Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Узбекистан без Каримова: каким он будет?
Материал разместил: Панкратенко Игорь НиколаевичДата публикации: 04-09-2016
То, что сейчас происходит в Узбекистане и будет происходить как минимум еще три месяца – до выборов нового президента – с полным основанием можно назвать «схваткой бульдогов под ковром». Ситуацией, когда идет скрытый от широкой публики, но от того еще более драматичный и жестокий, передел власти между местными элитами.

На этот период, когда реальные игроки узбекской политики будут договариваться между собой, временно исполнять обязанности президента страны будет председатель Сената Олий Мажлиса (верхней палаты парламента) Нигматилла Юлдашев. Фигура, которая в данный момент всех в Ташкенте абсолютно устраивает по двум причинам. С одной стороны, в силу занимаемой должности и особенностей биографии, у него практически нет никаких шансов стать первым лицом страны. А потому три главных претендента на президентское кресло – премьер Шавкат Мирзииев, первый вице-премьер Рустам Азимов и руководитель Службы национальной безопасности Рустам Иноятов – серьезным конкурентом его не считают. С другой – назначение Юлдашева полностью соответствует 96-й статье узбекской конституции: «При невозможности исполнения действующим Президентом Республики Узбекистан своих обязанностей его обязанности и полномочия временно возлагаются на Председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, с проведением в течение трех месяцев в полном соответствии с Законом «О выборах Президента Республики Узбекистан» выборов Президента страны».

И это очень важный момент для любого будущего преемника Каримова – приход к власти через выборы, чтобы ни у внутренних оппонентов, ни у внешних партнеров Ташкента не было сомнений в легитимности нового президента страны. Поскольку его, нового преемника, личное отношение к выборности и демократии может быть каким угодно. Но при этом он не должен дать противникам шанса обвинить себя в незаконном приходе к власти и неуважении к основному закону страны – принятой 8 декабря 1992 года конституции Узбекистана.

Ни один сколько-нибудь добросовестный эксперт не возьмется сегодня назвать фамилию будущего узбекского президента. Можно много говорить о том, что именно премьер Шавкат Мирзииев имеет наибольшие шансы, но этот вывод пока базируется только на том, что именно он возглавил комиссию по организации похорон Ислама Каримова. С равным успехом можно найти аргументы «за» и «против» других кандидатур – но все это лишь гадание на кофейной гуще, поскольку основные события в Ташкенте начнут разворачиваться после того, как сегодня тело первого узбекского президента будет предано земле.

Пока же можно говорить только о том, чего точно не произойдет – сколько-нибудь серьезной дестабилизации страны и сколько-нибудь заметной активизации исламистских радикалов в Узбекистане. И поскольку вокруг двух этих сценариев накручено масса экспертных версий, а также домыслов и фантазий в медийной среде – стоит объяснить мою отрицательную к ним позицию несколько подробнее.

Узбекские политические элиты, которые сейчас сошлись в схватке за передел сфер влияния, могут относиться друг к другу как угодно. И, соответственно, использовать любые методы борьбы. Но с одним ограничением – им всем нужен стабильный и управляемый Узбекистан, который, во-первых, является доминирующей силой в регионе, а, во-вторых, способен на равных вести диалог с внешними игроками – будь то Вашингтон, Пекин, Москва или кто-то еще – Анкара, Тегеран, Нью-Дели. Безумца, который нарушит эту «красную линию», сделает ставку на внутренний хаос или опору на одну из внешних сил – тут же, объединившись, уничтожат остальные местные элиты.

И дело здесь не в каком-то особом патриотизме, хотя именно идея особого узбекского пути является главным наследием Ислама Каримова и консолидирует сегодня влиятельные политические и экономические круги в стране. Все несколько прагматичнее – у раздираемого внутренними противоречиями Ташкента резко падает «стоимость» на региональном и международном уровне. И, соответственно, узбекские элиты становятся лишь разменными пешками большой региональной игры, вдобавок – серьезно ограниченными в экономических возможностях.

Этот путь для них абсолютно неприемлем, как неприемлем и исламизированный Узбекистан. Жесткая политика Ташкента в отношении радикалов, как и линия на подчинение исламских авторитетов государственной политике в основе своей имеет весьма простое объяснение – нынешние узбекские элиты сделали совершенно правильный вывод из событий последних лет на Ближнем и Среднем Востоке: любая легализация пресловутого «политического ислама» означает скорое свержение светских режимов, поскольку салафизм и его ответвления конкурентов не терпит от слова «совсем». Именно поэтому у исламистских радикалов в Узбекистане — с какой-бы территории они не действовали и на чью бы поддержку не опирались – нет ни малейших шансов принять участие в переделе сфер влияния. Несколько терактов и пара локальных беспорядков – предел их возможностей в борьбе с официальным Ташкентом. Неприятно и, возможно, трагично – но для Узбекистана не смертельно.

Подведем итог. В ближайшие три месяца мы узнаем фамилию преемника Каримова. Соответственно – узнаем и внешнеполитическую ориентацию Ташкента. Возможно, что мы станем свидетелями сенсационных для нас эпизодов борьбы за власть узбекских элит. Но главный вывод о том, каким станет Узбекистан после великого Ислама Каримова можно сделать уже сейчас. Будущее страны – сильная президентская республика с элементами авторитаризма. Республика, безусловно, светская, хотя и с уважительным отношением к Исламу. Государство, которое будет стремится к доминированию в регионе. И сохраняющее, пусть и на официальном уровне, равноудаленность от Вашингтона, Москвы, Пекина и других игроков.

Игорь Панкратенко


Источник: http://www.farsnews.com/newstext.php?nn=13950613000643 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение