Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Российско-армянское партнерство / Статьи
Обещание судить Пермякова на территории 102-й базы – уже большой шаг России навстречу Армении
Материал разместил: -Дата публикации: 19-03-2015
После расстрела семьи Аветисянов в Гюмри прошло два месяца, однако, вся информация, распространяемая российскими органами, ведущими “дело Пермякова” не выходит за рамки периодических заявлений в духе “Пермяков должен сидеть в России”. Таким образом, вместо того, чтобы как-то прояснить довольно нестабильную ситуацию, что, на первый взгляд, исходит из интересов россиян, правоохранители парадоксальным образом наоборот ее нагнетают. Вам не кажется это странным и в чем причины подобной тревожной тенденции, учитывая, что в Армении уже ходят слухи о готовящемся выводе 102-й РВБ?

Я прекрасно понимаю всю тяжесть произошедшего и глубину возможных последствий. Вместе с тем, оценивая ситуацию вокруг убийства армянской семьи, придерживаюсь норм и правил, действующих в отношении подобных случаев в мире. А мировая практика указывает на то, что военнослужащие судятся за преступления и отбывают наказание у себя на родине. Если есть какие-либо сомнения в этом, то прошу поднять историю вопроса. Особенно хорошо она проработана в США, поскольку именно эта страна имеет наибольшее количество военных баз за рубежом, а американские военнослужащие не отличаются спокойным нравом. Если будет найден хотя бы один случай, где американских военнослужащих судили в стране совершения преступления, то будет тема для дискуссии. В противном случае и обсуждать нечего. Именно по этой причине все те действия, которые сегодня предпринимаются российскими следственными органами, а также обещание провести судебный процесс на территории базы – уже большой шаг со стороны России навстречу Армении с учетом сложившейся мировой практики. Что касается судьбы 102 базы, то я бы не стал сгущать краски. База выполняет свои задачи по предназначению, основной из которых является обеспечение стабильности на Кавказе. Если ситуация в ближайшие годы изменится к лучшему и будет найден вариант деэскалации напряженности, то и базы в регионе не потребуется.

Откликом Запада на укрепление отношений Москвы и Баку, причем не только по части многомиллиардных оружейных сделок, но и энергетических проектов, в том числе с участием “Роснефти”, стал список азербайджанских чиновников, отныне лишенных возможности въезда в западные страны. В свою очередь США выразили готовность развивать отношения с Арменией не только в экономике, но и в сфере обороны. И это невзирая на наличие в Гюмри 102-й РВБ. Можно ли на этом фоне говорить о новых тенденциях в геополитике Запада и России на Южном Кавказе?  

На протяжении последних лет во всех интервью я придерживаюсь одной позиции: мир изменился, причем изменился он настолько, что сегодня Россия уже не хочет играть роль «дойной коровы», как бы этого многие не хотели. Да, Россия стала прагматичным игроком на мировой арене: там, где затрагиваются ее интересы, она выступает крайне жестко и последовательно. Это и Сирия, и Украина, и ряд других событий последних лет. Сегодня Россия не готова к безответной благотворительности. Сегодня необходимо выстраивать отношения исключительно с опорой на государственные интересы, и если ситуация требует, то должны быть предприняты самые непопулярные шаги. На мой взгляд сегодня ситуация с «Южным потоком» явилась таким показательным шагом. Болгария, давний «союзник» России, показала свою неготовность к стойкой позиции, как и Сербия, которая, несмотря на видимую приверженность к сохранению пророссийской политики, отказалась от подписания целого ряда соглашений с Москвой во время визита Путина в Белград. В такой ситуации решение по «Южному потоку» было вполне ожидаемым. Полагаю, что многие должны сделать из этой ситуации соответствующие выводы.

Кризис вокруг Украины усилил или ослабил позиции той или иной сверхдержавы на Южном Кавказе. В частности, на Ваш взгляд, Украина как-то скорректировала позиции США, России и ЕС в регионе?

Да, скорректировала. Россия стала жестче. Она готова к решительным действиям, вплоть до применения вооруженных сил и не поддается на «выкручивание рук». И это тоже сигнал всем, кто желает идти с Москвой одним путем. Повторюсь, но пора уже определиться.

Установка фактического таможенного пункта на границе между Россией и Беларусью в очередной раз обнажила изъяны ЕАЭС и пропасть между real politik и интеграционными проектами Москвы. Можно ли сегодня говорить, что евразийская интеграция по-прежнему актуальна и является одной из опор фундамента стремления России к биполярному миру?

Собственно, это следствия развития ситуации вокруг Украины и те самые «изменения мировой политики», о которых мы говорили чуть выше. К сожалению, Минск желает получить максимальную выгоду в сложной ситуации, в которой оказалась Москва: сегодня многие запрещенные к ввозу из ряда европейских стран в Россию продукты поступают в Россию через Белоруссию. До этого были недоразумения с переработкой российской нефти на белорусских предприятиях и поставки обратно в Россию бензина под видом растворителей и «технических жидкостей». Были и иные факты некорректных партнерских отношений со стороны Минска. Но невозможно бесконечно ездить на России. Пора и честь знать. Что касается второй части вопроса, то отвечу, что евразийская интеграция сегодня актуальна как никогда. Идеи возрождения трансконтинентальных транспортных коридоров типа Великого шелкового пути, вместе с возрождением российского Северного морского пути, открывает грандиозные возможности. Несколько лет назад на страницах армянских СМИ мы говорили о роли Армении в этих процессах как о «воротах в глобальный мир». Армяне и армянская диаспора может и должна стать проводником экономики Евразийского союза на мировом рынке. К сожалению, нас не услышали тогда и не слышат сейчас. Но вновь повторюсь – времени на раздумья уже нет.


Источник: http://arminfo.am/index.cfm?objectid=B53BB3F0-CC7B-11E4-975F0EB7C0D21663 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение