Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Эксперты РЭНД о стратегии США на Ближнем Востоке, Кавказе и в Центральной Азии
Материал разместил: -Дата публикации: 10-11-2012

В ходе семинара, посвященного вопросам развития методологии стратегического анализа, проведенного в РЭНД летом текущего года подразделением долгосрочного анализа (Long-Range Analysis Unit) Национального совета по разведке (National Intelligence Council (NIC)) США был озвучен ряд тезисов, определяющих динамику внешней политики США в регионе Ближнего Востока, на Кавказе и в Центральной Азии.

В частности, интерес, на наш взгляд, представляет вывод о том, что «бархатные» революции в Грузии и Кыргызстане фактически провалились, равно как и вся «арабская весна» [1], которая сегодня грозит вырваться из-под контроля. Исходя из межведомственных противоречий и внутренней борьбы в разведывательном сообществе США, вывод о том, что американская политика провалилась, официально так и не был сделан. Ведомства не захотели сообщить плохую новость лицам, принимающим политические решения в Вашингтоне. 

Также весьма характерны и озвученные тезисы об основных пунктах стратегии США на Ближнем Востоке. В первую очередь - это тезис о желательности сохранении авторитарных режимов в ключевых странах региона (в Египте, Иране, Сирии). Несмотря на революционную смену власти в ряде стран региона и приход новой элиты, США не намерены способствовать развалу ключевых стран, грозящему хаосом и потерей контроля над региональными процессами.

В этом же контексте интересно допущение о возможной потере Турцией светского характера государства. Если американские эксперты правы, то потребуются достаточно серьезные изменения в региональной политике Кавказа, когда исламский фактор приобретет качественно иное звучание и роль.

Интересно отметить в этой связи заявление шейха Юсуф эль-Кардауи, одного из духовных вождей египетских "Братьев-мусульман", которого некоторые называют "суннитским Хомейни". Он обрушился с яростной критикой на политику России на Ближнем Востоке. В одном из своих выступлении по QatarTV шейх сказал буквально следующее: "Братья, Москва в эти дни превратилась во врага ислама и мусульман. Она превратилась во врага номер один ислама и мусульман, потому что она выступила против сирийского народа. ... Арабский и исламский мир должен встать единым фронтом против России. Мы должны бойкотировать Россию – нашего врага номер один».

Интересен также и вывод о том, что происходящие в регионе сдвиги идут сегодня в пользу Ирана, вне зависимости от того насколько он продвинется в разработке ядерной программы [1], а также мнение, что санкции и финансовый кризис не в состоянии оказать серьезное влияние на данный сдвиг. Это позволяет еще раз отметить, что ядерная программа Ирана является всего лишь формой сдерживания со стороны США растущей мощи Ирана. Замедление и даже полная остановка ядерной программы не изменит цели американской политики и стратегии по отношению к Ирану. С данной точки зрения, проходящие групповые (5+1) переговоры вокруг иранской ядерной программы рассматриваются как тупиковый, но необходимый элемент общей стратегии, которая должна позволить нейтрализовать политику России и Китая, на которых и будет сделана попытка возложить вину за провал переговоров.

Аналогичный подход наблюдается и по отношению к израильско-палестинской проблеме, когда на фоне понимания тупиковости проводимой в настоящее время политики США, решается задача каким образом и как выйти из игры, и на кого переложить ответственность за провал прежней дипломатии. После того, как политиками будет сделан вывод, что решение проблемы не существует (включая и формат двух государств), ключевым становится вопрос: кто будет признан виновным в срыве переговоров и разрушении конструкций, на основе которых предпринимались попытки урегулировать проблему на протяжении последних десятилетий.

С этой точки зрения интерес представляет понятие «репутации» геополитического актора и ситуации, когда принимаемые решения диктуются не только объективными факторами и расчетом, но субъективными, в том числе и репутацией, сохранение которой может подвигнуть США действовать нерационально.

США, как актор, не могут позволить пошатнуться своему статусу сверхдержавы и доминирующей силы на геополитической арене. Поэтому им необходимо избегать ситуации, когда сверхдержава оказывается «загнанной в угол» и вынуждена решать проблему сохранения лица. Такой выбор и дилемма - политический расчет или реноме - чреваты иррациональными решениями.

В этой связи можно отметить, что в последнее время «репутационные риски» стоят и перед Россией. В частности заявление Н.Наразбаева о «колониальном иге Царской России», посадка самолета с российскими гражданами на борту в Турции, ставят российское руководство перед необходимостью нахождения достаточно тонкого компромисса между необходимостью сохранить лицо и не оказаться втянутой в дестабилизацию и чужую игру на невыгодных для себя условиях.

В целом, анализируя результаты проведенного в РЭНД семинара, можно сделать вывод о том, что в определенных кругах США зреет понимание факта - многие региональные конструкции и проекты, вокруг которых выстраивалась политика США, могут обрушиться, так как они перестали соответствовать среде безопасности XXI века. Такой вывод выглядит достаточно логичным и приводит к формулировке нового вызова: каким образом США могли бы оседлать неизбежную волну нестабильности в регионе, направив ее в требуемое русло?

В США существует понимание необходимости отказаться от ряда проектов вместо решения задачи сохранения перестающих держать нагрузку несущих конструкций региональной безопасности Большого Ближнего Востока. На первом этапе предлагается сосредоточиться на использовании высвобождающейся энергии распада, направив ее в нужное русло с тем, чтобы, в конечном счете, оказаться в состоянии выстроить новую конструкцию региона, в которой роль и значение некоторых акторов будут радикальным образом пересмотрены, что позволит, в конечном счете, создать новый баланс в регионе на более низком уровне региональной напряженности.

Литература

1. Treverton, Gregory F. and Jeremy J. Ghez. Making Strategic Analysis Matter. Santa Monica, CA: RAND Corporation, CF-287-NIC, 2012.
<http://www.rand.org/content/dam/rand/pubs/conf_proceedings/2012/RAND_CF287.pdf>

 

С.Гриняев, Р.Арзуманян


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение