Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Китай и его роль в новом мировом порядке / Статьи
«Доктрина Монро»: есть ли альтернатива?
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 05-09-2014

Специалисты все чаще пишут о серьезных переменах в глобальной геополитике. В этом ряду особое место отводится внешней политике, проводимой Пекином. Так, признается достаточная активность Китая в вопросе сотрудничества со странами Латинской Америки. В этом плане утверждается, что известная «доктрина Монро» уже «устарела» и возникла потребность в другой системе упорядочения международных отношений. Но пока какой-либо новой доктрины нет. Несмотря на это, в отношениях Китая с государствами Латинской Америки наблюдается интересная динамика, что оказывает серьезное влияние на мировую политику. Становится очевидным, что Пекин намерен усилить активность на глобальном уровне.

«Не вмешивайся в Америку!»

Латиноамериканская политика Китая беспокоит Запад. По статистическим данным, за период с 2000 года Пекин увеличил инвестиции в страны этого континента с 12,6 млрд. долларов США до 261,6 млрд. долларов США. Это – достаточно интенсивный прорыв. Но дело не только в цифрах. По мнению аналитиков, Китай на концептуальном уровне реализует новый внешнеполитический курс. При этом Китай выдвигает систему, фактически отрицающую «доктрину Монро» (см.: Игорь Денисов. Китай против откормленных и скучающих / «МГИМО Университет», 11 aвгуста 2014 г.).

Как известно, принципы, известные из истории как «доктрина Монро» и с 20-х гг. XIX века составлявшие основу внешней политики США, оказали серьезное влияние на систему международных отношений в целом. Автором идеи был тогдашний госсекретарь Америки Джон Куинси Адамс. Положения, сформулированные им, были доложены Конгрессу пятым президентом США Джеймсом Монро. Вмешательство какой-либо европейской страны в американский континент рассматривалось в них как угроза национальным интересам Вашингтона. Если какая-либо страна американского континента обретет независимость, то все государства мира должны с уважением относиться к этому.

Появление такой доктрины было не случайностью. В ту эпоху Россия, Пруссия, Австрия и Франция обсуждали возможное вмешательство в бывшие колонии Испании. Этим крупные державы Европы продемонстрировали свое намерение взять контроль над рядом стран в свои руки. Официальный Вашингтон, гибко реагируя именно на эту попытку, преградил континентальным политическим силам путь к мировому господству.

В обращении к Конгрессу Дж.Монро открыто заявил, что ни в коем случае нельзя допустить внедрения политической системы европейцев на американском континенте. Он подчеркнул, что у США – иная политическая система, которую невозможно заменить какой-либо другой.

Как видно, «доктрина Монро» прежде всего носит политический характер. США в конкретной концепции выразили недопустимость постороннего вмешательства на американский континент. С той эпохи и по сегодняшний день эти условия выполняются. Так, в той или иной форме обеспечивается господство США над странами Латинской Америки.

Сейчас специалисты отмечают, что «доктрина Монро» утратила свое влияние. В качестве подтверждения этого указывается на выступление госсекретаря Америки Джона Керри в 2013 году в штаб-квартире Организации Американских Государств. Тогда Дж.Керри заявлял, что страны континента воспринимаются в качестве равноправного партнера.

Эти слова некоторые китайские эксперты оценили как «вынужденное признание». Может быть, это и так. Но нужно учитывать и то, что во внешнеполитическом курсе Вашингтон произвел серьезные изменения. В этом плане Дж.Керри просто говорил о новых реалиях.

На фоне отмеченного можно констатировать, что политика Пекина в направлении стран Латинской Америки – стратегически продуманная и всесторонняя. Придание президентом Китая во время последнего визита в указанный континент словам знаменитого футболиста Пеле «самый важный гол – очередной гол», политического смысла, в этом смысле заставляет сильно задуматься.

Меняет ли Пекин правила игры?

Проекты, один за другим предлагаемые официальным Пекином, удивляют даже самые могущественные государства. Например, в Никарагуа, не имеющей дипломатических отношений с Китаем, планируется реализация проекта «Никарагуанский канал» на сумму в несколько миллиардов долларов. Во внешней торговле Аргентины и Бразилии Пекин занимает важное место. Грандиозные программы осуществляются в связи с Перу. Примечательно, что все это происходит на фоне заявления Китая о том, что он не преследует каких-либо политических и геополитических целей.

В связи с этой стороной вопроса президент Китая высказался образно. Во время встречи в Мексике с эмигрантами он говорил, что «несколько откормленных и скучающих протягивают руки Китаю, критикуют его политику». Но они понять не хотят, что «Китай не экспортирует революцию; он не экспортирует голод и бедность; он никому не создает головных болей» (Игорь Денисов. Китай против откормленных и скучающих / «МГИМО Университет», 11 aвгуста 2014 г.).

Все это свидетельствует поистине о падении авторитета США в странах Латинской Америки. При этом следует учитывать действия других крупных держав в этом регионе. Бразилия, Аргентина, Перу и другие сильные государства континента также не хотят больше находиться под политической и экономической волей Вашингтона.

Укрепление Китаем своих позиций в Латинской Америке беспокоит не только США. Евросоюз и Россия также недовольны таким ходом событий. Но они в определенных моментах оправдывают шаги Пекина, поскольку речь идет о крахе целостной доктрины, более 200 лет просуществовавшей в системе международных отношений и основывавшейся на тезисе «Америка для американцев».

А какой подход может заменить «доктрину Монро»? Некоторые эксперты образно говорят о «доктрине Цзиньпина». Но на официальном уровне пока нет какой-либо новой системы. Сложность проблемы в том, что отмена «доктрины Монро» автоматически будет означать признание Соединенными Штатами чуждых политических систем. Например, в политической системе Америки могут иметь место элементы политической системы Европы или Китая. Вряд ли Америка с этим согласится, поскольку в этом случае утрачивают свое нынешнее значение такие влиятельные во всем мире ценности, как демократия, права человека, свобода слова и т.д., что в глобальном масштабе означает крах американских ценностей. Вряд ли официальный Вашингтон с таким ходом событий смирится.

Из сказанного можно сделать вывод, что США могут не возражать только против некоторых новшеств в системе международных отношений. Частые заявления специалистов о том, что формируется «новый миропорядок», пока носят скорее теоретический характер. Неизвестно, о какой новой системе конкретно идет речь.

С другой стороны, официальный Пекин настойчиво отрицает факт разработки им новой доктрины. Китай вообще утверждает, что не приемлет такой подход и предпочитает модель взаимовыгодного сотрудничества, не преследуя каких-либо политических и идеологических целей. И действительно, страны Латинской Америки признают, что Пекин намерен развивать отношения, не выдвигая каких-либо политических, геополитических и идеологических требований. В качестве примера указывается на сотрудничество Пекина с хунтой в Чили, когда она пришла к власти. В ту эпоху Пекину завидовал даже СССР. По логике, Китай не должен был сотрудничать с политическими силами, свергнувшими Альенде. Но в реальности имело место совершенно противоположное. Не проводя политико-идеологических различий, Китай может налаживать отношения с любым государством, готовым к взаимовыгодному сотрудничеству.

Во внешней политике это фактически означает отказ от принципа «свои и чужие». Этим способом Китай может расширять сотрудничество со странами в любом регионе мира. Наряду с этим было бы наивно думать, что официальный Пекин не преследует никаких геополитических целей. Правда, Пекин отдает приоритет созданию региональных организаций, стараясь не играть в их составе роль диктующего. Но идея формирования банка в БРИКС показала, что Китай в принципиальные моменты пытается вывести на первый план свои интересы. Именно поэтому Россия всегда опасается его. Анализ шагов Пекина в Центральной Азии также свидетельствует о наличии геополитических интересов у Китая.

Все это свидетельствует о том, что утверждать, что «доктрина Монро терпит крах», рискованно. Может быть, время этой доктрины ушло. Но не быть готовым заменить ее более совершенной системой может привести к еще более опасным последствиям. Крупные державы до сих пор думали не о мире в целом, а лишь о себе. Пока в системе международных отношений не будут приняты правила, основанные на справедливости и демократии, угроза хаоса в мире сохранится. Односторонность, наблюдаемая в урегулировании конфликтов, отсутствие реакции на агрессивные шаги некоторых государств подтверждают истинность данного тезиса. Иными словами, вопрос не исчерпывается только лишь занятием «антимонровской» позиции.


Источник: http://newtimes.az/ru/politics/2987/#.VAnWp_l_ttw


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение