Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Трансформация американо-европейских отношений под влиянием российского фактора в контексте украинского кризиса
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 15-11-2015

Сегодня система международных отношений переживает структурные преобразования. Усиление новых центров силы при сохраняющейся тенденции ослабления глобального Запада форсирует трансформацию миропорядка в сторону большей многополярности. Акторы мировой политики вынуждены адаптироваться к новым международным условиям.

В этой связи научный интерес представляет исследование эволюции американо-европейских отношений в связи с большой значимостью трансатлантического взаимодействия в процессе изменения структуры современной системы международных отношений.

Американо-европейские отношения испытывают на себе давление нескольких внешних факторов, одним из которых, безусловно, является российское влияние на трансатлантическое партнерство. Актуальность работы увеличивается ввиду того, что в свете украинского кризиса и начавшейся ограниченной структурной конфронтацией в отношениях между Россией и Западом влияние российского фактора создает дополнительные предпосылки для интенсификации и трансформации американо-европейских отношений.

Теоретические основы исследования

Работа имеет комплексный теоретический характер. Исследование проведено с использованием теорий неореализма и неолиберализма. Применение двух теорий необходимо для всеобъемлющей оценки воздействия российского фактора на американо-европейские отношения. Теории применены последовательно.

В своей оценке международных отношений и влияния России на трансформацию трансатлантических отношений неореалисты акцентируют внимание на значении фактора распределения сил.

Неореализм интерпретирует решение США и их союзников о включении в качестве полноправных членов стран Прибалтики и ЦВЕ в свои международные институты как стремление не допустить российского возвращения в Европу.[1] Запад был заинтересован не столько в усилении военной и экономической мощи НАТО и ЕС при расширении западных институтов на Восток, сколько в заполнении территориального геополитического вакуума, возникшего после окончания Холодной войны, роспуска ОВД и распада СССР. Политика открытых дверей НАТО, программы подготовки к членству в Альянсе и ЕС были направлены на достижение этой цели.

Американское участие в европейском энергетическом диалоге и воздействие на европейскую позицию в вопросе российско-европейских энергетических отношений, апологеты неореализма рассматривают как попытку Вашингтона снизить влияние России на Европу посредством уменьшения европейской энергетической зависимости от РФ.

С точки зрения теории неореализма, Россия стала представлять для Запада вызов ревизионистской державы,[2] так как она, не согласившись стать младшим партнером США и ЕС, пытается оспорить международный порядок, образовавшийся после окончания Холодной войны, таким образом, чтобы закрепить свое право принимать решения по вопросам, затрагивающим ее национальные интересы. Поэтому Европе и США необходимо прилагать общие усилия по сдерживанию РФ.[3]

Неолиберализм о российском факторе в трансформации трансатлантических отношений

Расширение ЕС и НАТО на Восток, с точки зрения сторонников теории неолиберализма, являлось распространением западного порядка на новые страны, интеграция которых в западный мир усиливала лидирующую роль США и Европы в международном сообществе.

Кроме того, апологеты теории неолиберализма обращали внимание на заинтересованность Запада в вовлечении России в международные институты, так как считали, что участие РФ в них позволит интегрировать ее в западный порядок.[4]

Главным в оценке российского фактора в трансформации американо-европейских отношений, с точки зрения теории неолиберализма, является характеристика восприятия США и Европой внутреннего развития России.[5] От того, какие свойства оно будет иметь, зависит внешняя политика союзников в отношении РФ, в процессе проведения которой американо-европейское партнерство неизменно приобретает новые формы и содержание.

Для неолибералов состояние демократии и прав человека являются ключевыми показателями при оценке внутреннего развития России.[6] Поэтому политика союзников была направлена на становление РФ правовым и демократическим государством, в основе которого находится сильное гражданское общество. При этом цель преследуемая Западом, согласно неолиберализму, состояла в закреплении необратимого характера либеральных и рыночных преобразований в России. [7]

Теория неолиберализма видит причину агрессивного поведения России на международной арене в прекращении дальнейших либеральных преобразований и усилении авторитарных тенденций в стране. Авторитарная Россия, с точки зрения неолибералов, представляет вызов Западу, так как политика, проводимая недемократической Россией, подрывает сложившийся либеральный экономический и политический порядок, защищать который намерены союзники.

Трансформация американо-европейского партнерства под влиянием российского фактора в фокусе теории неореализма

Влияние украинского кризиса на военно-политическое взаимодействие союзников

Развитие событий в украинском кризисе заставило США и Европу внимательнее отнестись к своему сотрудничеству по линии НАТО. Ответные меры, предпринятые альянсом как реакция на поведение России на Украине, способствовали становлению новых форм взаимодействия союзников в военной сфере.

Российский фактор в развитии Украинского кризиса вновь включил в повестку дня союзников проблематику необходимости обеспечения безопасности государств, входящих в военный блок. Убежденность Польши и стран Прибалтики в существовании угрозы их безопасности со стороны России, их сомнения по поводу надежности гарантий США по защите новых стран-членов Альянса способствовали ужесточению позиции НАТО в отношении РФ. Согласно итоговой декларации Уэльского саммита НАТО «агрессивные действия России против Украины» являются главным вызовом европейской безопасности, превосходя угрозы, исходящие из региона Ближнего Востока и Северной Африки.[8] Союзники хотят видеть НАТО как гаранта обеспечения стабильности, мира и свободы в Европе в меняющихся международных условиях.

Учитывая долговременный характер последствий Украинского кризиса, союзники по Североатлантическому альянсу сочли необходимым прекратить практическое гражданское и военное сотрудничество с Россией. НАТО подтвердило приверженность следованию решению, принятому на саммите министров иностранных дел Альянса в Анталии в 2015 г.[9]

Влияние российского фактора приостановило тенденцию сокращения американского военного присутствия в Европе. В краткосрочной перспективе основными задачами трансатлантического союза в вопросе реагирования на российские действия на Украине стали мероприятия по укреплению боеготовности и обороноспособности как отдельных стран-членов, так и военного блока в целом. Союзники намерены увеличить присутствие своих военно-воздушных, сухопутных и военно-морских сил на восточной границе НАТО.

За стремлением США расширить и углубить военное сотрудничество с Европой в момент самого глубокого внутриевропейского конфликта после окончания Холодной войны стоит намерение Вашингтона побудить своих европейских союзников увеличить траты на оборону. Саммит НАТО в Уэльсе, подтвердил решимость стран-членов довести оборонные бюджеты до двух процентов ВВП в ближайшие десять лет.

Хотя среди европейских союзников США по НАТО стран-сторонников увеличения военных бюджетов не так много, сплочение стран-членов НАТО вокруг масштабных военных приготовлений способно восполнить недостаток результативности деятельности блока в стратегической сфере.

Еще одним проявлением влияния российского фактора на трансформацию связей внутри трансатлантического союза в военной сфере является тенденция интенсификации взаимодействия Североатлантического альянса и некоторых нейтральных и внеблоковыз стран Европы. Форсирование Североатлантическим альянсом мер, нацеленных на интеграцию Швеции и Финляндии в военно-политическую кооперацию союзников, акцентирует внимание как общественности Запада, так и всего международного сообщества на том, что чувство безопасности отсутствует как у стран-членов НАТО, так и других государств Европы, находящихся в непосредственной близости с РФ.

В свете Украинского кризиса и воздействия российского фактора на двусторонние связи союзников Североатлантический альянс продолжил углублять взаимодействие со странами постсоветского пространства, в частности Украиной, Молдавией и Грузией в вопросе обмена военным опытом и реформирования их вооруженных сил.

Прямым следствием Украинского конфликта и новой структурной конфронтации России и Запада стало возвращение проблематики членства Украины в Североатлантическом альянсе. «Вопрос официального вхождения Украины в НАТО перестал быть отправной точкой будущих отношений Россия – Запад, он стал производной от будущего этих отношений»,[10] - пишет Дмитрий Данилов.

Трансформация американо-европейского партнерства под влиянием российского фактора в фокусе теории неолиберализма

Воздействие Украинского кризиса на политику евроатлантического сообщества в вопросе интеграции России в международные организации и объединения

В условиях Украинского кризиса внешнеполитический подход Запада в отношении России в вопросе вовлечения России в международные институты и евроатлантические структуры кардинально изменился. США и Европа отошли от политики интеграции России в западные организации в связи с тем, что на их взгляд агрессивное поведение РФ на международной арене является полностью неприемлемым. Курс на вовлечение в международные институты и привлечение РФ к интенсивному диалогу с Западом был изменен на линию постепенной изоляции России и уменьшения взаимодействия с ней.

Наказание РФ предусматривало целый комплекс мер. Однако, в отсутствии возможности прямого использования жесткой силы принуждения к правильному поведению на международной арене, арсенал возможных ответных мер реагирования Запада на российскую агрессию сузился до дипломатических и экономических средств.

Совместная позиция союзников нашла свое отражение в решении об исключении РФ из клуба G8. Под эгидой США страны большой семерки бойкотировали запланированный на май 2014 г. саммит G8 в Сочи.*[11] «Россия de facto оказалась исключенной из G8 – форума, на который она раньше делала большую ставку как показатель своего присутствия (пусть даже не всегда равноправного) в ряду наиболее влиятельных государств мира»,[12] - пишет Павел Смирнов.

Общность позиций США и ЕС также проявилась в решении о принятии экономических санкций в отношении России.

Стратегия вовлечения теперь направлена на консолидацию союзников и ассоциированных с ними прозападно ориентированных стран, в то время как Россия остается вне рамок этого процесса.

Украинский кризис и политический режим в России

Характеристика дискурса внутри трансатлантического сообщества о том, какую политику необходимо проводить в отношении России.

Адепты неореалистской и неолиберальной школ международных отношений по-разному трактуют генезис Украинского конфликта и причины, стоящие за агрессивным поведением Кремля на международной арене. В связи с этим, они предлагают различные стратегии поведения Запада в вопросе конструирования и проведения политики в отношении России.

Неореалистское представление

Неореалисты убеждены, что причиной для начала конфликта на Украине стала угроза для российской национальной безопасности со стороны возможного вступления Украины в НАТО. «Российский политический истеблишмент считает, что страна никогда не будет находиться в состоянии безопасности, если Украина вступит в НАТО или станет частью враждебного евроатлантического сообщества»,[13] - отмечают Дмитрий Саймс и Грэм Эллисон. Доводы неореалистов сводятся к тому что, ответственность за начало Украинского кризиса лежит на США и Европе, которые планомерно расширяли свою сферу влияния посредством вовлечения стран ЦВЕ в НАТО и ЕС и демократизации постсоветского пространства, при этом ставя под угрозу безопасность РФ. «К причинам Украинского кризиса можно отнести - расширение НАТО, которое стало стержнем более широкомасштабной стратегии по выведению Украины из российской орбиты и ее интеграции с западным миром; расширение ЕС на восток и поддержка Западом продемократического движения на Украине, начиная с «оранжевой революции» 2004 года»,[14] - пишет Джон Миршаймер. Игнорирование Западом интересов России, с точки зрения неореалистов, и спровоцировало российскую агрессию на Украине, воплощенную в присоединении Крымского полуострова и неофициальной поддержке ополченцев на Юго-Востоке Украины.

Неореалисты не стремятся изменить политический режим в РФ. Характер режима в России, с точки зрения сторонников теории неореализма, не имел, не имеет, и не будет иметь решающего значения при принятии политическим руководством России решений, напрямую затрагивающих национальную безопасность страны. Реакция как демократической, так и авторитарной России, согласно суждениям неореалистов, на угрозу ее безопасности извне будет иметь соразмерно агрессивный характер.

Неореалисты подчеркивают, что усугубление конфронтации с Россией может привести к началу вооруженного конфликта между Россией и Западом, который повлечет за собой начало Третьей мировой войны. «Украинский конфликт – это гибридная война, которую США и ЕС не могут выиграть, а Россия проиграть, пока США не захотят начать войну самостоятельно. Есть три ключевых фактора, которые могут обострить конфликт до прямого военного противостояния: принятие решений в России, политика России и динамика российско-американских отношений»,[15] - подчеркивают Дмитрий Саймс и Грэм Эллисон.

Неореалисты видят решение кризиса в заключении сделки с РФ в той или иной форме. К примеру, Запад мог бы гарантировать невступление Украины в НАТО.[16] Однако достижение соглашения Запада с Россией по Украине, не должно препятствовать проведению упомянутой выше стратегической линии по отбрасыванию РФ и защите существующего баланса сил.

По мнению неореалистов, в последнее время Россия является тем центром силы, который способен угрожать Западу. Россия стала представлять для Запада вызов ревизионистской державы,[17] так как она, не согласившись стать младшим партнером США и ЕС, пытается оспорить международный порядок, образовавшийся после окончания Холодной войны, таким образом, чтобы закрепить свое право принимать решения по вопросам, затрагивающим ее национальные интересы.

Поэтому, неореалисты считают, что США и Европе необходимо выработать долгосрочную стратегию по отбрасыванию России, так как РФ стремится изменить существующий порядок в Европе. Цель запада в конфронтации с Россией состоит не в том, чтобы изменить российский режим, а в том, чтобы не допустить изменение структуры МО в Европе. Связано это с тем, что если Россия одержит вверх на Украине, то ее победа изменит структуру международных отношений и существующий баланс сил. А если Россия изменит правила игры, то Европа станет биполярной. Стремясь не допустить этот сценарий, Запад всеми силами противится ревизионистской политике РФ.

Неолиберальное видение

Неолибералы настаивают на необходимости сдерживания России. Поскольку, с их точки зрения, авторитаризм действующего политического режима в РФ представляет вызов и угрозу Западу.

Неолибералы полагают, что причиной конфликта на Украине является агрессивная экспансионистская политика В.В. Путина, обусловленная сохранением недемократического режима в России. Неолибералы настаивают на том, что Украинский кризис - это вина конкретно первого лица РФ. «Дело не в России, НАТО и реализме, а в Путине и его беспредельном, непредсказуемом авантюризме»,[18] - убеждает Майкл Макфол. В.В. Путин, с их точки зрения, преследуя цель собирания бывших имперских территорий, стремится к новым завоеваниям.[19],[20]

Поэтому, согласно представлениям неолибералов, Западу необходимо сменить режим в РФ для того, чтобы разрешить конфликт на Украине и трансформировать внешнюю политику РФ в сторону ее большей гибкости и предсказуемости. «Вызов для Запада заключается в том, как справиться с этим достаточно резко, чтобы остановить Путина, и одновременно достаточно аккуратно, чтобы не допустить дальнейшей эскалации кризиса»,[21] - сетует Майкл Макфол.

Неолибералы предлагают не идти на компромисс по Украине, продолжить политику продвижения демократических ценностей на постсоветском пространстве, а также интегрировать Грузию, Молдавию и Украину в евроатлантические структуры. «США и ЕС заявляют, что они отстаивают демократию, права человека, европейские ценности. В этом случае, они должны активно продвигать их по всему миру, и особенно, в тех регионах, на которые Россия может экстраполировать свое влияние, и которые она может поглотить»,[22] - пишет Александр Мотыль.

В этой связи необходимо отметить, что европейцы и, прежде всего, немцы, не полностью разделяют идею американских неолибералов о смене режима в России. «Долгосрочная цель внешней политики Германии сохраняется: поддержка стабильности и процветания в Европе. Нельзя и дальше пытаться “помочь России стать похожей на нас”»,[23] - отмечает Штефан Майстер. Находясь с РФ на одном континенте, они опасаются хаоса на своих восточных рубежах и усиления неопределенности мировой политики в целом.

Украинский кризис и усиление ценностной компоненты американо-европейского партнерства

В последнее десятилетие, и особенно в период двух администраций Дж. Буша-младшего, в евроатлантическом сообществе часто говорили о ценностном размежевании США и Европы. Роберт Кейган, описывая взгляды Европы и США на ключевые международные вопросы, метафорично сравнил их различие с принадлежностью американцев к планете Марс, а европейцев к планете Венера.[24] Действительно, у США и Европы разные представления о суверенитете, критерии использовании военной силы, подходы к демократизации и т.д.

Однако в свете Украинского кризиса, ценностные различия между Америкой и Европой сгладились и ушли на второй план в их двустороннем взаимодействии. Запад продемонстрировал единство ценностных представлений о том, что перекраивание границ в Европе не может происходить посредством аннексии одним государством части другого государства.

Действия Кремля на Украине еще в большей степени подорвали сложившийся после окончания Холодной войны международный порядок,[25] формы и очертания которого США и ЕС методично выстраивали на протяжении всех последних лет. Запад столкнулся с беспрецедентным вызовом, который стал угрожать его основополагающим ценностям. В этой связи США, ЕС и страны Европы считали своим долгом объединить свои усилия против авторитарной и агрессивной России.

В 2014 г. в условиях Украинского кризиса и начавшейся ограниченной структурной конфронтации между Россией и Западом Европа и США противопоставили себя и свои западные ценности против России и ценностей В.В. Путина.

Влияние российского фактора способствовало усилению ценностной составляющей американо-европейского партнерства. В связи с этим, необходимо отметить, что Россия помогла Западу заново осознать свою ценностную общность.[26]

В евроатлантическом сообществе стала заметна тенденция, ведущая в сторону возрождения единого и сплоченного Запада. «Кризис в Украине показал, что США по-прежнему разделяют с Европой общие интересы и общие ценности. Эти интересы и ценности легче всего продвигать и защищать, если обе стороны Атлантики признают, что они нуждаются друг в друге, если обе стороны Атлантики готовы работать вместе»,[27] - пишет Politico.

ЕС и США проявили трансатлантическую солидарность в отношении России, исходя из своих ценностных представлений о том, какими должны быть правила поведения государств на мировой арене, какой должна быть архитектура европейской безопасности, геополитика постсоветского пространства.

Вывод

Влияние российского фактора на трансформацию американо-европейских отношений имеет комплексный характер. США и Европа видоизменяют элементы своего партнерства, продвигая и защищая свое видение евроатлантического пространства в процессе адаптации как к и новым международным условиям, так и к вызовам исходящим со стороны России.

Россия представляет бесспорный вызов для евроатлантического сообщества как в представлении неореалистов, так и неолибералов. (Стоит еще раз подчеркнуть, что представители двух теорий по-разному видят причины конфликта на Украине; и пути выхода из него; характер угрозы России для союзников)

В свете украинского кризиса под влиянием российского фактора американо-европейские отношения приобрели следующие новые формы и содержание:

  • Отчетливо проявилось военно-политическое сплочение США и Европы перед лицом российской угрозы;
  • Действия РФ на Украине подтвердили целесообразность существования Североатлантического альянса в новых международных условиях. Вызов со стороны РФ для евроатлантического сообщества в Украинском конфликте обострил необходимость обеспечения безопасности стран-членов НАТО.
  • США и Европа вновь осознали свою ценностную общность, что привело к возрождению единого и сплоченного Запада. Реакция евроатлантического сообщества на действия России на Украине отразила единство восприятия Западом поведения РФ как неприемлемого.

***

Можно предположить, что в дальнейшем, союзники будут также чувствительно воспринимать поведение России на международной арене. Возникновение новых форм и содержания союзнических связей будет обусловлено тем, какой вызов будет представлять Россия для США и Европы в конкретный момент времени.

 

Источники

  1. EU-US Summit Joint Statement. Official site of the European External Action Service. Brussels 26. 03.2014
  2. URL: http://www.eeas.europa.eu/statements/docs/2014/140326_02_en.pdf
  3. Stoltenberg J. Press Conference by NATO Secretary General following the meetings of NATO Foreign Ministers in Antalya. 14.05.2015 URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_119432.htm
  4. Wales Summit Declaration. Issued by the Heads of State and Government Participating at the Meeting of North
  5. Atlantic council in Wales, North Atlantic Treaty Organization, 05.09. 2014                                    
  6. URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_112964.htm

 

Периодические источники

  1. Politico. The Ukrainian Crisis Highlights Flaws in EU-US Ties. 19.03.2014
  2. URL: http://www.politico.eu/article/ukraine-crisis-highlights-flaws-in-eu-us-ties/

 

  1. Литература
  2. Богуславская Ю.К. НАТО после Крымского кризиса: альтернативы для альянса URL: https://www.academia.edu/9713251/
  3. Голдгейр Дж., Макфол М. Цель и средства: политика США в отношении России после Холодной войны. 2009
  4. Данилов Д.А. Украина: внеблоковый транзит. РСМД. 09.02.2015 URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5228#top
  5. Кейган Р. Сила и слабость. Pro et Contra. Т.7., №4, 2002. 127-157
  6. Майстер Ш. Как Россия потеряла Германию. И как она может ее вернуть. Россия в глобальной политике. 19.02.2014. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Kak-Rossiya-poteryala-Germaniyu-17308
  7. Миршаймер Джон. Почему Запад повинен в кризисе на Украине. Россия в глобальной политике. №4, 2014 05. 09.2014 URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Pochemu-Zapad-povinen-v-krizise-na-Ukraine-16921
  8. Смирнов П.Е США, НАТО и перспективы «Большой Европы» в свете кризиса на Украине. США-Канада. Экономика, политика, культура. №12, Декабрь 2014. С.3-20 URL: http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/43124821
  9. Aggarwal V, Govella K. Responding to a Resurgent Russia: Russian Foreign Policy and Responses from the European Union and the United States. 2012, pp. 125-139
  10. Allison G, Simes D. Russia and America Stumbling War. Could a U.S. response to Russia’s actions in Ukraine provoke a confrontation that leads to a U.S.-Russian war? The National Interest. 20.04.2015
  11. URL: http://nationalinterest.org/feature/russia-america-stumbling-war-12662
  12. Kissinger H. To settle the Ukraine crisis, start at the end. The Washington Post. 05.03.2014
  13. URL http://www.washingtonpost.com/opinions/henry-kissinger-to-settle-the-ukraine-crisis-start-at-the-end/2014/03/05/46dad868-a496-11e3-8466-d34c451760b9_story.html:
  14. Krastev I. Russian Revisionism: Putin's Plan For Overturning the European Order. Foreign Affairs. 03.03.2014. URL: http://www.foreignaffairs.com/articles/140990/ivan-krastev/russian-revisionism 
  15. Latawski P. Central Europe and European Security. In: Park W., Rees W. Rethinking Security in Post-Cold-War Europe. pp. 81-95
  16. McFaul M., Sestanovich S., Mearsheimer J. Faulty Powers: Who Started the Ukrainian Crisis. Foreign Affairs. Vol. 93. Issue 6. November/December 2014 URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/eastern-europe-caucasus/2014-10-17/faulty-powers
  17. Motyl A. Sources of Russian Conduct: The New Case for Containment. Foreign Affairs. 16.11.2014 URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/russian-federation/2014-11-16/sources-russian-conduct
  18. Sinan U. Deterrence beyond NATO borders. Policy Brief. Transatlantic Security Task Force Series. The German Marshall Fund of the United States. October 2014. URL: http://www.gmfus.org/publications/deterrence-beyond-nato-borders

_____________________________

[1] Latawski P. Central Europe and European Security. In: Park W., Rees W. Rethinking Security in Post-Cold-War Europe. pp. 81-95

[2] Krastev I. Russian Revisionism: Putin's Plan For Overturning the European Order. Foreign Affairs. 03.03.2014. URL: http://www.foreignaffairs.com/articles/140990/ivan-krastev/russian-revisionism

[3] Sinan U. Deterrence beyond NATO borders. Policy Brief. Transatlantic Security Task Force Series. The German Marshall Fund of the United States. October 2014. URL: http://www.gmfus.org/publications/deterrence-beyond-nato-borders

[4] Aggarwal V, Govella K. Responding to a Resurgent Russia: Russian Foreign Policy amd Responses from the European Union and the United States. 2012, pp.125-139

[5] McFaul M., Sestanovich S., Mearsheimer J. Faulty Powers: Who Started the Ukrainian Crisis. Foreign Affairs. Vol. 93. Issue 6. November/December 2014 URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/eastern-europe-caucasus/2014-10-17/faulty-powers

[6] Голдгейр Дж., Макфол М. Цель и средства: политика США в отношении России после Холодной войны. 2009, стр. 417.

[7] Голдгейр Дж., Макфол М. Цель и средства: политика США в отношении России после Холодной войны. 2009. С.398.

[8] Wales Summit Declaration. Issued by the Heads of State and Government Participating at the Meeting of North

Atlantic council in Wales, North Atlantic Treaty Organization, 05.09. 2014 URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_112964.htm

[9] Stoltenberg J. Press Conference by NATO Secretary General following the meetings of NATO Foreign Ministers in Antalya. 14.05.2015 URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_119432.htm

[10] Данилов Д.А. Украина: внеблоковый транзит. РСМД. 09.02.2015 URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5228#top

[11] Японию в данном случае можно отнести к глобальному Западу.

[12] Смирнов П.Е США, НАТО и перспективы «Большой Европы» в свете кризиса на Украине. США-Канада. Экономика, политика, культура. №12, Декабрь 2014. С.3-20 URL: http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/43124821

[13] Allison G, Simes D. Russia and America Stumbling War. Could a U.S. response to Russia’s actions in Ukraine provoke a confrontation that leads to a U.S.-Russian war? The National Interest. 20.04.2015 URL: http://nationalinterest.org/feature/russia-america-stumbling-war-12662

[14] Миршаймер Джон. Почему Запад повинен в кризисе на Украине. Россия в глобальной политике. №4, 2014 05. 09.2014 URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Pochemu-Zapad-povinen-v-krizise-na-Ukraine-16921

[15] Allison G, Simes D. Russia and America Stumbling War. Could a U.S. response to Russia’s actions in Ukraine provoke a confrontation that leads to a U.S.-Russian war? The National Interest. 20.04.2015 URL: http://nationalinterest.org/feature/russia-america-stumbling-war-12662

[16] Kissinger H. To settle the Ukraine crisis, start at the end. The Washington Post. 05.03.2014 URL http://www.washingtonpost.com/opinions/henry-kissinger-to-settle-the-ukraine-crisis-start-at-the-end/2014/03/05/46dad868-a496-11e3-8466-d34c451760b9_story.html:

[17] Krastev I. Russian Revisionism: Putin's Plan For Overturning the European Order. Foreign Affairs. 03.03.2014. URL: http://www.foreignaffairs.com/articles/140990/ivan-krastev/russian-revisionism

[18] McFaul M. Moscow’s Choice. In McFaul M., Sestanovich S., Mearsheimer J. Faulty Powers: Who Started the Ukrainian Crisis. Foreign Affairs. Vol. 93. Issue 6. November/December 2014 URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/eastern-europe-caucasus/2014-10-17/faulty-powers

[19] Sestanovich S. How the West Has Won. In McFaul M., Sestanovich S., Mearsheimer J. Faulty Powers: Who Started the Ukrainian Crisis. Foreign Affairs. Vol. 93. Issue 6. November/December 2014 URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/eastern-europe-caucasus/2014-10-17/faulty-powers

[20] Motyl A. Sources of Russian Conduct: The New Case for Containment. Foreign Affairs. 16.11.2014 URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/russian-federation/2014-11-16/sources-russian-conduct

[21] McFaul M. Moscow’s Choice. In McFaul M., Sestanovich S., Mearsheimer J. Faulty Powers: Who Started the Ukrainian Crisis. Foreign Affairs. Vol. 93. Issue 6. November/December 2014 URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/eastern-europe-caucasus/2014-10-17/faulty-powers

[22] Motyl A. Sources of Russian Conduct: The New Case for Containment. Foreign Affairs. 16.11.2014 URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/russian-federation/2014-11-16/sources-russian-conduct

[23] Майстер Ш. Как Россия потеряла Германию. И как она может ее вернуть. Россия в глобальной политике. 19.02.2014. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Kak-Rossiya-poteryala-Germaniyu-17308 

[24] Кейган Р. Сила и слабость. Pro et Contra. Т.7., №4, 2002. 127-157

[25] Богуславская Ю.К. НАТО после Крымского кризиса: альтернативы для альянса

URL: https://www.academia.edu/9713251/ [26] EU-US Summit Joint Statement. Official site of the European External Action Service. Brussels 26. 03.2014 URL: http://www.eeas.europa.eu/statements/docs/2014/140326_02_en.pdf

[27] Politico.The Ukrainian Crisis Highlights Flaws in EU-US Ties. 19.03.2014 URL: http://www.politico.eu/article/ukraine-crisis-highlights-flaws-in-eu-us-ties/

 

Чернявская К.И 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение