Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Китай и его роль в новом мировом порядке / Статьи
Цели и интересы Китая и России в ШОС
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 10-11-2011

Одной из важнейших особенностей политического устройства мира после холодной войны стало формирование новых региональных процессов. Освобождение системы международных отношений от атмосферы двухполюсного ожесточенного идеологического противостояния периода холодной войны обусловило развитие регионального сотрудничества как по вертикали, так и по горизонтали. Евразийская геополитическая зона находится в числе тех регионов, на которые оказало значительное воздействие оказала новая обстановка, которая способствовала возникновению новых процессов в региональном сотрудничестве стран региона по самым различным направлениям.

Введение

Среди различных региональных организаций, которые были созданы в этой зоне, Шанхайская Организация Сотрудничества в силу своей значительной влиятельности и постоянного совершенствования представляет собой яркую модель регионального сотрудничества на евразийском пространстве в период после холодной войны. С учетом того, что основополагающую роль в создании и развитии этой организации сыграли две страны - Китайская Народная Республика и Российская Федерация, в настоящей статье предпринимается попытка с использованием аналитически-описательного подхода оценить роль, цели и интересы этих двух стран в Шанхайской Организации сотрудничества в трех аспектах - политическом, военно­оборонном и экономическом, что позволило бы наилучшим и комплексным образом понять происходящие в рамках этой новой региональной организации процессы с точки зрения ее влияния на новую систему международных отношений и на евразийскую геополитическую зону.

Перед распадом Советского Союза в 1986 году последний президент СССР Михаил Горбачев на совещании во Владивостоке высказался за нятие разногласий между Китаем и Россией. В мае 1989 г. во время исторического визита в Китай Горбачев и Дэн Сяопин подписали соглашение и приняли решение о нормализации отношений (Burles,1999:5-6). В сложившейся обстановке в 1990 г. между Советским Союзом и Китайской Народной Республикой был заключен договор о сокращении военных баз и вооруженных сил в зоне китайско-советской границы и о принятии мер по созданию доверия в отношениях между двумя странами. Однако этот договор по причине развала СССР не был выполнен. Позднее, в 1995 году, на новом этапе двусторонних отношений между Россией и Китаем был подписан договор о дружбе и сотрудничестве. В числе важнейших положений этого договора предусматривались такие меры, как противодействие гегемонии США, демаркация 4370 км границы между двумя странами, а также передача и торговля военными технологиями, предоставление доступа к энергии и сырьевых товаров, противодействие растущей волне исламизации в Центральной Азии (Фиязи, 1388, 22-23).

В сложившейся благоприятной обстановке 26 апреля 1996 г. пять стран - Россия, Китай, Казахстан, Киргизия и Таджикистан на встрече руководителей этих стран в Шанхае приняли решение в целях укрепления доверия в военной сфере в пограничных районах создать структуру под названием «Шанхайская группа 5». Фактически впервые в истории Китай, Россия и страны Центральной Азии объединились в рамках соглашения о военном и экономическом сотрудничестве, договорившись о принятии мер по поддержанию стабильности и безопасности в регионе (Chung,2004:990). По прошествии времени, с учетом неплохих результатов работы, относительной успешности и расширения сферы деятельности «Группы 5», а также в соответствии с первоначальной договоренностью, в 2001 году появились предпосылки для преобразования «Группы 5» в региональную организацию под названием Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС).

С другой стороны, в этом же году Узбекистан стал шестым членом ШОС. Присоединение к этой организации в 2004 г. четырех стран - Ирана, Индии, Пакистана и Монголии в качестве наблюдателей обусловило повышенное внимание мирового сообщества к Шанхайской Организации Сотрудничества. В настоящее время страны- члены и страны-наблюдатели ШОС располагают широкими потенциальными возможностями. ШОС охватывает страны с территорией общей площадью 37 млн. кв. км, на которой проживает свыше 2,7 млрд. человек. На территории стран ШОС находится около 20% мировых запасов нефти и 50% мировых запасов газа. С точки зрения геополитического и геостратегического положения этот регион имеет большое значение. Учитывая прогнозы того, что во второй половине 21 века Азия займет особое экономическое и политическое место в системе международных отношений, поэтому и статус Шанхайской Организации Сотрудничества также повысится. В то же время Китайская Народная Республика и Российская Федерация в качестве постоянных членов Совета Безопасности ООН и в качестве великих держав современного мира играют значительно большую роль и оказывают особое влияние на формирование и развитие Шанхайской Организации Сотрудничества по сравнению с другими членами ШОС. При этом превалирующая роль этих двух великих держав в процессе деятельности и развития ШОС является важнейшей причиной того, что внимание мирового сообщества приковано к Шанхайской Организации Сотрудничества.

Учитывая изложенное, возникает такой вопрос: в чем заключаются цели и интересы двух стран - Китая и России - в формировании и развитии Шанхайской Организации Сотрудничества? Иными словами, каким образом эти цели и интересы воздействуют на процесс эволюции этой региональной организации? Руководствуясь поставленным вопросом, в настоящей статье предпринимается попытка с использованием аналитически-описательного подхода оценить роль, цели и интересы двух стран - Китайской Народной Республики и Российской едерации - в отношении Шанхайской Организации Сотрудничества в трех аспектах - политическом, военно-оборонном и экономическом, что позволило бы наилучшим и более полным образом понять происходящие в рамках этой новой региональной организации процессы с точки зрения ее влияния на новую систему международных отношений и на евразийскую геополитическую зону.

 

1. Этапы формирования и расширения Шанхайской Организации Сотрудничества

Шанхайская Организация Сотрудничества, несмотря на то, что она существует очень недолгое время, получила значительное развитие, так что этот аспект стал одной из особенностей ШОС, что привлекло внимание специалистов. В целом с момента создания этой организации и до сегодняшнего дня ее цели и функции расширялись ступенчатообразным образом, и в этом процессе можно выделить три этапа.

На первом этапе начиная с 1996 года (год создания) и до 2000 года основное внимание Шанхайской группы 5 было направлено на урегулирование пограничных проблем. С учетом незначительности противоречий между Россией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном по пограничным вопросам наибольшие усилия направлялись на урегулирование имеющихся пограничных проблем между указанными странами и Китайской Народной Республикой и заключению между ними соответствующих соглашений. В результате путем заключения соглашений с государствами Шанхайской группы 5 Китай сумел обезопасить свою границу с с Россией и странами Центральной Азии протяженностью около 7 тыс. кв. км.(Ваэзи, 1385, 9). Также, с учетом того, что общая граница Китая и России имеет протяженность 4370 км, эти две страны смогли, используя инструменты новой организации, урегулировать исторические пограничные споры. При этом были достигнуты важные договоренности о запрете проведения военных маневров на общей границе, о недопустимости военной агрессии друг против друга, о сокращении численности войск на границах, а также о приеме Узбекистана в качестве наблюдателя в 2000 году. Также в 2000 году Шанхайский договор пяти был переименован вШанхайскую пятерку, что сыграло важную роль в реформировании деятельности этой новой организации.

Второй этап - с 2001 по 2004 гг.- характеризовался концентрацией деятельности на проблемах обеспечения безопасности и на вопросах экономики, и стал поворотным этапом в деятельности участников Договора Шанхайской пятерки. С учетом решения пограничных проблем страны- члены получили возможность обсудить на шестом саммите глав государств в Шанхае 14-15 июня 2001 года вопросы, связанные со структурой организации и ее развития, важнейшие региональные и глобальные международные проблемы, вопросы экономического сотрудничества и безопасности. По эти вопросам были подписаны важные документы. Одним из таких документов стало соглашение о борьбе с международным терроризмом, религиозным экстремизмом и контрабандой наркотиков и оружия. На этом саммите с согласия пяти стран шестым членом организации был принят Узбекистан. В конечном счете результаты деятельности и относительная успешность Шанхайской пятерки создали предпосылки для превращения ее в региональную организацию, и в 2001 году официально было объявлено о создании Шанхайской Организации Сотрудничества (Там же, 10).

На этом этапе члены ШОС приняли такие важные решения, как создание в Ташкенте антитеррористического центра, целью которого было противодействие обозначенным членами ШОС трем элементам зла - терроризму, экстремизму и сепаратизму. Это решение сыграло важную роль в деле укрепления оборонных механизмов и механизмов по обеспечению безопасности ШОС. Заслуживает внимания тот факт, что этот этап совпал по времени с событиями 11 сентября в США, а также агрессией США в Афганистане, опасениями в связи с распространением элементов Аль-Каиды и талибов в Центральной Азии. Именно в этот период Запад, в частности, США стали уделять этому региону особое внимание, что выразилось, в частности, в создании военных баз в Центральной Азии, что вызвало особое беспокойство стран-членов ШОС, особенно у Китая и России, в результате чего эти вопросы стали главным предметом обсуждения на нескольких саммитах ШОС. При этом следует отметить, что хотя борьба с терроризмом и экстремизмом была общей задачей как для ШОС, так и для США, однако, с учетом различия позиции ШОС по отношению к экстремизму и терроризму (позиция ШОС базировалась на проблемах обеспечения внутренней безопасности) и позиции США (которая базировалась на концепции угрозы для гегемонии либерал-демократии), даже в период наивысшего подъёма терроризма на практике обе стороны так и не смогли выработать общую стратегию борьбы с терроризмом.

Третий этап - с 2005 г. по настоящее время- характеризовался приемом в Шанхайскую Организацию Сотрудничества членов-наблюдателей и расширением сферы деятельности ШОС, горизонтальным и вертикальным расширением Шанхайской Организации Сотрудничества. На этом этапе с целью укрепления и расширения сферы деятельности ШОС в нее в качестве наблюдателей были приняты четыре страны: Иран, Индия, Пакистан и Монголия. Этот шаг значительно увеличил объем регионального сотрудничества, потенциал и возможности Шанхайской Организации Сотрудничества. Эти изменения наряду с заявлениями лидеров Китая и России в кулуарах саммитов ШОС, выходящими за рамки региона (и которые в основном считаются неофициальной позицией ШОС), заметно усилили международную роль и значение Шанхайской Организации Сотрудничества. Саммит глав государств ШОС в Астане (Казахстан) в июле 2005 года можно назвать ярким проявлением этих изменений. В восьмистраничном заявлении лидеров Китая и России накануне проведения саммита были подвергнуты сильной критике односторонние усилия США по единоличному управлению международными кризисами, а в заключительной декларации саммита содержалось требование к США представить график вывода военных баз из Центральной Азии. На основании этого требования американские войска в конце 2005 года покинули военную базу Ханабад в Узбекистане. Западные СМИ назвали эти события результатом появления новой силы в регионе. (Однако, наряду с этими событиями Шанхайская Организация Сотрудничества на этом этапе переживала эволюцию с точки зрения структурных изменений и с точки зрения своей деятельности, в частности, были предприняты меры к расширению направлений сотрудничества между членами ШОС. Для большего ознакомления с процессом изменений на этом этапе необходимо остановиться на важнейших решениях саммитов ШОС.

Саммит 2006 г. в Шанхае, Китай.

  • Разработка новых правил для секретариата ШОС;
  • Изменение названия высшего поста в ШОС с председателя на генерального секретаря;
  • Расширение полномочий генерального секретаря ШОС.

Саммит 2007 г. в Бишкеке, Киргизия.

  • Утверждение плана обеспечения безопасности для международной безопасности;
  • Подписание соглашения в области культурного сотрудничества;
  • Принятие решения о проведении крупных антитеррористических учений армий ШОС в районе Челябинска, Россия, под названием «Операция мир-2007»

Саммит 2008 г. в Душанбе, Таджикистан.

  • Соглашение в области создания в Центральной Азии зоны, свободной от ядерного оружия;
  • Расширение сотрудничества с другими региональными и международными организациями.

Саммит 2009 г. в Екатеринбурге.

  • Предоставление Китаем займа в 10 млрд. долларов членам ШОС для обеспечения мер по противодействию последствиям мирового финансового кризиса;
  • Принятие плана действий в области многостороннего торгово-экономического сотрудничества между странами- членами ШОС.

Саммит 2010 г., Ташкент.

  • Акцент на поддержание стабильности и спокойствия в Киргизии после произошедших там волнений;
  • Поддержка договоренности России и США о сокращении стратегических вооружений.

Решения глав государств-членов Шанхайской Организации Сотрудничества в последние годы по организационным и практическим вопросам способствовали развитию еще большей динамичности этой организации. Помимо перечисленных проектов и решений в связи с ШОС происходили и другие события, некоторые из которых в силу их важности следует упомянуть:

  • отказ в 2005 г. принять в ШОС США в качестве наблюдателя;
  • проведение международной конференции «Шанхайская Организация Сотрудничества: достижения и мнения» (30 ноября 2006 г.);
  • предложение президента России Путина об образовании «Энергетического клуба Шанхайской Организации Сотрудничества» (2006 г.);
  • независимое участие Дэн Сяопина в качестве генерального секретаря ШОС в юбилейном заседании Генеральной Ассамблеи ООН по случаю 60-летия образования ООН в качестве важного шага в деле международного признания
  • ШОС;
  • организация ежегодных встреч прокуроров стран-членов с целью обмена информацией и противодействия организованной преступности и контрабанде наркотиков;
  • проведение заседаний совета коммерсантов и банкиров;
  • проведение в Москве международной конференции по Афганистану при решающем участии ШОС (27 марта 2010г.);
  • принятие совместного заявления секретариата ШОС и ООН (5 апреля 2010 г.);
  • проведение оперативно-стратегических учений под названием «Саратов-антитеррор 2010» с 16 по 26 августа 2010 г. в г. Саратове, Россия.

 

2. Деятельность Шанхайской Организации

Сотрудничества на третьем этапе обусловила ее более влиятельное позиционирование на уровне региона и в глобальном плане. Таким образом, как можно было убедиться, Шанхайская Организация Сотрудничества со временем, с учетом внутренних, региональных и глобальных потребностей пришла к необходимости организационных и оперативных преобразований, и ее первоначальные задачи, ориентированные на вопросы обеспечения безопасности, постепенно были переориентированы на другие сферы, в частности, на экономические. Между тем, заслуживает внимания тот факт, что президент США Барак Обама высказал заинтересованность в сотрудничестве с ШОС в решении афганских проблем. Этот вопрос важен в том отношении, что Вашингтон всегда негативно воспринимал ШОС, а отказ в 2005 г. принять США в ШОС в качестве наблюдателя еще более усилил это пессимистическое отношение США к Шанхайской Организации Сотрудничества. Однако, с учетом многочисленных вызовов, стоящих перед США и НАТО в Афганистане, Вашингтон пришел к мысли об использовании возможностей ШОС, даже при том, что в этом отношении еще никаких практических шагов сделано не было (Иран шарги, 8 ордибехешта 1389 г.).

В целом рассмотрение эволюции, проделанной Шанхайской Организацией Сотрудничества, свидетельствует о процессе динамического развития этой региональной организации. Это подтверждает и уделяемое этой организации внимание со стороны США (пусть даже на словах и показным образом) влиятельной роли этой организации в региональных и глобальных процессах. Между тем, главным фактором, обусловившим эти изменения и вызвавшим к ним внимание, является влиятельная и неоспоримая роль двух великих держав - Китая и России, как главных членов и основателей ШОС, которые и определяли процесс формирования и видоизменения Шанхайской Организацией Сотрудничества после 1996 года. При этом, как отмечалось выше, этот фактор определял и возросшее внимание мирового сообщества к этой новой организации. В этой связи понимание целей и интересов этих двух государств в деле создания и укрепления ШОС может способствовать лучшему пониманию причин видоизменения Шанхайской Организацией Сотрудничества и динамизма этого процесса.

С учетом этого сначала мы коротко рассмотрим стратегическое партнерство двух государств - Китая и России, а затем отдельно проанализируем вопрос о том, какие цели и интересы преследуют Китайская Народная Республика и Российская Федерация, осуществляя изменения в Шанхайской Организации Сотрудничества, чтобы лучше и более полно понять, как меняется эта организация.

 

3. Китайско-российские отношения: стратегическое партнерство

Китайско - российские отношения в их нынешнем виде, как неоднократно заявляли стороны, имеют форму «стратегического партнерства», что рассматривается как высокий уровень двусторонних отношений. Общность позиций двух стран в отношении системы глобальных и региональных международных отношений, отсутствие разногласий и споров, противостояния и соперничества между двумя странами, а также наличие важных общих интересов обусловили стремление сторон к максимальному расширению и углублению связей. В отличие связей Китая с Евросоюзом, в которых важнейшим элементом является экономическая составляющая, китайско-российские отношения в основном формируются в области политики и безопасности. Это утверждение доказывают показатели объема торговли Китая с Россией в сравнении с товарооборотом Китая и странами Евросоюза. Товарооборот между Китаем и Россией за 10 месяцев 2010 г. немного превысил 45 млрд. долларов (Daily, December 10, 2010), тогда как за этот же период объем товарооборота между Китаем и Евросоюзом превысил 210 млрд. долларов (Beijing Review, October 18,2010). Иными словами, общие проблемы в связи с имеющимися угрозами, с одной стороны, и единые позиции по международным проблемам, как на региональном, так и на глобальном уровнях, с другой стороны, являются основными факторами, влияющими на формирование отношений межу двумя странами.

Китай и Россия читают существующий однополюсный порядок в мире угрозой для своих интересов и для своей национальной безопасности, и стремятся направить развитие международной системы к многополюсному устройству. Поэтому обе страны начали укреплять региональные механизмы наряду с внутренней консолидацией с целью ослабления порядка, который хотели бы установить США. Особенно это касалось периода пребывания Буша на посту президента США (идея однополюсного мира). Фактически с самого начала насаждения американского плана нового порядка Китай и Россия не жалели усилий для того, чтобы любыми способами ослабить эту концепцию (Ta-chen,2000:718).

На региональном уровне фактором сближения Китая и России считается равнонаправленная политика по отношению к Центральной Азии. Фактически после распада Советского Союза у Китая появилась благоприятная возможность для улучшения отношений с республиками Центральной Азии.

С одной стороны, Пекин осведомлен об особой чувствительности Москвы по отношению к региону, а с другой стороны Москва рассматривает Центральную Азию как свой «стратегический задний дворик» и стремится продолжать свою «политику ближнего зарубежья» (Olcott Brill,2000:375). Исходя из этого, Китай старается избегать сталкиваться с интересами России в Центральной Азии и уважает политическую и военную роль этой страны в регионе. С учетом этого обстоятельства обе стороны, формулируя общие интересы и общие угрозы, рассматривают присутствие США и НАТО в Центральной Азии, а также расширение НАТО на Восток в качестве угрозы для себя, и в целях противостояния этой угрозе формируют мягкий баланс с Западом, в частности, вооруженным силам США и НАТО в этом регионе. Кроме того, Россия и Китай осуществляют общую стратегию по отношению к таким проблемам, как рост исламизации, контрабанда наркотиков и борьба с вооруженными бандами и терроризмом.

Поскольку страны Центральной Азии, а также Пакистан и Афганистан являются на юге соседями России и соседствуют с западными районами Китая, интересы обеих этих стран в связи с этим регионом тесно переплетены. При этом важнейшим беспокоящим фактором для обеих сторон является угроза экстремизма и нестабильности в результате экономического застоя в Центральной Азии (Эмами Мейбоди и Эсмаилии, 1387, 22). На уровне региона Шанхайская Организация Сотрудничества является главным воплощением стратегического партнерства двух стран. Фактически эти две страны являются главой платформой для формирования и развития ШОС, и при этом они стремятся использовать ШОС в качестве инструмента для создания приемлемого для себя порядка в регионе, в рамках которого существуют важные общие особенности. На глобальном уровне две страны являются стратегическими партнерами в Совете Безопасности ООН, в Совете директоров Международного агентства по атомной энергии и во многих других организациях. Общие позиции двух стран по Ираку, по ядерному вопросу Северной Кореи и Исламской Республики Иран и по многим другим вопросам подтверждают этот тезис. Кроме того, Россия является крупнейшим поставщиком оружия в Китай, оружия, которое имеет для Китая чрезвычайную важность, так как, с одной стороны, на поставки оружия в Китай западными странами (США и европейскими странами) наложено эмбарго, а с другой стороны, Китай в качестве своего главного приоритета в сфере национальной безопасности поставил задачу наращивания военной мощи и создания паритета по различным аспектам военного могущества. Значение вопроса наращивания военной мощи китайцами становится понятным, если учесть, что в Белой книге по вопросам национальной обороны, опубликованной в 2004 году, говорится о преодолении растущего отставания страны в военном отношении, возникшем в результате революции в военном деле, что рассматривается как одна из четырех важнейших угроз национальной безопасности страны, и поэтому делается акцент на необходимости преодолеть это отставание (White Paper,2004).

В целом условия в двух странах в различных сферах требуют создания определенного стратегического альянса между двумя странами, поскольку без этого ни одна из двух стран не может решить свои острые проблемы. С другой стороны, при достижении согласия между двумя странами появится возможность вместо того, чтобы тратить силы на противостояние друг другу и противодействие усилению позиций Запада и открытию Западом нового фронта, направленного против обеих стран, каждая из них может служить стратегическим тылом для другой. Учитывая развитие международной обстановки и положение в регионе, интересы Китая и России требуют, чтобы в будущем предпринять шаги для создания своего рода регионального порядка, и, как минимум, превратить эту организацию в важный элемент обеспечения безопасности в регионе (Фиязи, 1388, 22-23), что может выразиться в создании и укреплении механизма Шанхайской Организации Сотрудничества. Поэтому, с учетом жизненно важной, влиятельной роли Пекина и Москвы в создании этого регионального механизма далее будет предпринята попытка рассмотреть по отдельности цели и интересы каждой из этих двух стран в связи с Шанхайской Организацией Сотрудничества.

 

4. Цели и интересы Китайской Народной Республики

Китайская Народная Республика в качестве одного из основателей Шанхайской Организации Сотрудничества сыграла важную роль в формировании и развитии этой организации. В этой связи понимание политики Китая в отношении Шанхайской Организации Сотрудничества может привести к лучшему и более реалистическому пониманию сущности этой организации. В следующем разделе статьи мы подвергнем анализу интересы и цели Пекина в связи с Шанхайской Организацией Сотрудничества в региональном и глобальном аспектах.

4.1. Политические цели и интересы

Вслед за распадом СССР и концом двуполярного мира в начале 90х годов внешняя политика Китая претерпела значительные изменения. Политика открытых дверей Дэн Сяопина получила более активную реализацию при руководителях третьего поколения (под руководством Цзян Дземина) и при руководителях четвертого поколения (под руководством Худзинтао). Китай отошел от идеологических принципов прошлых десятилетий, отдав предпочтение во внешней политике практицизму. Вместе с тем, глобальные взгляды Пекина на международную систему претерпели множество достаточно значительных взлетов и падений. Пекин в первый период после распада СССР преследовал идею создания многополярного мира, в котором существовало бы множество независимых центров силы, в том числе Китай. Однако постепенно, что наиболее ярко проявилось в конце 90-х годов, китайские руководители перестали настаивать на идее усиления мировой децентрализации и начали придерживаться концепции демократизации международных отношений. До этого периода Китай не проявлял интереса к сотрудничеству с региональными организациями. В порядке реализации этой задачи китайские специалисты в области международных отношений стали больше склоняться к западной концепции, такой, как региональная идентичность, новый регионализм и т.п. (Янг, 1386, 23). Поэтому в качестве приоритета внешней политики Китая была поставлена задача создания долгосрочных и прочных связей с мощным стратегическим партнером, что позволило бы обеспечить его национальные интересы (Goldstein,2001:844- 6). На основе этого курса регионализм стал одной из важнейших целей во внешнеполитической стратегии Китая и в деятельности политиков этой страны. В целом внешняя политика Китая, ориентированная на регионализм, базируется на четырех основных нижеследующих принципах:

  • участие в региональных организациях;
  • расширение и углубление стратегического двустороннего сотрудничества с региональными державами;
  • расширение экономических связей;
  • снижение уровня недоверия и обеспокоенности в регионе (Моради и Моаззами Гударзи, 1386, 279).

Руководствуясь таким подходом, Пекин начиная с середины 90-х годов стал пытаться реализовать свои глобальные региональные устремления и глобальные цели на международной арене, то есть, усиления децентрализации и демократизации международных отношений путем активного участия в таких организациях, как ОПЕК, АСЕАН (в качестве наблюдателя), а также в Шанхайской Организации Сотрудничества (в качестве основного участника и основателя).

4.2. Цели и интересы в области безопасности и обороны

Цели и интересы в области безопасности и обороны определяют заинтересованность Пекина в существовании Шанхайской Организации Сотрудничества. Корни этой заинтересованности лежат в противостоянии Китая целому комплексу традиционных и нетрадиционных угроз на пространстве после холодной войны. В целом цели и интересы Китая в области безопасности и обороны, связанные с Шанхайской Организацией Сотрудничества, можно подразделить на три уровня:

Первый уровень - создание гарантий для территориальной целостности и национального единства Китая. Наличие сепаратистских тенденций в некоторых районах Китая, в таких как Тибет, Синьцзян, и, конечно, Тайвань, который пользуется поддержкой США, - это одни из важнейших факторов, угрожающих территориальной целостности и национальному единству Китая. При этом район Синьцзяна представляет для Китая большое значение с точки зрения природных ресурсов, а также ввиду национальных и религиозных особенностей и наличия сепаратистских тенденций. Также имеет значение то, что эта населяющие эту провинцию народности имеют национальную, религиозную и языковую общность с некоторыми народами стран Центральной Азии. Это обстоятельство может стать источником усиления нестабильности и волнений в северо­западных провинциях Китая, в частности, в Синьцзяне.

Шанхайская Организация Сотрудничества дала Китаю, а также России, возможность в рамках институциональной организации, в составе которой имеется четыре центральноазиатских страны, проводить согласованную политику по обеспечению контроля и подавления сепаратистских и националистических тенденций. Иными словами, близость между правительствами, занимающимися межнациональными и сепаратистскими конфликтами в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества, дает членам этой организации возможность использовать возможности друг друга для противостояния этим угрозам и, вырабатывая интегрированную между собой политику, ограничивать поддержку сепаратистских группировок внутри своих стран. Это дает Китайской Народной Республике весьма ценный шанс противостоять одной из серьезнейших внутренних угроз для своей безопасности путем коллективных усилий в рамках одной региональной организации.

Второй уровень - это решение пограничных проблем с Россией. С исторической точки зрения граница между Китайской Народной Республикой и бывшим Союзом Советских Социалистических Республик всегда была источником и местом обширных конфликтов между двумя странами. В 1969 году даже произошло вооруженное столкновение из-за острова Чженьбао (Даманский). В конечном счете этот конфликт в 1991 году был разрешен путем признания юрисдикции Китая гад этим островом. Однако сохранение недоверия между Москвой и Пекином привело к размещению вооруженных сил и усиления военных баз с обеих сторон границы. После 1989 г. Россия и Китай в целях установления доверия между двумя странами приступили к сокращению численности войск на границе. Однако, в результате распада СССР и возникновения независимых государств в Центральной Азии пограничные проблемы Китая возросли. В результате распада СССР граница между двумя странами протяженностью более 7 тысяч километров превратилась в границу между Китаем и Казахстаном длиной 1533 км, между Китаем и Таджикистаном (414 км), Китаем и Киргизией (858 км) и Китаем и Россией (4370 км) (Щирази и Карими, 1388 г., 30­34). В этой обстановке в начале 90-х годов Китай заключил целый ряд двухсторонних и многосторонних соглашений с Москвой и таким образом сумел преодолеть проблемы безопасности в пограничной сфере. В результате создания группы Шанхайской пятерки Китай предпринял важный шаг в направлении укрепления обстановки доверия в военной сфере на своей границе. Практически Китай в связи с проблемами безопасности в южных и восточных районах смог создать буферную зону и преграду на пути проникновения на западе страны, а на последующих этапах китайцы смогли сделать других членов ШОС своими партнерами по решению своих трансрегиональных проблем (Eshanova,2002).

Третий уровень относится к принятию жестких мер по противодействию транснациональной преступности и установлению социальной стабильности и безопасности. Фактически китайцы полагают, что в период после холодной войны снизилась вероятность столкновения между великими державами, применения ядерного оружия, а также столкновений в результате геополитических противоречий, однако, возникли угрозы другого типа в нематериальной сфере (Амини, 1387, 135). Исходя из этого, Китай путем развития региональных связей и интеграции с соседними странами начал заниматься решением других проблем, связанных с совместной безопасностью, таких как терроризм, контрабанда наркотиков, международная преступность, загрязнение окружающей среды, незаконная миграция, СПИД и инфекционные заболевания, такие как САРС, и т.п. Инициатива Китая в деле основания Шанхайской Организации Сотрудничества является успешным примером создания регионального институционального инструмента для противоборства с нетрадиционными угрозами в сфере безопасности (Ширази, 1388, 34).

4.3. Экономические цели и интересы

Одним из крупнейших событий в период после холодной войны стал беспрецедентный экономический рост Китайской Народной Республики. Торгово-экономические вопросы превалируют во внешних связях Китая в такой степени, что можно говорить о том, что Китай применяет в этой сфере понятие внешнеполитического экспансионизма. Продолжение политики открытых дверей и процесса разрядки во внешней политике, принятие принципов рыночной экономики внутри страны и за рубежом, налаживание широких торгово-экономических связей с развитыми странами и международными торгово­экономическими организациями, включая ВТО, создали предпосылки для экономического роста Китая в течение последних двадцати лет. При этом активное участие Китая в региональных организациях стало одним из стратегических направлений деятельности Пекина в целях поддержания и наращивания своего экономического потенциала. Активное членство Китая в региональных организациях является наглядным примером этой стратегии.

Формирование Шанхайской Организации Сотрудничества дали китайским руководителям новую возможность для того, чтобы наряду с сотрудничеством в сфере обороны и безопасности продолжить дальнейшее расширение торгово-экономического сотрудничества. Участие Китая в этой организации позволило растущей экономике страны получить в распоряжение большие потребительские рынки стран-членов ШОС для экспорта китайских товаров, и, с другой стороны, создать дополнительные предпосылки для ускорения экономического роста. При этом значительный объем экономических связей Китая со странами-членами ШОС приходится на энергию. Это объясняется большими потребностями Китая в импортной энергии.

Фактически быстрый экономический рост Китая в последние годы обусловил большой рост потребления энергии в стране. Например, потребление нефти в стране за период с 1995 по 2005 гг. выросло в два раза, достигнув 6,8 млн. баррелей в сутки. Рост потребления Китаем был настолько быстрым, что в 2003 году он обогнал Японию и занял второе место в мире по потреблению нефти. По данным МЭА, потребление нефти в Китае в 2009 г. достигло 4,1 млн. баррелей в сутки, а в 2010 г. составило 4,5 млн. баррелей в сутки (IEA,2010).

По некоторым оценкам, потребление нефти в Китае к 2020 г. достигнет 12 млн. баррелей в сутки, а к 2030 г. - 16 млн. баррелей в сутки, тогда как импорт нефти возрастет к 2020 г. до 7 млн. баррелей и к 2030 г. - 11 млн. баррелей в сутки. В течение двадцати ближайших лет темпы прироста потребления нефти в Китае составят таким образом около 4,5%, что в два раза превысит среднемировые и в четыре раза средние темпы прироста потребления нефти в развитых странах мира (Шариати Ния, 1387, 16-17). Потребление природного газа в Китае в последние годы также быстро росло, что обусловило и рост импорта газа по трубопроводам. Увеличился и импорт сжиженного природного газа.

По данным Национальной нефтяной компании Китая импорт газа в Китай в 2009 г. составил порядка 8,3 млрд. куб. м, а уже через год, в 2010 году этот показатель превысил 10 млрд. куб. м. (Business Spectator, 2010). Однако, как отмечают китайские специалисты, наибольшее беспокойство в области обеспечения страны энергией вызывает небольшое количество источников импорта нефти. В настоящее время около 50% импортируемой Китаем нефти поставляется из региона Среднего Востока, причем к 2015 г. удельный вес средневосточной нефти в китайском импорте вырастет до 70% (The Institute for the Analysis of Global Security,10 December, 2010). Это беспокойство усиливается в связи ростом уязвимости этого региона от расширяющихся военных конфликтов. В этой связи Китайская Народная Республика намерена освободиться от зависимости от этого региона (Arkhangelkiy,2008:3).

Обеспокоенность Китая в связи с поставками нефти из стран Среднего Востока схожа с обеспокоенностью США, которые также импортируют нефть из этого региона, и обеспокоенностью Европы из-за зависимости от поставок энергии из России. Общим моментом для всех трех примеров является зависимость от одного определенного региона. актически Китай в своей нефтяной дипломатии стремится действовать по трем направлениям:

  1. Cнизить свою зависимость от региона Персидского залива как района, находящегося под влиянием США; 
  2. Китай стремится установить отношения с группой нефтедобывающих стран, которые в меньшей степени подвержены воздействию политики США. Это позволит снизить влияние США на процесс поставок энергии в Китай.

Третье направление - Китай стремится установить двусторонние связи с производителями нефти, чтобы в меру возможности оградить себя от колебаний производства нефти. Четвертое - Китай предпринимает усилия для обеспечения поставок нефти для своих потребностей из стран Центральной Азии и России. Это имеет преимущество ввиду того, что поставки из этих стран осуществляются по наземным маршрутам, и в этой связи они остаются вне досягаемости США, которые контролируют морские пути (Эммами Мейбоди и Эсмаили, 1387, 20). Кроме того, в последние годы между Китаем и Россией сформировалось очень широкое сотрудничество в энергетической сфере. Сегодня Российская Федерация занимает пятое место среди крупнейших экспортеров энергии в Китай. Сотрудничество в области энергии является одним из важнейших направлений торгово-экономических связей двух стран. Интересы Китая и России в некоторых сферах как бы дополняют друг друга. Россия должна развивать свои восточные районы за счет развития энергетической сферы, а Китай стремится получить доступ к альтернативным источникам поставок нефти, которая в основном идет из стран Среднего Востока, несмотря на многочисленные кризисы в этих странах. Вместе с тем, несмотря на имеющиеся разнообразные возможности и общую границу, поставки российской нефти в Китай по-прежнему осуществляются по железной дороге.

Кроме усилий в направлении обеспечения альтернативных источников для импорта, подобно тому, как Россия думает о развитии своих восточных районов, китайцы серьезным образом занимаются решением вопросов развития северо-западных районов страны, в частности, региона Синьцзяна. Фактически в результате совпадения интересов России в развитии восточных районов и интересов Китая в развитии северо-западных районов в декабре 2004 г. тогдашний премьер-министр России Михаил Фрадков подписал с китайским руководством договор о проектировании и строительстве нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан. Вслед за этим российская компания «Транснефть» занялась проектом завершения к 2020 г. строительства нефтепровода Тайшет-бухта Перевозная. Затраты в этот проект оцениваются в 16 млрд. долларов. Нефтепровод предназначается для экспорта 80 млн. тонн российской нефти в страны Восточной Азии, из которых 30 млн. тонн планируется поставлять в Китай (Morozov, 2008:5). Кроме того, что Россия получит значительный доход за транзит российской нефти на рынки Восточной Азии, этот проект будет способствовать экономическому росту страны и развитию ее внутренних районов. Также, в соответствии с протоколом, подписанным между российской компанией «Транснефть» и Национальной нефтяной компанией Китая стороны ведут работу по проектированию и строительству нефтепровода до пункта Сковородино на границе с Китаем. Также российский банк Внешэкономбанк принял на себя обязательства по финансированию трубопровода Восточная Сибирь-Тихий океан.

С другой стороны, в 2006 г. был введен в эксплуатацию нефтепровод от Атасу в Казахстане до Алашанкоу в Китае. Протяженность этого нефтепровода составляет 962,2 км, проектная мощность - 20 млн. т в год. В перспективе этот нефтепровод может быть подсоединен к Каспийскому морю.

В рамках проекта стоимостью 16 млрд. фунтов 2 января 2011 г. была открыта первая очередь нефтепровода из Сибири в район Дацина на северо-западе Китая, по которому может перекачиваться свыше 15 млн. т нефти из России в Китай. В соответствии с проектом планируется к 2014 году завершить вторую очередь этого трубопровода протяженностью 4700 км (Oil and gas News, January 2, 2011). Следует отметить, что этот трубопровод имеет особую важность в связи с внутренними проблемами Китая. Запад Китая по сравнению с его восточными районами менее развит с социально-экономической точки зрения. В долгосрочной перспективе это обстоятельство может привести к внутренней дестабилизации. Поэтому поставки нефти из Казахстана на запад Китая в Синьцзян может стать эффективной мерой в плане развития этого района. Для центрального правительства Китая Синьцзян имеет стратегическое значение. В этой связи китайское руководство намерено путем экономического развития этого района предотвратить беспорядки и нестабильность. Трубопровод из Казахстана в Китай наряду с другими многочисленными инфраструктурными проектами, предложенными странами Центральной Азии, находятся в русле стратегии Китая в отношении развития западных районов страны (Эммами Мейбоди и Эсмаили, 1387, 25).

Перечисленные факты и соображения говорят о том, что весь комплекс целей и интересов в сфере политики, обороны, безопасности и экономики по поддержке китайским руководством Шанхайской Организации Сотрудничества оказался достаточно эффективным. Усиление регионализма и стремление к реализации идеи многополярного мира на политическом уровне, противостояние внутренним угрозам безопасности, особенно сепаратистским и экстремистским течениям в таких районах, как Синьцзян, создание механизма региональной безопасности в Центральной Азии на уровне военных структур и систем безопасности, расширение рынков потребления китайских товаров и обеспечение энергетической безопасности путем расширения импорта энергии из России и стран Центральной Азии и других экономических мероприятий считаются важнейшими целями и интересами Пекина, что сыграло решающую роль в сближении Китая с Российской Федерацией и, в конечном счете, в создании и совершенствовании Шанхайской Организации Сотрудничества.

 

5. Российская Федерация

Российская Федерация в качестве преемника одной из двух сверхдержав эпохи холодной войны в новое время, и особенно после прихода к власти Владимира Путина, неизменно стремилась играть влиятельную роль в международных отношениях. Именно поэтому Россия предпринимала усилия по укреплению связей и сотрудничества со странами, распложенными на ее периферии. Именно поэтому в последние годы одной из характерных особенностей внешней политики России стал акцент на регионализм, ярким примером чего стало создание и укрепление Шанхайской Организации Сотрудничества. Поскольку Россия в качестве одного из основателей этой организации всегда играла определяющую роль в ее развитии и совершенствовании, для лучшего и более реального понимания этой организации в нижеследующем разделе рассматриваются цели и интересы Москвы в связи с Шанхайской Организацией Сотрудничества в сферах политики, обороны, безопасности и экономики.

5.1.  Политические цели и интересы

Российская Федерация в качестве преемника одной из двух сверхдержав эпохи холодной войны после распада СССР столкнулась с многочисленными внутренними и внешними трудностями. В условиях переходного периода от марксистской политической системы к новым условиям российское общество испытало очень много политических, экономических и социальных трудностей. В этот период один из серьезнейших социальных вызовов для России заключался в проблемах идентификации и выработке приемлемой формулировке подлинной российской идентичности, на основе которой можно было бы сформировать направления внутренней и внешней политики страны. В этой обстановке в 90-е годы внутри российского общества возникли различные идейно-политические движения. Так, в первые годы новой жизни Российской Федерации ярко проявилось евроатлантическое движение (западничество), в рамках которого представлялось, что Россия для осуществления экономических реформ и развития демократии должна встать на сторону Запада. Эта тенденция повлияла и на внешнюю политику Кремля, на первого президента России Бориса Ельцина, а также на министра иностранных дел Андрея Козырева, который был западником, и в результате они выбрали прозападный курс. Однако, с учетом безнадежного положения в экономике и в социальной сфере в России в начале 90-х годов, победы радикал-националистической партии во главе с Владимиром Жириновским на парламентских выборах 1993 года во внешней политике России заняла определенное место евразийская тенденция (националистическая) с преимущественным преобладанием восточной идентичности над западной с признанием того, что Россия не является западной страной, и определенно действует отдельно от Запада.

В январе 1996 г. после отставки Андрея Козырева и назначения бывшего руководителя КГБ Евгения Примакова на пост министра иностранных дел Москва отошла от прозападного курса, и в повестку дня российской внешней политики было включено восточное направление. При проведении этой политики был применен новый подход к Китайской Народной Республике, Индии, Японии, а также к территориям, отделившимся от Советского Союза. Укрепление сообщества независимых государств с общими интересами (СНГ) , заключение Договора о коллективной безопасности со странами Центральной Азии, расширение политического и военного присутствия на Кавказе, а также образование Шанхайской пятерки с участием Китая и стран Центральной Азии нужно считать важнейшим следствием взгляда на Восток во внешней политике Кремля в период работы Примаков на посту министра иностранных дел (Каледжи, 1387, 80). Политика обращения на Восток была еще более активно продолжена Владимиром Путиным, одним из результатов чего стало повышение уровня Шанхайской пятерки до Шанхайской Организации Сотрудничества в 2001 году. С учетом этой стратегии следует проанализировать политические цели и интересы Российской Федерации в связи с Шанхайской Организацией Сотрудничества в двух аспектах - региональном и глобальном. На региональном уровне одна из главных целей Москвы заключается в восстановлении мощи и влияния России в регионе Центральной Азии, района, который русские в силу его большой важности вместе с кавказским регионом считают ближним зарубежьем.

В целом под воздействием господствовавших в российском обществе условий в 90-е годы российская политика по отношению к Центральной Азии как к ближнему зарубежью, прошла два этапа эволюции. На первом этапе - с декабря 1991 по 1996 год - внешняя политика России отражала евроатлантические, прозападные тенденции. Первоначальные попытки создать славянский союз в отрыве от республик Центральной Азии создали подходящую атмосферу для формирования первого этапа внешней политики России. Эта политика означала полное пренебрежение Центральной Азией, Кавказом и прилегающих районов, таких как Персидский залив, и в то же время, напротив, означала необходимость создания связей с Западом. На этом этапе вплоть до 1996 года главной особенностью российской внешней политики было невнимание к региону. Невнимание России к региону привело к конкуренции в этом регионе других игроков, включая США, Пакистан, Турцию и Исламскую Республику Иран. Однако с середины 1996 года в политике России по отношению к Центральной Азии произошли отчетливые изменения на платформе евразийства. На этот процесс оказали влияние следующие факторы:

  1. Взаимозависимость России и правительств Центральной Азии в сфере безопасности;
  2. Иностранное проникновение и давление на государства Центральной Азии и Кавказа в силу их экономической и политической неустойчивости, неспособности самостоятельно защищаться от иностранного давления;
  3. Непрерывный рост влияния политически консервативных сил в российском правительстве, в том числе претензии армии на занятие главной роли в определении потребностей России в сфере безопасности (под воздействием евразийских взглядов Ельцина и его коллег);
  4. Непрерывно растущая обеспокоенность в связи с национально-племенными проблемами, влияющими на безопасность стран СНГ, и в первую очередь России, поддержка основных прав русского меньшинства и возможность военного вмешательства в подобных случаях в других республиках;
  5. Требования некоторых правительств Центральной Азии о создании коллективной системы безопасности с участием России (Сури, 1388, 210-211).

Результатом такого подхода можно считать усилия России в деле образования Шанхайской пятерки вместе с Китаем в 1996 году. Образование этого пакта с участием трех стран Центральной Азии - Таджикистана, Казахстана и Киргизии - стало важным шагом на пути восстановления силы и традиционного влияния русских в этом регионе. Поднятие уровня Шанхайской пятерки до уровня Шанхайской Организации Сотрудничества в 2001 году к которой присоединилась также еще одна важная страна региона Центральной Азии, то есть, Узбекистан, привело к дальнейшему усилению роли России в расстановке сил в этом регионе.

На глобальном уровне также следует проанализировать цели и интересы России при создании и укреплении Шанхайской Организации Сотрудничества в направлении проведения глобальной политики страны в деле реализации идеи многополярного мира в период после холодной войны. фактически после распада Советского Союза и конца двуполярного мира мир оказался под влиянием превосходящей державы - США - единственной сверхдержавы, сохранившейся после холодной войны, и которая стремилась установить господство однополярной системы. Приход к власти в США неоконсерваторов во главе с Джорджем Бушем в 200 году и события 11 сентября

2001  года, война в Афганистане и Ираке привели к тому, что атмосфера в мире была поставлена в зависимость от проблем безопасности и от проводимой Вашингтоном стратегии односторонних действий.

В этой обстановке великие державы, включая Россию и Китай, предприняли усилия по укреплению двусторонних и многосторонних отношений в целях противодействия реализации целей США на международной арене по созданию однополярной системы. Поэтому, наряду с поднятием уровня отношений между Москвой и Пекином до степени стратегического партнерства были приняты меры многостороннего характера, ярким проявлением чего стало создание и укрепление Шанхайской Организации Сотрудничества. Анализ выступлений участников и заявлений этой организации, в особенности, высокопоставленных российских руководителей, свидетельствует о том, что главной заботой и задачей российских руководителей всегда была задача по противодействию однополярному миру и по поддержке идеи многополярного мира. В целом, на глобальном уровне Россия считает укрепление региональных инструментов, включая Шанхайскую Организацию Сотрудничества, важной мерой в направлении постепенного изменения нынешней господствующей системы отношений в мире и реализации идеи многополярного мира. Этот вопрос является важнейшей задачей в деле поддержки Москвой Шанхайской Организации Сотрудничества.

5.2. Цели и интересы в сфере безопасности и обороны

Одна из важнейших задач России в связи с укреплением механизма Шанхайской Организации Сотрудничества является реализация ее задач в области обороны и безопасности. На первом уровне Москва путем создания и укрепления ШОС стремится сохранить национальное единство и территориальную целостность. Наличие мощных сепаратистских движений среди разных народностей и экстремистски настроенных элементов в разных регионах России, особенно в приграничных районах и на Северном Кавказе считается важнейшей угрозой для национальной безопасности России. По причине широкой связи этих течений с процессами за рубежами России Москва для противоборства с этими угрозами избрала путь укрепления многосторонних связей в рамках региональных организаций. Именно это стало побудительным мотивом для образования Шанхайской пятерки, а затем и Шанхайской Организации Сотрудничества перед которой была поставлена задача борьбы с тремя элементами зла - терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. Кремль стремился воспользоваться этим региональным инструментом для подавления и контролирования сепаратистских и экстремистских движений в районах, прилегающих к Центральной Азии и Северному Кавказу.

На региональном уровне одной из важнейших задач Москвы при создании и укреплении механизма Шанхайской Организации Сотрудничества стало формирование устойчивой и мощной системы по обеспечению безопасности и обороны в регионе Центральной Азии (в качестве части территории ближнего зарубежья). Наличие в Центральной Азии властных и в то же время неустойчивых политических систем, возникновение антироссийских течений в регионе, в особенности в ходе так называемых цветных революций, столкновения в Киргизии, непосредственное военное присутствие США в регионе после захвата Афганистана, создание американских военных баз в Манасе в Киргизии и в Ханабаде в Узбекистане, расширение деятельности террористических и экстремистских религиозных группировок, в особенности Алькаиды и талибов на пространстве Центральной Азии, а также такие проблемы, как наркотики, контрабанда оружия и торговля людьми относятся к важнейшим вызовам в сфере безопасности и обороны, стоящим перед Россией в регионе Центральной Азии.

Нарастание перечисленных проблем происходило в настолько широких масштабах, что Россия не была в состоянии решать их в одиночку. Малоуспешный опыт деятельности таких механизмов, как Союз Независимых Государств и ОДКБ, наглядно демонстрирует, что некоторые отделившиеся от СССР страны в силу исторического менталитета не проявляли стремления работать в составе организации, которая находится под контролем России. В этой связи Россия предприняла усилия по преодолению вызовов в сфере безопасности в Центральной Азии путем действий в рамках новой региональной организации под названием Шанхайская Организация Сотрудничества. Деятельность Шанхайской Организации Сотрудничества по этому направлению была очень успешной. Эта организация смогла путем выработки совместной политики в области обороны и безопасности создать антитеррористическую структуру в Узбекистане, остановить деятельность баз в Ханабаде и в Манасе (созданные для размещения американских войск после нападения на Афганистан), что расценивается как успешное решение задач, поставленных перед Шанхайской Организацией Сотрудничества, позволивших осуществить значительную часть замыслов России в области обороны и безопасности.

Также заслуживают рассмотрения цели и интересы России глобального характера в связи с Шанхайской Организацией Сотрудничества с точки зрения противостояния глобальной угрозе безопасности со стороны мира Запада. Ускоренное и безостановочное расширение Организации Североатлантического Договора (НАТО) на Восток и в регион Кавказа, разработка и реализация этим блоком различных проектов и планов со странами Центральной Азии и Кавказа, в том числе плана Партнерства ради мира, а также проведение совместных военных учений, нападение США на Афганистан и пребывание американских войск и войск коалиции в Афганистане, план создания системы противоракетной обороны в Восточной Европе и поддержка Западом антироссийских настроений на периферии России, особенно во время цветных революций в Украине, Грузии и Киргизии, и,  наконец, военное столкновение России с Грузией из-за стремившихся к отделению Абхазии и Южной Осетии в августе 2008 г. - все эти события относятся к числу важнейших угроз для безопасности и обороны России со стороны Запада на протяжении последних двадцати лет.

Серьезность и масштабы этих угроз, которые возникли в результате образования вакуума силы после распада Советского Союза и Варшавского военного договора, заставили Россию создать Шанхайскую Организацию Сотрудничества с участием другой великой державы под названием Китай, который также сталкивался со многими из этих угроз, имея в виду, что таким образом будет заполнен вакуум силы и воссоздан баланс политических сил в противовес Западному миру. Антизападные направления политики Шанхайской Организации Сотрудничества в противовес угрозам безопасности со стороны Западного мира, которые проявились в ходе масштабных военных учений, а также в подписании многочисленных военных и оборонительных договоров, заставили многих аналитиков применить к Шанхайской Организации Сотрудничества такие определения, как «Восточная НАТО», а ситуацию называть «Новая холодная война» после холодной войны. Конечно, эти определения являются пессимистическими и экстремистскими, поскольку ни один из членов Шанхайской Организации Сотрудничества не употреблял подобных выражений. Более приемлемым будет сказать, что ШОС и особенно ее два главных участника, т.е. Россия и Китай, преследуют цель установления политического баланса в противовес целям и действиям США и НАТО в регионе. В целом одной из важнейших задач Москвы в сфере усиления Шанхайской Организации Сотрудничества следует считать противостояние угрозам безопасности со стороны США и НАТО и воссоздания баланса политических сил в противовес Западному миру, что сыграло важную роль в процессе развития этой организации.

5.3. Экономические цели и интересы 

В период после распада СССР и создания Российской Федерации и в переходный период в результате проведения неверной экономической политики правительства Ельцина показатели экономики страны существенно снизились, экономика пришла в очень плохое состояние. После изменения политики в конце периода пребывания Ельцина у власти и прихода правительства Путина официальная статистика свидетельствовала, что за период с 1998 по 2007 гг. в течение восьми лет экономика страны демонстрировала приемлемые темпы роста. Среднегодовые темпы прироста составили 6,7% , что говорит о значительных достижениях российской экономики, особенно после финансового кризиса 1998 года. В этот период важнейшую роль для спасения России из экономического спада времен переходного периода сыграли огромные доходы от нефти в результате значительного роста цены на нефть на мировых рынках. Так, например, в результате роста доходов от нефти золотой запас России вырос с 12 млрд. долларов в 1999 году до 315 млрд. долларов в 2006 году (Балесини, 1387, 3-5).Эта тенденция продолжилась, и в октябре 2010 года доходы России от нефти превысили 501 млрд. долларов, что свидетельствует о значительном росте валютных запасов страны (Chinability, 2010).

В процессе заметного роста экономики России Шанхайская Организация Сотрудничества постепенно перешла от сотрудничества в области безопасности к сотрудничеству в сфере экономики, в результате чего в области экономики появились новые перспективы в связи с развитием экономического сотрудничества в регионе. В ходе этого процесса Москва предприняла усилия для осуществления части своих целей и интересов за счет появившихся в этой связи потенциальных возможностей. При том, что экономическое сотрудничество России с другими странами-членами Шанхайской Организации Сотрудничества ведется по разным направлениям, вне сомнения, важнейшей сферой экономического сотрудничества России является энергия.

В настоящее время Россия третьим производителем и вторым крупнейшим в мире экспортером нефти и газа. По запасам нефти Россия находится на седьмом месте в мире, а по запасам газа - на первом месте. В этой связи стратегия России по отношению к Шанхайской Организации Сотрудничества строится на особой роли энергии. В принципе основные ресурсы энергии Евразии сконцентрированы в России. По данным Энергетического агентства США, доказанные запасы нефти этой страны на начало 2010 г. оценивались в 60 млрд. баррелей. При этом в 2009 году добыча нефти в России достигла 9,9 млн. баррелей в сутки, а экспорт нефти в этом году превысил 7 млн. баррелей в сутки (BBC News, January 2,2011). Кроме нефти Россия располагает крупнейшими в мире запасами газа, и находится на лидирующем месте среди производителей и экспортеров газа в мире. Эти факторы определяют высокий статус России на мировом энергетическом рынке. Запасы газа в России в 2010 г. оценивались в 1680 млрд. куб. футов, что составляет примерно 25% всех доказанных запасов газа в мире. В 2009 году добыча газа в России составила 19003 млн. куб. футов, и таким образом по этому показателю страна находилась на втором месте в мире после США, где производство газа составило 21 млрд. куб. футов (US Energy Information Administration, 2010).

При наличии такого потенциала после распада Советского Союза в период пребывания Путина на посту президента появились первые изменения в энергетической политике России, которые были отражены в опубликованной 28 мая 2002 года «Энергетической стратегии России на период до 2020 года». Этот документ в скорректированном виде был утвержден российским правительством в мае 2003 года, и содержит изложение энергетической стратегии и ключевые цели России. Эта стратегия предусматривает цели и задачи энергетической политики страны по отношению к зарубежным государствам, включая необходимость укрепления позиций России на мировом рынке энергии путем доведения возможностей по экспорту энергии до максимального уровня, гарантирования равного доступа российских компаний к финансовым ресурсам, технологиям и зарубежным рынкам. Экспортная инфраструктура должна быть диверсифицирована, чтобы обеспечить экспорт по всем направлениям, а также обеспечить возможность использования энергии внутри страны. Исходя из изложенного, энергия рассматривается в качестве основного элемента российской дипломатии. Именно в таком контексте рассматривается и дипломатическая поддержка интересов российских энергетических компаний за рубежом, активного диалога со странами СНГ, Европейским экономическим сообществом, странами Северо-Восточной Азии, Евросоюзом, а также с США и другими странами и международными организациями (Асадикия, 1386, 56-60). Активное участие России в Шанхайской Организации Сотрудничества и выдвинутое Россией предложения о создании энергетического клуба ШОС говорит об особом взгляде кремлевских лидеров на роль и место энергии. Причины такого особого внимания можно кратко сформулировать следующим образом:

  1. Доходы от продажи энергии играют жизненно важную роль в плане политического возрождения России и поднятия ее места в структуре международных отношений. Именно поэтому кремлевские политики не допускают в энергетическую сферу частный сектор, осуществляют жесткий государственный контроль над энергетическим сектором через такие крупные государственные компании, как «Газпром», «Роснефть» и «Транснефть» и таким образом обеспечивают строго политизированную стратегию в области энергии. Поэтому разработку и реализацию различных программ, включая идею создания энергетического клуба, следует расценивать как мероприятия в плане осуществления долгосрочной стратегии России в области энергии, чтобы гарантировать активное участие России и приток огромных доходов для восстановления потенциала и статуса России в мире.
  2. Присутствие России в регионе Центральной Азии, который относится русскими к части знаменитого ближнего зарубежья. Фактически отсутствие долгосрочной программы в области энергии Центральной Азии, в которой было бы предусмотрено активное участие России, в последние годы являлось беспокоящим вопросом для кремлевского руководства. В этой связи русские утвердили документы под названием «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации в Центральной Азии до 2020 года», а также «Концепция обеспечения национальных интересов России в Центральной Азии» . Эти документы предусматривают широкие мероприятия в области разведки, эксплуатации, создания инфраструктуры и трубопроводов и осуществление инвестиций в районе Центральной Азии. Идея создания энергетического клуба делает более надежной возможность такого присутствия в рамках региональной организации.
  3. Острая необходимость в модернизации Восточных областей России. Ввиду огромной протяженности территории России по географической широте, а также реализации в советский период несбалансированных программ социально­-экономического развития восточные районы России существенно отстают от западной части страны. В этой связи кремлевские лидеры стремятся добиться сбалансированной в этом отношении. Одним из рычагов для осуществления такой задачи может стать эксплуатация огромных энергетических ресурсов на Востоке страны, включая остров Сахалин и газовое месторождение в районе Ковыкты и Иркутстка. Кроме внутреннего развития русские планируют расширение экспорта на восток и северо-восток Азии, и полагают, что эти планы не могут быть реализованы без участия Китая. В этой связи, начиная с 1999 г., Россия и Китай занимаются развитием газоконденсатного месторождения Ковыкта и строительством экспортного газопровода, который сыграет важную роль в промышленном развитии восточных районов России и обеспечит экспорт в Китай и в серо-восточные районы Азии (Каледжи, 1388, 85).
  4. Это обстоятельство, возможно, является важнейшим в вопросе использования Россией энергии в качестве рычага для оказания политического давления в рамках политики силы, что играет значительную роль в достижении Москвой своих целей и укрепления сближения с Западным миром. В этой связи Путин говорит: Некогда царь посылал в наступление войска и завоевывал Запад, однако, сегодня мы делаем то же самое с помощью газа и газопроводов. Наглядным примером такой политики служит позиция Москвы в отношении энергетической хартии Евросоюза. Этот документ был утвержден странами-членами Евросоюза в 1991 году, и тогда же этот документ подписала и Россия. В энергетической хартии подчеркивается, что партнерство в энергетической сфере между Евросоюзом и Россией должно строиться на основе принципов отсутствия дискриминации, быть прогнозируемым и обеспечивать безопасность в области поставок газа на протяжении длительного периода времени, обеспечивать возможности для взаимных инвестиций при уважении правил конкуренции и Энергетической хартии (Вахиди, 1385, 82). Однако Россия, несмотря на подписание этого договора, все еще воздерживается от его ратификации в Государственной думе, и более того, в декабре 2006 года Россия заявила, что ввиду предусмотренного в документе права доступа третьих сторон к трубопроводным сетям России подписание такого документа невозможно.

В августе 2009 г. Москва официально сообщила стране-депозитарию договора, т.е. Португалии, о том, что готова выполнять договор временно и при определенном условии, что вошедший в силу 18 октября 1999 г. прилагаемый к нему протокол действовать не будет. Ясно, что ратификация и выполнение такого договора будет равносильно потере важнейшего рычага российской силы в отношении западных потребителей, и поэтому сегодняшнее поколение российских лидеров никогда на это не пойдет (по крайней мере, в краткосрочной перспективе).

Фактически главной причиной тупика на саммите глав государств НАТО в Бухаресте в 2008 году по вопросу присоединения к НАТО Грузии и Украины, а также отсутствие согласия на саммите Евросоюза после абхазского и южноосетинского кризиса по вопросу введения санкций против России стало то, что Германия зависит от поставок российского газа на 35%, Италия - на 36%, а Франция - на 24%.

Можно полагать, что Москва по-прежнему будет использовать этот рычаг для регулирования своих отношений с Европой. Поэтому русские в целях поддержания и сохранения своего более выгодного положения по сравнению с Европой начали скоординированное и всеохватывающее движение в целях создания единого энергетического блока, в частности, в газовой сфере. Еще до выдвижения предложения о создании энергетического клуба Путин, начиная с 2002 года, постоянно пытался продвинуть идею создания газового картеля между странами СНГ.

Нынешние условия совершено очевидно предполагают, что Россия стремится укрепить свой газовый картель путем присоединения Туркмении, Казахстана и Узбекистана, имея в виду, что при этом они не смогут независимо добывать и продавать газ. Фактически Россия последовательно стремится взять на себя монопольную роль на рынках Азии и Европы (Blank,2006:4). В этом направлении Россия сумела в последние дни 2008 года создать газовый ОПЕК и сделать еще один шаг на пути к своей цели.

Изложенные соображения показывают, что в связи с созданием Шанхайской Организации Сотрудничества для обеих главных стран- основателе - России и Китая- важнейшим фактором был весь комплекс политических целей и интересов, вопросов обороны, безопасности и экономики, особенно в области энергии, что и определило поддержку этой организации со стороны лидеров указанных стран.

Усиление регионального подхода в рамках взгляда на Восток и стремление к осуществлению идеи многополярного мира и противодействия односторонней политике Вашингтона, противодействие угрозам безопасности внутри страны, и особенно сепаратистские и экстремистские движения в районах, приграничных Центральной Азии и Северному Кавказу, создание механизма региональной безопасности в Центральной Азии и противодействие угрозам безопасности со стороны западного мира, в частности, в области расширения НАТО на Восток, а также непосредственное военное присутствие США в Афганистане и в Центральной Азии с сфере обороны и безопасности, расширение экономических рынков и увеличение экспорта энергии в Китай и в Восточную Азию - все это входит в число важнейших общих целей и интересов, что сыграло важнейшую роль в сближении Российской Федерации и Китайской Народной Республики и в конечном счете в создании Шанхайской Организации Сотрудничества.

Выводы

В результате распада СССР и прекращения идеологического соперничества между Китаем и Россией возникли благоприятные предпосылки для сотрудничества между двумя странами, несмотря на то, что присутствие в руководстве внешней политикой России в первой половине 90-х годов сторонников атлантизма замедлило этот процесс. Однако уже во второй половине 90-х годов с приходом евразийцев и особенно благодаря решающей роли пришедших к власти в России таких людей, как Евгений Примаков и Владимир Путин, процесс сближения России и Китая наладился, и таким образом были созданы предпосылки для образования Шанхайской Организации Сотрудничества. Эта организация под воздействием внутренних, региональных и глобальных факторов, а также благодаря совпадению целей и интересов России и Китая стала быстро развиваться как по горизонтали (прием новых членов), так и по вертикали (формирование целей и задач и различных функций). Уже сегодня эта организация являет собой образец успешного регионального сотрудничества на евразийском пространстве. При этом ШОС считается одной из самых динамичных региональных организаций в мире. Шанхайская Организация Сотрудничества с момента создания и до сегодняшнего дня по восходящей модели совершенствования формулировала и осуществляла поставленные задачи, и на каждом этапе в соответствии с новыми требованиями включала в повестку дня работы новые задачи, расширяла число членов и углубляла сотрудничество. Эта организация сначала была создана с целью налаживания доверия на общих границах между Россией, Китаем и тремя государствами Центральной Азии, а на следующем этапе в задачи организации были уже включены такие вопросы, как борьба с терроризмом, сепаратизмом и религиозным экстремизмом. Одновременно в члены организации был принят Узбекистан, которому в наибольшей степени по сравнению с другими странами Центральной Азии угрожали сепаратистские движения.

На нынешнем этапе с учетом того, что в ШОС на правах наблюдателей вступили четыре страны - Монголия, Исламская Республика Иран, Индия и Пакистан, задачи организации, которые до того концентрировались больше на географических аспектах и главным образом на проблемах Центральной Азии, расширились. Сейчас в число ее зада вошла проблема создания региона без напряженности и, возможно, без военного присутствия США в развитой восточной части и полной напряженности западной части Азии. Вместе с тем, в нынешних условиях представляется преждевременным говорить о превращении ШОС в военно­политическую организацию мирового масштаба или организацию целиком экономической направленности, что объясняется различным политическим устройством государств-членов ШОС и различиями в уровне экономического развития, а также условиями с точки зрения безопасности. Вместе с тем, в случае такого развития есть большая вероятность того, что задачи и функции организации, как уже говорилось выше, будут в основном концентрироваться в первую очередь вокруг интересов Китая, и во вторую очередь - вокруг интересов России. Фактически совпадение целей и интересов Китая и России в сфере политики, обороны и безопасности и экономики в последние двадцать лет главным образом и обусловили создание и развитие Шанхайской Организации Сотрудничества.

В политическом плане совпадение целей двух стран сыграли важную роль в развитии Шанхайской Организации Сотрудничества и ее направленности на усиление региональной стратегии, противодействие политике однополярного мира и односторонней политике США в эпоху после холодной войны путем выработки стратегии политического баланса и, в конечном счете, реализации идеи многополярного мира. В сфере обороны и безопасности также совпали интересы двух стран с точки зрения противодействия сепаратистским движениям и экстремизму внутри стран и понимания необходимости создания механизма по обеспечению региональной безопасности, особенно в регионе Центральной Азии, необходимого для противодействия таким угрозам, как терроризм, и на глобальном уровне противодействия угрозе расширения НАТО на Восток, проблеме оккупации Афганистана и непосредственному военному присутствию США на пространстве Центральной Азии. Эти факторы обусловили возникновение общего понимания руководителями двух стран - Китая и России - важности обеспечения безопасности, которые приняли решение о создании и развитии Шанхайской Организации Сотрудничества в течение очень короткого временного периода.

Экономическом плане интересы двух стран также совпадают, особенно в энергетической сфере, что сыграло важнейшую роль в процессе развития Шанхайской Организации Сотрудничества. Россия в качестве одного из крупнейших в мире производителей и экспортеров нефти и газа и Китай в качестве второго в мире крупнейшего потребителя энергии имеют общие взаимные интересы в развитии сотрудничества в области энергии, и Шанхайская Организация Сотрудничества стала одной из наиболее благоприятных форм реализации этих интересов. В целом опыт 14 лет существования Шанхайской Организации Сотрудничества свидетельствует о периферийной роли стран Центральной Азии, а также стран-наблюдателей в процессе видоизменения этой организации, и наоборот, главной причиной возникновения и развития этой организации следует считать совпадение интересов и глобальных политических, военно-оборонительных и экономических целей двух великих держав - России и Китая. Как представляется, пока эти интересы будут совпадать, будет продолжаться и процесс развития и расширения Шанхайской Организации Сотрудничества.

 

Источники и литература

  1. Асадикия, Бехназ (1386), Россия - энергетическая сверхдержава. Научный журнал по вопросам энергии Евразии. Институт стратегических исследований, группа изучения внешней политики, 1386
  2. Эммами Мейбоди, Али и Эсмаили Башир (1387), Китай и энергетические ресурсы Каспийского моря, Исследования Центральной Евразии, первый год, №2
  3. Амини, Армин (1387), Воздействие китайской доктрины стратегической безопасности на план «Большого» Среднего Востока, Ежеквартальный журнал оборонительной стратегии, № 22
  4. Балесини Асгар, (1387), Экономический подход к ирано­российским отношениям. Тегеран, Институт исследований экономических инициатив
  5. Цзян Янг (1386), Возникновение азиатского регионализма и изменения международной системы: Научные мысли и взгляды Китая. Тегеран, Издательство министерства иностранных дел.
  6. Сури, Амир Мохаммад (1388), Экономическая политика России в Центральной Азии и на Кавказе. Журнал исследований экономической дипломатии, Тегеран, Институт стратегических исследований, группа изучения внешней политики
  7. Шариати Ния, Мохсен (1387), Китай, энергетическая безопасность внешняя политика. Журнал исследований Азии и энергетической безопасности. Тегеран, Институт стратегических исследований Аму-дарья
  8. Ширази, Хабиболла Абульхасан и Карими, Атефе (1388), Политика Китая и России по обеспечению региональной безопасности в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества. Квартальный журнал политических наук и международных отношений, Открытый исламский университет, Тегеранское отделение (Центральное), второй год, № 2
  9. Фиязи, Мохсен (1388), Шанхайская Организация Сотрудничества, возможности для партнерства Китая и России. Исследования Центральной Азии и Кавказа, №68, зима.
  10. Кузегар Каледжи, Вали (1387), Оценка южноосетинского кризиса и вторжения России в Грузию. Политические и экономические известия, 22-й год, № 251-252
  11. Кузегар Каледжи, Вали (1388), Размышления по поводу проекта энергетического клуба в Шанхайской Организации Сотрудничества. Квартальный журнал вопросов стратегии, Институт стратегических исследований, № 51
  12. Моради Манучехр и Моаззами Гударзи, Парвин (1386), Сборник статей Шанхайской Организации Сотрудничества: перспективы, Тегеран, Издательство министерства иностранных дел
  13. Ваэзи Махмуд (1385), Изменения Шанхайской Организации Сотрудничества и членство Ирана. Исследования Центральной Азии и Кавказа, №53.
  14. Вахиди, Мусса Альреза (1385), Энергия как фактор расширения раскола между Россией и Евросоюзом, Исследования Центральной Азии и Кавказа, №56
  15. Ираншарги, Краткий обзор деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества в связи заседанием министров обороны этой организации в Москве. Бюро исследований и изучения Ирана и Центральной Азии, 8 ордибехешт
  16. Blank, Estephen (2006), "The Shanghai Cooperation Organization as an Energy Club", the Issue of the CACI Analyst.
  17. Buries, Mark (1999), "Chinese Policy toward Russia and the Central Asian Republics ", Santa Monica, CA:RAND, 1999.
  18. Chung, Chien-Peng (2004), "The Shanghai Cooperation Organization: Chinas Changing Influence in Central Asia", The China Quarterly, Vol. 4, December.
  19. Pannier, Bruce(2006), "Eurasia: Shanghai Cooperation Organization Marks 10 Years", April 26, 2006. (Available at: www .rferl .org/content/article/1067968.html.
  20. Ta-Chen, Jua (2000), "Thoughts on Issues of Sino-Russian Economic and Trade Cooperation Facing the 21st Century", Ta Kung Pao, July 18, , in FBISCHJI-2000-0718.
  21. Olcott Brill, Martha (2004), "Russia-Chinese Relations in a Changing Asia", Washington DC, Carnegie Endowment for International Peace.
  22. Goldstein , Avery (2001), " The Diplomatic Face of Chinas Grand Strategy: A rising Power s Emerging Choice", The China Quarterly, Vol. 168, December 2001.
  23. Eshanova, Zamira, (2002),"Are Radical Groups Joining Forces?", RFE/RL, October 8, 2002.
  24. Arkhangelkiy, Alexander (2008), "Prospects for Energy Integration Within the SCO", Central Asia and Caucasus Journal of Social and Political Studies, CA & CC Press, Publishing House, Sweden.
  25. Morozov, Yuri (2008), " Russia, the West and the SCO Countries in the Central Eurasia Energy Prospects", Central Asia and Caucasus Journal of Social and Political Studies, CA & CC Press, Publishing House, Sweden.
  26. "China 2010 Crude Oil Imports Set to Rise 9.1%" ?Business Spectator, February, 2010, Available at: http://www.businessspectator.com.au/bs.nsf/Article/UPDATE-1-China-2010-crude-oil-imports-to-rise-91-p-2C62J!OpenDocument&Click=.
  27. "Chinas Foreign Exchange Reserves, 1977-2010”, Chinability, 2010, Available at: http://www.chinability.com/Reserves.htm.
  28. "CNPC Announces Kenkiyak-Kumkol Section of Kazakhstan- China Oil Pipeline Becomes Operational”, Oil & Gas News, January 2, 2011, Available at:http://www.youroilandgasnews.com/cnpc+announces+kenkiyak- kumkol+section+of+kazakhstan- China+oil+pipeline+becomes+operational_35798.html.
  29. "Eurasian Exchanges” (2010), Beijing Review, October 18, Available at: http://www.bjreview.com.cn/world/txt/2010- 10/18/content 304357.htm.
  30. "Fueling the Dragon: Chinas Race into the Oil Market", the Institute for the Analysis of Global Security (IAGS), 10 December, 2010, Available at: http://www.iags.org/china.htm.
  31. "Russia-China Oil Pipeline Opens", BBC News, 2 January 2011, Available at: http://www.bbc.co.uk/news/world-asia-pacific- 12103865.
  32. "Sino-Russian Trade Bounces back in 2010", China Daily, December 10, 2010, Available  at: http://www.cdeclips.com/en/business/fullstory.html?id=56693.
  33. "Top Proven Natural Gas Reserves Holders (2010), US Energy Information Administration, Available at: http://www.eia.doe.gov/cabs/russia/NaturalGas.html.
  34. Oil market Report (2010), " International Energy Agency (IEA)", Available at: http://omrpublic.iea.org/.
  35. White Paper of China Government (2004) , Available at: www.china.org.cn/e-white/index.htm.

 

Махмуд Ваэзи


Источник: http://www.ipis.ir/pdf/amudarya37-38/3.pdf


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение