Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Турция: новые оттенки африканской и кавказской политики
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 28-12-2013

В последнее время все чаще распространяется информация о том, что в ближневосточной политике Анкары появляются трудности. На этом фоне может сложиться представление об ослаблении геополитического влияния Турции. Но анализ африканской и кавказской политики Турции открывает иную картину. Здесь приходится говорить о геополитическом курсе Турции, которую следует оценить в глобальном масштабе. А это достаточно обширная тема.

Ближневосточные сложности: реалии или ошибки?

Противоречивые геополитические события на Ближнем Востоке серьезно повлияли на авторитет Турции в регионе. Вначале считалось, что Анкара располагает достаточной силой и вполне обоснованно претендует на региональное лидерство. В связи с сирийским и египетским вопросами это представление несколько изменилось. Некоторые аналитики и эксперты заговорили об ослаблении роли Турции в регионе. Это произошло на фоне принятия борьбы США и России за Ближний Восток новых оттенков.

И действительно, уже нет такого активного вмешательства Турции в сирийские события. Египет же значительно ограничил дипломатические отношения с Анкарой. Сейчас посол Каира в Турции не функционирует. Следует отметить, что все это произошло после того, как Р.Т.Эрдоган испортил отношения с Израилем. Сейчас предпринимаются поиски связи между обоими процессами.

Дело в том, что Тель-Авив всегда рассматривал сотрудничество с Анкарой в контексте Ближнего Востока. Возможная реакция официального Тель-Авива на вытеснение Израиля Турцией и ее претензия на региональное лидерство известна. Вдобавок к этому более жесткое поведение Анкары в связи с палестинским вопросом должно было иметь свои геополитические последствия. Трудности, которые испытывает Турция в связи с Сирией и Египтом, некоторые эксперты пытаются объяснить именно израильским фактором. Но фактов, полностью подтверждающих этот вывод, нет.

Другая причина ослабления геополитического влияния Анкары на Ближнем Востоке видится в иранском факторе. Тегеран жестко отреагировал на стремительное усиление влияния Турции в регионе. Он вскрыл в основном противоречия в сектантской плоскости. Обвиняя Анкару в защите суннитов, Тегеран своими опорами в регионе начал наращивать здесь свое влияние. В результате иранские солдаты и «Хизбаллах» в Сирии вступили в борьбу. Это привело к утрате сирийскими оппозиционными силами, поддерживаемыми Турцией, своих позиций. В настоящее время неизвестно, какая группировка в Сирии абсолютно доминирует. А Турции достались от этого 500 тыс. сирийских беженцев.

Наконец, неправильно было бы думать, что на геополитическое влияние Турции на Ближнем Востоке не повлияла деятельность США и России в регионе. Оба государства, разумеется, хотят, чтобы Анкара на каком-то уровне утратила возможности оказывать влияние. Именно поэтому один аспект американо-иранского сближения эксперты связывают с желанием ограничивать амбиции Турции. Россия традиционно воспринимает Анкару как одного из своих главных соперников на Кавказе и Ближнем Востоке.

Обобщая приведенные выше аргументы, можно отметить, что Турция действительно сталкивается с серьезными геополитическими проблемами на Ближнем Востоке. Но не признак ли это в целом геополитической пассивности Анкары? Или, быть может, турецкая дипломатия допустила какие-то ошибки? Трудно категорически ответить на эти вопросы.

Влияние на Африку: оживляют ли турки «мертвый континент»?

Так как, во-первых, современная геополитика многогранна, и отдельно взятое государство не в состоянии в одиночку наращивать свое лидерство. Во-вторых, внешняя политика Турции не ограничивается только лишь Ближним Востоком. Анкара уже проводит курс на влияние в мировом масштабе. Подтверждением тому является ее участие в ряде региональных интегративных структурах. Например, создание организации под названием MITKA (Мексика, Индонезия, Турция, Южная Корея, Австралия) не случайно. Эту организацию представляют в качестве альтернативы BRIKS. Не секрет и интерес Анкары к Евросоюзу и «Шанхайскому клубу». Вместе с тем Турция проводит независимую политику в африканском, кавказском и центрально-азиатском направлениях.

Африканская политика Анкары системна, последовательна, имеет стратегическую сущность. В связи с ней имеются широкие анализы, проведенные мозговыми центрами (см., напр.: Soner Karagül, İbrahim Arslan. Türkiye’nin Afrika Açılım Politikası: Tarihsel Arka Plan, Stratejik Ortaklık ve Geleceği / «Uluslararası Hukuk ve Politika», 2013, том 9, №35, с.21-55).

Оказывается, Анкара еще в 1998 году составила план деятельности по Африке. А с 2005 года начался этап его активного внедрения. Турция значительно активизировала сотрудничество с африканскими странами в экономической, культурной и гуманитарной областях. В настоящее время в северной части континента идет напряженная борьба между Анкарой и Китаем, Францией, Россией и США. По подсчетам, наибольшими шансами обладает Пекин.

Но турки активнее других в гуманитарной сфере. Они оказали Сомали большую продовольственную помощь. Такую же программу они реализуют и в других бедных странах континента. В последние годы Анкара отдает предпочтение сотрудничеству со странами Африки в области образования. В 2008 году на саммите Организации Африканского Единства в Аддис-Абебе Турция была объявлена стратегическим партнером (см.: предыдущий источник, с.31).

В настоящее время Анкара демонстрирует широкий спектр деятельности в Африке. Непрерывно растут капиталовложения в экономической сфере. Расширяются связи в энергетической сфере. В январе 2013 года премьер-министр Р.Т.Эрдоган был с визитами в Габоне, Сенегале и Нигерии. В Анкаре побывали главы Нигерии, Чада, Сомали, Танзании, Уганды и других африканских стран. Подобные визиты уже вызвали беспокойство у некоторых крупных держав.

Франция, Китай и Россия ревностно относятся к активизации Анкарой своей деятельности в Африке. Для Парижа имеет значение рост влияния в Африке прежде всего США, Китая и России (см.: Fuad Ferhavi. Ortadoğu ve Afrika’da Fransız Dış Politikası / Uluslararası Stratejik Araştırmalar Kurumu (USAK), Analiz №27, декабрь 2013 г.). Но Франции трудно вести борьбу в трех направлениях. А активизация Турции на этом континенте создало дополнительные проблемы. Париж ведет на севере Африки вооруженную борьбу с исламским радикализмом, последствия которой неизвестны.

Кавказ: место напряженной борьбы

США, Китай и Россия усиливают свое влияние в Африке. Они оказывают негативное влияние на позиции Анкары. Несмотря на это, уже можно констатировать, что Турция упрочила свои геополитические позиции в Африке, и этот процесс пойдет по восходящей линии. При этом большую роль может сыграть религиозный фактор.

Кавказ – более сложный по сравнению с Африкой регион. Здесь резко сталкиваются интересы Запада, России и Китая. В историческом плане же на этот регион имеют большие претензии Турция и Иран. По этой причине придание Анкарой большего внимания Южному Кавказу выглядит вполне естественно. Распространяется информация о расширении Москвой и Анкарой в последнее время сотрудничества в этом направлении (см.: Игорь Мурадян. Турция и Россия в обоюдном поиске / «Lragir.am», 17 декабря 2013 г.).

Российские эксперты же отмечают, что Турция готовится к новым сложным геополитическим играм на Южном Кавказе (см.: Анкара готовится к сложной шахматной партии на Кавказе / «Фонд Стратегической Культуры», 14 декабря 2013г.).

Они подчеркивают, что здесь главная цель Анкары заключается в налаживании нормальных отношений со всеми тремя странами региона. Также они говорят, что Турция намерена помешать подготовкам широко отметить годовщину «армянского геноцида». Быть может, в действиях Анкары имеются мотивы развеять сказку о надуманном геноциде. Но правильнее было бы смотреть на вопрос в более широком плане.

Наряду с Африкой, геополитического курса с глобальным эффектом Турция придерживается и в кавказском и центрально-азиатском направлениях. В этом плане не имеет значения, насколько она этого добьется. Главное в том, что Анкара уже пытается вести игру на мировом уровне. В этом смысле попытки нормализовать на Южном Кавказе отношения с Арменией вполне понятны.

Но Анкара обязательно должна учитывать азербайджанский фактор, так как пока Армения не вывела свои вооруженные силы из Нагорного Карабаха и близлежащих районов, какое-либо сотрудничество с ней невозможно. Думаем, что официальная Анкара это хорошо понимает.

Несмотря на ряд трудностей, геополитическая деятельность Турции в африканском и кавказском направлениях свидетельствует о ее намерении добиться глобального влияния. В этом плане небезнадежны позиции Анкары и на Ближнем Востоке. Борьба еще впереди.

Кямал Адыгёзалов


Источник: http://newtimes.az/ru/relations/2366#.Ur6nQPRdWNY


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение