Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Великая арабская революция / Статьи
«Арабская весна» в Сирии
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 05-10-2013

Разразившаяся в конце 2010 года череда революций под общим названием «арабская весна» уже в начале 2011 года докатилась до Сирии. Процессы «арабской весны», ее причины, движущие силы, динамика и по истечении двух лет вызывают множество толкований. Большая часть экспертиз указывает на сочетание нескольких факторов, связанных с мировым кризисом 2008 года, приведшим к ухудшению экономического положения стран третьего мира, особенно беднейшей части населения.

С другой стороны, первоначальным запалом протестов выступает вестернизированная молодежь этих стран, активно использующая коммуникационные технологии, что роднит протест с «цветными революциями» предыдущего десятилетия  «Арабская весна» весьма зауженное понятие, поскольку вспышки волнений с похожими лозунгами и составом участников прошли в Иране, Албании, Мали, Турции, Судане и других  неарабских мусульманских странах. То есть стала  общей для исламского мира.  

Современная инфраструктура требует развития информационных технологий, многочисленного контингента специалистов для их обслуживания. Более широкого развития непроизводственной сферы. Сказывается и проникновение в исламские страны элементов экономики и образа жизни общества потребления, формирующие соответствующую среду и сознание. Расширяется прослойка, называющая себя (например, в России) «креативным классом», менталитет которой можно назвать «западным». Его носители выдвигают требования предоставления им политических и гражданских прав, в «соответствии с международными стандартами», то есть нормами западных демократий.

Но западная демократия строится на принципах атомарности индивида, свободы выбора, противоречащих исламским принципам уммы и предопределенности всего волей Аллаха. Что требует отказа от норм ислама и абсолютной секуляризации общества, либо выработки оригинальных исламских форм  народовластия. В политической сфере претензии «креативного класса» выражаются в требованиях расширения политических и  гражданских свобод, замены авторитарного устройства государства  на демократическое светское западного типа, пресечение произвола и коррупции властей.  

Традиционный ответ ислама на вестренизацию – ужесточение общественной и личной жизни в соответствии с законами шариата, усиление фанатизма, желание привнести нормы ислама во все сферы жизни. Сходным образом два века назад возник ваххабизм, сегодня преподносимый как «универсальное средство» исправления всех бед исламского мира. Более широким проявлением реакционного ответа на перемены является исламизм – «политический ислам». Возникающая напряженность и волнения представляются исламистам удобным случаем прихода к власти и построения исламского государства. Социальная база исламизма малообразованные и малоимущие слои. Руководящая сила – фанатичные лидеры с богословским образованием. Свою составляющую в протест вносят представители мелкой и средней буржуазии, недовольные экономическими условиями своих стран, распределением денежных потоков, бюрократией и коррупцией, препятствующих развитию их бизнеса. Таким образом, главные идеи и движущие силы «арабской весны» прямо противоположны. Протестующих объединяет ненависть к  авторитарным режимам и требование более справедливого распределения ВВП. Парадокс – «креативный  протест» без привлечения «темной исламистской  массы» не может рассчитывать на широкую поддержку, поскольку  массовый уличный протест – основная тактика «цветных революций». Хотя победа исламистов означает для вестернизированных слоев утрату даже имеющихся прав и свобод.  

Режимы, против которых направлен протест «весны», возникли как результат адаптации исламского мира к условиям предыдущей (послевоенной) эпохи. Авторитарные режимы с сильными элементами светскости и формальным выборным представительством народа во власти перестали соответствовать времени, утратили прежние идеалы национально-освободительной борьбы и построения социально ориентированных государств, разложились изнутри, погрязнув в злоупотреблениях, клановости и коррупции. Исключением стал Иран, сумевший найти новый вариант существования ислама в современном мире. Пример вдохновляет многих исламистов. Поскольку Иран - шиитское государство, для большинства мусульманского мира придерживающегося суннитской ветви копирование иранской модели проблематично. Что связано с различной ролью лидера уммы у суннитов и шиитов. «Режим аятолл» вполне органичен для иранцев-шиитов, представить выборных суннитских мулл в таковом качестве сложно, хотя и возможно. Суннитской традиции присущ халиф во главе государства, объединяющий светскую и духовную власть.      

Воплощением суннитской модели «исламского государства» служат монархии Персидского Залива, гасящие возникающие противоречия распределением среди коренного населения нефтяной ренты. Основной  «кретивный класс» этих стран – наемные служащие со всего мира, неимущие слои населения – гастарбайтеры из мусульманских стран. Однако и страны Персидского  Залива  не миновала «арабская весна», хотя волнения не приняли особо массового и затяжного характера. Монархии внедряют свою модель «исламского государства», построение которого за их пределами предполагает зависимость от монархии донора. Для Саудовской Аравии и Катара «арабская весна» служит инструментом усиления их влияния на исламский мир. 

Монархии Залива также сводят давние идеологические счеты, стремясь к свержению режимов -  наследников идей арабского социализма или социального арабского государства. Хотя  баасистские Ирак и Сирия, насеровский Египет, ливийская джамахерия, Тунис давно превратились в авторитарные режимы, в их политических программах сохранялись демократические  и социалистические вектора, а также секуляризм. В случае модернизации арабо-социалистических режимов, эти идеи могли пережить ренессанс став угрозой салафитской модели. Поощряя исламистскую составляющую протеста «арабской весны», монархии выступают как  откровенно реакционная консервативная  сила. 

Уничтожение баасистской Сирии как последнего оплота идей арабского социализма становится для салафитов делом принципа.  

Будучи в своей основе явлением  объективным, «цветные революции» быстро становится предметом манипуляций внешних сил. Западные страны закономерно приветствуют демократизацию в любом регионе мир, считая «естественной и законной» оказание протесту всемерной поддержки. Сначала информационной, затем финансовой и организационной посредством внедрения технологий «цветных революций».

Следующий этап - политическая поддержка уже оформившегося руководства протеста, вплоть до введения международных санкций правительству – «душителю народного протеста». И даже, как в случае с Ливией, поддержка военная. Разумеется, подобная «помощь» далека от чистого альтруизм, поскольку  является средством проведения собственным интересов в странах региона. В первую очередь это США с идеей глобального доминирования и взятия под контроль энергоресурсов планеты.

Союзники США – Англия и Франция, имеющая давние стратегические интересы в регионе.  

Специфика Сирии – острые межконфессиональные и межнациональные противоречия - сильно повлияла на ход процессов «арабской весны», в итоге приведя к полномасштабной гражданской войне. Сунниты - военные и чиновники  высшего и среднего и большая часть  низшего звена выступили против алавитов как социально группы общества и конкретно против клана Асадов и его алавитского окружения. Их цель -  устранение алавитов из партии, госаппарата и армии при сохранении светского характера Сирии и даже диктата БААС (или ее нового аналога) и замена их на «представителей большинства народа», т.е. суннитов. Чтобы заручиться поддержкой «мирового сообщества» в ход идут лозунги о демократии и свободе.   

Исламские радикалы выступают против алавитов, как сектантов, как исламских еретиков, отступников даже более ненавистных, чем остальные кафиры. Их лозунг: «Христиан – в Ливан, алавитов - в могилу».  В дальнейшем появились фетвы, призывающие уничтожать алавитов, приведшие к этническим чисткам и массовым жестоким расправам. Сыграл свою роль курдский фактор. Курдские лидеры потребовали предоставление курдам прав сирийских граждан, выделения курдских районов в самоуправляемую автономию.

С началом протестов руководство Сирии оказалось на своеобразных «политических качелях». Перспектива смены власти в стране под любыми знаменами означала, в конце концов, переход ее в руки исламистов. Что неизбежно приведет к уничтожению (физическому) всего прежнего высшего руководства страны, партии, армии, силовых структур, истреблению большинства среднего управленческого звена и значительной части рядовых членов БААС. Под угрозой этнических чисток и геноцида окажутся меньшинства, прежде всего алавиты и христиане -  5 миллионов человек. Для клана  Асадов, для БААС ни о какой передачи власти в финальной точке политического процесса «сирийской весны» речи идти не может. За власть нынешнее руководство Сирии будет сражаться до конца, ее потеря означает смерть.   

Понимание, что процессы «арабской революции» хотя и эксплуатируют внутренний  протестный потенциал, но инициируются и управляются извне, заставляет вырабатывать гибкую стратегию политического курса. При слишком жестком подавлении выступлений, режим Асада ждет судьба Каддафи (в марте 2011 года начались бомбардировки Ливии авиацией НАТО – Муамар Каддафи был растерзан повстанцами в октябре)  – массированное иностранное военное вмешательство, вооруженная поддержка повстанцев, развязывание гражданской войны. Авиационные и ракетные удары западной коалиции подорвут военный потенциал, сирийская армия останется беззащитной.  Неминуемы резня и хаос. Под предлогом «неведения порядка и прекращения геноцида» возможно вторжение турецких войск и высадка войск НАТО. Сирия оказалась в конфронтации с большинством соседей: Израилем, Турцией, Иорданией. С этих направлений возможно вторжение или массированный авиаудар. Напряглись отношения Ливаном. Только Ирак повел себя нейтрально, а на определенном этапе даже выразил робкую поддержку.     

При мягком ответе на протест необходима череда уступок. «Площадь» и ее лидеры всякий раз будут распалять свои амбиции, требовать все больше и больше. Волна перманентных митингов захлестнет страну, парализует управление. Режим ждет судьба Туниса (его президент Бен Али  бежал в январе 2011) или Египта (Мубарак свергнут в феврале 2011). Современные информационные и коммуникационные средства сыграли важнейшую роль в самоорганизации выступлений «арабской весны». Поэтому, в моменты нарастания массовых протестов в Тунисе и Египте в конце 2010 года правительство Сирии начало блокировать  работу социальных сетей на своей территории. После первой протестной демонстрации в январе 2011-го,  различными способами (в том числе рассылкой спама) сделала невозможной нормальное функционирование сирийских сегментов Твиттера, Фейсбука, Ютуба.  Производились задержания известных блоггеров. Периодически отключалась мобильная связь.  

Для поиска новых ресурсов для организации политических флэш-мобов оппозиции потребовалось более месяца – постоянные «пятничные»  массовые демонстрации  начались только в марте. Лозунги в целом повторяли требования либеральной оппозиции: «гражданские свободы, демократия, наказание коррупционеров, долой режим».   

В конце марта Асад предпринял попытку подавить выступления в зародыше полицейскими мерами. Давления полиции оказалось явно недостаточно, оно только разозлило протестующих. В городе Дарее прошли массовые выступления, пролилась кровь. В этот момент правительство не решилось решительным образом подавить выступления, поскольку могло  «попасть под горячую руку» НАТО заодно с режимом Каддафи. Необходимо было выиграть время. Был избран путь постепенных уступок: небольшими партиями освобождались политические заключенные, смещено старое правительство - назначено новое менее одиозное, отменено чрезвычайное положение, действовавшее почти полвека. Ущемленным в правах курдам разрешили получать сирийские паспорта. Власти дали обещания самых широких демократических реформ. Одновременно были организованы массовые проправительственные демонстрации, чтобы не «отдать власть протестной улице».   Оппозиция занялась политической самоорганизацией, готовая включиться в предстоящий демократический процесс: созданием новых политических партий, подготовкой к выборам, агитацией. В задачу радикальной оппозиции внутри страны и спонсоров «арабской весны» за рубежом не входила демократизация режима БААС, ей требовалась полный его демонтаж.  

В июне недалеко от границы с Турцией в городе Джиср-эш-Шугур вспыхнуло восстание. Бунтовщики устроили кровавые расправы с представителями власти, партии БААС, полицейскими. На подавление были брошены части полиции и армии. Оппозиция заверяла, что бунт подавлен армией с привлечением танков и авиации. Правительственные источники утверждали, что армейские подразделения только блокировали город, предотвращая концентрацию в нем террористов, а усмиряла бунт полиция. Поскольку в этих событиях погибло 120 полицейских и ни одного военного, официальна версия выглядит более достоверной.    

После цепи мятежей в провинции, волнения охватили Дамаск, где протестные настроения удалось сбить. Для дестабилизации положения, радикалы  организовали серию терактов. После относительно спокойной осени, вооруженные волнения вспыхнули в Холмсе - одном из главных центров исламистской оппозиции. Хомс - важнейший энергетический и транспортный узел, связывающий север и юг страны. Все лето и осень в Хомсе происходили, нападения на военных и воинские части, обстрелы, теракты, убийства баасистов. В качестве  предупредительного  жеста 14 декабря в город были в ведены войска. Мера оказалась недостаточной, разгорелись бои. До середины января 2012 года правительство не прекращало попытки мирного решения, пока  мятежниками не была расстреляна мирная проправительственная демонстрация.   

Начался штурм города войсками с применением танков, артиллерии, авиации. В Хомсе впервые в боевых действиях участвовали иностранные боевики-джихадисты. К апрелю город был зачищен. Учитывая международную и внутреннюю  реакцию, антисирийскую кампанию в мире,  власти объявили  перемирие.  Войска вышли из города. Вскоре боевики вновь проникли в город,  бои в нем приняли затяжной характер. В настоящее время треть города удерживается повстанцами – кварталы, население которых настроено к правительству резко отрицательно. Оттянув  вооруженную конфронтацию более чем на полгода, режим Асада выиграл время, «разведя» синхронность процессов «арабской весны» в Тунисе, Египте, Ливии и Сирии. Удалось продолжить контролируемый политический процесс, привести страну к выборам на многопартийной основе. Занятая легальной подготовкой к выборам часть сил оппозиции оказалась исключена из процесса вооруженной конфронтации. В тоже время подготовка к выборам позволила БААС организовать своих сторонников среди нас. «Лоялистами» оказалось большинство населения страны, значительная часть суннитов тоже. ПНФ уже не мог выполнить своих сложившихся за 40 лет функций. Блок социалистических партий давно пребывал в кризисе. Давний союзник БААС - компартия Сирии раскололась надвое еще в середине 80-х годов из-за отношения к Перестройке в СССР. Лишенный прежней поддержки СССР БААС утратил нужду в союзе с коммунистами, и активно заинрывал с Ираном и другими исламистам. Расхождение БААС и коммунистов  конце 80-х 90-х привело к серьезным разногласиям, вплоть до нелегальных действий и арестов. Поскольку коммунисты и часть социалистов критиковали экономический курс правительства последнего десятилетия, что объективно вызывало симпатию 15-20 % избирателей. Теперь правящая партия остро нуждалась во всяком союзнике. Перспектива оказаться в исламистском государстве левым ничего хорошего не сулила, они вновь сплотились вокруг БААС. Руководство Сирии пошло на изменение  политического устройства. В феврале 2012 на народном референдуме была принята новая конституция, по которой БААС лишилась руководящей роли, и теперь выступала в выборных процессах  «на общих основаниях».  

Она  организовала новое движение «блок партий «Национальное единство» на основе ПНФ, в обновленный состав которого вошли обе коммунистические партии, национал-социалистическая(социальная) партия, юнионисты, социалисты, умеренные демократы. Часть коммунистов не вошла в блок, выступив на предстоящих выборах совместно с левыми демократами в так называемом Национальном  фронте перемен и освобождения (НФПО). БААС удалось скоординировать значительную часть левых сил всевозможных уклонов и направлений. По новой конституции стало возможно выдвижение независимых кандидатов, и запрещалось  создавать партии на религиозной основе, отсекая исламистские силы от выборного процесса.  

Одновременно Асад собирал силы для вооруженного подавления непримиримой оппозиции: усилил  ополчение «Шабиха», в воинские части были набраны из контрактники из резервистов,  и призваны молодые добровольцы - срочники из лояльных районов. В борьбу с боевиками включилась ливанская «Хезболла», атаковавшая базы сирийской оппозиции в Ливане. Прибыл из Ирана экспедиционный корпус стражей исламской революции в составе до 4 тысяч человек. К боевым действиям привлечены проиранские боевики из Йемена, Ирака в том числе «Армия Махди»,  палестинская НФОП-ГК. В этот период сирийские вооруженные силы придерживались стратегии обороны и контратаковали лишь в критических ситуациях, при атаках на военные объекты или важнейших городов. Требовалось выйти из нарастающей дипломатической и изоляции. Главный союзник – Иран сам подвергается остракизму на международной арене. Сирии удалось заручиться поддержкой членов Совета Безопасности ООН – России и Китая. НА стороне  Сирии,  как «борца с мировым империализмом»,  выступили Куба и Венесуэла. Последняя оказала помощь поставками бензина, когда начались перебои с собственным производством.  

Затяжка с активным подавлением протеста обошлась руководству Сирии дорого. Не вошедшие в ПНФ и  «Национальное единство» 13 левых  партий и 3 курдские националистические  создали   «Национальный координационный комитет за демократические перемены» наиболее умеренный из блоков оппозиции – поставившей целью свержение режима Асада ненасильственными средствами. В сентябре прошел первый съезд комитета в Катаре. Многочисленная сирийская политэмиграция создала Сирийский национальный совет (СНС) со штаб-квартирой в Стамбуле. СНС занялся организацией политических флеш-мобов с помощью социальных сетей.   

С лета 2011 года началось дезертирство из армии военнослужащих – суннитов, в том числе высшего офицерства. Всего до конца 2012 года из рядов сирийкой армии при общей ее численности более 400 тысяч,  сбежало до 50 тысяч солдат и офицеров. Дезертиры составили костяк Свободной Сирийской Армии (ССА). У руководства встали бывший генерал и несколько полковников сирийской армии. Политическая платформа ССА состояла в «передаче власти суннитскому большинству». Отряды  ССА захватывали значительные запасы ручного оружия, боеприпасы, средства связи,  военные объекты. В их распоряжении оказались десятки единиц бронетехники, в том числе танки,  противотанковые и зенитные комплексы,  сотни РПГ, ствольная артиллерия, минометы. Вернувшиеся из Аахена активисты «Братьев мусульман» начали подрывную работу, создавая боевые отряды, позже объединившиеся в «Сирийский Исламский фронт освобождения»  СИФО. В том же направлении активно действовала Аль Каида, занявшая еще более радикальную позицию, в конечном итоге из этих отрядов была создана Аль Нусра. С ее помощью на территорию Сирии переправлялись сотни боевиков со всего исламского мира. В вооруженную антиправительственную борьбу включились и часть беженцев-суннитов из Палестины и Ирака, среди которых наиболее многочисленная и приобретающая все большее влияние «Исламское государство Ирака и Леванта». Таким образом, В сирийскую гражданскую войну вплелась гражданская война в Ираке и противостояние ХАМАС  - ООП. Конфликт расползается на весь регион.

В целом к осени 2011 года число боевиков оппозиции приблизилась к 80 тысячам. Мирный курс руководства Сирии позволил им развернуть широкую террористическую деятельность по всей стране, начать захват городов, за которые развернулись упорные бои. В этот период к активному финансированию и поставкам оружия вооруженные силы  оппозиции активно  подключились монархии Персидского Залива и  Турция. Основные противники Сирии в феврале 2012 года создали дипломатическую группу «Друзья Сирии», называемую официальным дамаском «Враги Сирии». От сирийской оппозиции в нее вошел СНС. Активно включились в его работу Лига арабских государств (ЛАГ), и ведущие арабские и исламские международные организации. 

Не удалось избежать санкций Евросоюза, затем и ООН на поставку оружия Сирии. Но удалось добиться внятного ответа международного сообщества на сирийские события и получить «дорожную карту» преодоления кризиса – так называемый «план Анана». План предусматривал взаимное прекращение огня, но при разношерстности оппозиции, взаимных разногласиях, настроенности многих ее группировок  на бескомпромиссную борьбу, реально осуществить было невозможно. Тем не менее, основные участники процесса приняли «план Анана»,  к середине весны 2012 года  установилось временное затишье.  

В мае 2012года на парламентских выборах, в которых приняло участие чуть более половины избирателей, победил блок «Национальное единство». Обладавшая административным ресурсом БААС из 250 мест получила 134, остальные участники ПНФ – 34,  НФПО – 5, независимые беспартийные кандидаты – 77. Обновленный Народный Совет (парламент) и правительство, где министерские портфели получили также представителей союзных БААС партий, выдвинули предложение о всеобщем перемирии.    

Большая часть лидеров либеральной оппозиции не согласилось с итогами выборов,  и перешло к сценарию  захвата власти вооруженным путем.  Руководители оппозиционных вооруженных сил расценили миролюбивый жест Асада, как проявление слабости или коварства. Их безусловным требованием к началу переговоров был уход Асада и его окружения. Методика, апробированная еще в Египте. Освобождая поле боя для предстоящих военных действий, большая часть остававшегося в Сирии руководства оппозиции покинула страну. В ноябре лидеры  собрались в Катаре  на объединительный съезд, создав Национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС). 

Треть в ней мест отведена  СНС. Остальные заняли представители партий непримиримой оппозиции. Президентом был избран Моаз Аль-Хатиб  бывший мулла главного мусульманского собора Сирии – мечети Омейядов в Дамаске. Сразу возникли разногласия – новый председатель СНС Джордж Сабра (бывший коммунист, репрессированный БААС в конце 80-х) отказался передать полномочия  НКСРОС. Такую же позицию заняли лидеры  ССА. Сабра добился поста временно исполняющего обязанности президента НКСРОС, но через пару месяцев – в июле 2013 года в результате интриг он уступил место Ахмеду Джарба Национальную коалицию в качестве «правительства Сирии в изгнании» признало все страны ЕЭС и НАТО, ЛАГ и еще много государств. Хотя, как показал прошедший год, влияние НКСРОС  на события в Сирии мало и все более сходит на нет. Реальная власть в районах занятых оппозицией, находится у начальников повстанческих армий и полевых командиров, которые подобно «Старцу Горы» они не показываются на людях и упорно скрывают свои имена в целях конспирации. Чаще всего в качестве главного закулисного руководителя исламистских сил в Сирии называется теперешний лидер Аль Каиды Заркави.

Начало полномасштабной гражданской войны

В первые полтора года конфликта повстанцы в основном атаковали, правительственные силы, несмотря на подавляющее превосходство в технике, оборонялись или в лучшем случае контратаковали, пытаясь вернуть под контроль тот или иной город.

 

Лето 2012 года. Карта с voprosik.net Бордовый – баасисты, зеленый – оппозиция, бежевый – курды.

Начало лета 2012 года отмечено массированным  наступлением отрядов  оппозиции на Дамаск и ряд других городов.  Башар Асад назвал случившееся объявлением войны и поставил пред сирийкой армией и прочими вооруженными формированиями целью добиться победы военным путем. Асад снял все ограничения на применение тяжелой техники, артиллерии, авиации против повстанцев. Сирийская армия выдвинула танки и другую тяжелую бронетехнику (САУ, ЗСУ) в районы военных действий.  Стратегическая задача, состоит в уничтожении живой силы противника. Поскольку отвоеванные территории подвергаются новым атакам, отвоеванные города занимаются вновь, то необходимо сократить само число участников возможных атак. Оперативно-стратегические планы ставят задачу рассечения единых зон контролируемых повстанцами, изоляция их от границ как источника вооружений, боеприпасов и пополнения. Блокада окруженных зон и   уничтожение окруженных группировок. 

Особой частью стратегического плана стали меры по разобщению вооруженных сил оппозиции. Прерывание связи между территориями занятыми оппозиционерами, ликвидация их  лидеров и военного командования. Причем на всех уровнях: от высшего звена до командиров отдельных отрядов и групп. Предпочтительным считается пленение командиров силами спецназа с целью получения сведений и только в случае невозможности – ликвидация. Со второй половины 2012 до середины 2013 были уничтожены видные военные лидеры оппозиции: генерал Салям Идрис,  генерал Мустафа ас-Шейх и другие. В марте 2013 года в результате диверсии был тяжело ранен командующий ССА – бывший полковник ВВС Сирии Рияд аль-Асаад. Самое многочисленное формирование оппозиции, насчитывающее  до  40 000 бойцов, осталась без военных лидеров.

В настоящее время все больше членов ССА разочаровываются в целях борьбы и вступают в члены Аль Нустра или «Братьев-мусульман». Часть вообще складывает оружие и возвращается к мирной жизни.  Все чаще отмечаются вооруженные стычки между ССА и исламистами, которых не устраивает светская программа «свободной армии», а так же  из-за банального дележа территорий и добычи. Исламистов так же не устраивает, что военная помощь от «друзей Сирии» официально направляется только ССА, с целью недопущения попадания современных вооружений в руки международных террористов.

 

Июль 2013 года. Карта с voprosik.net Коричневые – баасисты, зеленые – оппозиция, желтые – курды.

25 сентября 2013 года исламисты решительно отмежевались от ССА и создали свою объединенную армию из 13 самых активных исламских группировок – «военный альянс Исламская коалиция».  

К ним тут же примкнуло три бригады ССА, вооруженные американским оружием. Вооруженные силы оппозиции становятся все более исламо-радикальными, в ее рядах растет число наемников, остается все меньше «идейных бойцов». Светская либеральная оппозиция теряет влияние и превращается в буффонаду. Правительство регулярно объявляет амнистии боевикам и призывает сложить оружие или переходить на сторону законной власти. Основной  призыв  обращен к насильно мобилизованным в отряды оппозиции, и находит частичный отклик – группы «умеренных» боевиков вливаются в ряды «Шабиха». Вооруженная оппозиция постепенно утрачивают поддержку населения занятых боевиками территорий. Боевые действия приводят к разрушению инфраструктуры, что усугубляет кризисные проблемы. Группы боевиков созданы для ведения войны, а не решения проблем населения, снабжения продовольствием, налаживание энерго- и водоснабжения. Их метод решения проблем  – террор, имеющий далекое отношение к законам шариата.     

Частью реализации плана разобщения стал от  оппозиции курских региональных  отрядов (до 15 000 бойцов), закрытие ими обширных участков турецко-сирийской границы и  начало военных действий курдов против исламистов. Регионы проживания сирийских курдов, расположенные вдоль турецкой  границы,  оказались отделены от «лоялистской» части страны районами оппозиции. В состоянии «вооруженного мира» курды организовали самоуправление по системе TEV-DEM или «демократического социализма» сформулированного известным курским лидером Абдуллой Оджаланом: замена национального государства конфедерацией автономий с прямым народным самоуправлением. Защиту осуществляет вооруженный народ (ополчение из мужчин и женщин в равной мере). Властные структуры – местные советы,  и национального конгресса. Два года система  TEV-DEM функционирует нормально. Курды фактически добились главных своих целей и сегодня желают сохранения существующего порядка, отстранившись от участия в гражданской войне. Что ведет к нарастающим вооруженным конфликтам с исламистами, в первую очередь с боевиками Аль Нустра.   

Большая часть Сирии – пустынная территория, в горах лесной покров тоже большей частью отсутствует, поэтому боевые действия  в пересеченной местности инсургенты ведут редко. В сельской местности тактика правительственные войска устраивают засады на караваны и на отдельные группы боевиков с привлечением вертолетов и групп спецназа.    

В качестве главных  укрытий и опорных баз  инсургенты используют населенные пункты, для контроля над территорией – города. В них легче прятать  вооружение и скрываться  под видом мирных жителей, организовывать производство вооружений. Города являются транспортными узлами, где удобней накапливать силы и перебрасывать в другие районы по шоссе, используя гражданский транспорт. В городе легче организовать сопротивление, используя здания, как укрепленные пункты. 

Поэтому  основным ТВД в этой войне становятся города. Боевые действия обеими сторонами ведутся без учета культурной и исторической значимости строений. Исключение со стороны правительственных сил делается только для важнейших культовых объектов. Бои носят упорный и кровопролитный характер. Правительственные войска по возможности стараются блокировать или полностью окружать районы мятежников и принудить тех к сдаче длительной осадой.  Хотя армия несет большие потери, ей удалось добиться перелома и прейти от обороны к наступательным действиям. На сентябрь - начало октября 2013 года армия вела ожесточенные бои за уничтожение крупных сил боевиков во втором по величине городе Алеппо.

 

Сентябрь 2013 г. взято с сайта: ru.wikipedia.org Зеленые – басисты, коричневые – оппозиция, синее – места боев, бежевые – курды. 

Вооруженные силы оппозиции повсеместно терпят поражение.

Последняя надежда для них – иностранное военное вмешательство. В августе 2013 го был спровоцирован «зариновый кризис» - в пригородах Дамаска было применено химическое оружие. США было готово начать агрессию против Сирии но не нашло поддержки у союзников. Дипломатическое вмешательство России позволило Обаме отказаться от планов удара, не «потеряв лица». Однако, по мере разгрома сил оппозиции угроза такого вторжения будет нарастать. Гражданская война в Сирии может продлится довольно долго, поскольку стороны ведут войну на истощение, то есть будут вести ее до исчерпания мобилизационных ресурсов. Это предопределит ее кровопролитный характер, а так же рост числа беженцев в сопредельные страны. Победа окажется на стороне Асада и БААС, если не произойдет  активного вмешательства извне.   Но с ростом влияния Аль Каиды в рядах боевиков, остается все меньше шансов, что США и их союзники открыто подержат креатуры Аль Каиды в Сирии.    По данным сирийского правительства к  октябрю 2013 года в гражданской войне погибло более 70000 человек. Независимые источники называют цифры в 120 000 и даже 170 000 погибших. Более миллиона человек бежали из Сирии в другие страны.

Михаил Хлюстов

Часть первая.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика