Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Исчезновение журналиста может стоить Эр-Рияду союзников
Материал разместил: Панкратенко Игорь НиколаевичДата публикации: 22-10-2018
Молодая женщина днем 2 октября терпеливо ждала своего жениха возле консульства Саудовской Аравии в Стамбуле. «Час, от силы – полтора, – сказал он ей перед тем, как шагнуть за тщательно охраняемый, опутанный колючей проволокой и напичканный системами слежения периметр. – А потом поедем в нашу новую квартиру, завтра туда привезут мебель, надо бы еще раз прикинуть, что и куда мы поставим».

Она прождала почти до полуночи, больше двенадцати часов, но он так и не вышел. Его телефон был отключен, а на ее вопросы офицер охраны делал удивленное лицо и отвечал, что человек, о котором она спрашивает, уже давно покинул территорию консульства. Именно так, посреди дня и не где-нибудь, а в здании дипломатического представительства Саудовской Аравии исчез 59-летний Джамал Хашогги, один из самых известных арабских журналистов, колумнист американской Washington Post и последовательный критик наследника саудовского трона, «маленького принца» Мохаммеда бин Салмана.

Клан Хашогги в королевстве – это не просто несколько семей, родственными узами и дружескими отношениями связанных с деловыми и политическими элитами Ближнего Востока и США. Его патриарха, миллиардера и одного из крупнейших международных торговцев оружием Аднана Хашогги, называли «человеком-ширмой». Ширмой, за которой скрывались самые волнующие тайны политической истории Ближнего Востока 70–90-х годов прошлого столетия. Подоплека отношений Саддама Хуссейна с Вашингтоном, скандал «Иран-контрас», война в Афганистане, перевороты и громкие заказные убийства тех лет, смерть принцессы Дианы и взлет Усамы бен Ладена – везде поблизости оказывался кто-то из клана Хашогги.

Когда твой дед – личный врач короля, один двоюродный дядя – оружейный барон и человек, облеченный доверием ключевых фигур в Эр-Рияде, Вашингтоне, саудовской разведке, ЦРУ и Пентагоне, а другой – «романтический друг» принцессы Дианы, блестящая карьера и насыщенная жизнь тебе обеспечены. 59-летний Джамал Хашогги успел побывать редактором al-Watan и телеканала Saudi TV, которые создавались как ответ Эр-Рияда катарской «Аль-Джазире». И личным помощником легендарного Турки аль-Фейсала, главы саудовской разведки и одного из самых влиятельных на Ближнем Востоке людей. И одним из доверенных лиц нескольких принцев саудовской династии и другом весьма влиятельных фигур в Вашингтоне. Причем не тех, кто светится на публике, а тех, кто в реальности делает американскую политику.

Собственно, эта близость к тайнам саудовской династии и сыграла трагическую роль в его судьбе. До определенного времени ему удавалось успешно лавировать в этом «террариуме родственников». Аккурат до того момента, когда фактическим властителем в королевстве стал молодой и амбициозный «маленький принц», любимый сын короля Салмана – Мохаммед.

Парадокс в том, что и он, и Джамал Хашогги, по сути, являются единомышленниками – сторонниками масштабных реформ в Саудовской Аравии, направленных на преодоление косности, архаики, неэффективного управления и зависимости от нефти. Разница между ними заключалась лишь в том, кто будет участвовать в этих реформах. Джамал Хашогги считал, что в выработке путей дальнейшего развития должно участвовать как можно больше представителей саудовской элиты. «Маленький принц» убежден, что этим должна заниматься небольшая группа людей, главной чертой которых является безусловная личная преданность наследнику и беспрекословное выполнение его распоряжений.

При таком подходе Мохаммеда 90% членов королевской династии, совершенно не собирающихся восхищаться авантюрой «маленького принца» в Йемене, конфликтом с Катаром и рядом его других, мягко говоря, весьма спорных шагов, автоматически становились «противниками реформ». Бороться с которыми молодой и амбициозный наследник начал совершенно радикальными методами – обвинения в заговоре, массовые аресты, конфискация имущества, загадочные исчезновения и прочие привычные для подобных массовых зачисток элиты события.

Причем тесные связи с американцами совершенно не давали членам династии и их доверенным лицам иммунитета от попадания под пресс королевской гвардии. Тесная дружба «маленького принца» с зятем Трампа, Джаредом Кушнером, давала ему возможность представить свои действия президенту США в наиболее выгодном для себя свете – «борьба с коррупцией», «сомнительные связи» арестованных с исламистскими радикалами, и вообще, финиковую пальму рубят – щепки летят. Дональд Трамп тогда эту версию дуэта «зять-саудовский наследник» принял, тем более что Мохаммед бин Салман сумел провернуть все в рекордно короткий срок. Но американское deepstate, глубинное государство, связанное с королевством тысячами невидимых нитей, подобной самодеятельности двух молодых «выскочек» просто так спускать им было не намерено.

В этом раскладе Джамал Хашогги становился для «маленького принца» не просто одним из диссидентов, сумевшим ускользнуть от справедливого наказания и критикующим наследника из американского или турецкого далёка. С его знанием саудовского «закулисья» и реальной подоплеки многих происходящих в Эр-Рияде событий, с его связями в Европе, США и на Ближнем Востоке – он становился носителем информации, в сокрытии которой бин Салман и его окружение были крайне заинтересованы.

Но и это бы полбеды. Основная проблема заключалась в том, что Хашогги был человеком, который на основе своих знаний о королевстве мог в случае необходимости разоблачить любую попытку «маленького принца» ввести Вашингтон в заблуждение и действовать не в интересах США, а так, как выгодно Эр-Рияду. Что и за ним, и за монархами Саудовской Аравии замечалось неоднократно. «Они готовы воевать с иранцами до последнего американца», – заметил как-то один из известнейших политиков Америки, и это только один из эпизодов королевских уловок в отношении своего главного союзника. Мохаммед бин Салман предлагал Джамалу Хашогги забыть о разногласиях и стать его советником. Тот отказался. После этого его дальнейшая судьба была предрешена…

Собственно, детали таинственного исчезновения 2 октября в стамбульском консульстве Саудовской Аравии уже не имеют значения. Был ли Хашогги убит прямо там, а потом бригада прибывших в Турцию ликвидаторов вывозила его останки, или же он, обколотый спецпрепаратами, вывезен для использования в какой-то комбинации Эр-Рияда – это не так важно. Главное в том, что «маленький принц» переступил ту красную линию, которая негласно принята элитами в подобных ситуациях. Убийство позволено – но с соблюдением неких «приличий», которые в данном случае были цинично попраны.

В грандиозном публичном скандале вокруг произошедшего, что примечательно, никто особо не заинтересован. Ни Вашингтон, ни,по ряду причин Анкара, ни клан Хашогги. Но Мохаммеду бин Салману легче от этого не станет. Для тех элит, кто реально делает политику на Ближнем Востоке, «маленький принц» как партнер теперь токсичен. Он еще у власти – но он уже изгой, серьезные дела с которым вести небезопасно – измажешься. И последствия этого негласного приговора Эр-Рияду еще предстоит прочувствать.

Панкратенко И.Н.


Источник: http://www.ng.ru/kartblansh/2018-10-09/3_7328_kart.html 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение