Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Международное сотрудничество Российской Федерации в сфере военной гидрометеорологии: «голубь мира» среди грозовых туч современных международных отношений
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 21-10-2016
Современные международные отношения характеризуются очередным витком военно-политического противостояния между сильнейшими государствами планеты. Оно привело к практически тотальному сворачиванию военного сотрудничества между Российской Федерацией и государствами Североатлантического альянса. Между тем, военные гидрометеорологии России и стран НАТО продолжают сотрудничать друг с другом, обмениваясь информацией о погоде. В настоящем исследовании предпринята попытка разобраться в феномене международного сотрудничества в сфере военной гидрометеорологии, рассмотрев его на различных этапах.

Таким образом, в метеорологическом обеспечении боевых вылетов американских самолетов с аэродромов Полтавского узла участвовали: советское метеорологическое бюро и американская метеорологическая станция в Полтаве, советские метеорологические станции и американские офицеры-метеорологи в Миргороде и Пирятине. При этом, располагая широкими собственными возможностями, метеорологическая служба 169 абон пользовалась оперативно-прогностической помощью вышестоящих учреждений метеорологической службы ВВС Красной армии.

Обеспечение осуществлялось следующим образом: в день накануне вылета к 14:30 метеорологическое бюро составляло предварительный прогноз и вертикальный разрез атмосферы по маршрутам: Полтава – центральный район Германии и Полтава – центральный район Балкан с передачей этих сведений американским специалистам. Дежурный офицер метеорологической станции ВВС США докладывал этот прогноз своему командованию, а так же предварительно ориентировал лётный состав. Прогноз направлялся и на аэродромы посадки в Англию и Италию.

В ночь перед вылетом АМБ составляло окончательный прогноз, который передавался представителям США, направлялся советским и американским метеорологам в Миргород и Пирятин. Прогноз включал в себя сведения о форме и количестве облаков, высоте нижней и верхней границы каждого из ярусов облачности, явлениях, видимости, положении изотерм 0ºС и –18ºС, наличии обледенения, температуре воздуха, направлении и скорости ветра по шести высотам до 7620 метров (25000 футов). Утром прогноз доводился до лётного состава на брифинге (Рис. 11). Вместе с прогнозом советских метеорологов по восточной половине маршрута, лётчикам сообщали прогноз английских и итальянских метеослужб, составленный для западной половины. В связи с ограниченными возможностями тиражирования, бланки с текстом вручались только командирам перелетающих групп. Остальным приходилось записывать прогноз на слух в блокноты. В нём отдельно указывались ожидаемые погодные условия для различных участков маршрута, а также для района цели. Последнее интересовало командиров экипажей, штурманов и бомбардиров в наибольшей степени, потому что влияло на точность бомбометания[1].

При перелёте воздушной армады из Италии и Англии, Полтавский узел выступал в роли аэродрома посадки. В таком случае накануне перелета АМБ составляло прогнозы по маршрутам: центральный район Германии – Полтава и центральный район Балкан – Полтава. Через американских представителей прогноз передавался в метеорологические службы аэродромов вылета. На протяжении перелета американские офицеры-метеорологи непрерывно консультировались со специалистами советского метеобюро. После того, как американские бомбардировщики пересекали линию фронта и оказывались над советской территорией, их экипажам по радио предоставлялась информация о погодных условиях, ожидающих их при посадке на аэродромах полтавского узла[2].

Среди тех, кому довелось принимать участие в обеспечении операции «Фрэнтик» была техник ГАМС Н.В. Родченко): «В 1944 году был открыт долгожданный второй фронт и меня направили в командировку в Полтаву для обеспечения «челночных» операций ВВС США. В нашей группе, которую возглавил офицер ГАМС И.В. Кравченко, были еще два инженера и такая же, как и я - техник-наноситель В.Ф. Стрельникова. Мы прилетели в Полтаву на самолете и узнали, что нам предстоит работать совместно с метеорологами, командированными, как и мы для обеспечения самолетов ВВС США из других подразделений метеорологической службы ВВС КА. Занимались все тем же - в помещении АМС аэродрома Полтава наносили данные на карты, обрабатывали их и составляли авиационные прогнозы. Запомнилось, что в Полтаве нас очень хорошо кормили. Конечно, ведь все, что мы там делали, происходило на глазах у американцев. Все работы производились в обстановке секретности, поэтому мы не знали ни задач лётчиков, ни текущей обстановки, а интересоваться не своим делом в те времена было не принято. Американские летчики все кругом фотографировали. Несколько раз они фотографировали и нас. Я до сих пор храню фотографии, подаренные мне американскими пилотами»[3] (Рис. 12).

Следует отметить роль Главной авиационно-метеорологической станции ВВС в обеспечении боевых вылетов с Полтавского аэродромного узла. «Челночные операции» в западном направлении проводились 6 июня, 11 июля, 11, 13 и 18 сентября 1944 г. Для каждого из этих массовых боевых вылетов ГАМС ВВС разрабатывал обширный материал. Вспоминает Л.В. Куропаткина, служившая в годы Великой Отечественной войны инженером ГАМС ВВС: «В Полтаве базировалось авиационное соединение ВВС союзников, метеорологическим обеспечением которого на месте занималась наша оперативная группа. Одной из задач оперативного дежурного ГАМС было находиться в постоянном контакте с этой группой и консультировать наших специалистов в Полтаве по вопросам метеорологического обеспечения[4].

С июня по сентябрь 1944 г. на аэродромах Полтавского узла было обслужено свыше 1000 американских и английских самолетов. Они совершили более 2200 боевых вылетов, сбросив на объекты противника более 2000 тонн бомб[5]. К концу сентября 1944 г. советские войска значительно продвинулись на запад, а войска союзников – на восток. Необходимость в проведении челночных операций отпала. Подводя итог взаимодействию советских и американских авиаторов на Полтавском аэродромном узле, заместитель командующего ВВС Красной армии генерал-полковник авиации А.В. Никитин вспоминал, что все виды обеспечения для прибывших авиационных подразделений союзников были организованы на высочайшем уровне. Не менее лестно отзывались и представители американского командования: «Взаимодействие и понимание, проявленные русскими союзниками при подготовке американских баз в России, достойны высокой оценки»[6].

Деятельность метеорологов по обеспечению «челночных операций» была по достоинству оценена Метеорологической службой штаба ВВС. Её представитель И.С. Николаев так охарактеризовал деятельность метеорологической службы 169 авиабазы особого назначения: «Работа по обеспечению «челночных» операций группы И.В. Кравченко велась в тесном взаимодействии с авиационными метеорологическими службами батальонов аэродромного обслуживания и американскими метеорологами, прибывшими в Полтаву. Мне довелось участвовать в работе комиссии штаба ВВС по проверке работы базы. Я побывал на всех аэродромах Полтавского аэродромного узла и убедился, что работа группы ГАМС и метеорологических подразделений базы была чрезвычайно трудной и ответственной. Работали метеоспециалисты с большим напряжением, но с заданием справлялись успешно. Нельзя не отметить большой труд техников-наносителей, метеонаблюдателей, радистов-кодировщиков – ближайших помощников инженеров-синоптиков»[7].

Метеорологическое обеспечение операции «Фрэнтик» осуществлялось в полном объеме, в назначенные сроки и с высоким качеством. Оно обогатило отечественную военную метеорологию уникальным опытом обеспечения массовых боевых вылетов на большие дальности. Совместная оперативно-прогностическая работа на Полтавском аэродромном узле показала американским метеорологам высокий уровень профессионализма советских специалистов и позволила коллегам из стран-союзниц поучиться друг у друга.

Когда враг был изгнан за пределы Советского Союза, Гидрометеорологическая служба стала более широко практиковать направление высококвалифицированных кадров из центральных учреждений ГУГМС КА на действующий фронт. Многим офицерам Главной авиационно-метеорологической станции в 1944 – 1945 гг. довелось работать на передовой и участвовать в полетах в глубокий тыл врага. Здесь, в самой напряженной боевой обстановке международное сотрудничество военных метеорологов продолжилось. К примеру, офицеры Н.М. Сальников и Н.И. Давыдов были откомандированы для оказания оперативно-прогностической помощи партизанской армии Югославии[8].

Завершающим, но оттого не менее интересным эпизодом международного сотрудничества военных гидрометеорологов стран Антигитлеровской коалиции стало обеспечение Ялтинской конференции в феврале 1945 г. Как и в Тегеране, гидрометеорологическое обеспечение конференции и перелетов глав правительств осуществлялось в тесном взаимодействии синоптиков СССР и Великобритании. От советских ВВС в Ялту были направлены лучшие прогнозисты Главной авиационно-метеорологической станции полковник А.И. Бердоносов (Рис. 13) и подполковник Н.А. Северов. (Рис. 14) От Королевских ВВС в Крым прибыл начальник метеорологической службы транспортного командования Д.А. Дэвис.

Спустя годы, уже, будучи Генеральным секретарем Всемирной Метеорологической Организации (ВМО), Д.А. Дэвис с теплотой и благодарностью вспоминал о сотрудничестве с советскими коллегами в период подготовки и проведения конференции в Ялте (Рис. 15): «… Я был хорошо осведомлен о погоде над Северной Атлантикой и Западной Европой, но почти ничего не знал о метеорологических условиях над Черным морем. Поэтому перед отъездом в Ялту было отправлено послание с просьбой о предоставлении помощи со стороны опытных русских метеорологов. Когда я прибыл в Ялту, то меня уже ожидали два метеоролога: полковник Бердоносов и подполковник Северов. Они были чрезвычайно дружелюбны и оказывали большую помощь, но с самого начала существовала одна трудность – язык. Хотя в нашем распоряжении были переводчики, но для детального обсуждения технических вопросов они были мало пригодны. Тем не менее мы вскоре справились с этой проблемой, используя цифровые коды ВМО для объяснения различных точек зрения и, таким образом, не испытывая трудностей достигали согласованных решений. И с тех пор я всегда утверждал, что существует только три действительно международных языка: математика, музыка и цифровые коды ВМО. Когда конференция завершилась, мы обменялись сувенирами – я получил русский учебник по метеорологии с дарственными надписями на русском и английском языках, который храню до сих пор. Как все знают, перелеты У. Черчилля и президента Ф. Рузвельта прошли без сучка и задоринки, что принесло мне огромное облегчение»[9].

Поражение Германии и окончание войны в Европе перенесло эпицентр международного сотрудничества в сфере военной гидрометеорологии на Тихий океан, где боевые действия продолжались. Воюя с Японией, американцы широко применяли военно-морские и военно-воздушные силы. Здесь прогнозистам США пришлось столкнуться с проблемой, не понаслышке знакомой советским синоптикам – слабой освещенностью театра военных действий в гидрометеорологическом отношении. В июле 1945 г. президент Г.С. Трумэн обратился к И.В. Сталину с просьбой о размещении на территории Дальневосточного военного округа СССР ряда метеорологических подразделений Вооруженных сил США. Разрешение было получено и в Хабаровске и Петропавловске-Камчатском начали работу американские военные аэрологические станции[10].

Подводя итог сотрудничеству гидрометеорологов стран-союзниц по Антигитлеровской коалиции, стоит признать, что оно оказалось успешным. Выгода СССР была очевидной, а о выгоде союзников говорят многочисленные благодарности, объявленные американцами и англичанами тем подразделениям ГУГМС КА, с которыми им приходилось сотрудничать. К примеру, отдельной благодарности от Великобритании за надежное обеспечение проводки союзных конвоев получила Гидрометеорологическая служба Северного флота[11].

Без сомнения, важной составляющей успеха общего дела можно считать личные контакты, завязавшиеся за годы совместной работы между офицерами-гидрометеорологами разных стран. Спустя полвека после окончания войны, известный американский ученый, директор Института прикладных метеорологических исследований Техасского университета доктор Ричард Орвилл обнародовал часть переписки своего отца – кэптэна Говарда Томаса Орвилла с коллегами из СССР. Письма говорят о том, что между офицерами по разные стороны океана в годы войны сложились не только деловые, но и теплые дружеские отношения. Вот фрагмент письма К. Сперанского своему американскому коллеге: «Мембрану для патефона получил. Не нахожу слов, чтобы выразить Вам свою признательность. Вы так избаловали меня – в течение короткого времени я получил уже три подарка. Каждый из них заставляет меня вспоминать о лучших днях моей жизни – днях, проведенных в Вашей цветущей, прекрасной стране. Чувство благодарности к Вам, доктору Рейхельдерфер, адмиралу Трейн, кэптэну Попп, полковнику Бассет, доктору Флеминг и другим настолько велико, что меня уже начинают упрекать в излишке «американизма». Но это пока не имеет значения. До тех пор, пока я могу быть хоть в чем-нибудь полезен Вам, доктору Рейхельдерфер, доктору Флеминг, я буду честно выполнять свое обещание – всеми силами содействовать укреплению дружественных отношений между Гидрометеорологической службой СССР и родственными организациями в США»[12]. На щедрость американских коллег советские офицеры отвечали своими сувенирами: «рыцарский железный крест, снятый с убитого во время штурма Одессы немецкого полковника» и «набор пластинок с любимыми песнями советских моряков, переживший блокаду Ленинграда и ставший свидетелем разгрома немцев»[13] (Рис. 16).

Это было в духе того времени. Многие из тех, кто в годы войны в силу занимаемого служебного положения, прилагал титанические усилия для получения бесценной информации от союзников, сразу после ее окончания были осуждены по статье с парадоксальным названием - «низкопоклонничество перед западом». Среди осужденных «судом чести» оказались такие выдающиеся советские гидрометеорологии, как папанинец, Герой Советского Союза Е.К. Федоров и его заместитель, заслуженный полярник-зимовщик полковник Я.С. Либин. Последний, не дожидаясь неминуемого ареста, предпочел застрелиться[14].

В послевоенные годы сотрудничество с военными гидрометеорологическими службами иностранных государств осуществлялось в основном по линии Штаба Объединенных Вооруженных Сил Варшавского договора. Постоянно оказывалась практическая помощь по вопросам совершенствования гидрометеорологического обеспечения войск гидрометеорологическим службам вооруженных сил Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и Чехословакии. В этот период проводились совместные тренировки гидрометеорологических служб по обмену гидрометеорологической информацией и другие совместные мероприятия.

На протяжении 1970-х гг. офицеры Метеорологической службы ВВС систематически откомандировывались в Алжир для осуществления подготовки метеоспециалистов национальных ВВС. Практическая помощь в развитии метеорологических служб оказывалась так же в Мали, Мадагаскаре, Эфиопии и других африканских странах. В 1980-е гг. советские военные гидрометеорологи неоднократно принимали или посещали с визитами коллег из вооруженных сил иностранных государств. К примеру, в 1984 г. Главный авиационно-метеорологический центр Министерства обороны посетила делегация Гидрометеорологической службы Национальной народной армии ГДР (Рис. 17). В основном, конечно, в обмене опытом участвовали страны Варшавского договора, но случались и исключения. В 1986 – 1987 гг. состоялся обмен визитами между Метеорологической службой ВВС СССР и Метеорологической службой ВВС Швеции[15] (Рис. 18).

Наиболее широко в 1980-е гг. развернулось международное сотрудничество в сфере авиационной орнитологии. ВВС СССР испытывали затруднения, связанные с опасностью столкновения самолетов с птицами. Отечественные технические средства и методики не всегда давали нужный эффект, и метеорологам ВВС, на которых была возложена задача борьбы с птицами, приходилось прибегать к иностранному опыту. Начальник лаборатории авиационной орнитологии Главного авиационно-метеорологического центра ВВС подполковник В.С. Школа (Рис. 19) вспоминает: «Помню такое нововведение, как «шар-глаз». Японцы предложили ВВС СССР закупить у них эффективное средство борьбы с птицами. В районе взлетно-посадочной полосы в воздух на тросе поднимался надувной шар с изображением глаза ястреба. Птицы должны были думать, что это глаз хищника, пугаться и улетать. Мы опробовали шар на одном из аэродромов и выяснили, что он действительно работает. ВВС закупило у японцев крупную партию шаров, которые распределили между всеми объединениями. Вскоре, однако, выяснилось, что птицы привыкают к присутствию «шар-глаза» и со временем начинают его игнорировать. Использование японского новшества само собой завяло, а на даче у каждого уважающего себя аэродромного метеоролога появились невостребованные шары»[16].

В конце 1980-х метеорологи ВВС СССР в рамках специальной программы сотрудничали в сфере авиационной орнитологии с военными метеорологами Чехословакии. В 1986 г. Советский Союз посетила делегация чешских авиаторов во главе с заместителем начальника Тыла ВВС Чехословакии генерал-майором Ю. Грушевским. Гостям безвозмездно передали нескольких птенцов сокола-балобана из птичьего питомника города Фрунзе, а спустя год благодарные чехи пригласили советских метеорологов познакомиться с опытом применения хищников на своих аэродромах. В 1987 г., по приглашению чехословацкой стороны Прагу посетил начальник Метеорологической службы ВВС генерал-майор авиации В.И. Литвинов и начальник научно-исследовательского отдела 7 ГАМЦ Министерства обороны полковник Д.В. Финогеев. Советским гостям была организована экскурсия на аэродром и показаны киргизские соколы в действии. Это было взаимовыгодное сотрудничество. СССР предоставил Чехословакии идею и птиц, а чехи поделились опытом и методикой их применения[17].

С декабря 1979 по февраль 1989 г. специалисты Метеослужбы ВВС принимали участие в обеспечении боевых действий соединений и частей Ограниченного контингента советских войск в Демократической Республике Афганистан (ДРА). До войны Национальная гидрометеорологическая служба Афганистана была укомплектована советским оборудованием и работала с использованием советских руководящих документов и методик. Большинство инженерных и технических кадров прошли обучение в советских учебных заведениях. С началом боевых действий советские авиационные полки стали базироваться на афганских аэродромах совместно с авиацией ДРА. Авиационные метеорологи двух стран, обычно, занимали соседние помещения и по правилам, установленным для аэродромов совместного базирования, должны были осуществлять между собой взаимодействие.

В целях организации сотрудничества между метеорологическими подразделениями ДРА и метеослужбой Ограниченного контингента в 1982 г. была введена в действие специальная инструкция, предписывавшая метеорологическим подразделениям двух стран осуществлять оперативный обмен метеорологической информацией. Однако, в жизни инструкция афганцами исполнялась крайне неудовлетворительно. Наблюдения велись ими с грубыми нарушениями правил с помощью устаревших технических средств. Афганские военнослужащие, среди которых единицы обладали высшим образованием, относились к своей работе халатно, синоптический материал обрабатывался ими небрежно и анализировался поверхностно. Вместо систематического предоставления данных афганские метеорологи передавали их лишь по запросам, и то не всегда. О взаимодействии с коллегами вспоминает начальник Метеорологической службы ВВС генерал-майор авиации В.И. Литвинов (Рис. 20): «Мне довелось пообщаться с этими людьми. Все они были выпускниками Ленинградского Гидрометеорологического института и немного говорили по-русски. Я толком не знаю, чем вообще занимались эти люди. На мою просьбу показать, как они обрабатывают карты, афганский синоптик сказал, что начальник запретил их обрабатывать. На мою просьбу показать мне начальника инженер сказал, что тот спит. Больше у меня вопросов к афганским коллегам не было»[18].

В свою очередь, советская сторона исполняла свои обязательства образцово, оказывая коллегам оперативно-прогностическую, техническую и методическую помощь. Зачастую деятельность афганских метеорологов сводилась к предоставлению своему командованию синоптических карт и прогнозов, разработанных в соседних советских метеорологических подразделениях.

В 1990-х в связи с изменением политической обстановки в мире международное сотрудничество в области военной гидрометеорологии получило дальнейшее развитие. В эти годы состоялся обмен визитами с гидрометеорологическими службами вооруженных сил Венгрии, Германии и Китая. В 1990 г. Главный авиационно-метеорологический центр ВВС принимал гостей из Польши. В благодарность за радушный прием поляки предложили русским коллегам посетить их с ответным визитом. В ходе трехдневной поездки, состоявшейся в 1991 г., офицеры ГАМЦ познакомились с организацией метеорологического обеспечения Командного пункта ВВС Польши[19].

В ходе участия российских воинских контингентов в миротворческих операциях на Балканах (Босния и Герцеговина 1995 – 2002 гг., Косово 1999 – 2003 гг.) было организовано оперативное взаимодействие по обмену гидрометеорологической информацией и проведению взаимных консультаций о развитии синоптических процессов с гидрометеорологическими подразделениями вооруженных сил США, Великобритании, Италии и других стран, входивших в состав международных миротворческих сил (Рис. 21). Гидрометеорологические службы Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов в рамках программы «Партнерство ради мира» обеспечивали совместные действия сил Российского флота и флотов иностранных государств[20].

В 1992 г. ряд государств, принимавших участие в совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, заключили Договор об обычных вооруженных силах в Европе, в котором речь шла о сокращении обычных вооружений. Для контроля над соблюдением условий договора странами-участницами был создан так называемый режим «открытого неба»[21]. С тех пор уже более двух десятков лет иностранные самолеты, оборудованные средствами фотоконтроля, совершают полеты над территорией Российской Федерации, а российские самолеты летают над Европой. Метеорологическое обеспечение самолета, совершающего полет по договору «открытое небо», возлагается на принимающую сторону. Непосредственным доведением метеорологической информации до экипажа иностранного самолета занимается авиационная метеослужба принимающего аэродрома, а разработка прогнозов погоды в целях обеспечения договора «открытое небо» в России возложена на Главный гидрометеорологический центр Министерства обороны[22].

В начале 1990-х гг. на постсоветском пространстве было образовано Содружество Независимых Государств. Взаимодействие, осуществлявшееся ранее по линии Варшавского договора, нашло продолжение в создании Совета Министров обороны стран-участниц СНГ. Одной из основных задач Совета стала координация международного военного сотрудничества[23]. Наряду с другими направлениями сотрудничества страны-участницы СНГ договорились о взаимодействии в сфере военной гидрометеорологии. В мае 1999 г. решением Совета Министров обороны государств – участников СНГ был образован Координационный комитет гидрометеорологических служб вооруженных сил государств – участников СНГ (Рис. 22). С тех пор в работе Комитета на постоянной основе принимают участие гидрометеорологические службы вооруженных сил Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан, Российской Федерации и Республики Таджикистан. В качестве наблюдателя в заседаниях Комитета участвуют представители гидрометеорологической службы вооруженных сил Республики Азербайджан.

С момента образования Комитета были разработаны и введены в действие положения по обмену гидрометеорологической информацией, взаимодействию при обеспечении мероприятий по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Регулярными стали тренировки с участием оперативно-прогностических подразделений стран СНГ по обмену штормовыми оповещениями и предупреждениями об опасных и стихийных гидрометеорологических явлениях[24] (Рис. 23).

В ХХI в., несмотря на то, что наиболее интенсивные связи в области военной гидрометеорологии Российская Федерация поддерживает с государствами СНГ, продолжилось сотрудничество и с другими странами, включая государства – члены НАТО. К примеру, 2001 г. делегация Гидрометеорологической службы ВС РФ посетила с визитом коллег из Бундесвера (Рис. 24).

В наши дни, когда в условиях обострения отношений между Россией и государствами Североатлантического альянса взаимные посещения делегаций едва ли возможны, российским военным гидрометеорологам доступны данные наблюдений с аэродромов, кораблей, метеостанций, спутников и радиолокаторов вероятного противника. Взаимный обмен возможен благодаря участию стран в деятельности Всемирной метеорологической организации.

Почему же, когда политики переходят на язык ультиматумов, а военное сотрудничество между Российской Федерацией и НАТО предельно свернуто, военные гидрометеорологи разных стран продолжают предоставлять друг другу сведения о погоде? Ответ находим в бессмертной книге Андрея Евгеньевича Снесарева «Введение в военную географию»: «Горе полководцу, если он будет нерадив или невежественен в географической области… влияние географии на войну и военные действия является вечным; оно было всегда, оно и всегда останется»[25]. Ни один полководец не желает быть невежественным в географической области, не желает терять военнослужащих и технику в результате ударов стихии. Это значит, что военное руководство, к какому бы военно-политическому лагерю оно не принадлежало, предпримет все возможное для нормального и надежного функционирования своей военной гидрометслужбы. Таковая возможна лишь при интенсивном сотрудничестве и взаимном обмене информацией о погоде. Благо, что все инструменты для такого сотрудничества созданы и работают безупречно.

Международное сотрудничество России в сфере военной гидрометеорологии имеет насыщенную историю. Его зарождение произошло в годы Первой мировой войны, когда пытаясь компенсировать недостаток сведений о погоде к западу от линии фронта, российские метеорологи нарастили взаимодействие с коллегами из нейтральных государств. Становление пришлось на межвоенный период. Усиливая обороноспособность дальневосточных рубежей, СССР создал сеть метеорологических станций и бюро на территории Монголии, оказав этой стране помощь в организации собственной метеорологической службы. Период максимального развития выпал на годы Второй мировой войны. Советские метеорологи совместно с коллегами из стран Антигитлеровской коалиции обеспечивали перегонку авиационной техники по программе Ленд-Лиз, участие лидеров государств в конференциях, боевые вылеты самолетов США и Великобритании. Послевоенные годы охарактеризовались совершенствованием международного сотрудничества в сфере военной гидрометеорологии, принявшего в 21 веке форму системного широкомасштабного взаимодействия с коллегами из десятков государств.

На сегодняшний день российские военные гидрометеорологи в рамках Всемирной метеорологической организации обмениваются информацией о погоде с коллегами из сотен стран мира, включая государства, последовательно проводящие в отношении России недружественную политику. Наиболее интенсивно развивается сотрудничество военных гидрометеорологов Российской Федерации с коллегами из государств СНГ. Интеграционные процессы в современном мире набирают обороты, а это значит, что партнерство российских и зарубежных военных гидрометеорологов имеет неограниченные перспективы. Это самобытное и уникальное направление международного сотрудничества, которому уготована роль своеобразного «голубя мира». Оно останется последней нитью, связывающей военнослужащих противоборствующих лагерей, даже тогда, когда все остальные нити будут оборваны.

В. Прямицын

Список источников

[1] ЦАМО Ф. 35. Оп. 11264. Д. 90. Л. 59.

[2] Там же.

[3] Родченко Н.В. Метеорологическое обеспечение союзников. В сборнике. – М.: ГГМЦ МО РФ. 2012. С. 70.

[4] Куропаткина Л.В. Оперативное метеорологическое обеспечение. В сборнике. – М.: ГГМЦ МО РФ. 2012. С. 28.

[5] Военная энциклопедия. – М.: Воениздат. 2004. Т. 8. С. 381.

[6] ЦАМО Ф. 169 абон. Оп. 286075. Д. 6. Л. 60.

[7] Николаев И.С. Метеорологическая служба ВВС в период ВОВ 1941 – 1945 гг. В сборнике. – С.-Пб.: Текст. 1995. С. 44.

[8] Астапенко П.Д. Хорошая школа профессионального и воинского мастерства. Обнинск. ВНИИГМИ-МЦД. 1985. С. 5.

[9] Бюллетень ВМО. Том 40. № 1. 1999 г.

[10] Клепиков В.А., Удриш В.В., Попов Д.А. 90 лет Гидрометеорологической службе ВС РФ. 2005. С. 60.

[11] Каневский З.М. Цена прогноза.- Л.: Гидрометеоиздат. 1976. 128 с.

[12] Из письма К. Сперанского Г. Орвиллу от 22 июля 1944 г.

[13] Из писем К. Сперанского Г. Орвиллу от 15 мая и 21 июня 1944 г.

[14] Каневский З.М. "И станут возвращаться имена..."// Земля и Вселенная. 1989. № 1. С. 60 – 66.

[15] Клепиков В.А., Удриш В.В., Попов Д.А. 90 лет Гидрометеорологической службе ВС РФ. 2005. С. 60.

[16] Школа В.С. На заре авиационной орнитологии. В сборнике. ГГМЦ МО РФ. 2012. С. 99.

[17] По воспоминаниям генерал-майора авиации В.И. Литвинова.

[18] Литвинов В.И. Колоссальный опыт. В сборнике. ГГМЦ МО РФ. 2012. С. 32.

[19] Головатенко Г.М. Как это было. В сборнике. ГГМЦ МО РФ. 2012. С. 10.

[20] Клепиков В.А., Удриш В.В., Попов Д.А. 90 лет Гидрометеорологической службе ВС РФ. 2005. С. 61.

[21] Договор по открытому небу. Организация Объединенных Наций. 24 марта 1992 г.

[22] Головатенко Г.М. Как это было. В сборнике. ГГМЦ МО РФ. 2012. С. 12.

[23] Решение Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 14.02.1992 г.

[24] Клепиков В.А., Удриш В.В., Попов Д.А. 90 лет Гидрометеорологической службе ВС РФ. 2005. С. 61.

[25] Снесарев А.Е. Введение в военную географию. М. 1924. С. 5.

Скачать файлы:

7145.pdf (2851 Кбайт)


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение