Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Китай и его роль в новом мировом порядке / Статьи
Пекин обозначил границы своей обороны
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 24-12-2013

В конце ноября Китай в одностороннем порядке объявил о создании "зоны идентификации" для своих сил противовоздушной обороны над обширным пространством в Восточно-Китайском море. Теперь каждый самолет, следующий в данной зоне, должен четко выполнять ряд дополнительных требований (включить радары и устройства связи с землей, сообщить наземным службам маршрут полета и свои координаты) для того, чтобы ПВО Китая его идентифицировали.

Самолеты и летающие объекты, не выполнившие данные требования или уклоняющиеся от обнаружения системами ПВО КНР, могут рассматриваться как потенциально опасные. И как сказано в заявлении китайского военного ведомства, "это может привести к необходимости применения против них соответствующих мер". 

Таким образом, Пекин отодвинул рубежи своей обороны примерно на 300 морских миль на восток, попутно включив в эту зону также воздушное пространство над спорными с Японией островами Дяоюйдао/Сенкаку. 

Тем временем, в Пекине дали понять: это только начало. В будущем подобные "зоны" появятся и в других районах вдоль китайских морских границ в Южно-Китайском и Желтом морях. Военная целесообразность данного решения очевидна. Однако оно противоречит последним внешнеполитическим инициативам Пекина, который буквально накануне говорил о стремлении к нормализации отношений с соседями.

Зона непонимания

Создание зоны вызвало бурную реакцию в Токио и Вашингтоне, где обвинили китайские власти в нагнетании военного противостояния и создании дополнительных рисков в регионе. В заявлении госсекретаря США Джона Керри также звучала обеспокоенность, что подобные действия меняют статус Восточно-Китайского моря. Вашингтон считает, что Китай не имеет права создавать подобные "зоны", и даже пригрозил, что будет игнорировать введенные китайцами правила. 

Через несколько дней после создания зоны стратегические бомбардировщики B-52 ВВС США демонстративно пролетели через нее. Но после того, как китайцы несколько раз поднимали в воздух эскадрильи Су-30, американцы проинструктировали свои гражданские авиакомпании, что правилам, установленным китайцами, все-таки нужно следовать, дабы избежать нежелательных инцидентов и обеспечить безопасность полетов. 

Токио назвала данный шаг Пекина "опасным". В свою очередь, неприемлемыми назвал действия Китая и Сеул, где были недовольны тем, что в китайскую зону попало воздушное пространство над скалой Иодо, на которой корейцы построили свой научный центр. И в ответ на действия Китая Южная Корея приняла решение о расширении своей зоны противовоздушной обороны на юг. 

Заварив всю эту кашу, Пекин назвал угрозы и требования соседей смешными и беспочвенными. Ведь именно США были первыми, создавшими еще в конце 50-х подобную зону вдоль своих границ для раннего предупреждения атак на свое побережье с моря. Японская же зона идентификации существует с 1968 г. В 1972-м и 2010-м она была еще и расширена на запад в сторону Китая и теперь проходит в 130 км от китайского побережья. Таким образом, соответственно и китайская зона своим восточным краем проходит на аналогичном расстоянии от берегов Японии и также "перехлестывается" с японской зоной идентификации. 

Всего около 20 стран мира имеют подобные зоны раннего предупреждения для ПВО. Их создание не запрещено Уставом ООН и другими международными актами, в том числе касающимися международного авиасообщения. Пекин также настаивает, что создание подобной зоны не меняет правовой статус акватории Восточно-Китайского моря и не направлено против какой-либо страны. И, конечно же, не имеет ничего общего с попытками создать "зону, запрещенную для полетов".

С точки зрения укрепления обороны данная мера вполне оправдана и является стратегически обоснованной. По словам китайского военного эксперта Мен Сянцина, "современные самолеты, способные летать с высокой скоростью на значительных высотах, сегодня используются в различных странах. И для Китая представляется проблематичной быстрая идентификация подобных летающих объектов и принятие к тем из них, которые представляют угрозу, адекватных контрмер в ограниченный промежуток времени".

Особую проблему для китайских ПВО очевидно будут представлять беспилотные летательные аппараты, созданные по технологии "стелз" и способные взлетать с авианосцев. Именно на них делает ставку американское командование в процессе повышения возможностей своих ударных группировок в АТР. 

Таким образом, благодаря созданию зоны китайские военные получают дополнительный запас времени для нейтрализации средств воздушного нападения противника, нацеленных на объекты внутри страны. Создавая "пояс" из подобных зон, Пекин стремится к развертыванию целостной системы раннего предупреждения о нападении со стороны моря. 

В целом данная практика не является чем-то новым и берет свое начало со времен холодной войны, когда США и СССР развивали не только системы защиты своих границ от вторжения с воздуха, но и создавали глобальные системы раннего предупреждения о вероятной атаке противника. Очевидно, что Китай пока не способен развернуть систему противоракетной обороны, подобной американской, или построить аналог советской сети загоризонтной радиоразведки и радиолокации (Россия как раз пытается ее воссоздать). Поэтому Пекин обеспечивает собственную безопасность доступными ему военными и политическими средствами. 

Логику поведения Вашингтона и его союзников официальный Пекин описал древней китайской пословицей — "магистрат имеет право жечь дома, в то время как простым гражданам даже запрещено запалить свечу". Тем самым Китай указал на двойные стандарты в оборонной политике Японии и Соединенных Штатов. Очевидно, в отношении Китая попытки что-либо запретить уже просто не работают.

Дипломатическое контрнаступление на Пекин

Впрочем, сегодня ни политики, ни эксперты не могут понять логики действий самого Пекина. Ведь Китай еще два месяца назад посылал Японии вполне очевидные сигналы о своей готовности нормализовать отношения. И вдруг в один день он обострил ситуацию, создав "зону идентификации". 

Некоторые эксперты полагают, что этому решению предшествовала закулисная борьба между "голубями" и "ястребами" в руководстве КНР. Возможно, она происходила в ходе третьего пленума ЦК КПК 18-го созыва 9–12 ноября, когда партией были неожиданно изменены принципы стратегического планирования оборонных вопросов через создание Совета государственной безопасности. Не исключено, что возник раскол между теми, кто настаивал на продолжении курса на "мирное возвышение Китая" (отстаиваемым, в частности, председателем КНР Си Цзиньпином), и теми, кто выступает за более активную политику Китая на мировой арене.

Какими бы намерениями не руководствовались в Пекине, но решение китайского руководства спровоцировало резкое обострение всевозможных споров между государствами Восточной Азии. Так, Япония в начале декабря сообщила о претензиях к Южной Корее. В свою очередь, Пекин попытался перетащить Сеул на свою сторону, сказав, что не против расширения его "зоны идентификации" и готов искать компромиссное решение, в то время как с Токио какое-либо мирное решение невозможно. Япония, в свой черед, попыталась заручиться поддержкой со стороны лидеров АСЕАН. Те, правда, считают, что в данном деле нужны переговоры двух стран.

Японский же премьер Синдзо Абэ использовал китайский фактор как дополнительный аргумент для того, чтобы добиться увеличения оборонного бюджета, а также развивать программу строительства авианесущих кораблей нового класса. 30 ноября Синдзо Абэ неожиданно появился на территории военной базы Кэмп Асака, близ Токио, где заявил: "Ситуация в области безопасности вокруг Японии становится все серьезнее".

7 декабря японский парламент принял резолюцию с требованием к Китаю отменить решение о создании зоны. 11 декабря Токио заявил, что пересмотрит военную доктрину, определив в ней Китай как основной источник угрозы для национальной безопасности. В рамках новой доктрины Япония планирует перебросить часть своих войск с российского направления на китайское. 

Соединенные Штаты стали на сторону своего главного союзника в Азии. В начале декабря Токио посетил вице-президент Джо Байден, заявивший, что создание Китаем "зоны идентификации" повышает риск "инцидентов и недоразумений" в регионе. В то же время он посоветовал Токио и Пекину создать механизм управления кризисными ситуациями и попытаться снизить напряженность через "меры установления доверия". Таким образом, Вашингтон использовал действия Пекина для того, чтобы снова заявить о своей роли миротворца в регионе и особом статусе "с экономической и военной" точки зрения.

Эти слова были подкреплены масштабными японо-американскими военно-морскими учениями AnnualEx-2013, проходившими возле Окинавы, вблизи созданной КНР "зоны идентификации". В них участвовали авианосец USS George Washington и дюжина кораблей американского и японского флотов. При этом, по заявлению командующего 7-м флотом США вице-адмирала Роберта Томаса, американские летчики игнорировали требования китайских сил противовоздушной обороны и летали над морем "как обычно". 

На таком фоне уже 5 декабря Байден вел переговоры в Китае, где у него состоялась пятичасовая дискуссия с Си Цзиньпином, в том числе и по вопросу о "зоне". Но Пекин не изменил своего решения. Тогда Байден заявил, что Вашингтон не согласится с тем, что его роль в региональных делах кто-либо поставит под сомнение. Однако американский политик признал, что роль Китая также растет, и в этой связи было бы желательно, чтобы Пекин "взял на себя долю ответственности и позитивно влиял на стабильность и безопасность" в регионе. 

Таким образом, Пекин и в отношении США избрал, скорее, проактивный подход отстаивания своих интересов, в то время как американцы продемонстрировали, что у них нет аргументов и механизмов, способных заставить Китай изменять свои решения. 

Пока что все выглядит так, что Китай не пойдет на масштабную конфронтацию. Но предпринимая неожиданные шаги, Пекин прощупывает слабые стороны своих основных партнеров и конкурентов. А добившись очередного успеха, оставляет для себя возможность позже снова вернуться к тактике задабривания и умиротворения. Конечный результат, в любом случае должен быть выгоден Пекину. В противном случае вся эта комбинация не имела бы смысла.


 

Источник: Зеркало Недели

Теги: оценки , Китай


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение