Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Перспективы реализации стратегических интересов России в Африке в условиях китайской экспансии
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 16-11-2018

Африканский континент, на протяжении всей истории был объектом политических и экономических интересов различных стран: тандем с европейскими державами просуществовал до середины 20 века, затем наблюдалось противостояние геополитического характера СССР и США вплоть до развала Советского Союза. В начале 21 века о «черном» континенте ненадолго забыли. Российская Федерация начала свой экономический путь по рыночным рельсам, а Соединенные Штаты с исчезновением советской угрозы принялись корректировать свой внутриполитический вектор развития. Африка – второй по величине материк Земли, аккумулирующий в себе значительный запас природных ресурсов и полезных ископаемых, а также богатый природно-биологический потенциал. Разнообразные руды цветных и черных металлов, алмазы, бокситы, и золото, по уровню добыче которого первое место в мире занимает именно Африканский континент – все это, на протяжении многих веков, привлекало внимание значимых в международной повестке стран и остается актуальным по сей день.

Сегодняшняя геополитическая ситуация, сложившаяся в Африке - абсолютно уникальна по своей сущности и Российской Федерации целесообразно ее использовать в реализации своих геополитических интересов. Во-первых, внутри самого континента пока нет такого государства, которое смогло бы стать ведущим актором, представляющим аккумулированные интересы большинства африканских стран на международной арене: все ключевые игроки - внерегиональные. Во-вторых, ослабевшая постколониальность и появившаяся потребность у КНР в рынках сбыта формируют на «черном» континенте особую политическую плоскость. В начале 21 века экономически могущественные страны ушли с международной площадки, развернувшейся в Африке, а Франция, когда-то имевшая солидный авторитет в большинстве стран Африканского континента, в настоящее время, существенно экономически ослабла и не предоставляет из себя былого влиятельного политического актора. Еще одна особенность заключается в том, что исторически не существует такого опыта взаимодействия на международном уровне, который  можно было бы экстраполировать на Африканский континент. Следовательно, прогнозирование развития международного взаимодействия на «черном» континенте – многовариантно.

Все вышеперечисленное, а также продолжавшийся некоторое время геополитический вакуум порождает исключительный массив моделей межнационального сотрудничества. Сегодня Африканский континент – это объект внешнеполитических интересов и стратегических столкновений целого блока стран.

Целью данной работы является анализ причинно-следственных связей сложившегося опыта международного взаимодействия стран Африки с Китаем, а также выявление вероятностных взаимовыгодных моделей сотрудничества между Российской Федерации и странами «черного» континента.

В ходе написания данной работы были применены такие научные методы как: политический анализ международных отношений, сравнительный анализ инвестиционной политики, абстрагирование, количественный анализ, синтез и аналогия.

В начале 21 века на территории африканской земли начала активизироваться КНР. Однако уже в пятидесятых годах двадцатого века Китай инициировал попытки проникнуть в Африку. Он стал особенно настойчивым в этом вопросе на фоне идеологической дивергенции. В то время Мао Цзэдун пытался получить поддержку, в особенности идеологическую и политическую, в странах так называемого «третьего мира», и с этой точки зрения Африка представлялась весьма перспективной площадкой.

В тропической части африканского континента Китай отдавал предпочтение в сотрудничестве с целым спектром революционных движений и режимов. Маоизму симпатизировало множество лидеров африканских стран. Из последних ярких примеров: Роберт Мугабе в Зимбабве, а также лидер повстанческого объединения УНИТА – Жонаш Савимби. Во времена холодной войны с Китаем «заигрывали» многих страны Африки, поскольку видели в нем третью силу. Например, в Танзании, в 1960 -ых годах китайские военные инструкторы вели подготовку военных специалистов и партизан для целого блока национальных армий государств Африки и различных повстанческих организаций параллельно с попытками Джулиуса Ньерере создать собственную модель социализма. Однако с тех пор, временная матрица коренным образом изменилась: прошли десятилетия, СССР распался, а вместо политико-идеологического противоборства теперь можно наблюдать экономическую конкуренцию со множеством различных рыночных игроков. Но главными акторами на «черном континенте» сегодня выступают КНР, США и Евросоюз.

К концу первого десятилетия двадцать первого века Китай не только сумел обогнать США по ВВП по ППС, модернизировать свою экономику, внедрить в производство множество инновационных механизмов, но и стал ключевым инвестором в Африке. Еще один успех КНР заключается в том, что в этом вопросе он достаточно давно вышел за рамки какой-то одной централизованной программы. На сегодняшний день, помимо крупных китайских компаний и государственного сектора, в «черный континент» вкладываются также средний и, даже, малый бизнес проявляет себя гораздо активнее. Китайские предприниматели открывают здесь медицинские кабинеты, различные торговые лавки, всевозможные массажные салоны, а поскольку африканский континент весьма перспективен и большинство стран перешли на стадию активного развития, то и услуги востребованы, а спрос, в свою очередь, рождает предложение, и Китай активно использует это золотое правило рынка.  На сегодняшний день инвестиции в экономику стран Африки со стороны КНР насчитываются десятками миллиардов долларов, и их ежегодный оборот, увеличивается. Однако, китайские специалисты не смогли дать конкретные цифры, поскольку, кроме всего прочего, многие бизнесмены и предприниматели инвестируют свой капитал через офшорные зоны, в обход государства. Тем не менее, суммируя данные из всех официально открытых источников, можно проследить впечатляющую тенденцию экономической «экспансии».

Это свидетельствует о том, что китайская «экспансия» проводится планомерными поэтапными шагами. России придется интенсивно включаться в международную африканскую повестку, если она хочет не только помешать планам Китая, но и продвигать свои собственные интересы, а также реализовывать успешные проекты в данном регионе. В этой связи стоит сказать, что с каждым годом эта группа интересов постепенно переходит в категорию жизненно-важных.  Страны Африки остаются ключевыми источниками целого спектра стратегических ресурсов – энергетических, золота, платины, сырья для инновационных производств, редких, редкоземельных, а также цветных металлов. Среди указанного перечня есть и дефицитные для Российской Федерации ресурсы, а добывать их на «черном континенте» весьма экономически обосновано.

Стоит также отметить, что в корне не верным является восприятие стран Африки в исключительно негативном ключе. При всём своём разнообразии многие африканские страны в экономическом плане развиваются достаточно успешно – экономики субрегиона Африки южнее Сахары в период 2000–2013 годов в среднем демонстрировали темпы прироста ВВП в 5,2%.[1] Средний класс большинства стран Африки также увеличивается быстрыми темпами – это образует значительный потребительский рынок, в частности, и для российских товаров и услуг.

Особое место стоит уделить Зимбабве, поскольку это государство попало под экономическое и политическое влияние Китая одним из первых. История этих отношений берет свое начало аж со времен «Холодной войны». В те времена современное государство Зимбабве еще называлось Южной Родезией. Развернувшаяся тогда партизанская борьба между белым руководством страны и национально-освободительным движением местных народов привлекла внимание одного из лидеров конкуренции за «черный» континент -Советский Союз. СССР поддержал Союз африканского народа Зимбабве, известный в прошлом как ЗАПУ. Джошуа Нкомо – лидера ЗАПУ привлекала не только привлекала идеология большевиков, но и, безусловно, сам факт наличия патронажа со стороны такого мощного государства. Сама ЗАПУ делала ставку на рабочих горнодобывающей промышленности и народности ндебеле и в целом, находилась в умеренных позициях.  На Китай тогда стал ориентироваться Африканский национальный союз – ЗАНУ, который под предводительством с Робертом Мугабе представляло собой более радикальную организацию. Итогом противостояния двух сторон явился приход к власти в 1980 году ЗАНУ Роберта Мугабе. На африканском континенте, таким образом, образовалось прокитайское государство, которое было многим обязано Китаю, как за организационную, так и за непосредственную военную поддержку на протяжении всей борьбы национально-освободительного характера. Неоспоримым является тот факт, что КНР обрела значительные возможности участия в политико-экономической жизни современного Зимбабве после прихода Мугабе к власти.  За предоставление Пекином крупных кредитных траншей, Роберт Мугабе на протяжении длительного периода времени оказывал неформальную поддержку любым действиям руководства КНР, как во внешней, так и во внутренней политике. Например, Мугабе на официальном уровне одобрил политику Коммунистической партии Китая и КНР в целом во время разгона антиправительственной демонстрации в 1989 году.

Но развитие экономических отношений между двумя государствами долгое время отсутствовало вопреки систематическому предоставлению кредитов и тесному сотрудничеству в политической сфере. Однако, после введения ряда санкций в отношении Мугабе и его правительства МВФ и Евросоюзом роль КНР в зимбабвийской экономике заметно увеличилась. Зимбабве экспортирует в Китай  хром, алмазы, платину и сталь, которые критически необходимы для стабильности китайской промышленности. КНР отправляет в Зимбабве продукцию вторичного сектора различной номенклатуры. Лишь по официальным данным товарооборот между Зимбабве и Китаем за последние десять лет увеличился со ста девяносто семи миллионов долларов до одного миллиарда ста двух миллионов. Деятельность китайских компаний по добыче полезных ископаемых в Зимбабве ведется давно и активно. Положительный аспект для Российской Федерации, в этой связи, заключается в неоднозначной реакции местных жителей на «оккупацию» китайскими дешевыми товарами зимбабвийского рынка. В частности,  местному населению приходится не по душе смена «белых фермеров» на китайских коммерсантов в роле теневых хозяев страны. Но тут возникает ряд специфических ограничений: во-первых экономика Зимбабве достаточно плотно подвязана на сотрудничестве с КНР, во-вторых Китай до сих пор активно сотрудничает с Зимбабве в военной сфере. Как известно, Китай продолжает поставки оружия для вооруженных сил Зимбабве. [2]

Вероятно, Российской Федерации следует перенять опыт и манеру КНР выстраивать международное сотрудничество во многих аспектах. Не смотря на все вышеизложенное, в отличие от руководства бывшего СССР, стремившегося одаривать африканских «идейно близких» режимов роскошными подарками, Китай не проявляет излишнюю щедрость и мягкость, в частности, касаясь зимбабвийского государства. Например, в 2014 году руководство КНР немедленно потребовало от правительства Зимбабве погасить задолженность в объеме 180 миллионов долларов. В противном случае Пекин пригрозил прекращением дальнейшего кредитования режима Мугабе.

Значимым конкурентным преимуществом Китая в международных отношениях является четкое следование своим интересам и достижение собственных выгодных ему целей. Даже вопреки идеологической преданности КНР различных политических субъектов, руководство поднебесной не останавливается перед применением решительных и крайних мер.

Для России положительным политическим аспектом в Африке, в частности, в Зимбабве, представляется сценарий смены государственного режима Роберта Мугабе, а это лишь вопрос времени, поскольку ему уже за девяносто, следовательно, приход к власти нового лидера не за горами. При появлении нового лидера в Зимбабве, руководству нашей страны следует успеть сформировать с ним плотные политико-экономические отношения в противовес китайскому давлению.

Однако, что при любом исходе событий Китай будет пытаться сохранить и упрочить свое политико-экономическое влияние в этой стране. В этой связи, в стратегическом плане Российской Федерации должны быть предусмотрены различные меры, а также разработаны сценарные прогнозы касательно всего «черного континента» в целом или наиболее перспективных с точки зрения сотрудничества, стран.

Интересным фактом выступает то обстоятельство, что на сегодняшний день Зимбабве не лидирует в списке африканских стран по привлечению китайских инвестиций, несмотря на исключительный характер их отношений.

Россия может воспользоваться относительным упадком зимбабвийской экономики, поскольку, она достаточно далека от идеальной модели. Многочисленные ошибки правительства и санкции различного характера – все это отразилось на экономических и инвестиционных показателях страны.

Анализируя международные геостратегии, следует отметить тот факт, что сегодня КНР привлекают экономически перспективные страны континента – во внешней политике Китая перестал делаться упор на идеологическую близость свойственную практике международных отношений двадцатого века.

Первое десятилетие XXI века для Китая ознаменовалось развитием экономических отношений с такими африканскими странами как: Судан, Алжир, ЮАР и Нигерия. На 2000 год, в структуре привлеченных африканскими странами инвестиций, до 70% приходилось на КНР. В вопросах, касающихся экономического присутствия различных стран в Африке, необходимо отметить еще одну отличительную особенность КНР, которая заключается в непосредственном упоре на инвестициях, а не на различного рода гуманитарную помощь, в отличие от ряда европейских государств и США.

В данном случае для Российской Федерации, в вопросах реализации собственных стратегических интересов на «черном» континенте, целесообразным представляется инвестиционная стратегия по примеру китайской экономической политики. Например, инвестиции в развитие сельского хозяйства и торговли, а также в строительство промышленных предприятий. Таким образом, такая стратегия российской экономической политики окажется значительно эффективнее, поскольку поставит в зависимость от инвестиций большую часть африканских государств. Стоит отметить тот факт, что сама природа и сущность инвестиций имеет совершенно четкие и ясные перспективы, а также окажутся полезными для самих африканских стран, в отличие от конечной гуманитарной помощи. Практика также наглядно иллюстрирует более обстоятельное отношение со стороны африканских правительств к инвестициям в целом.

Утверждая свое влияние на «черном» континенте, России целесообразно использовать не только экономические методы. По примеру КНР нам, в частности, необходимо наращивать масштабы культурного сотрудничества. Например, во многих колледжах и высших учебных заведениях целого ряда африканских государств китайский язык изучают уже на протяжении длительного периода времени. Это обусловлено тем, что на сегодняшний день, он весьма перспективен ввиду подавляющей численности населения КНР, поэтому прошлая тенденция изучения африканцами французского и английского языка отходит в разряд нивелирующих. В данном вопросе не стоит преуменьшать  значение русского языка, имеющего огромный потенциал и в вопросах международного сотрудничества со странами Африки, в частности. Не следует ограничиваться лишь подготовкой специалистов для ряда стран Африки непосредственно в Российской Федерации. На мой взгляд, руководителям ведущих российских ВУЗов следует всерьез рассмотреть возможность открытия филиалов на «черном» континенте по примеру такой практики в странах СНГ. Это заметно поспособствует двустороннему культурному обмену, а также выступит значимым элементом влияния в целом. Следующим рациональным шагом Российской Федерации, по моему мнению, выступает размещение российских средств массовой информации по примеру того же Китая в Кении, поскольку это поспособствует «закладке фундамента» идеологической общности. Также особое внимание как проводнику в африканский континент следует уделить ЮАР, в частности, там проживает многочисленная русская диаспора, которые, на сегодняшний день, являются нашими безусловными проводниками культурного влияния.

Особое внимание, в вопросах расширения сферы влияния в странах Африки, России следует уделить  и военно-политическому присутствию, которое, в свою очередь, ежегодно нарастает со стороны КНР. Примером тому является, во-первых, появление китайских миротворцев в середине двухтысячных в ряде «горячих точек» африканских стран, во-вторых, подписание Китаем в 2015 году десятилетнего контракта по проекту строительства в Джибути военно-морской базы. Проводя анализ, стоит сказать, что она будет первой за пределами КНР базой Народно-освободительной армии Китая. Интересы КНР в защите транспортировки ряда стратегических природных ресурсов и нефтепродуктов из ряда стран Ближнего Востока и Африки послужили причиной ее появления в Джибути.

Для России, вероятно, будет весьма целесообразным озадачиться вопросами защиты торгового оборота с ключевыми африканскими партнерами, главными из которых, по данным Федеральной таможенной службы России в 2016 году были: ЮАР (0,1534% от всего внешнеторгового оборота России), Алжир (0,8497%), Египет (0,8886%), Марокко (0,2760%) и Ангола (0,1214%). Стоит также отдельно отметить экспортно-импортные показатели на 2016 год. Показатели доли в экспорте: Египет (1,3250% от общего экспорта России), Алжир (1,3893%), Ангола (0,1989%), Нигерия (0,1331%) и Марокко (0,2538%). Показатели доли в импорте: ЮАР (0,2859% от общего импорта России), Марокко (0,3108%), Кения (0,0755%), Египет (0,2049%) и Кот-д’Ивуар (0,1292%). Учитывая весь изложенный анализ геополитических процессов, существующий международный опыт КНР, а также широкий спектр номенклатуры торгового оборота со всеми вышеперечисленными странами, Российской Федерации, по моему мнению,  необходимо начать разрабатывать проект договора о строительстве военной базы в одной из стран торгового блока. (написать про Египет, поскольку он подходит для этой роли больше всего).

Российскому руководству, в вопросах продвижения своих интересов на «черном» континенте, следует также пристально следить за действиями Соединенных Штатов, поскольку, активность в Африке КНР не остается без их непосредственного внимания. Именно интенсивная деятельность Китая в африканских странах послужила поводом для  создания в 2008 году в Вашингтоне подразделения АФРИКОМ - Африканское командование вооруженных сил США, базирующееся, правда, преимущественно в Италии и Германии. С формальной точки зрения данная военная структура создавалась в целях противодействия повстанцам и терроризму в дельте Нигера и в регионе Сахара-Сахель, но очевидным является то, что в большей степени ее появление обусловило соперничество Соединенных Штатов с поднебесной. Однако, не смотря на активную политику США проводимую в странах Африки, объем китайских инвестиций существенно выше американских. А политика, проводимая КНР в отношении вывоза ПИИ позволила, за короткий промежуток времени, занять вторую позицию в рейтинге.

[3]

 

На наш взгляд, инструментом успеха России в Африке является следующая формула: Д(макс)= И + С(пробл) + П(риск),

где Д(макс) – это максимальный доход, полученный от инвестирования; 

И – это инвестиции или денежные средства;

С(пробл) – самые проблемные страны Африки;

 а П(риск) – самые рискованные проекты.

Примерно по такой формуле КНР реализует свои инвестиции в страны Африки, в отличие от того же Евросоюза и США, тщательно выбирающих страны и конкретные проекты, и только проигрывающих от этих шагов.

Также для России, вероятно, было бы  актуальным строительство электростанций, автомобильных и железных дорог, а также нефтеперерабатывающих заводов, в Нигерии, поскольку, она, с одной стороны, имеет множество проблем инфраструктурного характера, а с другой, более развита среди прочих африканских государств.

На севере Нигерии КНР интенсивно инвестирует в модернизацию уже имеющихся, а также в строительство новых горнорудных предприятий. Северная часть Нигерии представляет собой весьма проблемный регион, поскольку в эпоху британского колониализма его развитию не уделяли достаточного внимания. Длительный период времени все внутренние вопросы здесь решали  традиционные эмираты и султан Сокото, обладавшие на тот момент значительной самостоятельностью. Промышленность в этом регионе долго не развивалась и фактически был законсервирован средневековый феодальный строй.

На сегодняшний день, в Нигерии уровень религиозного фундаментализма остается очень высоким. Это, в свою очередь, усугубляется различными проблемами социального характера. Например, без того высокий уровень безработицы сопровождается высоким показателем рождаемости.

[4]

[5]

Итогом выступает отсутствие рабочих мест для критически важной группы населения – молодежи, в совокупности это может породить весьма колоссальные угрозы для нигерийской экономики. Поэтому строящие горнорудные предприятия китайские компании решают массу проблем региона и страны в целом.

Касательно конкуренции с Китаем в горнодобывающей сфере, Россия может похвастаться успехами собственных компаний в таких странах Африки, как Гвинея и Ангола. Например, в Гвинее российские компании добывали бокситы, в Анголе – алмазы. Еще одной нашей победой на этом континенте можно назвать покупку концерном «Русал»  боксито-глиноземного комплекса - Фригиа». Также в африканских странах стали активно появляться российские компании, лидирующие в других направлениях и отраслях экономики. Россия, в частности, является одним из лидеров по поставкам вооружения в страны «черного» континента южнее Сахары.

Анализируя потенциал реализации стратегических интересов России в Африке стоит обратить особое внимание и на международные отношения с Замбией, положившим свое начало во времена Советского Союза. Официально они были установлены 30 октября 1964 года после окончательного провозглашения Республики Замбии о своей независимости. Вторым переломным моментом в двусторонних отношениях стало признание замбийским правительством 31 декабря 1991 года Российскую Федерацию в качестве правопреемницы СССР. После продолжились контакты на уровне парламентских делегаций, министров иностранных дел и представителей различных ветвей власти.

В 2012 года российская сторона инициировала очередной импульс развитию двухстороннего политического диалога, и уже в августе состоялась встреча между президентами Замбии Майклом Сатой и Российской Федерации Владимиром Путиным. Главы государств выразили обоюдный настрой на наращивание с акцентом на его экономическую составляющую.[6]

2012 год ознаменовался еще одним значимым событием для российско-замбийских отношений, а именно встречей министра иностранных дел России Сергей Лаврова с замбийским коллегой Гивеном Лубиндой на полях шестьдесят седьмой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В сентябре 2014 года в рамках того же мероприятия состоялись полноценные переговоры между главами ряда внешнеполитических ведомств стран-членов Сообщества развития Южной Африки, в частности, министром иностранных дел Замбии Гарри Калабой и Сергеем Лавровым. А уже в апреле 2015 года в Москве прошли переговоры министра иностранных дел России с Калабой  в рамках его рабочего визита. Очередная встреча глав внешнеполитических ведомств России и Замбии состоялась 31 мая 2017 года в Москве.[7]

Проанализировав российско-замбийских отношения, следует указать на их систематическое и многоаспектное развитие. На мой взгляд, они имеют значимый потенциал, как для реализации Российской Федерации своих интересов в Африке, так и для улучшения экономической ситуации в Замбии. Одним из примеров тому служат данные о двустороннем внешнеторговом обороте за последние два года. В 2017 коду он составил 11,56 миллиона долларов, среди которых импорт - 11,23 миллиона долларов, экспорт - 0,33 миллиона долларов. За первый квартал 2018 года - 3,58 миллиона долларов, из которых импорт - 0,38 миллиона долларов, экспорт — 3,20 миллиона долларов, соответственно. Ключевыми статьями российского импорта из Замбии выступают: эфирные масла, различные растения и живые деревья. А удобрения и белковые вещества преобладают в структуре экспорта. Также, на сегодняшний день, существуют перспективы для интенсивного взаимодействия в энергетической, военно-технической и торгово-инвестиционной областях.

Африканский континент открывает массу возможностей для реализации выгодных проектов и стратегических интересов в целом. Продолжавшийся некоторое время политический вакуум создал уникальную геополитическую ситуацию на «черном» континенте. В прогнозировании моделей международного взаимодействия в Африке ретроспективный анализ признается несостоятельным. Отличительной особенностью трансформации межнациональной площадки является отсутствие схожего исторического опыта. Россия имеет значительные конкурентные преимущества и наравне с Китаем может занять лидирующие позиции в странах Африки, как по инвестиционному потоку, так и по международному взаимодействию в целом.

Список используемых источников и литературы

  1. http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/povorot-rossii-k-afrike-kakovy-perspektivy/
  2. https://topwar.ru/107905-kitayskiy-sled-v-afrike-podnebesnaya-vytesnyaet-ssha-i-evropu.html
  3. https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2018_overview_ru.pdf
  4. https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/fields/2129.html#ni
  5. https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/ni.html
  6. https://ria.ru/spravka/20180726/1525300481.html
  7. https://nordlove.ru/news/4114-mezhgosudarstvennye-otnoshenija-rossii-i-zambii.html
  8. Анисимов О. С. Стратегическое управление и государственное мышление. М., 2006.
  9. Ахременко А. С. Политический анализ и прогнозирование: учеб. пособие. – М.: Гардарики, 2006. – 333 с.
  10. Бурьяк А. Аналитическая разведка. – М.: Мир, 2000.

Дробышева А.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение