Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Великая арабская революция / Статьи
Новый друг лучше старых двух? Встреча Медведева и Сауда аль-Фейсала
Материал разместил: Панкратенко Игорь НиколаевичДата публикации: 09-04-2011

Сообщения о встрече, прошедшей 25 марта между Президентом России Д. Медведевым и министром иностранных дел Королевства Саудовская Аравия (КСА) принцем Саудом аль-Фейсалом были предельно скупы и уместились в пару абзацев новостных лент как российских[1], так и арабских[2] информационных агентств.

Суть сообщений сводилась к тому, что саудовского принца, привезшего устное послание короля Абдаллы, принял президент Дмитрий Медведев. В переговорах приняли участие его советник по международным делам Сергей Приходько и министр иностранных дел Сергей Лавров. В ходе встречи российская сторона интересовалась не только Ливией, но и целями ввода в Бахрейн войск Саудовской Аравии и Эмиратов, выразив надежду, что их «усилия будут способствовать стабилизации ситуации». Так же сообщалось, что в обращении саудовского руководителя проводилась мысль о необходимости тесной координации политики Саудовской Аравии и России на Ближнем Востоке и в Северной Африке на фоне происходящих в данном регионе «масштабных событий».

Сауд аль-Фейсал подтвердил принципиальный настрой руководства его страны и лично короля Абдаллы на дальнейшее совершенствование и развитие отношений дружбы и сотрудничества во всех областях между Саудовской Аравией и РФ[3].

И без того скудная информация, сопровождалась умолчаниями (так, пресс-служба Кремля не посчитала возможным сообщить, что вместе с принцем Саудом в Москву прибыл и глава саудовской общей разведки Мукран бен Абдель Азиз) и интересными заявлениями в КСА, что называется «для внутреннего пользования». Аккурат в день приема Медведевым принца Фейсала, в саудовских СМИ была широко растиражирована пятничная молитва Аль-Талеба, в которой говорилось следующее: «текущие обстоятельства требуют твердости… сейчас нет места переговорам, все усилия должны быть направлены на сохранения в безопасности родины и религии»[4].

Естественно, что подобное информационное «сопровождение» визита рождает массу вопросов. Для меня основные их них – что понимает Саудовская Аравия под совместной координацией политики, какие шаги Россия должна для этого предпринять и, главное, насколько выгодно России это «дальнейшее совершенствование и развитие отношений дружбы и сотрудничества во всех областях».

Но перед тем, как ответить на вопросы, попытаюсь дать свою оценку существующих российско-саудовских отношений и их возможных перспектив.

***

К 2003 году меры по международному обеспечению российской позиции по Чечне (конфликт вокруг которой являлся основным источником напряженности в российско-саудовских отношениях) дали свой положительный результат. Отношения РФ-КСА стали более доброжелательны и визит В.В. Путина в 2007 году в Эр-Рияд закрепил нормализацию отношений как свершившийся факт.

Этот визит был широко разрекламирован в российских СМИ, а ряд «дежурных» аналитиков поспешили с заявлениями типа «Саудовская Аравия отворачивается от Запада и поворачивается к России»[5].

Впрочем, это такая характерная черта значительной части российского экспертного сообщества – любой визит представлять как очередную победу российской дипломатии и свидетельство роста авторитета России на международной арене.

Причина подобного «оптимизма» и легкости в заявлениях необыкновенной заключается в том, что «научные эксперты», как правило, совершенно упускают из виду экономическую составляющую двусторонних отношений. И даже когда приводятся какие-то статистические показатели, то они даются без сравнения с показателями третьих стран.

Возможно, это делается для того, чтобы не портить оптимистичные прогнозы. Ведь любой анализ экономических показателей представляет провозглашенный российской стороной поворот КСА к РФ несколько в ином свете.

На сегодняшний день во внешнеторговом балансе Саудовской Аравии доля России составляет:

- по экспорту 0,06% ( ср: Япония – 15,3%, Южная Корея – 12,7%, США – 12,2%, Китай – 10,4%)

- по импорту 0,02% (ср: США - 12.32%, Китай - 12.06%, Германия - 7.67%, Япония - 6.15%, Южная Корея - 5.32%, Индия - 4.99%, Великобритания -  4.72%, Франция - 4.05%)[6].

Основная часть товарооборота $136,3 млн. приходится на российский экспорт. РФ поставляет в Саудовскую Аравию черные металлы, зерновые, древесину, пиломатериалы, бумагу и картон. Импорт из Саудовской Аравии включает химические и потребительские товары, объем которых в денежном выражении не превышал в 2003 году $2,1 млн. Хотел бы обратить внимание, что активный торговый баланс Саудовской Аравии ежегодно значительно возрастает. Даже после падения цен на нефть в 1973 году, стоимость экспорта превышала стоимость импорта. Активный торговый баланс 2005 года оценивался в 100–120 миллиардов долларов США.

На фоне показателей активного торгового баланса КСА и доли в нем третьих стран говорить о каком-либо «повороте», а уж тем более – о вероятности «особых отношений», по меньшей мере наивно. Что, собственно, и подтверждается реалиями повседневности. Из совместных проектов, реализуемых саудовскими и российскими компаниями, можно назвать только офтальмологический центр, созданный в Королевстве МНТК Микрохирургия глазах им. академика С.Н. Федорова и саудовской компанией Medical Projects, подписание в марте 2003 года соглашений между ОАО Стройтрансгаз и компаниями Saudi Aramco и Saudi Oger о партнерстве в реализации нефтегазовых проектов на Аравийском полуострове. Последним крупным событием стало подписанное в марте 2004 года контракта между ОАО ЛУКОЙЛ и Министерством нефти и минеральных ресурсов Королевства на разведку и разработку газоконденcатного блока, расположенного рядом с крупнейшим саудовским нефтяным месторождением Гавар.

Если же говорить о возможных инвестиция, к получению которых так стремится российское руководство, то здесь картина выглядит не лучше.

Единственным реальным примером подобного рода является созданное в 1991 г. на паритетных правах СП "Петросах", участником которого стали "Нимр Сахалин" и "САМЕКО", представляющая интересы Государственного управления топлива и энергетики острове Сахалин.

Планы дубайской Novaar Capital Management (NCM), принадлежащей принцу Саудовской Аравии Сауду бин Мансур аль-Сауду, инвестировать $750 млн в инфраструктурные проекты на Урале (речь шла о создании совместного предприятия с ОАО «Корпорация «Урал промышленный – Урал Полярный»[7]) планами и остались.

Впрочем, российский бизнес отвечает саудовским коллегам в вопросе инвестиций полной взаимностью. Согласно статистике, приведённой саудовскими бизнесменами, россияне вложили в экономику Дубая более $15 млрд, при этом в экономику всей Саудовской Аравии – всего несколько миллионов[8]. Крупнейшие до 2008 года российские инвесторы  в зоне Залива, «Рустар» Рафика Губаева и «Росса» Евгения Тёмкина предпочитали инвестициям в КСА вложения в Объединенные Арабские Эмираты.

***

Говоря о сотрудничестве с Саудовской Аравией необходимо упомянуть две сферы, которые в силу некоторой их «деликатности» не получают широкого освещения в СМИ.

В апреле 2010 года правительство Саудовской Аравии объявило о создании центра ядерных исследований имени короля Абдаллы во главе с бывшим министром торговли Хашимом бин Абдаллой Ямани[9].

В декабре этого же года прошли переговоры о возможном участии России в этом проекте[10].

Возможная сфера для «особых отношений»? Нет, потому как  уже в июле 2010 года протокол о сотрудничестве в ядерной энергетике был подписан между КСА и Францией, а американо-саудовские договоренности в этой сфере относятся к 2008 году. Быть монополистом России здесь не придется. Более того, как показывает опыт лидера в области использования атомной энергии в странах GCC (Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива), Объединенных Арабских Эмиратов, в вопросе строительства ядерных реакторов страны Залива отдают предпочтение той же Южной Корее, а отнюдь не РФ[11]. Замечу мимоходом, что освоение ядерных технологий странами-участниками CCG проходит тихо и незаметно, “под шумок” борьбы с ядерной программой Ирана.

Вторая, не менее деликатная сфера российско-саудовских отношений – торговля оружием.

Собственно, факт собственно торговли достаточно известен. Но истинное состояние дел в этой сфере известно только в узких кругах.

Во время визита В.В. Путина глава МИД КСА Сауд аль-Фейсал заявил, что нет особых препятствий к сотрудничеству в этой сфере.

Практически сразу в СМИ появились сообщения о возможности заключения контрактов между Россией и КСА на сумму от $4 млрд.

Предметом переговоров являлось приобретение Саудовской Аравией 150 танков Т-90, 100 вертолетов Ми-17 и Ми-35, 100 БМП-3, 20 комплексов ПВО. 

С учетом того, что КСА выделило на закупку техники $12 млрд, треть этих денег для России представлялись весьма неплохой суммой, а поставки планировалось провести в 2008-2009 году.

Восторженно обсуждая перспективы контракта, некоторые аналитики упустили из виду два очень важных обстоятельства:

  • Вопрос о возможности приобретения КСА военной техники у России был поднят саудовской стороной после того, как сенат США обсуждал вопрос о корректировке объемов и условий поставок военной техники в КСА в сторону, считавшейся саудитами невыгодной,
  • Перед началом переговоров с Россией Саудовская Аравия вела переговоры с Францией, однако договоренности достигнуты не были из-за требований французской стороны включить в список приобретаемых вооружений военно-морскую технику[12].

Собственно, сами переговоры с Россией были игрой, преследовавшей цель надавить на Сенат США и западноевропейских партнеров, заставить их «подвинуться» в цене и условиях поставки.  Иного ожидать было по меньшей мере наивно, учитывая, что основу вооружений стран Залива составляют американские и западноевропейские образцы.

Игра саудитов получила информационную поддержку и американских производителей оружия, которые на слушаниях в Конгрессе о предоставлении оружейникам льгот, кредитов и особых условий экспорта вооружений в страны Залива заявляли: «если саудиты не будут на льготных условиях покупать у нас, то они будут покупать у русских».

Сработало, игра удалась. А итоги российских надежд на осуществление многомиллиардной сделки подвел месяц назад глава Рособоронэкспорта Анатолий Исайкин: "Заключен один небольшой, по нашим меркам, контракт на несколько десятков миллионов долларов. Остальные темы находятся в стадии обсуждения. Мы передали коммерческие предложения по тем вооружениям, которые хотела бы получить Саудовская Аравия, и ждем ответа"[13]. Подозреваю, что положительного ответа ждать придется очень долго.

***

Впрочем, в российско-саудовских отношениях есть сфера, которая развивается весьма динамично. Стремясь обеспечить себе ключевую роль в суннитском мире, закрепить свой статус высшего авторитета в вопросах веры[14], Саудовская Аравия осуществляет активное проникновение в мусульманскую умму России. Сегодня в РФ зарегистрированы и функционируют филиалы и представители саудовского благотворительного исламского общества «Ибрагим аль Ибрагим», исламский культурный центр, финансируемый в основном саудовцами. В 2008 году король Саудовской Аравии выступил с инициативой строительства в Москве мечети и исламского культурного центра: «Если российские власти смогут предоставить земельный участок, то Саудовская Аравия возьмет на себя финансирование строительства»[15].  Уже в процессе написания этого материала пришло сообщение из Казани[16], где состоится  открытие Библиотеки имени Хранителя двух Святынь Короля Абдаллы бин Абдель Азиза Аль-Сауда на базе Российского исламского университета (РИУ). Финансировался проект саудовской стороной. Для участия в  церемонии открытия прибыли чрезвычайный и полномочный посол КСА в РФ Али Хасан Джаафар и заместитель министра культуры и информации страны Абдель Азиз бин Салих бин Салама. И совершенно незамеченным прошло сообщение об интересном предложении представителей КСА правительству Татарстана - рассмотреть возможность обмена уполномоченными, которые бы представляли интересы Татарстана и Саудовской Аравии "на местах"[17].

Не менее интересным представляется и тот факт, что Исламский университет в городе Медина, куда раньше российские студенты направлялись по линии Духовных управлений мусульман России, в последнее время предпочитает набирать будущих абитуриентов самостоятельно, через своих специальных представителей в российских регионах.

Необходимо отметить, что власти КСА сами обеспокоены увеличивающейся активностью граждан, преступивших границы официальной исламской идеологии Королевства – ваххабизма (саляфизма). Член редколлегии «Дар  аль Хаят» Дауд аш-Ширьяни совершенно справедливо замечает по этому поводу: «Не приходится сомневаться в том, что Саудовская Аравия противостоит политическому бунту. До сих пор ей удавалось не использовать в его подавлении армию, поскольку этот бунт развивался под поднятыми молодежью религиозными лозунгами, которые, впрочем, мало чем отличаются от религиозных лозунгов самого саудовского государства»[18]. И если сама официальная идеология КСА формирует людей, составляющих проблему для Королевства, то стоит ли ожидать, что эта же идеология, привнесенная на российскую почву, даст исключительно мирные плоды?

***

Подводя итог рассмотрения российско-саудовских отношений хотел бы процитировать весьма показательный, на мой взгляд обмен речами, состоявшийся в мае прошлого года на встрече зампредседателя комитета Госдумы по энергетике Валерия Язева с представителями депутатской группы Консультативного Совета Саудовской Аравии. Позиции сторон в вопросах развития сотрудничества он характеризует достаточно ярко.

Заместитель председателя комитета Госдумы по энергетике Валерий Язев: «Мы считаем Саудовскую Аравию приоритетным государством для сотрудничества. И мы с удовлетворением отмечаем тот факт, что по ключевым позициям во внешней политике у нас сходные позиции. Речь идет о палестинском и израильском вопросе, ядерной программе Ирана. Создана группа дружбы с консультативным советом королевства Саудовской Аравии. Сегодня ведущие российские энергетические компании работают с Саудовской Аравией. Однако к числу нерешенных вопросов я бы отнес низкий товарооборот, который составляет всего полмиллиарда долларов в год».

Глава делегации депутатской группы Консультативного Совета королевства Саудовская Аравия по связям с Федеральным Собранием РФ Мохаммад бин Аль-Салим: «Саудовская Аравия всегда стремилась и стремится к развитию отношений со всеми мирными государствами. В том числе с Россией, которая является постоянным членом Совет Безопасности ООННас также интересует обмен опытом законотворческой работы и развитие гуманитарных контактов. В частности, в области образования.

От имени главы Меджлис аш-Шура мы хотели бы передать приглашение председателю Госдумы и представителям депутатской группы Госдумы по связям с Меджлис аш-Шура посетить Саудовскую Аравию»[19].

Считаю, что изложенных мною фактов вполне достаточно для того, чтобы сформулировать следующие выводы:

Российско-саудовские отношения сегодня – это весьма прагматичное партнерство, построенное на признании наличия  хоть и совместных, но весьма ограниченных  в по характеру интересов.

Российско-саудовское партнерство носит временный характер и не имеет перспектив на развитие сверх сотрудничества в определенных, весьма узких границах.    

И я полностью разделяю мнение Марка Н. Катца о том, что КСА «не изменит своих отношений с третьими странами ради прогресса двусторонних отношений»[20].

В отношениях с Саудовской Аравией следует учитывать, что это своего рода «непотопляемый авианосец» США на Ближнем Востоке и правящий дом никогда не откажется от этого статуса

Столь же сомнителен и выдвигаемый тезис о возможном особом партнерстве КСА-РФ в сфере экспорта энергоносителей, вплоть до перераспределения долей на этом рынке. «Саудовская Аравия остается важнейшим партнером США в качестве поставщика энергоносителей с Ближнего Востока и гарантом стабильности этих поставок. Россия имеет возможность расширить свое влияние на некоторых европейских и азиатских рынках, но никогда не сможет заместить Ближний Восток в качестве основного поставщика нефти для всего мира»[21].

***

Так что же понимает Саудовская Аравия под совместной координацией внешней политики и каких шагов в этом отношении ожидает от России? Вот здесь как раз особых секретов нет, достаточно посмотреть на хронику событий в Персидском Заливе за два последних месяца.

Ввод контингента CCG в Бахрейн по факту означает переход этой страны под внешнее управление КСА. Более того, как справедливо отмечают исследователи, «прямое вмешательство в Бахрейн означает усиление консервативных элементов в самой Саудовской Аравии и отказ от курса короля Абдаллы выступать верховным арбитром на полуострове, используя ненасильственные методы, что называется, «давя авторитетом»[22].

Но, как оказалось, сил CCG недостаточно для акций умиротворения на всем полуострове. На грани взрыва Оман и Йемен, Катар участвует в операциях против Ливии. Сама Саудовская Аравия все активнее втягивается в противостояние с Сирией на стороне оппозиции Башару Асаду. При этом, обстановка и в самом Королевстве, и в странах CCG, и даже в «замиренном» Бахрейне далека от идиллической и больше напоминает пороховую бочку.

В этих условиях,  главным сейчас для Саудитов, решивших закрепить свою гегемонию в Заливе и разделаться с ненавистным им Асадом, является «иранское направление».

4 апреля в ходе экстренной встречи CCG, которая прошла в Эр-Рияде, участники осудили действия Тегерана, который, по их мнению, "осуществляет вмешательство во внутренние дела государств Персидского залива". 

Кроме того, по сложившейся традиции, Иран обвинили в заговоре с целью подрыва национальной безопасности арабских стран.

Я не буду разбирать сейчас обоснованность этих обвинений. Это тема отдельного разговора. Важно другое – Саудовской Аравии сейчас необходимо, чтобы Россия:

  1. пересмотрела свои контракты на поставку оружия Сирии в сторону прекращения поставок по уже заключенным контрактам (здесь, кстати, позиция КСА совпадает с требованиями к России Израиля);
  2. оказала давление на Иран в вопросе ограничения его возможной активности в Персидском заливе. Или, как минимум, поддержала бы возможное ужесточение санкций против Ирана, вопрос о которых будет вынесен в ООН под каким-либо «благовидным» предлогом, например – неуступчивость Ирана в вопросах национальной ядерной программы (впрочем, повод найдется всегда. А если и не найдется, то будет сфабрикован).

Именно таким, в общих чертах, КСА видит координацию российско-саудовских внешнеполитических усилий и «дальнейшее совершенствование и развитие отношений».

Что Саудовская Аравия готова предложить взамен? Анализ двусторонних отношений, особенно в экономической и военно-технической сферах позволяет сделать вывод, что со своей стороны Королевство предложит России разовую финансовую выплату в размере от трех до пяти миллиардов долларов (впрочем, если сумма и будет несколько большей, сути это не поменяет).

Эта выплата может быть оформлена и в виде инвестиций или еще каким-нибудь образом (вплоть до предоставления России определенных технологий или военной техники, к которой нынешнее руководство России питает вполне объяснимую слабость). Но это будет именно разовая сделка, которая не наложит на КСА никаких политических или экономических обязательств в дальнейшем.

Повторю еще раз: Российско-саудовское партнерство носит временный характер и не имеет перспектив на развитие сверх сотрудничества в определенных, весьма узких границах.    

Исходя из этого, перед Президентом Медведевым сегодня стоит вопрос: либо сохранить отношения со стратегическими партнерами в регионе, которыми являются Иран и Сирия, либо единовременно получить денежную компенсацию за утрату этих отношений. Иными словами – принять или не принять принцип «новый разовый друг лучше старых двух».

Опыт решения подобной дилеммы у Президента есть. Достаточно вспомнить, что Россия еще в 2009 году была готова разорвать контракт с Ираном на поставку С-300, но хотела получить взамен передовые израильские технологии БПЛА. Однако в Иерусалиме выражали опасения, что новейшие технологии в области беспилотных самолетов "быстро окажутся в руках китайцев".  Позже, в октябре 2010 года израильский концерн "Таасия авирит" подписал соглашение с российскими партнерами из "Оборонпрома" на поставку комплектующих для БПЛА, а за месяц до этого президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ "О мерах по выполнению резолюции СБ ООН за номером 1929 от 9 июня 2010 г.", в котором, в частности, оговаривался запрет на передача Ирану зенитных ракетных систем С-300[23].

Какой выбор будет сделан на этот раз? Ставшее привычным для современной российской внешней политики стремление действовать, основываясь не столько на соображениях геополитических реалий, сколько в ожидании «морального одобрения Запада» предполагает, что между «старыми друзьями» и «новыми деньгами» Россия выберет все же деньги.



[3] Пресс-служба Президента РФ, 25.03. 2011 http://www.kremlin.ru/news/10743

[4] SPA, March 25, 2011 №0009 http://www.spa.gov.sa/English/search.php?pg=1&s=Russia&by1=n

[5] "Saudi Arabia Turning Away from the West towards Russia-TV Report," Russian external TV service NTV Mir, 12 February 2007, цит. по BBC Monitoring.

[7] 24 декабря 2009 www.rosbalt.ru

[8] Русские Эмираты, выпуск 2/13 2007, http://www.dxb.ru/project/pr/detail.php?ID=633

[9] Саудовская Аравия создает научный центр по атомной энергии 19-04-2010, http://interenergoportal.ru/portal/10194-saudovskaya-araviya-sozdaet-nauchnyj-centr-po.html

[10]  Saudi Arabia, Russia to sign nuclear pact http://www.presstv.ir/detail/157585.html

[11] В декабре 2009 года ОАЭ заключили с Южной Кореей контракт стоимостью $40 миллиардов на строительство 4 атомных реакторов. Ожидается, что первый атомный реактор в ОАЭ будет запущен в промышленную эксплуатацию в 2017 году.

[12] SAUDI ARABIA: THE STRATEGIC SHIFT TOWARDS RUSSIA? By Dr. Subhash Kapila SAAG Paper No. 2154 dated 28.02.2007 “Russia’s President Putin’s Second Strategic Foray in the Middle East (February 2007) http://www.southasiaanalysis.org/%5Cpapers28%5Cpaper2718.html

[13] «Россия поставит в Саудовскую Аравию оружие на десятки миллионов долларов» Российская газета, 09.03.2011 http://www.rg.ru/2011/03/09/kontrakt-anons.html

[14] «Does Saudi Arabia Still Matter? Differing Perspectives on the Kingdom and Its Oil», Foreing Affairs, Dec. 2002

http://www.foreignaffairs.com/articles/58444/shibley-telhami-fiona-hill-et-al/does-saudi-arabia-still-matter-differing-perspectives-on-the-kin

[15] www.rosinvest.com 24 ноября 2008

[16] «Саудовская "кладезь знаний" в Казани - событие в развитии образования»,  ISLAMNews, 04.04.2011 http://www.islamnews.ru/news-46701.html

[17] Портал правительства Республики Татарстан, 04.04.2011, http://prav.tatar.ru/rus/index.htm/news/83643.htm

[18] أضعف الإيمان - إرهاب أم تمرد سياسي؟ http://international.knowledgeview.info/internationalarticle/51515

[19] 18 мая 2010, портал «Единой России» http://er.ru/text.shtml?13/6871

[20] «The Emerging Saudi-Russian Partnership» by Mark N. Katz (Mideast Monitor, Jan.-March 2008, vol.3-1) http://www.mideastmonitor.org/issues/0801/0801_4.htm

[21] «Does Saudi Arabia Still Matter? Differing Perspectives on the Kingdom and Its Oil», Foreing Affairs, Dec. 2002

http://www.foreignaffairs.com/articles/58444/shibley-telhami-fiona-hill-et-al/does-saudi-arabia-still-matter-differing-perspectives-on-the-kin

[22] Saudi Arabia Strikes Back, Foreign Policy, March 29, 2011 http://www.foreignpolicy.com/articles/2011/03/14/saudi_arabia_strikes_back

[23] «Россия шантажировала Израиль поставками С-300 Ирану», 29.11.2010 http://cursorinfo.co.il/news/novosti/2010/11/29/WikiLeaks4/# 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение