Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Интеграция как способ создания латино-карибского культурно-исторического типа и стабилизации региона Латино-Карибской Америки
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 14-11-2018
Сегодня в большинстве государств региона Латинской Америки и стран Карибского бассейна (или ЛКА - Латино-Карибской Америки) отмечается политическая нестабильность (импичмент Дилме Русефф (2016) в Бразилии; протесты сторонников и противников президента Эво Моралеса в Боливии в 2017 году; внутриполитический кризис в Доминике (2017); политический кризис в Перу, закончившийся уходом с поста президента Педро Пабло Кучински (2017-2018)), а также экономическая нестабильность (экономический кризис в Венесуэле (2016 - сегодня); валютный кризис в Аргентине (2018); экономический кризис в Эквадоре).

Источниками являются как внутренние (неудачная экономическая и социальная политика правительств данных государств), так и внешние факторы (например, фактор, выражающийся в прямой зависимости национальных валют от решений ФРС США и курса доллара[1]).

Впрочем, необходимо все же отметить, что под неудачной социальной и экономической политикой подразумевается, прежде всего, тот факт, что госрасходы правительств левого толка, находившихся у власти в период после 2013 года, на социальные нужды увеличивались с таким темпом, который превосходил общий темп прироста ВВП. Это помогло сократить уровень бедности по региону с 44% в середине 1990-х гг., до 28% в 2014 году. Однако это имело лишь кратковременный эффект ввиду дальнейшего кризиса.

Стоит сказать, что очередной кризис в регионе ЛКА наблюдается на протяжение всего текущего десятилетия. Он сменил так называемое «золотое десятилетие»[2], которое основывалось на главном преимуществе геополитического положения ЛКА - наличии огромной ресурсной базы. Несмотря на успехи, достигнутые в этот период: рост объема ВВП, промышленного производства и внешнеторгового оборота, а также сокращение долговой нагрузки, безработицы и инфляции[3], в связи со снижением цен на сырьевые ресурсы, которое достигло своего критического пика в 2013 году, регион ЛКА впал в глубокий экономический кризис, который затем привел к политической нестабильности во многих государствах. Связано это с тем, что правительства данных государств не сумели спрогнозировать падение цен на сырье, подготовить экономику к спаду, сохранить созданный золотовалютный резерв (рис.1) и осуществить переориентацию экономики с экспорта природных ресурсов на весь мировой рынок, на сотрудничество внутри ЛКА, условия для чего возникали на протяжении всего «золотого десятилетия».

Рис. 1. Динамика золотовалютных резервов латиноамериканских стран, США и Канады (млрд долл.)[4]

В качестве таких условий для переориентации ЛКА на внутрирегиональное сотрудничество стоит выделить следующие: были созданы Союз южноамериканских государств (2004), в составе которого находятся (на 2018 год): Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Парагвай, Уругвай, Боливия, Колумбия, Перу и Эквадор, Чили, Гайана и Суринам; Боливарианский союз для народов нашей Америки (2004), в составе которой на 2018 год: Венесуэла, Антигуа и Барбуда, Боливия, Доминика, Куба, Никарагуа, Сент-Винсент и Гренадины, Эквадор, Сент-Люсия, Гренада, Сент-Китс и Невис.

Особо стоит выделить создание Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC) в 2010 году. Особенность заключается в том, что целью основания являлось снижение влияния США и Канады, которое последние осуществляли через ОАГ (Организация Американских государств), навязывая свою волю и проводя политически выгодные им решения через данную организацию.

О том, что несмотря на появившиеся в период «золотого десятилетия» признаки внутрирегиональной интеграции сегодня в регионе ЛКА свою волю все еще диктуют США может свидетельствовать, например, позиция ОАГ по вопросу Венесуэлы. Так, сначала, 6 июня 2018 года ОАГ приостановило членство Венесуэлы при 19 голосах «за», 4 «против» и 11 «воздержавшихся»[5]. Затем, 25 сентября 2018 года, Генсек ОАГ Луис Альмагро не исключил возможность вторжения в Венесуэлу во время своего визита в колумбийском городе Кукута. При этом был показан ролик, где к генсеку бросается один из венесуэльских беженцев со словами: «Помогите нам! Моя жена и я, мы профессионалы, а находимся здесь… Пусть вторгнутся американцы»[6]. Можно утверждать, что данный ролик может стать поводом США для ввода войск на территорию государства, в том числе, с одобрения ОАГ. К слову, CELAC данной проблемой не занимается, что также подтверждает до сих пор превалирующую роль ОАГ во главе с США.

Одним из единственных выходов из сложившейся ситуации является возобновление непрерывной интеграции всего латино-карибского региона. Связано это не только с экономическим фактором, но даже и с культурно-историческим, так как причины непрекращающихся кризисов лежат глубоко в истории, в неоднократных преломлениях развития государственности в латино-карибском регионе, в частой смене культурных и национальных приоритетов.

Культурно-исторические предпосылки нестабильности ЛКА

Нестабильность региона начинается с испанской колонизации 1492 года. Большая часть наследия ацтеков, майя, инков и других племен была уничтожена. Но, главное, испанская колонизация разрушила зачатки особого типа государственности на этой территории.

Так, согласно Н.Я. Данилевскому, погибли две индивидуальные формы культурно-исторических типов: мексиканская и перуанская. Они не успели завершить свое развитие, следовательно, нет возможности, что они восстановятся в том виде, который формировался в течение истории до колонизации. Произошло это в виду того, что на территориях началась метисация населения при распространении и насаждении европейской культуры, а также экономической и политической организации общества, следовательно, все доколониальное сообщество латино-карибского региона изменилось, однако Н.Я. Данилевский говорил, что: «Только народы, составлявшие эти культурно-исторические типы, были положительными деятелями в истории человечества; каждый развивал самостоятельным путем начало, заключавшееся как в особенностях его духовной природы, так и в особенных внешних условиях жизни, в которые они были поставлены, и этим вносил свой вклад в общую сокровищницу»[7].

На территории ЛКА установился германо-романский культурно-исторический тип, который должен был обусловить характер дальнейшего развития. Но Испания и Португалия, задачей которых с того момента стало поддержание развития и окончательной ассимиляции германо-романского типа на данных территориях, находились слишком далеко для того, чтобы постоянно поддерживать контроль на территориях. Этим не могли не воспользоваться США, провозгласившие свою независимость в 1776 году и начав собственную политику на мировой арене.

Колонизация США шла по иному пути, осуществлялась она уже не только Испанией, но и Францией, и Великобританией, потому последствия были абсолютно иными.

Н.Я. Данилевский позже писал в своей работе «Россия и Европа», что США могут стать новым культурно-историческим, иначе говоря, «новоамериканским» типом[8]. В годы, когда жил Н.Я. Данилевский, данный тип еще не оформился до конца, потому не было оснований для определенных суждений о его развитии.

Однако сегодня можно с уверенностью сказать, что США не являются частью современного германо-романского типа и действительно представляют собой отдельный культурно-исторический тип, который стремится распространить свое влияние, что можно наблюдать, приблизительно начиная с 1823 года.

С 1810 по 1826 годы в Латинской Америке шли войны за независимость, в течение которых сразу несколько государств сбросили с себя колониальный гнет. На волне роста национальных приоритетов, лозунгов о возрождении индивидуальности региона появились первые признаки интеграции в виде Мексиканской Империи и Великой Колумбии. Но интеграция не выстояла под давлением националистических лозунгов народов, входивших в состав Мексиканской Империи и Великой Колумбии, под давлением подрывной пропагандистской деятельности бывших европейских колонизаторов, а также страха населения перед возможным установлением диктатуры.

Так, рядом с постепенно набирающими мощь США образовалось несколько слабых государств, которым лишь предстоял путь создания собственной системы политических институтов и установления нового способа экономического хозяйствования после бывшего колониального господства Испании, основанном на феодальном характере управления.

Этим воспользовались США, которые в 1823 году провозгласили так называемую «Доктрину Монро».  Основные ее принципы заключались в том, что государство будет воздерживаться от вмешательства во внутренние дела европейских держав, в дела уже существовавших европейских колоний в Западном полушарии, при этом требуя прекращения его дальнейшей колонизации, а также выступая против попыток Европы восстановить господство над новообразовавшимися независимыми государствами Западного полушария, так как эти действия будут восприниматься в качестве недружественных по отношения к США.

Так, «Принципы 1823 года» можно считать отправной точкой в распространении США своего влияния в регионе ЛКА и во всем Западном полушарии.

Однако, если мы принимаем США как особый культурно-исторический «новоамериканский» тип, то можно предположить, что, таким образом, он вступил в борьбу с господствующим в ЛКА германо-романским. Следовательно, таким образом, во-первых, мировой исторический процесс не позволяет региону ЛКА возродить свой культурно-исторический тип. Во-вторых, он в то же время не позволяет укрепиться какому-то одному типу.

Нестабильность в данной самоидентификации может являться очагом для текущих проблем, ведь это делает государства ЛКА, как минимум, уязвимыми для внешнего влияния. Более того, несостоятельность политических институтов, отсутствие четкой национальной идеи приводит к разногласиям внутри сообщества, а главное, к нечеткой организационной структуре всех государств ЛКА, что имеет свои пагубные последствия в виде потери территорий (Мексика в 1848 году), а также в виде многочисленных военных диктатур, которые имели место в регионе ЛКА на протяжении XIX – XX веков. Установление военных диктатур в регионе ЛКА было возможно исключительно благодаря тому, что военные обладали той четкой организацией, сплоченностью действий, а также собственным видением государства, которое отсутствовало в Латинской Америке и государствах Карибского бассейна из-за постоянных нарушений в самостоятельном культурном и политическом развитии коренных наций.

Согласно Н.Я. Данилевскому, на этапе испанской колонизации ЛКА подверглась «пересадке». Несмотря на то что она не должна иметь пагубных последствий для народов, которым «пересаживают» культурно-исторический тип, автор отмечает, что в Америке «пересадка» проходила радикальным и неправильным образом. Связано это с тем, что она должна осуществляться только в тех местах, где народы не выработали собственную индивидуальную нацию, так как «те, которые выработали цивилизацию в наичистейшем виде, способны ее сохранить и распространить ее по лицу земли, что было бы самым прямейшим, легчайшим и действительнейшим методом осуществления прогресса»[9],а в Латинской Америке существовало на тот момент два собственных коренных культурно-исторических типа. Колонизация лишила народы Латино-Карибской Америки своей политической «самобытности». И это одна из главных ошибок, совершенных европейским сообществом по отношению к данному региону.

США же стали осуществлять другой тип передачи культурно-исторического типа – «прививку» к германо-романскому культурно-историческому типу, суть которой в том, что она создает условия для использования народа, и «Как бы то ни было, прививка не приносит пользы тому, к чему прививается, ни в физиологическом, ни в культурно-историческом смысле».

Таким образом, на протяжении истории на территории ЛКА борются 3-4 культурно-исторических типа: родные (мексиканский и перуанский, которые могут переродиться в общий латино-карибский), германо-романский и «новоамериканский». Отсутствие культурно-исторической стабильности определило дальнейшие политико-экономические проблемы, стало причиной установления множества военных диктатур. Именно поэтому стоит полагать, что текущие проблемы Латино-Карибского региона могут быть частично решены благодаря восстановлению исторической справедливости и созданию ядра сообщества данного региона в виде латиноамериканского культурно-исторического типа. Сделать это представляется возможным благодаря интеграции, которая не является не осуществимой, так как ЛКА имеет много культурных точек соприкосновения:

  1. Историческая общность, перенесенный общий колониальный гнет, последовавшая борьба за независимость, а также вред, понесенный от повторявшихся военных диктатур и влияния «доктрины Монро»;
  2. Наследие колонизации - католическая религия на большинстве территорий ЛКА;
  3. Общность языка - национальные языки большинства государств латино-карибского региона - производные от испанского.

Попеременное возобновление интеграции и основные показатели «золотого десятилетия»

После периода военных диктатур, интеграция возобновилась в 1960 году. В течение 1960-1980-х годов были созданы: Латиноамериканская ассоциация свободной торговли (ALALC), Центральноамериканский общий рынок (MCCA), Карибское сообщество (CARICOM), Андская группа (GRAN) и еще 26 других межгосударственных организаций. Это помогло значительно снизить таможенные пошлины, увеличить внутрирегиональный экспорт. Однако из-за стремления местных политических групп и предпринимателей защитить внутренние рынки от внешней конкуренции, что являлось «прямым следствием политики хозяйственной автаркии и импортозамещения», сама идея интеграции была сведена к нулю[10]. Поэтому 1980-е годы – это «потерянное десятилетие», вызванное кризисом цен на сырье, отметились отсутствием развития интеграционных процессов.

Следующий стимул интеграции – «Золотое десятилетие» (2003-2013), которое не только помогло поднять экономику ряда государств региона ЛКА, но также привело к осознанию того, что США активно вмешиваются в их внутренние дела, благодаря существованию ОАГ.

Табл. 1. Динамика основных макроэкономических показателей в период «золотого десятилетия»[11]

Рост недоверия государств ЛКА к США

Пользуясь своим экономическим приоритетом, зависимостью национальных валют государств ЛКА от доллара США решений ФРС США, государство с помощью Канады регулировало всю ситуацию в Латино-Карибском через ОАГ.

Обретя силу благодаря активному экспорту природных ресурсов по высоким ценам, ЛКА создала свою организацию - Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC), состав которого идентичен ОАГ с небольшой оговоркой – в нем нет США и Канады. Одной из основных задач организации было снижение влияния США в регионе. Данное сообщество обладало огромными экономическими и политическими перспективами и могло стать единым блоком на международной арене. Однако в 2013 году происходит окончательный обвал цен на природные ресурсы и развитие CELAC замедлилось. Произошло это во многом потому, что правительства части государств ЛКА сочли более целесообразным, с экономической точки зрения, остаться в пределах ОАГ и, таким образом, не портить отношения с США, попытавшись данным способом избежать полного обвала национальных валют. Такой подход не был выгодным, так как он окончательно превратил данные государства в сырьевой придаток США, которые стали еще активнее навязывать свою волю и диктовать свои правила.

Постепенно иллюзия того, что северный сосед поможет им преодолеть кризис, стала развеиваться, и поддержка США во всех вопросах на международной арене стала снижаться.

Ниже приведены результаты голосований Латино-Карибского региона в Генеральной Ассамблее ООН по резолюциям о территориальной целостности Украины (27 марта 2014 год), о положении в области прав человека в автономной республике Крым и городе Севастополе (Украина) (19 декабря 2016 год), о политическом статусе Иерусалима (21 декабря 2017 год).

Табл. 2. Результаты голосования государств ЛКА по трем резолюциям в Генеральной Ассамблее ООН

Номер резолюции

«За»

«Против»

«Воздержались»

A/RES/68/262[12] о территориальной целостности Украины (27 марта 2014 год)

(Россия голосовала «против», США – «за»)

Багамские острова, Барбадос, Гаити, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Колумбия, Коста-Рика, Мексика, Панама, Перу, Тринидад и Тобаго

Боливия, Венесуэла, Куба, Никарагуа

 Антигуа и Барбуда, Аргентина, Бразилия, Гайана, Доминика, Парагвай, Сальвадор, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Уругвай, Эквадор, Ямайка.

A/RES/71/205[13] о положении в области прав человека в автономной республике Крым и городе Севастополе (Украина) (19 декабря 2016 год)

(Россия голосовала «против», США – «за»)

 Антигуа-Барбуда, Барбадос, Коста-Рика, Гватемала, Гаити, Гондурас, Панама

Боливия, Венесуэла, Куба,Никарагуа

 Аргентина, Бразилия, Чили, Колумбия, Доминиканская республика, Эквадор, Эль Сальвадор, Гайана, Ямайка Мексика, Парагвай, Перу, Сент-Люсия, Сен Винсент и Гренадины, Тринидад и Тобаго, Уругвай,

A/RES/ES-10/19[14]о политическом статусе Иерусалима

(Россия голосовала «за», США – «против») (21 декабря 2017 год)

 Барбадос, Боливия, Бразилия, Венесуэла Доминика, Коста-Рика, Куба, Никарагуа, Перу, Сент-Винсент и Гренадины, Уругвай, Чили, Эквадор,

Гватемала, Гондурас

Антигуа и Барбуда, Аргентина, Гаити, Колумбия, Мексика, Панама, Тринидад и Тобаго, Ямайка.

·        В разные годы некоторые государства ЛКА, не представленные в таблице, не принимали участие в голосовании.

Исходя из таблицы можно отметить, что к 2016 году несмотря на то что и первая, и вторая резолюция касались ситуации в автономной республике Крым и городе Севастополе, результаты голосования не идентичны. Только одно государство (Антигуа и Барбуда) изменило свое мнение по поводу данной ситуации в пользу позиции США, 6 государств (среди которых Мексика - партнер США и Канады по NAFTA - Североамериканской зоне свободной торговли) перешли на позицию «воздержавшихся» или по каким-либо причинам не голосовали. К 2018 году среди государств Латино-Карибской Америки единственными, кто был готов поддерживать США всегда и во всем остались Гондурас и Гватемала. Антигуа и Барбуда вновь заняли позицию «воздержавшихся», которую также заняли Панама (оффшорное государство, в котором на постоянной основе циркулирует доллар США, и канал которого на протяжении долгого времени обеспечивал США быстрый доступ в Тихий океан) и Гаити. Поэтому миф, что государства латино-карибского региона оказывают слепую поддержку США во всем, к 2018 году окончательно развеялся.

Конечно, это можно связать с приходом к власти в США администрации Д.Трампа и его политикой в отношении государств латино-карибского региона. Но тот факт, что эти государства готовы действовать вопреки воле того, кто задает тон всем партнерам по ОАГ, действительно существует.

Именно сейчас, когда США абсолютны не заинтересованы в проблемах ЛКА, по причине чего теряют свой авторитет в регионе, когда способы выхода из политического и экономического кризиса практически исчерпаны, интеграция, наоборот, представляется вполне осуществимой.

С геополитической точки зрения ЛКА обладает большим потенциалом:

  1. Большинство государств имеют выход в океан, следовательно, Латинская Америку и страны Карибского бассейна могут быть также связаны судоходной сетью;
  2. Особый статус Панамы, а также наличие Панамского канала;
  3. Природно-ресурсный потенциал:
  • Невозобновляемые ресурсы: высококачественные (65-70%) гематитовые и магнетитовые железные руды, бокситы, медные, оловянные, молибденовые, вольфрамовые, свинцово-цинковые руды, никель, серебро, золото, нефть, природный газ;
  • Возобновляемые: земельные, водные, лесные и агроклиматические ресурсы, которые обладают огромным не использованным потенциалом.

Также не стоит забывать о культурных связях, которые были перечислены выше.

Роль и интересы России в данном вопросе

Что касается роли России в данном вопросе, то она далеко не второстепенна, так как Российская Федерация может быть заинтересована в создании на американских континентах единого экономического блока против США, снизив влияние последних в Западном полушарии, таким образом, нанеся вред основе их экспансионистской политики – «Доктрине Монро» .

В том случае, если в рамках CELAC будет создана единая латино-карибская валюта, это поможет перезапустить экономику ЛКА, заставит ФРС США пересмотреть стоимость этой валюты с учетом того, что она будет подкреплена ресурсным потенциалом уже всего региона, а не отдельных государств, а также стоит учитывать особый статус Панамы. CELAC и новая единая валюта могут быть поддержаны Китаем и Россией, что также может увеличить партнерство и взаимодействие между данными двумя государствами.

Китай не меньше, чем Россия заинтересован в сотрудничестве с ЛКА. Во-первых, из-за торговой войны США и Китая. Во-вторых, Китай не первый год вливает свой капитал в данный регион (так, по данным на 2017 гол, начиная с 2010 года, Китай предоставил Латинской Америке кредитов на 123 миллиарда долларов)[15], чему раньше активно препятствовали США[16].

Россия в рамках партнерства с Венесуэлой может сыграть основополагающую роль в разрешении кризисной ситуации в государстве. Это снимет один из острейших вопросов, который США не могут преодолеть в рамках ОАГ. Одним из гарантов сохранения суверенитета Венесуэлы может служить отдаленность России от государства. В отличие от США, которые начали пропаганду необходимости ввода войск в Венесуэлу, Россия заинтересована, в первую очередь, в мирном урегулировании ситуации своего союзника без окончательного разрушения всей экономической структуры.

Стоит признать, что США обладают более выгодным геополитическим положением относительно ЛКА в отличие от России и Китая, что, конечно, служит препятствием для последних. И в то же время это может быть неким стимулом для ЛКА в направлении развития сотрудничества с Россией и Китаем в виду того, что данные государства не будут оказывать то удушающее влияние в регионе, которое оказывали США, вмешиваясь во внутренние дела государств.

Более того, важно отметить, что до очередного мирового обвала цен на сырье, Латинская Америка уже устремляла свое внимание на Российскую Федерацию, о чем в 2012 году говорил в своем интервью директор Института Латинской Америки – Владимир Михайлович Давыдов: «На Россию она смотрит с надеждой. Не всегда эта надежда подпитывается реальными действиями. Нам симпатизируют, латиноамериканцы хотят, чтобы Россия имела серьезный голос на мировой арене. Для них всегда, и во времена Советского Союза, и в постсоветские годы, наша страна являлась противовесом односторонних действий прежде всего Севера». Он также отмечал культурный интерес государств Латинской Америки к художественной культуре России. Несомненно, этот фактор до сих пор может являться своеобразным «мостом» в дальнейших отношениях[17]. Таким образом можно сказать, что базис для развития и укрепления отношений данных государств с Россией существует уже на протяжении длительного времени.

В интервью было упомянуто то, что Бразилия, Куба, Никарагуа, Мексика, Аргентина, Перу и Венесуэла до кризиса закупали у Российской Федерации военную технику. Развитие данного направления торговых отношений должно быть продолжено. Тем более, это может понадобиться для укрепления обороноспособности CELAC.

И, наконец, Российская Федерация и Китай могут выступить в качестве партнеров по ООН в Генеральной Ассамблее, и, прежде всего, в Совете безопасности ООН, что позволит государствам ЛКА ставить на повестку дня те вопросы, которые им не навязывают, а которые являются крайне острыми для государств данного региона. Интеграция государств ЛКА позволит им иметь серьезный вес на мировой арене.

Список литературы

  1. Давыдов В.М. Детерминация развития ЛатиноКарибской Америки. Сопряжение глобальной и региональной проблематики. - М.: ИЛА РАН, 2016;
  2. Давыдов В.М. Латино-Карибская Америка в контексте глобального кризиса. - М.: ИЛА РАН, 2012;
  3. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М: Институт русской цивилизации, Благословение, 2011;
  4. Яковлев П.П. Интеграция в Латинской Америке: центростремительные и центробежные тренды / Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/v/integratsiya-v-latinskoy-amerike-tsentrostremitelnye-i-tsentrobezhnye-trendy

Интернет-источники:

  1. El Pais. La nueva normalidad en América Latina / Электронный ресурс / Режим доступа: https://elpais.com/economia/2018/02/08/actualidad/1518106361_059782.html;
  2. El Pais / China y Latinoamérica, más cerca /Режим доступа: https://elpais.com/elpais/2017/02/10/opinion/1486749571_518548.html;
  3. Security council report / Overview of General Assembly Document / Режим доступа: https://www.securitycouncilreport.org/un-documents/document/areses-1019.php;
  4. Генеральная Ассамблея ООН. Резолюции 68-й сессии (2013–2014 год) / Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.un.org/ru/ga/68/docs/68res3.shtml;
  5. Генеральная Ассамблея ООН / Резолюции 71-й сессии (2016–2017 годы) / Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.un.org/ru/ga/71/docs/71res3.shtml;
  6. Иносми.Ру/ Россия Сегодня / США вступают в противостояние с Китаем / Режим доступа: https://inosmi.ru/politic/20180207/241383495.html;
  7. Око планеты / Интервью с директором Института Латинской Америки РАН В.М.Давыдовым / Режим доступа: https://oko-planet.su/politik/politiklist/128510-intervyu-s-direktorom-instituta-latinskoy-ameriki-ran-vmdavydovym.html;
  8. РИА Новости. Генсек ОАГ не исключил возможности военного вторжения в Венесуэлу / Электронный ресурс. Режим доступа: https://ria.ru/world/20180915/1528621752.html;
  9. ТАСС. ОАГ приняла резолюцию, позволяющую приостановить членство Венесуэлы / Электронный ресурс. Режим доступа: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5266398;

 

[1] El Pais. La nueva normalidad en América Latina / Электронный ресурс. Режим доступа: https://elpais.com/economia/2018/02/08/actualidad/1518106361_059782.html.

[2] См.статью Яковлева П.П. Интеграция в Латинской Америке: центростремительные и центробежные тренды / Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/v/integratsiya-v-latinskoy-amerike-tsentrostremitelnye-i-tsentrobezhnye-trendy.

[3]  Там же.

 

[4] В.М. Давыдов. Детерминация развития ЛатиноКарибской Америки. Сопряжение глобальной и региональной проблематики. - М.: ИЛА РАН, 2016, С.40.

[5] ТАСС. ОАГ приняла резолюцию, позволяющую приостановить членство Венесуэлы / Электронный ресурс. Режим доступа: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5266398.

[6] РИА Новости. Генсек ОАГ не исключил возможности военного вторжения в Венесуэлу / Электронный ресурс. Режим доступа: https://ria.ru/world/20180915/1528621752.html.

[7] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М: Институт русской цивилизации, Благословение, 2011, С.110.

[8] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М: Институт русской цивилизации, Благословение, 2011, С.272.

[9]Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М: Институт русской цивилизации, Благословение, 2011, С.122.

[10] Яковлев П.П. Интеграция в Латинской Америке: центростремительные и центробежные тренды / Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/v/integratsiya-v-latinskoy-amerike-tsentrostremitelnye-i-tsentrobezhnye-trendy.

[11]Там же.

[12] Генеральная Ассамблея ООН. Резолюции 68-й сессии (2013–2014 год) / Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.un.org/ru/ga/68/docs/68res3.shtml

[13] Генеральная Ассамблея ООН / Резолюции 71-й сессии (2016–2017 годы)

 / Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.un.org/ru/ga/71/docs/71res3.shtml

[14] Security council report / Overview of General Assembly Document / Режим доступа: https://www.securitycouncilreport.org/un-documents/document/areses-1019.php

[15]El Pais / China y Latinoamérica, más cerca /Режим доступа: https://elpais.com/elpais/2017/02/10/opinion/1486749571_518548.html

[16] Иносми.Ру/ Россия Сегодня / США вступают в противостояние с Китаем / Режим доступа: https://inosmi.ru/politic/20180207/241383495.html

[17] Око планеты / Интервью с директором Института Латинской Америки РАН В.М.Давыдовым / Режим доступа: https://oko-planet.su/politik/politiklist/128510-intervyu-s-direktorom-instituta-latinskoy-ameriki-ran-vmdavydovym.html.

Поротикова А.В.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение