Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Современная Центральная Азия и ее перспективы
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 16-11-2012

Современный мир характеризуется неустойчивостью, сменой балансов и изменением системы международных отношений.  После распада СССР Центральная Азия оказалась в центре внимания различных внешних сил. Регион оказался на пересечении интересов как региональных, так и глобальных игроков.

В современном политическом понимании ЦА это Кыргызстан, Узбекистан, Туркмения, Таджикистан и Казахстан, который, однако, в последнее время стремится выделить себя из региона, заявляя о своем евроазиатском положении. Существует и другие определения, в частности, по определению ЮНЕСКО, регион включает Монголию, Западный Китай, Пенджаб, северную Индию и северный Пакистан, северо-восточный Иран, Афганистан, районы азиатской России южнее таёжной зоны и пять бывших советских республик Средней Азии. В дальнейшем мы будем придерживаться первой трактовки.

Центрально-Азиатский регион является таковым в силу своего естественно-географического, геополитического и культурно-исторического своеобразия.  Долгое время ЦА находилась на задворках мировой политики в силу большого количества естественных внешних преград – Кара-Кум и Каспий на западе, степи, солончаки, казахские пустыни на севере, на западе китайские пустыни, а на юге горы Афганистана, Памир, пустыни Бактрианской низменности. Но современное развитие техники и транспорта позволяют переломить тенденцию. В 20 веке ЦА соединена с Россией железнодорожным и автомобильным транспортом, газо- и - нефтепроводами.  В 90ые из Туркмении проведена железнодорожная ветка в Иран (Мешхед), а в двухтысячные нефте- и газопроводы связали регион с Китаем.  Страны ЦА могут контролировать все кратчайшие трансконтинентальные пути, к тому же их границы выходят к тыловым, наименее защищенным и развитым регионом крупнейших Азиатских государств – Китая и России.

Площадь Центральной Азии – 3 миллиона 916 тысяч квадратных км. Население: около 60 миллионов. В дальнейшем демографический потенциал региона будет только увеличиваться, что приведёт к давлению на рынок труда, как самих этих стран, так и России с Казахстаном, поскольку наибольший поток мигрантов идёт именно в эти страны. Регион богат ресурсами, так на ЦА приходится 3 % мировых запасов нефти, 7 % запасов газа, 25 % мировых запасов урана находятся в Казахстане. К тому же Узбекистан обладает 4 местом по количеству разведанных запасов золота. И этот ресурсный потенциал делает Центральную Азию местом стратегического сотрудничества и противоборства великих держав, которые во имя обеспечения своих потенциальных поставок и интересов могут пойти и на военное вмешательство, о чём свидетельствует размещение американских, русских, и даже французских и немецких баз.

В нынешних границах ни одно из государств Центрально Азии не существовало до 1991 года. Эти границы были определены в 20ые годы во время национально-государственного размежевания Туркестанской АССР. После обретения независимости этим государства создали свою политическую систему, валюту, золотые запасы, и главное – свое место в мире.   Дефицит во времени и средствах на фоне общего развала союзной экономики серьезно сказался на странах региона.  Последствия видны до сих пор: постоянный накал политических страстей в Киргизии. 

Основными региональными проблемами, на наш взгляд, являются:

  • территориальные разногласия; 
  • распределение водных ресурсов;
  • наличие национальных анклавов в соседних государствах;
  • отсутствие устойчивого роста обрабатывающего сектора;
  • наркотрафик и срастание наркомафии с чиновничьим аппаратом;
  • нерегулируемая миграция;
  • ущербность внутреннего рынка;
  • тенденции к архаизации и исламизации региона;
  • возможность афганизации региона.

 

Внутреннее положение

Казахстан – самая стабильная страна в регионе. Но стабильность держится на президенте и его клане, а также ресурсном экспорте. 80,5%  экспорта и 39% ВВП Казахстана – полезные ископаемые, нефть и газ.[1] Сейчас многие дети казахской элиты учатся и живут в Западных странах, а в самом Казахстане открываются европейские элитные учебные заведения. Так что через 10-20 лет к власти придут люди уже не связанные с Россией, в своих установках и ценностях являющиеся более европейцами, чем казахами. «Более 3000 стипендий «Болашак» назначаются каждый год для учебы в таких университетах, как Оксфорд, Кембридж, Гарвард, МИТ, Сорбонна, МГУ.[2] Целью экономического развития Казахстана является интеграция в мировую экономику. Поэтому там были проведены некоторые реформы по либерализации экономики, развитию банковской системы.

Следствием этого стало то, что Казахстан пострадал от экономического кризиса больше других стран региона. Кризис банковской ликвидности отрицательно повлиял на реальный сектор, значительно пострадали средний и малый бизнес. Однако на нынешнем этапе рост ВВП составляет  5,5-6 % в год.[3] Во внешней политике Казахстан скорее ориентирован на Россию. Входит в ШОС, ОДКБ, ЕврАзЭС. Но вместе с тем эта  Казахстан стремится расширить свои международные связи и добиться признания особой роли страны. Назарбаев в качестве идеологического базиса своей политики взял Евразийство, обосновывая роль Казахстана как моста между Европой и Азией. [4]

Целям усиления влияния Казахстана на мировой арене служат: председательство Казахстана в ОБСЕ в 2010 году,  в международном форуме под названием Совещание по мерам взаимодействия и доверия в Азии (СВМДА),  в ШОС,  а в 2011  г. –  и в Совете министров иностранных дел Организации Исламская конференция.  Казахстан активно работает над своим вступлением во Всемирную торговую организацию (состоится в 2013 году), членство в которой рассматривается Астаной как важный инструмент модернизации экономики республики, увеличения ее   конкурентоспособности.

Кроме России Казахстан ориентируется также на Западную Европу, США и Китай. Последний не только потребитель казахских ресурсов, но и донор экономики. Астана полностью поддержала американскую операцию в Ираке «Несокрушимая свобода», а также предоставила два аэродрома для экстренной посадки самолетов, летящих из Афганистана. Членство в ОДКБ не помешало Казахстану завязать прочные контакты с НАТО, и альянс считает Казахстан одним из своих важнейших партнеров в бывшем Советском Союзе. Казахстан закупает американскую военную технику, строит армию в соответствии с натовскими стандартами. 

Узбекистан обладает мощным демографическим, военным[5] и экономическим потенциалом. Политическая система Узбекистана строится на сочетании интересов региональных кланов (самые крупные Ташкентский, Ферганский, Самаркандский), однако, в последнее время идёт тенденция к национальной консолидации. В Узбекистане государство предпочло сохранить максимально возможную степень контроля над экономикой и жизнью общества. За счет этого повысился уровень управляемости системой в целом, включая решение социальных вопросов, проблем безопасности и обороны. Поэтому узбекское руководство могло концентрировать ресурсы и усилия на достижении поставленных конкретных задач.

Основным приоритетом была объявлена модернизация экономики, например, через создание крупных производств наподобие совместного автомобильного предприятия "УзДэуАвто". В Узбекистане серьезной проблемой является радикальный исламизм, распространённый в Ферганской долине. Принимаются меры по обеспечению безопасности. Из-за того, что Ферганская долина разделена между тремя государствами, вследствие чего многие бандформирования незаконно пересекают границы, тем самым выходя из  юрисдикции узбекских властей. Потому границы минируют, усиливают их охрану.

Узбекистан претендует на региональное лидерство Отчасти эти амбиции его политического руководства объясняют постоянные внешнеполитические колебания и стратегическое лавирование республики между Россией и Западом. Что касается отношений с другими государствами региона – Казахстан – соперник за лидерство в регионе,  а Туркмении –  партнер в водном конфликте,  а  слабые Таджикистан и Киргизия прямая угроза экономике республики (вследствие того же вопроса), а также рынок сбыта узбекской электроэнергии.

Выход Узбекистана из ЕврАзЭС, ОДКБ, отказ от присоединения к Коллективным силам оперативного реагирования (КСОР) стал следствием негативного отношения узбекских правящих верхов к СНГ,  к проблеме углубления военно-политической интеграции в ЦА под эгидой России. Этому есть причины. Во-первых, собственные лидерские амбиции Узбекистана. Во-вторых, ОДКБ и КСОР укрепляют оппонентов Узбекистана – Киргизию и Таджикистан.  В-третьих, Ташкент расширяет свое взаимодействие с  западными странами (ЕС, США). Возможно, местное руководство считает, что натовские силы лучше защитят республику, смогут оградить ее от внутренней дестабилизации и проблем, проникающих из Афганистана. 27 октября 2009 г. ЕС отменил последние санкции, введенные в 2005 г. «После отказа узбекского правительства начать международное расследование андижанских событий.  На Ташкент больше не распространялось эмбарго на поставки традиционных видов оружия.»[6]

Ташкент теперь регулярно посещают высокопоставленные представители Госдепартамента США и Пентагона, сотрудники разных американских фондов и структур,  близких к Белому дому. Короче говоря, США вновь активизировали взаимодействие с этим своим старым стратегическим партнером в ЦА. Узбекистан получил возможность учувствовать в различных американских проектах. Республика поставляет в Афганистан электроэнергию, строит железнодорожную ветку. Таким образом, вплотную приблизился к осуществлению своего давнего замысла –  созданию трансфаганского коридора для выхода через Мазари-Шариф, Герат и Кандагар к международным морским портам Ирана и Пакистана.

И еще один момент. В Северном Афганистане живет большая группа этнических узбеков ( узбекский даже один из государственных языков Афганистана). Эта этническая группа отчасти влияет негативно (распространение ислама, наркотиков, подрыв влияния светской власти в Узбекистане), с другой стороны возможно влияние на внутреннюю политику Афганистана. Резюмируя можно сказать, что большая часть политических ходов, предпринимаемых Узбекистаном во внешней политике суть результаты огромных амбиций элиты по превращению страны в регионального лидера. Эти амбиции активно подстегиваются американцами, в отличие от России, чьей политикой всегда было сохранение некоего баланса в регионе.

В Туркмении наблюдается политическая стабильность. Отсутствует оппозиция. Фактически, установлена монархия. Даже новый лидер Бердымухаммедов долгое время распространял слух о том, что он незаконный сын Ниязова. Закрываются университеты, больницы, библиотеки. Все нетуркменское население ущемляется в правах. При поступлении в ВУЗ необходимо доказать свое чисто туркменское происхождение. [7] Критиковать государство, особенно в печати – опасно. Государство повсюду, оно требует практически каждого гражданина работать на себя, но и дает гражданам немало в виде дешевой электроэнергии, газа, бензина. В 2003 году Туркменистан заявил о своем нейтральном статусе, изолировав население от внешнего влияния.  К тому же это дает возможность уйти и от Российского влияния. (в частности в сфере безопасности).

Всем субъектам мировой политики нейтральный Туркменистан одновременно посылает сигналы о своей готовности расширить сотрудничество по ряду интересующих его направлений мировой экономики и политики.  Стремясь диверсифицировать транспортные маршруты для экспорта своих ресурсов, Туркменистан использует традиционный российский рынок и одновременно завлекает западных инвесторов,  Китай и другие азиатские страны,  остро нуждающиеся в газе. В Целом Туркеменистан пока что не сделал решительного шага на встречу с Западом. Так,  несмотря на давно состоявшийся полный вывод российских войск с территории Туркмении, страна получает от России помощь в строительстве военно-морского флота и подготовки моряков. Также Россия поставляет большую часть вооружений для армии Туркмении.

«В подвешенном состоянии держат власти республики и лоббистов европейского проекта Nabucco:  напрямую им не отказывают, но и реального включения Туркменистана в проект пока не происходит.»[8]. Вместе с тем Республика  улучшает свои отношения с Китаем. Построен трубопровод из Туркмении в Китай.

Сырье – ключевой фактор стабильности туркменского государства. Множественность векторов дипломатии превратили Туркменистан в относительно самостоятельного регионального игрока. 

После тюльпановой революцию 2005 года в Кыргызстане продолжается политический кризис. Правительство Киргизии не полностью контролирует ситуацию в республике. Недавно прошедшие выборы показали отсутствие единства в стране.

Во время революции 2005 года, армии всех сопредельных государств выдвинули армейские подразделения на границу, дабы не допустить эскалации конфликта, способного взорвать Центральную Азию изнутри. Особую заинтересованность в стабилизации ситуации в Киргизии проявляет Китай, имеющий с этой центральноазиатской республикой границу протяженностью более 800 километров и рассматривающий Киргизию как мост, соединяющий КНР с Центральной Азией и Евразией.  Уровень двусторонней китайско-киргизской торговли достиг отметки в 10 млрд. долл. США – суммы, огромной для такой бедной страны, как Кыргызстан с его 5-миллионным населением. Пекин открыто не вмешивался в кризис в Киргизии, однако перевел пограничные службы в соседствующем с Киргизией Синьцзян-Уйгурском автономном районе в режим повышенной готовности.

Ставка на ”многовекторность”  не спасала правящие режимынезависимой Киргизии от краха.  Нет также пока оснований надеяться на то,  что новые киргизские власти сумеют приглушить синхронную нестабильность, опираясь на разные внешние силы. Страна ослабела, и от тех,  кто пришел на место “клана” Бакиева,  потребуются колоссальные усилия,  чтобы предотвратить превращение Киргизии в “несостоявшееся государство”,  внутренний хаос которого благоприятствует вмешательству извне.

В современно Таджикистане политический плюрализм сходит на нет. Однако самой большой проблемой республики является не столько ущемление прав отдельных политиков и партий, не угроза исламистской экспансии,  сколько внутренние проблемы:  тяжелая экономическая и социально- политическая ситуация,  усугубляемая высоким уровнем коррупции и грозящая социальными взрывами, массовая безработица,  энергетический и продовольственный коллапс,  угроза превращения “нормальной”  экономики в наркоэкономику. Таджикистан остается самым зависимым от Москвы государством в Центральной Азии. Фактически, на российские дотации он и живет. Отношения с другими странами региона натянутые, особенно с Узбекистаном. Проблема водных ресурсов и электроэнергии является основной.

Как и другие ЦАГ Таджикистан пытается проводить многовекторную политику для того, чтобы выйти из кризиса. Так, Иран проявляет огромный интерес к республике, на основе культурно-лингвистического родства. Но если другим экономически более успешным государствам ЦА как-то удавалось в рамках этой стратегии  выторговывать для себя те или иные преференции в обмен на допуск к своим природным ресурсам, то для Таджикистана такая политика едва ли сможет быть оправданной – по причине большей зависимости от России, а также из-за невысокой перспективности страны в экономическом плане.

Особенностью всех политических режимов Центральной Азии заключается в авторитаризме, персонификации власти, клановость. С другой стороны есть стремления к модернизации экономики.  Как отмечает современный исследователь политических процессов региона Звягельская И.Д., ЦАГ столкнулись с проблемой национального суверенитета. Они его приобрели, когда другие развитые государства  стали говорить о смерти суверенитета и даже теоретической неадекватности термина.[9]

 

Интересы и политика  основных игроков в Центральноазиатском регионе

Россия.

В начале 90ых Москва ушла из Центральной Азии. Министр Иностранных дел Козырев объявил курс на евроинтеграцию. Что касается бывших стран союза, то наибольшее внимание оказывалось Украине, несмотря на ее антирусскую настроенность. Многие перспективные предложения со стороны ЦАГ были проигнорированы Москвой. Но в 2000 Россия всерьез вернулась в регион, и принялась проводить более прагматичную политику. Россия дала понять, что она не второсортный сырьевой придаток, а активный субъект международной политики. Центральная Азия занимает одно из важнейших мест во внешней политики России. 

Факторы, которые делают ЦА приоритетными во внешней политике:

  • обеспечение доминирующего влияния России в ЦА необходимо для восстановления стратегического влияния в мире.
  • в ЦА присутствует значительная русскоязычная диаспора, которая вынуждает Россию оказывать не только необходимую гуманитарную и материальную помощь, но и отстаивать интересы общины перед властями государств региона.
  • наличие залежей ресурсов и полезных ископаемых, имеющих стратегическое значение (уран, редкоземельные элементы)
  • ЦА - крупнейший рынок сбыта российских товаров.

Таким образом, основные интересы России в регионе это: обеспечение политической и экономической стабильности государств, создание, поддержка и развитие системы коллективной безопасности в виде ОДКБ, создание общего экономического пространства,  удержание государств в рамках российской экономической системы, предотвращение утраты контроля над регионом, не допустить создание множества транспортных и энергетических коридоров в обход России. В практическом плане, с учетом курса принятого в МИДе, России следует поддерживать российский бизнес в регионе (Лукойл уже реализует крупные проекты в газовом секторе Узбекистана)[10], усиление роли региональных организации в качестве проводников российских интересов.

США.

Основными интересами США в регионе являются:

  • обеспечение военного присутствия США в регионе, что способствует усилению политических и экономических позиций США в мире, оказывает давление на сопредельные государства
  • противодействие усилению других субъектов в регионе, а именно Китая, Ирана и России.
  • установление стабильного, сильного про-американского режима в Афганистане с целью создания прочного геополитического плацдарма.
  • расширение доступа к энергетическим ресурсам, создание транспортных путей в обход России с целью уменьшения ее влияния.

Общая цель всей политики США следующая: связать в единое геополитическое и стратегическое целое ЦА, Ближний Восток, Афпак, чтобы устранить влияние в этом регионе. Однако Американские эксперты не всегда адекватно оценивают политическую ситуацию в ЦА, потому что им не хватает опыта, знаний и понимания менталитета его жителей. 

Китай.

Для Китая ЦА имеет огромное значение в обеспечении внутренней и внешней безопасности. Синьцзян Уйгурский автономный район еще долгое время будет оставаться проблемой для китайских руководителей.  

Не менее важен энергетический фактор для быстрорастущей, даже в условиях кризиса китайской экономики. Регион расположен близко к Поднебесной, что уменьшает затраты на транспортировку ресурсов. Более 40 миллиардов $ вложены Китаем в регион. Сегодня китайские компании контролирует более 40% всей нефтегазовой сферы Казахстана. Помимо нефтегазовой отрасли Поднебесную привлекает атомная энергетика, гидроэлектростанции, транспорт и телекоммуникации, строительство и цветная металлургия, а также химическая и лёгкая промышленность. Сенсацией 2009 года стала заявка Китая на аренду у Казахстана 1 миллиона га земли для выращивания сои, рапса и кукурузы.

Также восточный тигр строит транспортные магистрали, которые надёжно приковывают регион к нему.  Китай, претендующий на роль мировой державы должен заявить о себе и показать силу своего влияния в различных регионах мира. Одним из которых является ЦА регион. Главное для Китая сейчас – не допустить рост влияния США в регионе. С Россией взаимодействие налажено в рамках ШОС, созданы общие университеты, программы обучения. ШОС реально функционирует и имеет достаточно полномочий решать на практике важные для региона вопросы, но  она остается недостаточно дееспособной структурой. 

Теоретически вес ШОС в международных делах велик.  Однако на самом деле  он оказывается незначительным,  судя по практическим результатам деятельности организации. Членство в этой структуре также не дало каждой из стран-участниц тех перспектив, на которые они рассчитывали. Проблемы безопасности ради которых ШОС создавался остались нерешенными.

 

Выводы.

Сегодня перед государствами ЦАР открывается несколько вариантов развития.  Первый состоит в том, чтобы превратиться в замкнутый самодостаточный регион. Но это маловероятно, потому что влияние мировых держав, ТНК слишком велико, а местная экономика не справится с основными задачи по поддержанию развития без помощи извне.

Второй вариант под эгидой России строить новую модель евразийского интеграционного объединения на базе структур СНГ –  ЕврАзЭ,  Таможенного союза,  ОДКБ.  Это наиболее перспективный для России вариант. Судя по обилию публикации на тему евразийства в различных журналах, включая Международную Жизнь есть шанс, что нам удастся проводить эти идеи  из журнальной «Жизни» в реальную.

Третий вариант – ЦА будет присоединена к монгольскому региону, где лидерство будет принадлежать Китаю, и тогда государства региона станут потребителями китайских товаров за счет собственного сырья.

Еще один вариант – американский. ЦАР станет частью Большого Ближнего Востока, который будет представлять собой конгломерат отличных друг от друга и номинально сохраняющих суверенитет государств, которые, возможно, подвергнутся дроблению на более мелкие части, с целью облегчения управления коллективным Западом.

Эти опции могут получить завершение только в отдаленной перспективой. В наши же дни центральноазиатские государства ведут многовекторную политику с большим или меньшим успехом.

Дальнейшее внимание к региону будет только расти. Странам Центрально Азии одной России больше не достаточно. Они хотят включится в мировую политику, уже не в качестве заднего двора (backyard), а как полноценные, равные игроки.

P.s. Существует теория Джованни Арриги (достаточно спорная), которая состоит в том, что мировые финансовые центры движутся на запад. От Венеции к Амстердаму, от Амстердама к Лондону, от Лондона к Нью-Йорку, от Нью-Йорка к Калифорнии. Сейчас они перемещаются на другой берег Тихого Океана – в Японию, Китай. Возможно, в будущем, согласно этой теории, и Центральная Азия станет таким центром.

 

Кочедыков И.


[1] http://rosenergo.gov.ru/upload/Kazakhstan.pdf

[2] Айткен Дж. Казахстан. Сюрпризы и стереотипы.

[3] http://www.trend.az/capital/business/2061151.html

[4] Назарбаев   Н. Казахстанский Путь; Евразийский союз: идеи, практика, перспективы. 1994—1997 

[5] Необходимо отметить, что военный бюджет Узбекистана в числовом выражении больше, чем у Казахстана, несмотря на то, что ВВП ниже.

[6] Центральная Азия. Геополитика и экономика региона. М.2010

[7] Малышева Д.Б.  Центральноазиатский узел мировой политики. –  М.:  ИМЭМО

РАН, 2010.

[8] [8] Малышева Д.Б.  Центральноазиатский узел мировой политики. –  М.:  ИМЭМО 

[9] Звягельская И.Д. Становление государств Центральной Азии. М., 2009.

[10] http://www.centrasia.ru/news.php?st=1352819280


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение