Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Российско-армянское партнерство / Статьи
Российская Федерация как основной субъект формирования мира и стабильности в обществе: соглашение о прекращении огня в Нагорном Карабахе от 10 ноября 2020 г.
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 16-11-2020

Закавказье – геополитический регион, который на протяжении всей истории привлекал внимание мира своими яркими, кровопролитными и животрепещущими событиями. Так, в этом году возобновился этнополитический конфликт, ставший продолжением Карабахской войны, закончившейся в 1994 году.

Напомним, что вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе начался в конце сентября 2020 года. Субъектами данных боевых действий были вооруженные силы Азербайджана с одной стороны и вооруженные формирования Нагорно-Карабахской Республики (НКР) и Армении с другой стороны. Стоит отметить, что НКР является непризнанным государством, чьи территории входят в ведомство Азербайджана[1]. По версии Минобороны Азербайджана наступательная операция азербайджанских войск началась в ответ на вооруженную атаку со стороны Армении.

Основные причины конфликта, как и всегда, остаются такими же – это исторические территориальные притязания в силу этнического фактора, экономические, а также политические мотивы. Конечно же, основной интерес, помимо хода вооруженных действий и своеобразных связей с другими государствами (Сирией, Турцией), вызывает соглашение о перемирии от 10 ноября 2020 года, которое окончательно приостановило вооруженные действия в данном регионе. Какие же факторы повлияли на это перемирие?

Для начала заметим, что наступательная операция войск Ильхама Алиева[2] шла крайне успешно, что подтверждает факт перехода ключевого города Шуша под контроль Азербайджана 09.11.2020 г. Так, можно считать, что к этому дню азербайджанские войска одерживали победу над армией Армении. Вечером этого же дня (09.11.2020г.) произошло крушение российского вертолета Ми-24 на территории Армении, ответственность за которое взяла на себя азербайджанская сторона, объяснив это трагической случайностью.

Отметим, что Азербайджанские власти поступили порядочно и добросовестно, признав свою вину. Например, если сравнивать данную ситуацию с событиями 2015 года, при которых Турция уничтожила российский Су-24 во время войны в Сирии и не признала своей вины в содеянном, то поведение Азербайджана видится совестливым и честным.

Данное событие серьезно повлияло на ход военных действий в Нагорном Карабахе, так как Ми-24 был сбит на территории Армении, государства, входящего в состав ОДКБ[3]. Это означает, что применение оружия по российской технике влечет за собой возможность участия Российской Федерации в этом военном конфликте, что порождает политический казус для обеих сторон Карабахского конфликта.

У российской стороны было два варианта развития дальнейших событий: первый – вступление в войну против Азербайджана по претензии неправильного применения военной силы в адрес Российской Федерации, но такое поведение было бы слишком эмоциональным и недальновидным; второй – нереагирование на данный инцидент, однако это бы позволило предположить несостоятельность суверенитета страны, что, конечно же, могло вызвать негативное общественное мнение.

Но Российская Федерация совершенно иначе решила вопрос по данному инциденту, заключив соглашение о прекращение огня в Нагорном Карабахе между Президентом Азербайджанской Республики И. Г. Алиевым, Премьер-министром Республики Армения Н. В. Пашиняном и Президентом Российской Федерации В. В. Путиным от 10.11.2020 г. Можно сказать, что В. В. Путин выбрал третий вариант развития: он использовал инцидент с Ми-24, чтобы повлиять на Азербайджанскую Республику и прервать ее военную операцию, а также чтобы показать Армении неосновательность их военных действий.

Данное соглашение объявляет:

  1. Окончание военных действий;
  2. Закрепление территорий, занятых войсками И. Г. Алиева, за Азербайджанской Республикой;
  3. Закрепление миротворческого контингента и Пограничной службы ФСБ России со стороны Российской Федерации на территории Лачинского коридора;
  4. Формирование транспортного коридора между западными районами Азербайджана и Нахичеванской Автономной Республикой;
  5. Гуманитарные условия.

Так, из данного документа можно извлечь следующие выводы: 1) около 30% Нагорного Карабаха закрепляется за Азербайджаном; 2) войска Армении не смогли оказать достойное сопротивление Азербайджанской стороне (СМИ уже успели прозвать последствия, полученные в ходе подписания Н. В. Пашиняном данного соглашения, как «капитуляции Армении»); 3) Россия теперь напрямую разграничивает две воюющие страны, получая определенную зону прямого влияния в Закавказье.

Таким образом, в завершении отметим, что Россия на протяжении всей истории экспортировала мир на Кавказ, именно поэтому Москва с самого начала конфликта была неким арбитром между Арменией и Азербайджаном. Вновь Российская Федерация выбирает верные и, пожалуй, самые дальновидные пути решения политических вопросов, принося стабильность мировой общественности, однако при этом не теряя собственной выгоды (в данном деле – напрямую получая и подтверждая свою зону влияния на Закавказье).

 

Люй Карина

 

Список литературы

  1. Договор о коллективной безопасности от 15 мая 1992 года (ОДКБ)
  2. Заявление Президента Азербайджанской Республики, Премьер-министра Республики Армения и Президента Российской Федерации от 10.11.2020 г.
  3. Решение Кавбюро РКП (б) о статусе Нагорного Карабаха от 04.07.1921г.
  4. Томас де Ваал «Черный сад. Армения и Азербайджан между миром и войной» - 2005 г.
  5. Электронный ресурс: https://southfront.org/nagorno-karabakh-the-multipolar-conflict/ (Взгляд СМИ США на Карабахский конфликт)
  6. Электронный ресурс: https://www.bbc.com/news/world-europe-54882564 (Взгляд СМИ Великобритании на Карабахский конфликт)

[1] Решение Кавбюро РКП (б) о статусе Нагорного Карабаха от 04.07.1921г. 

[3] Организация Договора о коллективной безопасности – международная региональная организация, существующая с 15 мая 1992 г.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение