, следовательно, суверенности страны. Кроме этого в данных стратегиях не указаны пороговые (критические) значения показателей. Но главный недостаток данных показателей состоит в том, что они не имеют фундаментальной теоретико-методологической основы. Кроме этого в указанных стратегиях нет четкого понимания того, что уровень взаимозависимости всех субъектов мировой политики и экономики и различных сфер жизнедеятельности общества в условиях глобализации постоянно возрастает и только системный подход позволит адекватно определить уровень безопасности и суверенности страны.

В современной России, по аналогии с другими ведущими западными странами, при анализе характера и содержания суверенности государства практически никак не учитывается геодемографический фактор. Это демографические перспективы государства и, прежде всего, стержнеобразующего суперэтноса, уровень одно- и разнородности населения; состояние природно-климатической среды обитания, в том числе, ресурсной базы и всего этнокормящего ландшафта. Между тем, география, история и демография государства являются базовыми источниками обеспечения суверенитета, территориальной целостности и национальной безопасности страны. В настоящее время геодемографический фактор остается основополагающим условием выживания, самосохранения и удержания российской государственности.

Кроме того, в деле укрепления государственного суверенитета особое место отводится конкретным механизмам и инструментам управления государством и обществом. К ним, прежде всего, относят: организационно-концептуальные, общекультурные, информационные, финансово-экономические, силовые, политико-правовые и дипломатические институты. По экспертным оценкам и, в частности, Фонда содействия общественной дипломатии, в настоящие время Российская Федерация в большей или меньшей степени остается под внешним влиянием, имеет неполноценный суверенитет. В России продолжает активно действовать «глубинного государства», которое в большой или меньшей мере продолжает контролировать значительную часть российской государственной внутренней и внешней политики, общественной и народно-хозяйственной жизни[9]. В конкретном плане уровень и степень суверенности страны, защиты территориальной целостности, обеспечения национальную безопасности и государства и общества, можно охарактеризовать следующими примерными показателями:

1. Организационно-концептуальная безопасность – 30-40 %.

  • концептуальная власть
  • авторитет и влияние главы государства
  • стратегия (концепции, программы, проекты и модели) и планирование развития
  • организация власти, структуры управления
  • взаимодействие ветвей власти, федеральных и региональных властей
  • кадровая политика
  • конституция и федеральное законодательство
  • государственное устройство
  • научная среда

2. Общекультурная безопасность – 40-50 %

  • культурный суверенитет
  • положение и состояние русского языка
  • культурное воспитание
  • образование
  • вопросы морали и этики
  • мировоззренческие и духовные ценности
  • состояние искусства, литературы, музыки
  • традиционное право, неписаные законы
  • религиозные институты
  • традиции, обычаи, обряды
  • состояние здравоохранения
  • место и роль интеллигенции
  • доля иммигрантов

3.Информационная безопасность – 20-30%

  • информационная политика, ее координация
  • присутствие антироссийского информационного «мейнстрима»
  • расстановка ведущих медиасредств
  • соотношение свободы слова и цензуры
  • состояние интернет и киберсреды
  • состояние журналистского сообщества
  • доступ населения к информации
  • направленность рекламы

4.Финансово-экономическая безопасность – 10 %

  • экономическая модель (макро- и микро- экономика)
  • долговые обязательства
  • финансово-экономическая зависимость
  • энергетический суверенитет
  • банковская система
  • кредитная политика
  • система налогов
  • уровень технологического развития
  • состояние бизнес среды

5.Силовая компонента – около 70%

  • консолидация силовых структур
  • боевая подготовка
  • военно-техническая оснащенность
  • мобилизационная готовность населения
  • морально-политическое состояние
  • кибервозможности
  • высокоточное оружием
  • состояние ядерной компоненты
  • гибридные операции

6. Политико-правовая безопасность – 40-50 %

  • представительная власть
  • партийное строительство
  • избирательное право
  • законотворчество
  • политическая оппозиция
  • институт референдума
  • неправительственные общественные организации
  • общественная экспертиза
  • состояние судебной системы
  • юридическая практика
  • коррупция

7.Дипломатический инструментарий – около 50%

  • внешнеполитические инструменты
  • роль в международных организациях
  • международно-правовая зависимость
  • общественная дипломатия

В общей иерархии институтов и механизмов управления государством и обществом ведущие роли занимают организационно-концептуальные, общекультурные, информационные и финансово-экономические. Исходя из этого, можно предположить, что интегральный показатель уровень и степени суверенности РФ достигает 50 %. Такой относительно высокий уровень обеспечивается, прежде всего, за счет сохраняющегося потенциала геодемографического ядра России, который, несмотря ни на что остается цементирующим и консолидирующим ресурсом государства и общества, фактором удержания, выживания и самосохранения страны в кризисных ситуациях. Кроме того, сегодня можно говорить об особой традиционной защитной роли силовых структур, в составе которых также преобладают представители русско-славянского большинства. По меткому выражению Александра III - «у России есть только два союзника: ее армия и флот». В настоящее время в интересах укрепления российской государственности действует значительная часть иерархов и паствы православной церкви, к приверженцам которой себя относит сегодня большинство россиян. Неслучайно, государство всячески поддерживает этот общественный институт власти.

Фактор президентской власти

Как известно, по сложившейся тысячелетней традиции в России (на Руси) важную роль в укреплении государственности, консолидации и мобилизации народных масс продолжает играть фактор верховной власти. По оценкам экспертов, в настоящее время президентская власть и, в частности, Владимир Путин, президент и Верховный главнокомандующий страны, является главным инструментом укрепления и наращивания российского суверенитета. Его уже значительный опыт правления государством и обществом, активность, мобильность, ответственность, открытость и доступность и другие положительные качества позволяют ему с 2000 года успешно руководить многонациональной, поликонфессиональной, самой большой по территории страной. Высокий рейтинг доверия президента со стороны населения является важным условие стабильности в стране, обеспечивает авторитет и влияние российского государства на международной арене. Неслучайно, главной мишенью враждебных сил в течение длительного времени остается персона российского президента, который успешно противостоит беспрецедентным нападкам извне и изнутри. Дальнейшие перспективы страны во многом зависят от того сможет ли он переизбраться на президентских выборах 2018 года, или успешно решит вопрос продвижения во власть своего приемника. При последнем условии целесообразно, чтобы был положительно решен «встроенности» (вхождения) самого В. Путина в структуры российской власти[10].

В СМИ рассматривается вопрос о консолидации палат Федерального Собрания РФ во главе с общим председателем и аппаратом. Если внести соответствующие изменения в Конституцию, например в ходе референдума, приуроченного к президентским выборам 2018 г., парламент мог бы быть наделен правом избирать и контролировать главу исполнительной власти. В таком случае Владимир Путин впоследствии мог бы возглавить Федеральное Собрание РФ и, тем самым была обеспечена преемственность власти. Как показывает отечественный опыт, для устойчивости и стабильности власти, эволюционного развития страны крайне важно длительное пребывание главы государства на своем посту. Нынешний президент страны находится у власти уже около 17 лет, исходя из здравого смысла, его возрастной запас прочности нахождения в исполнительной власти уже ограничен. Новая должность позволит ему резко сократить объем работы и продлить властные полномочия.

Решить эти задачи сегодня не просто, так как президентской власти практически по всем основным направлениям противостоят силы «глубинного государства», разветвленной сети «агентуры влияния». Их позиции, особенно сильны в структурах исполнительной власти и, прежде всего, финансово-экономическом блоке правительства, банковской среде, ведущих средствах массовой информации и интернет-ресурсах, среди олигархов, коррупционеров, представителей прозападной политической оппозиции и творческой интеллигенции, ведущих юристов, в том числе адвокатов, граждан с двойным и более гражданств, лиц нетрадиционной ориентации, этно-религиозных диаспор, политически ориентирующихся на свои национальные государства, во главе неправительственных общественных и международных организаций и др. В целом, по некоторым оценкам, потенциальных противников укрепления суверенитета страны насчитывается не более 10 %, но они составляют самую активную и влиятельную часть общества. Эти силы, как свидетельствует вся отечественная история и, в частности, показали последние события в Украине, при условии сильного ухудшения социально-политической обстановки массированного вмешательства извне способны переломить ситуацию в свою пользу, захватить власть и установить марионеточный прозападный режим со всеми вытекающими негативными последствиями для государства и общества.

Основные направления защиты суверенитета

Решение задач укрепления российской государственности и предотвращения вмешательства извне требует мониторинга, анализа и экспертизы состояния всех компонентов и факторов, влияющих на обеспечение национального суверенитет, выработки соответствующих подходов для проведения тотальной суверенной экспертизы. По оценкам экспертов, в настоящее время актуальную повестку защиты суверенитета могут составить следующие неотложные проблемы[11]:

  1. Закрытие структур «глубинного государства», устранение их ставленников в федеральных и региональных органах власти, ЦБ, СМИ, крупнейших бизнес-структурах, общественных институтах.
  2. Смена политического курса, полный разворот в сторону национальных интересов, взятие под полный контроль основных рычагов управления государством и обществом (организационно-концептуальные, общекультурные, информационные, финансово-экономические, силовые, политико-правовые, дипломатические).
  3. Кардинальное оздоровление информационного пространства страны, очищение его от фейковой (лживой) виртуальной информации, консолидация информационных ресурсов государства и общества, изменение разрушительного вектора направленности российских СМИ на позитивный, оздоровительный, созидательный и мобилизационный характер подачи информации, координации информационной политики внутри страны и на зарубежной арене, переход от информационной обороны к наступательной информационной стратегии.
  4. Политическая реабилитация русского народа, уравнивание его в правах с титульными этносами национальных республик, другими ведущими этносами России, принятие неотложных мер по стимулированию демографического роста и продолжительности жизни населения и, прежде всего, русско-славянского населения, «цементирующего» государство и общество.
  5. Развитие самодостаточной и мобилизационной экономики, национализация финансово-банковской сферы, переход во внешних сношениях с другими странами на расчеты в национальных валютах, принятие мер по модернизации страны, прорыв в новый технологический уклад, содействие возрождению отечественного предпринимательства.
  6. Утверждение примата справедливости и права в политических, социальных и национальных взаимоотношениях между гражданами страны, ликвидация политических, социально-экономических, культурных и других преференций отдельным субъектам федерации. Прекращение поощрения массовой миграции в Россию, отдание приоритета коренному населению страны при устройстве на работу, противодействие этнической преступности.
  7. Консолидация силовых структур, взятия под государственный и общественный контроль военизированных и охранных структур в отдельных национальных республиках, крупных коммерческих компаниях, ликвидация силовых структур национальных диаспор. Искоренение коррупционной системы, борьба с коррупцией в ближайшем окружении исполнительной (президентской) власти.
  8. Преодоление сословного характера формирования российских элит, развитие общедоступных «социальных лифтов» продвижения во власть, возрождение традиционных основ жизнеустройства, «местных» (региональных) укладов жизни, раскрепощение созидательной мобилизационной энергии граждан, всяческое поощрение инновационных инициатив и деловой предприимчивости людей.
  9. Усиление роли Федерального Собрания РФ в формировании исполнительной власти, формирование органов власти снизу вверх на основе мажоритарной системы, обеспечение равного доступа граждан к участию в избирательных компаниях, инициирование референдума по ключевым проблемам развития государства и общества в эпоху глобальных вызовов и угроз, имплементация приоритетов национально-государственного и общественно-политического возрождения страны в Конституцию и национальное законодательство, политико - правовую практику.
  10. Дальнейшее развитие внешнеполитической активности, оперативное реагирование на антироссийские демарши, действия на упреждению международных вызов развитие форм и методов общественной дипломатии, использование арсенала «мягкой силы» в продвижении интересов страны на мировой арене.

В настоящее время ключевые вопросы общеполитической повестки государства и общества можно было вынести на всенародный референдум уже в ходе президентских выборов 2018 года. Такой подход мог бы не только повысить явку граждан на выборы, тем самым придать им большую легитимность, но и в случае успеха плебисцита создать хорошие предпосылки для решения насущных проблем обеспечения суверенитета, территориальной целостности, национальной безопасности, предотвращения вмешательства извне во внутренние дела государства.

Суверенная экспертиза

В настоящее время суверенная экспертиза должна проводиться не только с политико-правой точки зрения. Восстановление геодемографического иммунитета российской цивилизации требует комплексного и системного анализа с учетом знаний и методологий других отраслей жизнедеятельности, на стыке научных исследований. Дело в том, что глубинный вызов сегодняшнего времени состоит в слиянии гуманитарного и естественнонаучного знания[12], глобальные вызовы и угрозы требуют всестороннего изучения положения дел в сфере обеспечения национального суверенитета.

Проведение суверенной экспертизы – это целенаправленная деятельность исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти по обеспечению суверенитета страны. В качестве основной цели данной работы является недопущение в содержание нормативно-правовых актов таких норм, которые ущемляют, нарушают или подрывают суверенитет страны в различных сферах жизнедеятельности государства и общества. К экспертизе нормативных правовых актов и их проектов, реализации суверенной политики необходимо привлекать институты гражданского общества и населения.

В целом, суверенная экспертиза предполагает не только мониторинг внутренних и внешних условий развития государственности, выявления слабых и сильных сторон обеспечения независимости страны, ведение реестра современных вызовов и угроз, инвентаризацию и экспертизу конституционных основ и законодательной базы государства, своевременное внесение изменений и дополнений в них. В широком смысле понятие суверенной экспертизы включает в себя весь комплекс вопросов по обеспечению суверенитета, территориальной целостности и национальной безопасности государства и общества и, прежде всего, оценку состояния и перспектив развития основных институтов и механизмов управления государства и обществом (организационно-концептуальные, общекультурные, информационные, финансово-экономические, силовые, политико-правовые, дипломатические). Другим важнейшим предметом и объектом постоянного исследования и анализа остается геодемографическая природа современной российской цивилизации, глубинные изменения и подвижки, ведущие к эрозии и подрыву традиционных истоков и начал народонаселения, природно-климатической среды обитания и этнокормящих ландшафтов.

 

[1] Подробнее см.: World in Figures 2013 Edition/ /Контуры концепции «Рейтинг государственного суверенитета» (на примере рейтинга государственного суверенитета стран G-20)/ – М., 2014. – СС.3-49.

[2] «Новый Иерусалим»: на Украине сообщили о создании еврейской республики / https://riafan.ru/996368-novyi-ierusalim-na-ukraine-soobshili-o-sozdanii-evreiskoi-respubliki

[3] См.: Небренчин А.С., Небренчин С.М. КНР - сверхдержава XXI века: российско-китайские перспективы. – М.: АНО ЦСОиП, 2017. – СС.3-7.

[4] См.: Агеев А.И. «Принцип домино»: стратегические чтения. // «Экономические стратегии». №5, 2017. - СС.196-197.

[5] Подробнее см.: Глазьев С.Ю. Битва за лидерство в XXI веке Россия-США-Китай: семь вариантов обозримого будущего. («Коллекция Изборского клуба»). – М.: Книжный мир, 2017. – СС.295-300.

[6] См.: Пашин Ф. «Глубинное государство» в России против России. /https://regnum.ru/news/2282470.html

[7] См.: Небренчин С.М. Информационное измерение «мягкой силы». – М.: АНО ЦСОиП, 2017. - СС.15-18.

[8] Участник круглого стола в СФ ФС РФ 21 ноября 2017 г.

[9] Подробнее См.: Небренчин С.М. Политазбука. – Воронеж, «Исток», 2010. – СС.23-98.

[10] Подробнее см.: Пашин Федор. Сможет ли скандальная «светская львица» мобилизовать электорат Путина?

https://regnum.ru/news/2339424.html

[11] См.: Пашин Федор. Предвыборная президентская программа – 2018. //https://regnum.ru/news/2336155.html

[12] См.: Kovalchuk M. Russia in Global Economic Environment. /International Forum “Primakov Reading” Proceedings 2016/ - M.: AIRO-XXI, 2017. – CC.82-83.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение