Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Китай и его роль в новом мировом порядке / Статьи
Космическая программа Китая
Материал разместил: Фостийчук ЮлианаДата публикации: 09-12-2013

Если вспомнить историю, то именно в Китае когда-то появились первые в мире ракеты – простейшие по конструкции и развлекательные по сути, но это были ракеты, вспоминает советник президента ракетно-космической корпорации “Энергия” Александр Железняков. Документальные источники утверждают, что уже в IX–X веках в Китае широко применялись так называемые “огненные стрелы” – прообраз современных фейерверков.

Чуть позже их стали использовать в военных целях, прикрепляя к настоящим стрелам и повышая тем самым дальность их полета. Уже в XIII веке применение таких мини-ракет было зафиксировано в Европе. Потом они совершенствовались, увеличивались в размерах и уверенно шествовали по планете. Правда, в основном, как средство поражения. Работы по ракетной тематике были продолжены и в ХХ веке, когда все человечество “устремилось в космос”. Первый китайский спутник, в современном смысле этого слова, был запущен в 1970 г. По состоянию на 31 декабря 2009 г., Китай запустил 121 спутник, более 90% запусков оказались успешными.

Связка “Китай – космос” стала возможной благодаря идеологии. Хотя, вполне возможно, даже без такого ускорителя сегодняшняя КНР имела бы определенные достижения в освоении космического пространства, только оно происходило бы иным путем. И что самое очевидное – гораздо медленнее. Для такого утверждения есть вполне реальные основания. Космическая программа Китая зародилась во многом благодаря договору о дружбе и сотрудничестве между КНР и СССР, подписанному еще в 1950 г. Немаловажную роль тут играло сотрудничество военное. Недаром космос числился в качестве одного из проектов Национально-освободительной армии Китая (НОАК) по развитию и совершенствованию ракетных технологий и ядерных вооружений. Для начала китайцы, благодаря братским отношениям, были допущены к самым передовым ядерным секретам СССР. Казалось, и ракетная тематика должна была открыться для них на все 100%. Но случилось непредвиденное – ни один китайский специалист не попал в ракетные КБ и на заводы “большого брата”. Советское руководство считало, что ракетные секреты гораздо важнее атомных. В итоге было решено передать Китаю образцы и техническую документацию всего лишь копий немецкой ФАУ-2, хотя и в улучшенном варианте. Чтобы нивелировать возникшие обиды, Китаю попросту предложили пройти тот же путь, что уже прошел СССР в освоении ракет и всего, что с ними связано. Причем, первые шаги на этом пути делались под руководством советских специалистов.

Довольно большие проблемы в понимании китайцами технической идеологии космической отрасли пришлось устранять, начиная с первых дней работы советских специалистов в Китае. Во-первых, сложным оказался перевод технической литературы на китайский язык. Во-вторых, китайцам не доставало опыта и знаний для работы по заявленному направлению. Однако здесь руководство страны решило вопрос радикальным способом: уже в октябре 1956 г. в КНР появился первый научно-исследовательский центр – Пятый НИИ Минобороны.

А в 1958 г. в Китае высадился первый десант советских специалистов в области ракетостроения. Руководил группой заместитель Сергея Королева – Петр Мелешин, а вошли в нее, в основном, ракетчики из Днепропетровска, где на тот момент серийно выпускались ракеты Р-1 и Р-2. По воспоминаниям участников группы, освоение китайцами ракетной техники проходило с перерывами лишь на сон, они все делали очень старательно.

Трудолюбие китайской стороны значительно возросло к 1960 г., времени разрыва отношений между СССР и КНР. Китайцы все настойчивее интересовались новейшими разработками советской ракетной техники. “Они были недовольны тем, что Р-2 – не самая передовая на тот период ракета, – вспоминал Игорь Ларионов, участник программы по передаче Китаю советских ракетных технологий и ракет. – Советский Союз уже в 1956 г. принял на вооружение ракету Р-5М с первой в мире атомной боеголовкой и начал ее серийное производство. В 1957 г. проводились испытания ракеты Р-12, а в 1959-м ее приняли на вооружение. Много шума в мире наделала первая в мире межконтинентальная ракета Р-7. Понятно, китайцы тоже мечтали иметь такие носители, но мы неукоснительно выполняли полученные нами инструкции и успокаивали их: “Нужно пройти путь, с которого начинали мы”. А затем прошел слух, что Китай создает свою ракету. Позже мы узнали, что эта ракета называлась “Ветер с Востока”“.

“Ветер с Востока” стартовал уже после разрыва отношений с СССР, в 1964 г. Одновременно с этим Китай испытал первую атомную бомбу и создал институт для подготовки пилотируемых полетов в космос. Можно сказать, что до 70-х годов Китай, используя советские технологии и знания, практически в точности воспроизводил путь, который прошел Советский Союз до полета первого космонавта. Собственно говоря, сама дата старта дебютного китайского спутника, апрель 1970-го, ассоциировалась с эпохальным событием XX века – полетом Юрия Гагарина 12 апреля 1961 г. Таким образом, можно говорить о сильнейшей идеологической подоплеке дела. Не зря все, что касается спутника, курировалось лично Мао Цзэдуном. Чтобы акцентировать внимание на успехах китайских ученых, спутник решено было выполнить более совершенным и тяжелым, чем тот, что впервые запустили США.

С первого места идеологическая составляющая космической программы Китая была отодвинута уже после смерти Мао Цзэдуна, с приходом к власти Дэн Сяопина. Тогда приоритетом стали экономические реформы. “Китай в те годы не ввязался в космическую гонку, которую вели Советский Союз и США. Вероятно, это было правильным решением, конкурировать с двумя ведущими космическими державами у КНР тогда возможности не было”, – говорит Александр Железняков.

Но уже к 1980 г. все начало становиться на свои места. К 1986 г. на территории Китая располагалось три таких центра: Шуанчэнцзы (провинция Ганьсу), Сичан (провинции Сычуань) и Тайюань (юго-западнее Пекина). В скором времени к ним добавится четвертый, расположенный на острове Хайнань, для запуска ракет ограниченной мощности. На международный рынок космических услуг вышел новый игрок – Китай. Естественно, одна из задач, которые звучали в связи с возрождением космической программы КНР, заключалась в коммерциализации услуг по выводу в космос спутников других стран. Продвигать их на международном рынке начала китайская корпорация “Великая стена”, завлекая партнеров техникой, созданной на базе советских стратегических ракет.

Несомненно, первой реакцией на это стало прохладное отношение к проекту со стороны других космических операторов. Однако положительным моментом для КНР явилась ситуация, сложившаяся после катастрофы американского “Челленджера” в январе 1986 г. и неудач, связанных с европейской ракетой “Ариан”.

В дополнение к этому государство активно добивалось становления китайской космонавтики, используя возможности, появившиеся после распада СССР.

Среди них – значительно упростившиеся механизмы приобретения новых космических технологий. Вообще начало 90-х годов стало для высокотехнологичных отраслей экономики Китая золотым временем. Тогда в странах распавшегося СССР за приемлемые средства можно было приобрести самые современные технологии и технику. Что касается российско-китайских взаимоотношений в вопросах освоения космоса, то здесь процесс обеспечивался договоренностью о сотрудничестве России и Китая, а также секретным соглашением о передаче космических технологий, закупке агрегатов и систем корабля “Союз” и обучением китайских космонавтов. В частности, в 1996–1997 годах летчики У Цзе и Ли Цинлун прошли 14-месячный курс обучения за $1 млн в российском Центре подготовки космонавтов.
“Именно в те годы Китай закупил многие образцы космической техники, которые, в силу ряда причин, в первую очередь, политического характера, оказались в России ненужными. Причем из-за того, что страна испытывала тогда серьезные экономические трудности, стоимость сделки была минимальной. За уникальные технологии Китай заплатил несколько десятков миллионов долларов. Сегодня эти образцы обошлись бы на порядок дороже”, – вспоминает Александр Железняков из РКК “Энергия”.

О том, что китайская космонавтика вобрала в себя очень много советских и российских методик, говорилось постоянно. Между прочим, это подтверждается фактами передачи Китаю технологий, а также наблюдениями профессионалов. Так, запущенные в 1999 г. беспилотные космические корабли очень сильно напоминали советские “Союзы”. Мало того, известно, что китайская техника комплектовалась узлами и системами, разработанными и собранными в России. В этой связи имеют место данные о поставках в КНР высотомера “Кактус” производства НИИ робототехники и технической кибернетики в Санкт Петербурге. РКК “Энергия” поставляла в Китай аппаратуру автоматического сближения и стыковки. Правда, стартовый стол, мачты и другие конструкции инфраструктуры, обеспечивающей запуск космического корабля, довольно точно повторяли все, что уже давно работало в США. Но в Китае на этот счет говорили, что ракета-носитель, сам корабль и стартовая инфраструктура были разработаны исключительно в Китае и абсолютно самостоятельно.

И все же известно, что в попытках усовершенствовать базу ракетной техники Китай постоянно обращается к другим странам. Например, стала известна просьба КНР к России и Украине о передаче ей ракетных технологий, в частности, по тяжелой ракете СС-18. В 1996 г. о такой просьбе Китая заявил министр обороны США Уильям Пери. Но, по сообщениям печати, сделка не состоялась.

Судя по другой информации, попавшей в прессу, Китай применяет весь арсенал способов добычи необходимой информации, благо развитие космической отрасли является приоритетом государства. В этой связи известен и факт незаконной передачи Китаю ракетных технологий. В 2007 г. ФСБ России задержала генерального директора ЗАО “Компания ЦНИИМАШ-ЭКСПОРТ” Игоря Решетина за промышленный шпионаж. США также не остались без внимания – там, буквально через год после разоблачения Решетина, опубликовали информацию о том, что американский физик китайского происхождения Цюань Шэншу помогал КНР в разработке топливной системы ракет-носителей. Естественно, китайский МИД тут же опроверг подобную информацию.

Но, как уже говорилось, основным и самым масштабным способом получения космических технологий стала их покупка, особенно в странах бывшего СССР. Пример – Украина. Начало сотрудничества Китая с ней по вопросам космоса датируется 90-ми годами. Первые контакты украинских и китайских специалистов состоялись на симпозиумах, проводившихся двумя странами в 1994-м и 1995 годах.

Следом были подготовлены межправительственные соглашения о сотрудничестве в использовании и исследовании космического пространства. Интенсивный обмен специалистами начался в 1996 г., во время посещения Украины большой китайской делегацией. Характерно, что год от года интенсивность взаимодействия лишь увеличивалась. Причем с украинской стороны в сотрудничестве были задействованы практически все разработчики и производители космической техники: ГКБ “Южное”, ЦКБ “Арсенал”, АО “Хартрон”, НИИ радиоизмерений, Павлоградский механический завод и другие. В числе проектов – дистанционное зондирование Земли, совместные работы в области электроники. Отдельной строкой шло изучение возможности совместной разработки лунного модуля вместе с КБ “Южное”, которое занималось аналогичными проблемами в лунной программе СССР.

Еще один пример сотрудничества КНР в космической отрасли с постсоветскими странами – Белоруссия. Об этом в сентябре 2006 г. высказался Чрезвычайный и Полномочный посол Китая в Беларуси У Хунбинь. “Мы сотрудничаем в космической сфере – в области науки и технологий, наши эксперты постоянно осуществляют визиты в Беларусь”, – сказал тогда У Хунбинь. Причем в качестве конкретики тогда прозвучали следующие слова: “Совместных космических полетов Беларусь и Китай, скорее всего, осуществлять не будут, но сотрудничество в этой области планируется развивать достаточно активно”. В этой связи довольно показательными можно считать участившиеся в 2009-м и 2010 годах контакты китайских и белорусских специалистов и военных по поводу строительства недалеко от Минска белорусского центра управления космическими полетами. Довольно странная, на первый взгляд, ситуация – наличие белорусского ЦУПа при полном отсутствии белорусских спутников – при более конкретном рассмотрении дает повод говорить о возможном строительстве в центре Европы очередного элемента китайской космической отрасли, в дополнение к уже существующим, расположенным вне границ КНР. Из последних один находится в Пакистане, другой в Африке.

О перспективах КНР в области космонавтики можно судить хотя бы по реакции американских конкурентов на китайские достижения. Особое беспокойство американцев вызывают лунные планы Китая. Дело в том, что на спутнике Земли имеются огромные запасы гелия-3 – стратегического сырья энергетики будущего. Не остаются без внимания США и планы Китая создать к 2015 г. систему наблюдения за поверхностью Земли.

Кроме того, идет много информации об усилиях китайцев в развитии спутниковых систем телевидения и радиовещания, собственной системы навигации. В качестве подтверждения реальности шагов в создании системы наблюдения за Землей можно привести запуск стереотопографического спутника “Тяньхуэй-1” 24 августа 2010 г. На что особенно обратило внимание агентство Синьхуа, ракета-носитель “Чанчжэн-2D”, с помощью которой на орбиту был выведен спутник, создана Шанхайской академией космических технологий при Китайском объединении космических технологий.

Сроком маркетизации космических исследований и технологий Китая назван 2020 г. Однако уже в нынешнем году КНР приступила к разработке нового двигателя для будущих поколений ракет. С тягой до 600 т они дадут возможность Китаю обеспечить доставку собственных космических грузов, а также закрепиться на рынке коммерческих запусков.

В 2011 году Китай запустил свою первую орбитальную станцию и произвёл первую стыковку, а также стал второй страной по количеству выполненных космических запусков, превзойдя США и уступая только России. В 2012 году в Китае состоялся первый пилотируемый полёт на национальную орбитальную станцию. Наряду с США, Россией и Европой, Китай имеет национальную спутниковую систему навигации («Бэйдоу»)

Но уже сейчас Китай далеко продвинулся в области организации производства и внедрении новых технологий. Так, специалисты из Украины назвали лучшими в мире китайские сборочные площадки и безэховые камеры по настройке антенн. К тому же главный китайский центр управления полетами уже сегодня значительно опережает российский и американский по степени автоматизации и оснащению, что в один голос утверждают специалисты, знакомые с темой. Очевидно, что теперь Китай вовлечен в космическую гонку как полноправный участник.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение