Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Кыргызстан и Таможенный Союз: политический аспект
Материал разместил: -Дата публикации: 28-05-2013

Безусловно, многосторонние и двусторонние отношения Таможенной тройки государств и Кыргызстана, а также заявления руководств на высоком уровне отличаются своей нацеленностью на интеграционный курс, а также поддержкой общих инициатив.

К тому же, как показывают события, на сегодняшний день, с 2011 г. произошло некое осмысление тонкостей существования общего экономического пространства. Трансформация внешнего периметра стран-участниц в единственно охраняемые, многочисленные взаимные претензии по транзиту китайских товаров, а также российских нефтепродуктов через Белоруссию, появившиеся недовольства Астаны и Минска в отношении российских производителей и возможной монополизации Таможенного союза недвусмысленно подталкивают потенциальных участников к размышлениям. Интеграция для Кыргызстана с государствами с высоким экономическим развитием является одним из приоритетов внешней политики. Специфика же современных условий в стране, а также в Центральной Азии в целом, обуславливает на деле появление совершенно другой картины, отличающейся от утопического восприятия интеграции в рамках Таможенного союза.

На сегодняшний день, существуют несколько факторов, оказывающих в определенной степени влияние на процесс принятия решений в Кыргызстане.

Во-первых, это сплетение геополитических игр в регионе, а также расставленные приоритеты центральноазиатских стран в своих курсах внешнеполитической ориентации. Как известно, идея создания Таможенного союза была встречена США как попытка России воссоздать прежний Советский Союз. В связи с чем, борьба за Центральную Азию между странами стала приобретать новые черты. Учитывая тот факт, что главные экономические центры региона в лице Казахстана и Узбекистана быстро обрели своих протекторов, российско-американский антагонизм лег в основу борьбы за малые страны. Кыргызстан в силу своего местоположения и потенциала, во многом является предметом пристального внимания и интересов для мировых держав. Этим объясняется наличие иностранных военных баз в стране, а также борьба за них с целью выдавливания «соперника» из стратегически важной территории.

Но несмотря на уже наболевший вопрос о военных базах, Россия ставит акцент на развитии гидроэнергетического потенциала Кыргызстана, надеясь на претворение обещаний кыргызского руководства в жизнь. Соответственно, наиболее перспективная отрасль Кыргызстана, которая не в состоянии поддерживаться внутренними силами в виду системного кризиса в стране является ничем другим как приманкой для вступления в Таможенный союз. Т.е. исходя из имеющегося опыта, Кремль по всей видимости, намерен разыграть гидроэнергетическую карту, создавая видимость принципиального согласия и готовности выделения крупных инвестиций для строительства ряда ГЭС в Кыргызстане. Исходя из этого, без наглядных результатов деятельности Кыргызстана по подготовке к вступлению в Таможенный союз, Россия оставит право окончательного решения по строительству крупных ГЭС за собой.

Далее, принимая во внимание отрицательную динамику обмена услугами и товарами на территории Таможенного Союза, привлечение Кыргызстана в проект, по сути, должен сопровождаться многомиллионными дотациями со стороны таможенной тройки. Укрепление границ в этом случае является первостепенным условием для предоставления гарантий Москве, Астане и Минску по борьбе с контрабандой товаров, уменьшения потока наркотиков и т.д. Однако в условиях наличия «призрачных» границ между Кыргызстаном и Узбекистаном (общая протяженность – 1378 км. из которых еще требуют определения порядка 350 км. – 50 спорных участков, включая анклавы), а также Кыргызстаном и Таджикистаном (общая протяженность 971 км., неделимитировано около 470 км.) пограничный вопрос, по всей видимости, является делом долгосрочной перспективы. К тому же, Узбекистан недвусмысленно показывает своим поведением, что не торопится с решением этого вопроса, оставляя для себя поле для маневров в случае реального начала строительства ГЭС в Кыргызстане и сокращения попусков воды по р. Сырдарья. Приграничные конфликты, которые периодически вспыхивают  между населениями Кыргызстана и Узбекистана, способны наполнить двусторонним напряжением отягченные водным вопросом отношения двух стран и предоставить возможность Ташкенту для альтернативного решения имеющихся проблем в дальнейшем.

Во-вторых, принимая во внимание экономический фактор, Кыргызстан с отсутствием денег в государственном бюджете будет настаивать на финансировании всех мероприятий по Таможенному союзу со стороны действующих членов. Причем это прекрасно понимают как в стране, так и за ее пределами. Тем не менее, анализ показывает, что привлечение Кыргызстана в Таможенный союз (как и весь проект в целом), в своей сущности, определяет экономический фактор на роль второго, а то и третьего плана, ставя во главу угла политические вопросы стратегического партнерства. Однако, насколько политический фактор взаимодействия, подкрепленный слабым экономическим сотрудничеством (а вернее односторонним потоком денежных средств), будет являться главенствующим фактором в отношениях Таможенного Союза и Кыргызстана остается большим вопросом. По мнению закрытого источника в кыргызском правительстве, Кыргызстан, принимая во внимание экономические и политические риски для страны, наличие геополитического узла в ЦАР (в Кыргызстане в частности), а также слабую эффективность государственного аппарата не будет спешить входить в Таможенный союз, прикладывая максимум усилий для увеличения сроков на подготовку.

Казахстану в вопросах привлечения Кыргызстана в Таможенный союз отводится особая роль. С одной стороны, как соседнее государство, Казахстан выступает в качестве некоего доброжелателя, стремясь не то, что бы потакать, но, по крайней мере, удовлетворять основные просьбы кыргызского руководства. Так, около месяца назад двусторонняя комиссия изучала ситуацию на границе между странами для оптимизации перемещения людей и товаров. Президент КР А. Атамбаев, совершивший в апреле рабочий визит в Астану, добился существенной материально-технической поддержки со стороны Казахстана. Примечательно отметить, что в конце мая предполагается аналогичный визит, целью которого является сверка часов по достигнутым договоренностям между руководствами двух стран. Исходя из этого, у Казахстана складывается благоприятный имидж надежного партнера и государства, ратующего за общее дело.

Другой ракурс на ситуацию позволяет добавить немного трезвости в общее положение дел. Позиция Казахстана в отношении Кыргызстана на современном этапе кардинально разнится от той, которую можно было наблюдать лет 10 тому назад. Реэкспортный профиль кыргызской экономики приводит к тому, что Казахстан является на сегодняшний день главной страной, через территорию которой идет поток товаров из Кыргызстана, что автоматически трансформирует ее в главный источник дохода для кыргызстанских предпринимателей. Осознание этого фактора казахстанскими властями, вкупе со своими обязательствами по Таможенному союзу накладывает определенный отпечаток на поведение Казахстана в отношении своего соседа. Тотальный контроль на границе, ужесточение пропускного режима, одностороннее снижение транспортного сообщения и создание препятствий для автомобилей из Кыргызстана в совокупности создают различного уровня обстоятельства и предпосылки, способны влиять на отношения между странами.

Согласно закрытым источникам, задействованных на границе, локальный уровень обуславливается увеличением контрабандной перевозки товаров, доля которой достигает по разным оценкам от 50%-90%  из общего месячного товарооборота. К тому же, подобный теневой характер не может остаться незамеченным Москвой, что на фоне и без того имеющихся недовольств по отношению к Астане, может привести к еще более жестким мерам на границе. Челночная торговля, которая по сути, является одним из главных способов дохода кыргызской экономики подвергается сильному давлению со стороны Таможенного союза и солирующей ролью Казахстана в этом процессе. В этой связи, ужесточение Астаной пограничного режима рассматривается как создание принудительных условий для Кыргызстана, которые, по мнению казахстанских властей, будут способствовать ускорению интеграции. С другой стороны, подобное поведение Казахстана вызывает волну недовольств среди трудовых мигрантов и предпринимателей из Кыргызстана, которые периодически выходят на официальный уровень. Причем, на сегодняшний день, Казахстан в своих действиях и проводимой информационной политике выходит на уровень близкий к России по росту социальной нетерпимости и отсутствию межкультурной толерантности к приезжим. Именно социальный уровень, являющийся в своем роде одной из целей интеграции, становится показателем того, какое отношение к Кыргызстану можно будет наблюдать со стороны таможенной тройки в случае вступления Бишкека в союз.

Слабость Кыргызстана на современном этапе, обусловленная системным кризисом, необходимо признать, служит не только для геополитических центров, но и региональных соседей своего рода приманкой для укрепления своих экономических позиций и установлению влияния на власти. И с учетом вышесказанного, хотелось бы отметить, что Кыргызстан в своем выборе внешнеполитического курса и «стратегического партнерства» должен исходить из собственных интересов и потребностей, основанных на глубоком анализе возможных рисков, несмотря на радужно обрисованные перспективы со стороны региональных партнеров.


Источник: http://analitika.org/kyrgyzstan/kg-foreign-affairs/2608-kyrgyzstan-i-tamozhennyy-soyuz-politicheskiy-aspekt.html


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение