Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Будущее России и мира: оценки и прогнозы / Статьи
Внешняя политика России: вызовы, стратегия, прогноз
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 05-11-2015
Современное положение России на международной арене характеризуется нарастающей мировой нестабильностью, связанной с «глубинными сдвигами в геополитическом ландшафте, мощным катализатором которых стал финансово-экономический кризис».  Начиная с конца 2013 – начала 2014 г. детерминирующим фактором, определяющим характер отношений между Россией и Западом, является Украинский кризис.

1.Основные риски и угрозы внешнеполитическим интересам России на современном этапе.

Государственный переворот, а затем и война на востоке Украины спровоцировали крупнейшие со времен холодной войны геополитическое противостояние между современным Западом в лице США и ЕС и Россией. Сложность современного украинского кризиса обусловлена целым рядом факторов. Во-первых, любой внутри государственное противостояние, основанное на этно-конфессиональной или цивилизационной составляющей в принципе крайне трудно поддается быстрому урегулированию. Во-вторых, конфликт на юго-востоке Украины происходит при беспрецедентном внешнем давлении, которое оказывается на Россию со стороны ЕС и США, с одной стороны, и при активной помощи данных игроков киевскому режиму, с другой.

Немаловажным аспектом данного кризиса применительно к внешнеполитическому курсу РФ является тот факт, что произошедший на Украине переворот провел красную черту под политику, провидимую Россией на протяжении всего постсоветского периода, связанную с попытками встроиться в западные экономико-политические структуры и структуры безопасности.[2]Украинский кризис наглядно продемонстрировал, что, несмотря на различные мнения внутри ЕС и симпатии отдельных политиков и первых лиц государств по отношению к РФ (таких, как М. Земан в Чехии, канцлер Австрии В. Файман и ряд других), в совокупности Европейский союз придерживается политики атлантической солидарности с США в вопросах Украины и Крыма.

На сегодняшний день, несмотря на относительное затишье на Донбассе, говорить о полноценном перемирии преждевременно: периодически происходят позиционные боестолкновения и обстрелы практически по всей линии соприкосновения сторон, кроме того, группировка украинских войск на Юго-Востоке имеет тенденцию лишь к наращиванию численности, производится ротация отдельных частей и подразделений, в целом украинской группировкой сформирован наступательный боевой порядок.[3] Эти данные говорят о том, что в целом украинский генералитет готов возобновить активные наступательные действия на территории ДНР и ЛНР – для этого требуется лишь политической решение в Киеве. Таким образом, на сегодняшний день ситуацию в непризнанных республиках Донбасса можно охарактеризовать скорее как балансирование на гране войны, чем продвижением к сколько-нибудь устойчивому миру.

Еще одним серьезным последствием украинского кризиса для России стало введение рядом западных стран экономических санкций против нашей страны. Санкционное давление Запада на РФ, прежде всего отрезание российской экономики от источников финансирования в Европе и США, прекращение сотрудничества с западными компаниями в таких вопросах, как геологоразведка и добыча нефти, в особенности на шельфе, создает серьезные трудности для российской экономики и вынуждает РФ, с одной стороны, искать эффективную замену Западу в экономическом плане, а с другой, продолжать активные попытки урегулирования Украинского кризиса и снятия санкций.[4]

Помимо этого, Украинский кризис стал катализатором обострения «газового вопроса» как в формате РФ- Украина, так и между РФ и Западом. Очевидно, что ЕС намерен использовать нестабильность на Украине в целях оказания давления на РФ по двум направлениям. Во-первых, западные политики рассчитывают на снижение цены на газ и вынуждение России продавать газ на границе с Украиной. Во-вторых, разоренная войной и экономическим кризисом, Украина, тем не менее, пребывает в ассоциации с ЕС, в этом контексте ЕС не хочет брать на себя издержки по восстановлению украинской экономики и снабжению ее энергией, а стремится переложить это бремя на РФ.

Ситуация на южном направлении российской внешней политики также претерпела значительные изменения за последнее время. Резкая активизация радикальной группировки «Исламское государство» в Сирии и Ираке летом 2014 года привела к резкому обострению военной обстановки в регионе. Для России рост влияние ИГ на территории Сирии и Ирака представляет опасность по следующим позициям. Во-первых, под угрозу попадают российские нефтяные проекты в Ираке (компании Лукойл, Газпромнефть). Во-вторых, усиление влияние ИГ может повлечь за собой дестабилизацию обстановки не только на Ближнем Востоке, но и в Каспийском регионе и Закавказье, что напрямую затрагивает интересы РФ и ее ближайшего союзника в регионе – Армении. Так же стоит отметить, что, по данным спецслужб, в рядах ИГ воюет до нескольких тысяч граждан РФ[5], что в перспективе может нести серьезную угрозу возникновения ячеек этой организации на российской территории, прежде всего на Северном Кавказе, в Поволжье, в Москве и Санкт-Петербурге.

Другим немаловажным регионом в контексте национальных интересов России является Центральная Азия (ЦА). Постсоветские режимы этих стран не могут не вызывать обеспокоенность внешнеполитического руководства России в связи с целым рядом проблем: тлеющий водный конфликт между Узбекистаном и Киргизией с Таджикистаном, проблема Ферганской долины. Серьезным вызовом безопасности в ЦА является общая нестабильность политико-экономических систем государств региона: в большинстве своем эти страны представляют собой жесткие авторитарные режимы, где в силовом формате подавляется любая оппозиция, но при этом институты центральной власти являются не в полной мере оформленными и устойчивыми. В таких странах, как Таджикистан, Казахстан, Узбекистан, в принципе отсутствует механизм сменяемости правителей; в Киргизии подобные смены обернулись двумя революциями за 10 лет.

В таких условиях любая возможная дестабилизация чревата серьезными угрозами государственности стран ЦА. Угроза исламского радикализма также остается актуальной для региона в целом. Перманентным источником расползание религиозного экстремизма в Центральной Азии является Афганистан, где базируются основные террористические группировки, имеющие интересы в регионе такие, например, как Исламское движение Узбекистана. Негативным трендом в данном контексте может выступать проникновение Исламского Государства в Афганистан и в дальнейшем в страны ЦА, что уже вызвало серьезную озабоченность ряда стран региона.[6]

Данные риски особенно сильны для таких стран, как Таджикистан и Киргизия, которые представляют собой не только неустойчивые политические образования, но также весьма слабы экономически. Необходимо учитывать, что в случае эскалации ситуации основные издержки, связанные с обеспечением безопасности и поддержки государств региона, безусловно, лягут на плечи Российской Федерации.

Также РФ не может оставить без внимания усиливающееся проникновение (прежде всего экономическое) Китая в Центральную Азию, что в перспективе может поставить под вопрос влияние РФ на эти страны, это особенно актуально в контексте развития Евразийского экономического союза, к которому недавно присоединилась Киргизия. Попытка КНР оторвать страны региона от России и переформатировать систему взаимоотношений в ЦА с многостороннего формата в рамках СНГ и ЕАЭС, предлагаемого нашей страной, в формат двусторонних связей с Пекином может создать серьезную угрозу проектам Евразийского союза и ОДКБ, которые российская дипломатия выстраивала в центральноазиатских республиках на протяжении последнего времени.

Таким образом, на сегодняшний день Россия сталкивается со множеством вызовов и угроз безопасности как экономического, так и военного характера, по сути дела по всему периметру своих границ, поэтому современную внешнеполитическую обстановку вокруг нашей страны можно характеризовать как напряженную.

2.Современная внешняя политика России

Современный внешнеполитический курс РФ нацелен на превращение России в одного из ведущих глобальных игроков формирующегося нового мирового порядка в XXI веке. Внешняя политика нашего государства – это «один из важнейших инструментов поступательного развития страны, обеспечения ее конкурентоспособности в глобализирующемся мире».[7] Исходя из поставленных задач внешнеполитический курс России на современном этапе можно подразделить на ряд составляющих.

Безусловно, одним из важнейших элементов внешнеполитического курса РФ является интеграционная составляющая. Постсоветское пространство является жизненно важным для России регионом – со временем СССР между РФ и бывшими союзными республиками имеются прочные экономические связи, кроме того, сохранение этих стран в зоне влияния РФ во многом решает проблемы обеспечения безопасности страны. Первые попытки реинтеграции республик бывшего СССР имели место еще в 90-е гг.: первоначально на роль такой интеграционной структуры претендовал СНГ, затем были попытки создания Таможенного союза, Союзного государства России и Белоруссии, которое де-юре действует до сих пор. Тем не менее решающая стадия формирования интеграционного блока имела место во второй половине нулевых, когда на базе ЕврАзЭС было принято решения сформировать Таможенный Союз России, Белоруссии и Казахстана. В дальнейшем интеграция прошла этап Единого экономического пространства и в 2015г. начал действовать Евразийский Экономический Союз. На сегодняшний день к Союзу присоединились Армения и Киргизия.

Для РФ данный проект имеет исключительно важное значение так как это, по сути дела, последняя попытка реально удержать постсоветские страны в орбите российского влияния, если данный интеграционный проект провалится, то, без сомнения, постсоветские республики в ЦА войдут в зону исключительного влияния Китая, который, как уже говорилось выше, уже активно экономически проникает в данные государства. В Восточной Европе идет конкуренция интеграций между ЕЭС и ЕС, ряд постсоветских стран (Молдавия, Белоруссия, Украина) присоединились к проекту Восточное партнерство, а Молдавия и Украина уже вошли в ассоциацию с ЕС. В странах Закавказья растет влияние Турции и Ирана.

Другим важным направлением внешней политики РФ является активное участие в развитии таких организаций, как ШОС и БРИКС. Взаимодействие со странами БРИКС создает серьёзную альтернативу влиянию Запада на мировую политику и снижает влияние ведущих западных институтов (Всемирного Банка и МВФ) в контексте создания странами БРИКС Банка Развития. Координация в формате БРИКС позволяет ведущим незападным странам формулировать единую позицию и обмениваться мнениями по основным вопросам международной повестки дня без участия и давления со стороны США и других ведущих стран Запада.

Кооперация в рамках ШОС позволяет предпринять практические шаги по противодействию трем основным угрозам: терроризму, экстремизму и сепаратизму[8], а также наркоторговле, преимущественно в регионе Центральной Азии, укрепляет взаимоотношения между РФ и Китаем, кроме того, создает реальную альтернативу НАТО в регионе.

Еще одной важной составной частью внешнеполитического курса РФ на современном этапе является ее политика в отношении ООН. Россия, которая, как продолжатель СССР, унаследовала кресло постоянного члена СБ ООН, проводит политику, направленную на поддержание и укрепление авторитета ООН. РФ полагает, что ООН на сегодняшний день является единственным надежным регулятором международных отношений. МИД РФ неоднократно подчеркивал опасность для международной стабильности, которую несут «попытки регулировать кризисы путем применения вне рамок СБ ООН одностороннего санкционного давления и иных мер силового воздействии, включая вооруженную агрессию».[9] В связи с этим РФ рассматривает как угрозу применение силы в обход решений СБ ООН, которую демонстрируют США и другие страны Запада, в контексте вторжения в Ирак, бомбардировки Ливии и т.д.

На сегодняшний день не теряет актуальности вектор внешний политики РФ, связанный с отношениями с США и ЕС. В свете продолжающегося Украинского кризиса, западных санкций, РФ заинтересована в выстраивании конструктивных отношений с западными партнёрами. Несмотря на существенное давление, оказываемое Западом на Россию, в данный момент не в интересах РФ идти на жесткую конфронтацию, так как Запад, прежде всего ЕС, продолжает являться основным экономическим партнером современной России. В связи с этим ключевыми являются усилия российской дипломатии по налаживанию и укреплению отношений с теми странами-членами ЕС, которые заинтересованы в партнерстве с Россией. Визит В. Путина в Венгрию, его встреча с греческим премьер-министром А. Ципрасом являются прекрасно иллюстрацией данной политики. Одним из важнейших пунктов выстраивания политики с Западом на сегодняшний день является дипломатические попытки РФ разрешить украинский кризис. Переговоры в Минске и консультации в Нормандском формате лишний раз подчеркивают высокую озабоченность РФ ситуацией на Востоке Украины.

Принципиально новым в российском внешнеполитическом курсе стала начавшаяся осенью 2015 года военно-воздушная операция российских ВКС на территории Сирии. Действия России на Ближнем востоке демонстрируют новую тенденцию по превращению нашей страны в более активного военно-политического игрока на мировой арене. Стоит отметить, что подобные акции в целом укладываются в общий смысл российской внешнеполитической доктрины, ключевыми направлениями которой в мировом масштабе являются идеи противодействия распаду института суверенного национального государства, противостояния анархии и революционным преобразованиям режимов различных стран, начиная от Ливии и заканчивая Украиной. В этом смысле Россия выступает в качестве лидера консервативного направления в мировой политике, нацеленного на постепенные осторожные преобразования и не рассматривающего, в отличие от атлантистов, демократизацию как гарант устойчивого развития.[10]

Таким образом, современный внешнеполитический курс РФ характеризуется многовекторностью и необходимостью отвечать на различные вызовы и угрозы безопасности и в то же время эффективно продвигать интересы России как в региональном, так и в мировом масштабе.

3.Прогноз: внешнеполитическая ситуация в среднесрочной перспективе

Говоря о политическом прогнозе, стоит отметить, что в условиях современного мира, где обстановка может измениться кардинально за считанные дни, весьма сложно говорить о прогнозах на отдаленную перспективу. Прекрасной иллюстрацией данного тезиса является Украинский кризис и воссоединение Крыма с Россией о возможности которого, еще за полгода до событий на Площади Независимости в Киеве, не могли подумать даже самые смелые политические аналитики. Рассуждая о развитии внешнеполитической ситуации вокруг РФ, имеет смысл говорить лишь о вероятностях развития того или иного из множества возможных сценариев.

В краткосрочной перспективе в отношениях России с ЕС и США детерминирующим фактором будет развитие событий на востоке Украины. Опыт предшествующих попыток мирного урегулирования показал, что между сторонами конфликта имеются кардинальные различия в видении будущего развития украинского государства и таким образом скорое прекращения вооруженного противостоянии маловероятно.

Тем не менее, вопрос о том, как будет развиваться украинский конфликт, остается открытым. В настоящее время среди возможных сценариев развития ситуации наиболее вероятными выглядят сценарий эскалации напряженности и сценарий замороженного конфликта.

Первый вариант исходит из того, что внутриполитическая обстановка на Украине остается крайне сложной. С учетом нарастающего экономического кризиса, роста безработицы, увеличения миграционных потоков как внутренних, так и внешних, вероятность усиления влияния радикалов на политику центральной власти существенно возрастает, кроме того, правительство в Киеве само осознанно может пойти на эскалацию конфликта в целях отвлечения внимания населения от экономических проблем. Кроме этого, любые вспышки насилия на Донбассе автоматически становятся аргументом Украины в переговорах с Западом по выделению новых кредитов по линии МВФ, оказанию иной помощи, в том числе направленной на перевооружения украинской армии. Подобная эскалация напряженности может привести как к военной победе Киева и установлению полного контроля над территорией республик, так и, наоборот, к полному поражению и дезорганизации украинской армии и как следствие всего украинского государства.

Тем не менее, такой вариант представляется нежелательным для России на данном этапе, так как, безусловно, повлечёт за собой новый виток напряженности в отношениях с Западом. Помимо этого, даже в случае победы ДНР и ЛНР на Россию ляжет груз по восстановлению инфраструктуры и экономики республик, приемы дополнительного потока беженцев и другие расходы, которые, учитывая современное положение дел в российской экономики, могут повлечь весьма негативные последствия.

Второй вариант – замораживание конфликта является одним из наиболее вероятных и в тоже время наиболее приемлемых для России. Возможность этого сценария обусловлена тем, что сегодня ни одна из сторон конфликта не может гарантировать себе безусловной победы в случае возобновления полномасштабных боевых действий, а издержки от неудачи, напротив, чрезмерно высоки. Также идущий с переменным успехом Минский переговорный процесс позволяет сторонам за счет различной трактовки достигнутых соглашений говорить о своем успехе, не переводя конфликт в горячую фазу. При реализации данного варианта развития ситуации не стоит ожидать каких-либо кардинальных изменений в отношениях РФ и Запада в ближайшее время: вопрос о Крыме и снятии санкций навряд ли будет урегулирован, до тех пор пока украинская тематика будет актуальна для западных стран, прежде всего США. Замораживание конфликта имеет долгосрочную перспективу, и в этом плане решающую роль будет играть социально-экономическое положение как на Украине, так и в ДНР и ЛНР.[11]

На южном направлении ситуация продолжит оставаться стабильно напряженной. Борьба против ИГ как и любая война на Ближнем Востоке не имеет быстрого окончания. Боевики ИГ имеют широкую поддержку среди суннитского населения Ирака, которое не стремится вернуться под контроль шиитского правительства в Багдаде. С учетом того, что борьба с ИГ неразрывно связана с гражданской войной в Сирии и курдским вопросом, в среднесрочной перспективе не будет найдено пути к полноценному урегулированию. Это значит, что нестабильность с Ближнего Востока будет распространяться на сопредельные регионы: в Закавказье, Северный Кавказ, Пакистан, Афганистан. Таким образом, перед РФ встает задача укрепления как безопасности границ страны, так и в области борьбы с терроризмом, торговлей наркотиками и организованной преступностью. В Закавказье данную политику эффективно можно реализовать через сотрудничество с Арменией в рамках ОДКБ.

В Центральной Азии в краткосрочной перспективе обстановка не претерпит значительных изменений. Однако в ближайшие 3-5 возможно ожидать смену режимов в Узбекистане, Таджикистане, где лидеры стран находятся у власти еще с 90-х годов. В связи с этим России надо быть готовой к резкому ухудшению ситуации в регионе, появлению новых очагов нестабильности, росту влияния исламизма. В перспективе будут также нарастать трения, связанные с вопросами о водных ресурсах, с учетом агрессивной риторики Узбекистана и приостановке членства страны в ОДКБ, возможно ожидать перехода конфликта в горячую фазу. Здесь РФ нужно приложить максимум усилий, выступая в роли посредника и миротворца, чтобы не допустить эскалации напряженности.

Роль БРИКС и ШОС в краткосрочной перспективе не окажет существенного влияния на внешнеполитическую обстановку вокруг России. Стоит отметить, что несмотря на вербальную поддержку, в реальности ни страны БРИКС и ШОС, ни основные союзники РФ в СНГ (Белоруссия, Казахстан) не признали воссоединение Крыма с Россией и по возможности стараются дистанцироваться от украинской повестки. В то же время в перспективе РФ может извлечь значительные преимущества из кооперации в рамках БРИКС, прежде всего за счет создания альтернативных мировых финансовых институтов (Банк Развития) и формирования единого мнения ведущих не западных стран, альтернативное к позициям США и ЕС. В то же время с учетом возможной дестабилизации в Центральной Азии взаимодействие с Китаем в рамках ШОС может оказать существенное положительное влияние на обстановку в регионе.

Немаловажным направлением российской политики в ближайшие годы станет активное продвижений идеи сопряжение российского проекта ЕАЭС и китайского Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП). В российском экспертном сообществе сформировалось мнение о том, что «главная цель России – сделать ЭПШП инструментом укрепления и совершенствования ЕАЭС, не допустить их конкуренции, а в дальнейшем – положить ресурсы ЭПШП в основу формирования экономико-политического Сообщества Большой Евразии».[12] Подобное сообщество, с одной стороны, способно создать противовес Атлантическим державам по главе с США, с другой стороны, минимизирует риски экономического поглощения Китаем стран ЦА, о чем было сказано выше.

В контексте резкого ухудшения отношений с Западом в краткосрочной и среднесрочной перспективе возможна активизация взаимоотношений России и Турции. Турция, которая так и не добилась членства в ЕС, в настоящее время активно позиционирует себя как государство лидер на Ближнем Востоке и Балканах, в связи с этим РФ как один из крупнейших экономических партнеров Турции может оказать ей существенную поддержку. В качестве примера активизации двустороннего сотрудничества может служить новый газовый проект «Турецкий поток», который на данный момент рассматривается руководством РФ как основная альтернатива блокированному ЕС проекту «Южный поток». Тем не менее, усилению сотрудничества между Турцией и Россией объективно может помешать российская военная операция в Сирии, так как Турция с самого начала данного конфликта открыто выступила за смещение режима Асада, кроме того, Турции частично выгодно усиление позиций ИГ, так как с территорий контролируемой этой группировкой через город Ракка в Турцию поступает значительный поток дешевой нефти с иракских месторождений.[13] С другой стороны, ИГ объективно ослабляет позиции непримиримого противника Анкары – курдов. 

Используемая литература и источники

  1. Концепция внешней политики РФ 2013 г. Официальный сайт МИД РФ // Электронный ресурс. 2013. http://archive.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F
  2. Хартия Шанхайской организации сотрудничества. Официальный сайт ШОС // Электронный ресурс. 2002. http://www.sectsco.org/RU123/show.asp?id=86
  3. Бордачев Т.В. Новое евразийство // Россия в глобальной политике. – 2015. - №5. //Электронный ресурс.// http://globalaffairs.ru/number/Novoe-evraziistvo-17754
  4. Гущин А. Украинский вызов для России / Гущин А., Маркедонов С., Цибулина А.; рабочая тетр. No 24/2015 / [гл. ред. И. С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). – М.: Спецкнига, 2015. – 48 с.
  5. Иноземцев В.Л. Осторожно, двери закрываются. Следующая санкция…// Бизнес-журнал.2014. №12(225).
  6. Небольсина М. ИГИЛ – угроза государствам постсоветского пространства. Российский совет по международным делам (РСМД). //Электронный ресурс. 2015.// http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5667#top-content
  7. Тимофеев И. Новая предсказуемость России. Российский совет по международным делам (РСМД). //Электронный ресурс. 2015.// http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6754#top-content
  8. Соловьев О. Дата начала наступления на Донбасс уже определена. Информационно-аналитический портал Free News. //Электронный ресурс. 2015// http://free-news.su/politika/4083-data-nastupleniya-opredelena
  9. Кто покупает нефть «Исламского государства»?. Вести. Экономика.// Электронный ресурс.2014.// http://www.vestifinance.ru/articles/47615
  10. Хренников П. «Исламское государство» прирастает Россией. // Электронное периодическое издание «MK.ru // http://www.mk.ru/politics/2015/02/20/islamskoe-gosudarstvo-prirastaet-rossiey-bortnikov-nazval-kolichestvo-grazhdan-rf-voyuyushhikh-v-irake.html

_______________________________

[1] Концепция внешней политики РФ 2013 г. Официальный сайт МИД РФ // Электронный ресурс. 2013. http://archive.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F

[2] Гущин А. Украинский вызов для России / Гущин А., Маркедонов С., Цибулина А.; рабочая тетр. No 24/2015 / [гл. ред. И. С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). – М.: Спецкнига, 2015. – 48 с.

[3] Соловьев О. Дата начала наступления на Донбасс уже определена. Информационно-аналитический портал Free News. //Электронный ресурс. 2015// http://free-news.su/politika/4083-data-nastupleniya-opredelena

[4] Иноземцев В.Л. Осторожно, двери закрываются. Следующая санкция…// Бизнес-журнал.2014. №12(225).

[5] Хренников П. «Исламское государство» прирастает Россией. // Электронное периодическое издание «MK.ru // http://www.mk.ru/politics/2015/02/20/islamskoe-gosudarstvo-prirastaet-rossiey-bortnikov-nazval-kolichestvo-grazhdan-rf-voyuyushhikh-v-irake.html

[6] Небольсина М. ИГИЛ – угроза государствам постсоветского пространства. Российский совет по международным делам (РСМД). //Электронный ресурс. 2015.// http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5667#top-content

[7] Концепция внешней политики РФ 2013 г. Официальный сайт МИД РФ // Электронный ресурс. 2013. http://archive.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F

[8] Хартия Шанхайской организации сотрудничества. Официальный сайт ШОС // Электронный ресурс. 2002. http://www.sectsco.org/RU123/show.asp?id=86

[9] Концепция внешней политики РФ 2013 г. Официальный сайт МИД РФ // Электронный ресурс. 2013. http://archive.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F

[10] Тимофеев И. Новая предсказуемость России. Российский совет по международным делам (РСМД). //Электронный ресурс. 2015.// http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6754#top-content

[11] Гущин А. Украинский вызов для России / Гущин А., Маркедонов С., Цибулина А.; рабочая тетр. No 24/2015 / [гл. ред. И. С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). – М.: Спецкнига, 2015. – 48 с.

[12] Бордачев Т.В. Новое евразийство // Россия в глобальной политике. – 2015. - №5. //Электронный ресурс.// http://globalaffairs.ru/number/Novoe-evraziistvo-17754

[13] Кто покупает нефть «Исламского государства»?. Вести. Экономика.// Электронный ресурс.2014.// http://www.vestifinance.ru/articles/47615

 

Астапенко Илья


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение