Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Китай и его роль в новом мировом порядке / Статьи
Китай пробует Россию на роль вассала
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 16-09-2018
В Кремле все еще надеются, что китайцы придут на помощь в трудную минуту.

Наши телезрители думают, что Китай и Россия — лучшие друзья и даже, пожалуй, союзники. До самых недавних пор это было не так.

Несмотря на чрезвычайно дружелюбный и даже заискивающий тон официальной Москвы в общении с Пекином, Кремль не в восторге ни от втягивания бывших советских республик Центральной Азии в китайскую хозяйственную орбиту, ни от намерений КНР соорудить межконтинентальную транспортную систему (Новый шелковый путь), куда России предложено встроиться в качестве одного из нескольких младших партнеров.

При этом китайское руководство в 2014-м вежливо, но твердо отклонило российские намеки на желательность продвижения к некоему военно-политическому союзу, особенно настойчивые в тот беспокойный год.

И вот сейчас что-то сдвинулось.

Токио просто так не сдаст Москву Пекину

Чуть ли не во всех мероприятиях, сопутствующих Восточному экономическому форуму во Владивостоке, деловых или светских, председателю Си Цзиньпину демонстративно отводили центральное место, отодвинув на периферию и сам форум, и его сановных гостей из Японии и Южной Кореи, не говоря о Монголии. Под руководством Путина и Си прошли российско-китайские переговоры. Си и Путин встретились с участниками круглого стола по российско-китайскому сотрудничеству. Путин и Си посетили фотовыставку, посвященную истории российско-китайского сотрудничества. Си и Путин посетили выставку «Улица Дальнего Востока» (готовили и ели блины). Путин, Си и остальные гости наградили участников Дальневосточной регаты учебных парусников. Сообщение об этом кремлевский сайт иллюстрирует милой фотографией: в центре — председатель Си с двумя российскими ребятишками, которых он премировал за первое место в детской версии регаты, по бокам — Путин и высокие гости из других стран, а с самого краю — главные призеры регаты с кубком, который им вручил глава России.

И, кстати, еще одна поучительная фотография, сделанная день спустя на полигоне Цугол в Забайкалье, на грандиозных учениях «Восток-2018», участие в которых приняли также «мотострелковые, бронетанковые, артиллерийские, зенитно-ракетные, инженерно-саперные, понтонные подразделения и авиация Народно-освободительной армии Китая».

Нормальная репетиция войны

Полюбоваться редким зрелищем в дружественную страну прибыли министр обороны КНР и замначальника Объединенного штаба НОАК. На официальном фото Владимир Путин беседует с улыбающимся военным министром Вэй Фэнхэ, рядом — Сергей Шойгу, а начальник российского Генштаба Валерий Герасимов стоит в стороне, выдерживая вежливую дистанцию.

Однако вернемся во Владивосток. Вот что сказал председатель Си на одном из дружеских мероприятий: «Еще в середине XVII века Россия посылала студентов учиться в Китай и тем самым открыла культурный обмен между нашими странами. В 50‑х годах прошлого века Китай направил огромное количество студентов в Советский Союз… Молодежь — будущее государства. Если молодежь умная, то и страна умная, если молодежь сильная, то и страна сильная, если молодежь прогрессивная, то и страна прогрессивная. Известный русский писатель Антон Чехов также высказался в том смысле, что важнее всего не тратить свою молодость и энергию, а работать… Вековую дружбу Китая и России надо передавать из поколения в поколение…»

Согласитесь, что расстановка акцентов говорит о растущей благосклонности нашего великого дальневосточного соседа. Слова о военном союзе и в этот раз не прозвучали, но сама атмосфера, а также некоторые мизансцены как бы обозначили его возможность — и даже распределение в нем ролей.

Трамп берет Брюссель и Пекин на слабо

Почему именно сейчас? Потому что трампова Америка, главный экономический партнер КНР, ведет с Пекином торговую войну. Во владивостокских речах председателя Си критика «одностороннего подхода и протекционизма» (без упоминания стран и фамилий) повторялась многократно. С другой стороны, Россия становится объектом все новых санкционных волн, в первую очередь американских. Ее изоляция от Запада растет. Сам ход событий подталкивает две державы навстречу друг другу. Вряд ли только это движение к тесному и равноправному альянсу. Конечно, Кремль надеется найти в Китае силу, которая в случае чего могла бы подставить плечо. И предоставить рынки для российских энергоносителей, вытесняемых с Запада, а заодно доступ к своей финансовой системе, раз уж доллар вырывают из рук. Но надо помнить, что китайский рынок так и не стал главным для России. В первом полугодии 2018-го на него пришлось 15,2% ($50 млрд) товарооборота нашей страны, в то время как на Евросоюз — 43,8% ($144 млрд). В обозримом будущем Китай не сможет заменить Европу в качестве рынка, хотя пятая часть экспорта российской нефти уже сейчас направляется туда, и эта доля будет расти.

Гнаться за миром можно — догнать нельзя

Нет причин преувеличивать и политическую солидарность Китая. В деле Скрипалей он не стал закрывать собой Москву, заняв привычную морализаторско-нейтральную позицию. Делать что-то большее у него просто нет резона: северный сосед сам работает над углублением собственной изоляции, а по мере того, как эта изоляция растет, идет в руки без приложения каких-либо специальных усилий.

Что же до Пекина, то в его координатах отношения с Америкой — нечто центральное, а дружба с Россией — только карта, разыгрываемая в этой игре.

В прошлом году китайский ВВП (вычисленный по паритетам покупательной способности) составил $23,2 трлн и сравнялся с американским ($19,4 трлн) и российским (4,0 трлн) вместе взятыми. А если считать по обменным курсам, то пропорция будет не такой эффектной для Китая, но для России — еще менее выигрышной. Считая по паритетам, китайская экономика почти вшестеро больше нашей, а по обменным курсам — в восемь раз ($12 трлн против $1,5 трлн). Для союза равных почвы нет.

Китайско-американская торговля в прошлом году приближалась к $600 млрд — в семь раз больше китайско-российской. Говорить, что вторая может заменить первую, не приходится. Но вот демонстративно наказать Америку за протекционизм, прекратив закупки ее сланцевой нефти и увеличив нефтеимпорт из России, — это ход, который напрашивается сам собой.

«Мир без аннексий и контрибуций»

Китайские военные траты в 2017-м в три с лишним раза превосходили российские ($228 млрд против $66 млрд — данные SIPRI, Стокгольмского института исследований проблем мира). Поэтому бояться России китайцам уже не приходится. А вот побряцать российским оружием, чтобы произвести впечатление и на своих дальневосточных соседей, и на США — вполне рациональное тактическое мероприятие.

Вот вам и основы для асимметричного альянса двух держав. Если дело вдруг дойдет до настоящего китайско-американского противоборства, этот альянс и в самом деле может превратиться в боевой союз, где нашей державе может быть отведена лишь роль вассала и заградительного щита. Но более вероятен другой вариант: Пекин просто будет постоянно использовать «российский аргумент» для выдавливания уступок из главных своих партнеров-соперников.

И в том, и в другом случае такая невыигрышная система отношений обещает нашей стране мало выгод и много проблем, от умеренных до очень крупных. Но ведь Пекин силой не заставляет. Все происходит добровольно.

Сергей Шелин


Источник: http://www.rosbalt.ru/blogs/2018/09/14/1732115.html 

Теги: Россия , Китай


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение