Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Иран: вчера, сегодня, завтра / Статьи
Конфликт Ирана и США: природа, движущая сила и механизмы
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 09-11-2014

Напряжение в ирано-американских отношениях уже несколько десятилетий служит фактором дестабилизации международной ситуации на Ближнем и Среднем Востоке - регионе, где пересекаются геополитические интересы ведущих государств. Точкой отсчета ирано-американского противостояния можно считать исламскую революцию 1979 [9, с. 72], которая не только провозгласила создание нового государства - Исламской республики Иран (ИРИ), но и показала потерю Соединенными Штатами основного проводника американской политики безопасности в зоне Персидского залива.

Приход к власти в Иране шиитской религиозной элиты во главе с аятоллой Хомейни под лозунгами «экспорта исламской революции», способствовал зарождению так называемого «революционного ислама», основной особенностью которого был быстрый рост количества фундаменталистских и экстремистских мусульманских организаций, усиливающаяся угроза терроризма, разработки и применения оружия массового уничтожения и подрыв действенности американской политики создания «кризисного полумесяца» вокруг Советского Союза. 

На сегодня проблема столкновения интересов Ирана и США в энергетических, политических и идеологических вопросах набирает новые обороты. Постоянные призывы президента США Барака Обамы о необходимости сдерживания иранской энергетической программы в направлении создания ядерного оружия, наряду с угрозой эскалации представленным военным конфликтом в районе Залива свидетельствует об актуальности данного исследования. 

Дипломатические отношения между США и Ираном были разорваны после Исламской революции 1979 и захвата заложниками сотрудников американского посольства в Тегеране, и до сих пор они не восстановлены. Теократический режим Исламской республики Иран, рассматривается в Вашингтоне как вражеский американским интересам и стал для республиканских и демократических администраций США поводом для применения против этой страны всеобъемлющих санкций [7, c. 60]. Когда в 2002 в США были получены космические снимки объектов для обогащения урана на иранской территории, что свидетельствовало о нарушения Ираном соглашения о гарантиях с МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) от 1974 и осуществление им широкомасштабной незадекларированной деятельности в ядерной области [4], Вашингтон начал резко наращивать политическое давление на Иран требуя от него отказаться от любых работ по обогащению урана. Но руководство Ирана отказалось.

Вторжение американских и английских войск в Ирак в марте 2003 и свержения режима Саддама Хусейна в определенной степени повлияло на настроения в Тегеране. Иран согласился на присоединение к Дополнительному протоколу с МАГАТЭ о ядерных гарантиях, по которому представители МАГАТЭ могли осуществлять инспекцию иранских ядерных объектов, и приостановил исследовательские работы в ядерной сфере военного характера. Пытаясь доказать, что его ядерная программа носит мирный характер, Тегеран в конце 2004 добровольно свободно взял временное обязательство прекратить работы по обогащению урана и наработке плутония. Иран также начал неформальные переговоры с Большой Британией, Германией и Францией. Но дальнейшие переговоры, к которым в 2005 присоединялась и дипломаты США, имели затяжной, сложный и, главное, безрезультативный характер. В отношении Ирана применялась тактика «пряника и дубинки». С одной стороны, Ирану предлагались определенные выгоды как «плату» за отказ от своей ядерной программы, а с другой, угрожали передать иранский вопрос на рассмотрение Совета Безопасности ООН и прибегнуть к другим санкциям.

Полного отказа Ирана от обогащения урана западные страны не достигли. Европейские партнеры США не могли, не хотели удовлетворить запросы Ирана (поставка легкого водородного реактора для АЭС, предоставление гарантий поставок ядерного топлива, как альтернативы собственного производства, ослабление процесса экспертного контроля при поставках передовых технологий, обеспечения большего доступа на рынки ЕС для иранских товаров). К тому же победа на иранских президентских выборах 2005 приверженца жесткого курса в отношении стран Запада М. Ахмадинежада, а также ухудшение позиций США и их союзников в Ираке и Афганистане усилили неуступчивость иранского руководства.

Безуспешной была и дипломатия созданной на начала 2006 «группы шести» с участием всех постоянных членов совета Безопасности ООН - США, России, Китая, Великобритании, Франции плюс Германия. Уже в начале 2006 Тегеран сообщил о полном выходе из одностороннего моратория и возобновлении работ по обогащению урана, о прекращении соблюдения Дополнительного протокола о гарантиях с МАГАТЭ о начале экспериментальных работ по обогащению урана [2]. Негативное влияние на американских политиков произвело также проведение Ираном в феврале 2008 испытания ракеты «Кавешгяр - 1» для вывода на орбиту иранского космического спутника «Омид». Дальнейшая разработка Ираном собственного полного ядерного топливного цикла, дает ему потенциальные возможности для получения ядерного оружия, что не может не беспокоить Соединенные Штаты и других традиционных членов т. н. «ядерного клуба».

31 июля 2006 СБ ООН принял резолюцию 1696 [1], которая требовала от Ирана до 31 августа прекратить все работы по обогащению урана и осуществлять наработки плутония под контролем МАГАТЭ. В случае отказа она угрожала применением против Ирана «соответствующих мер». Иран проигнорировал эту резолюцию, как и последующие фактические дублирующие резолюции Совета Безопасности 1737 (2006 р.), 1747 (2007 р.), 1803 (2008 р.), 1835 (2009 р.), 1929 (2010 гг.) [3]. Многие из американских экспертов считали, что Иран продолжает курс на получение ядерного оружия потому, что «администрация Буша не применила достаточного давления или не предложила достаточных наград за обратный курс ».

Неудача Соединенных Штатов стала результатом того, что Вашингтон не сумел создать эффективную антииранскую консолидацию для противодействия ядерной программе Тегерана. Совет Безопасности ООН был не единогласен, например, когда Россия и Китай поддерживали с Ираном широкие торгово-экономические и технические связи и оказывали сопротивление принятию действенных резолюций СБ ООН.

Негативную роль сыграли безуспешные переговоры с иранскими лидерами. Оценивая переговорный процесс с Ираном, американский ведущий аналитик, бывший госсекретарь США З. Бжезинский утверждал, что «перспективы для успешных переговоров все еще совсем неопределенные» и по его мнению усложняют ситуацию две проблемы: первая заключается в том, что иранцы уже обладают способностью обогащать уран и они не собираются отказываться от этого. Вторая проблема связана с политикой американской администрации. Потому что, по Бжезинскому, не будет результативных переговоров, если Соединенные Штаты будут продолжать называть Иран террористическим государством, государством, которому нельзя доверять, государством, против которого необходимо  применять санкции или даже военные шаги [12].

Но, несмотря на пессимистические прогнозы экспертов, в 2014 году стал очевидным положительный прогресс в американо-иранском конфликте. И он имеет все шансы войти в историю как один из наиболее значимых геополитических процессов в начале XXI века. До недавнего времени большинство экспертов утверждала, что рано или поздно американо-иранский конфликт приведет к полномасштабной войне [15, с. 167], но этого не произошло. Напротив, 2014-й стал точкой отсчета потепления в американо-иранских отношениях. Такая кардинальная смена ощутимо переформатировала расстановку сил на геополитической карте мира и в дальнейшем будет существенно влиять на глобальный рынок энергоресурсов.

До последнего времени Иран, зажатый экономическими санкциями США и ЕС, не мог в полной мере выходить на международный энергетический рынок и находился в условиях фактической экономической блокады. Понятно, что при таких обстоятельствах государство не могло полноценно развиваться. Сейчас ситуация изменилась коренным образом. Переговорный процесс между Ираном и странами «шестерки», среди которых Россия, США, Великобритания, Франция, Китай и Германия, 24 ноября 2013 дал первый за последнее десятилетие положительный результат - Тегеран согласился на ограничение в праве обогащения урана [23, с 49]. Если процесс будет продолжаться так дальше, то уже в недалеком будущем Иран, после снятия всех санкций, сможет в разы увеличить объемы экспорта нефти и газа. Кроме этого, положительное влияние на американо-иранские отношения играет напряженная ситуация в Ираке.

Но стоит отметить, что существуют проблемные аспекты потепления отношений. В частности, иранские консерваторы и сторонники бывшего президента Махмуда Ахмадинежада выступают с призывами возврата к прежней жесткой линии во внешней политике[21, с. 6]. Маловероятно, что критика оппонентов повлияет на позиции нынешнего президента Хасана Роухани - Иран уже длительное время требует ослабление международных санкций и полноценного выхода на мировые рынки.

 

Архиреева М.А.

 Список использованных источников и литературы 

  1. An overview of O.F.A.C. Regulations involving Sanctions against Iran // [Электронный ресурс] Сайт министерства финансов США. – Режим доступа:http://www.treasury.gov/resourceenter/sanctions/Programs/Documents/iran.pdf (дата обращения 07.11.2014)
  2. Guidance on the Sale of Food, Agricultural Commodities, Medicine, and Medical Devices by Non-U.S. Persons to Iran // [Электронный ресурс] Сайт министерства финансов США. – Режим доступа: http://www.treasury.gov/resourcecenter/sanctions/Programs/Documents/iran_guidance_med.pdf (дата обращения 06.11.2014)
  3. Iranian Financial Sanctions Regulations // [Электронный ресурс] Сайт министерства финансов США. – Режим доступа: http://www.treasury.gov/resourcecenter/sanctions/Programs/Documents/fr75_49836.pdf (дата обращения 05.11.2014)
  4. Reaffirming its commitment to the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons. 1929. - 9 June 2010. // [Электронный ресурс] Сайт ООН. – Режим доступа: http://www.un.org/press/en/2010/sc9948.doc.htm (дата обращения 06.11.2014)
  5. Иран при М. Ахмадинежаде. Памяти А.З. Арабаджяна.— М.: ИВ РАН, Центр стратегической конъюнктуры, 2013. —220 с.
  6. Кортоев Р. Ю. О Некоторых аспектах американской внешней политики в отношении Исламской Республики Иран в начале XXI века // Вестник Адыгейского государственного университета. - 2010. - №3. - С.44-50.
  7. Кортоев Р. Ю. Американо-иранские отношения в период правления президента США Б. Клинтона (1993 - 2001 гг.) // Вестник Адыгейского государственного университета. - 2011. - №2. - С.59-65.
  8. Кортоев Р. Ю. Ухудшение отношений США с Ираном после победы исламской революции и попытки президента Соединенных Штатов Дж. Картера освободить американских заложников в Тегеране (1979-1981 ГГ.) // Вестник Адыгейского государственного университета. - 2011. - №4. - С.38-46.
  9. Раку М. США и Иран: об истоках конфликта (1979-1984 годы) // Новая и новейшая история».–2011.–№1.–С.60-76.
  10. Синовец П. Иранская ядерная программа в диалоге России и США: от столкновения интересов к диалогу и сотрудничеству? // [Электронный ресурс] 2012. - ПОНАРС Евразия. – Режим доступа: http://www.ponarseurasia.org/sites/default/files/policy-memos-pdf/pepm227_russ_sinovets_sept2012.pdf
  11. Свешникова Ю. Иран и США в Афганистане: поделим или померимся силами? // Афганский эндшпиль? - № 2. – 2011. – С. 76 – 83.
  12. Соколов А. Иран и США: сложная игра с многовариантным результатом // [Электронный ресурс] 2012. – Режим доступа: http://warfiles.ru/show-2627-iran-i-ssha-slozhnaya-igra-s-nogovariantnym-rezultatom.html (дата обращения 07. 11. 2014)
  13. Цыгичко В. Военная операция США против Ирана: возможные сценарии и их последствия // Индекс безопасности № 3–4 (102–103). - Том 18. – С. 65-80.
  14. Шабани Р. Краткая история Ирана Культурный центр Посольства ИРИ в РФ, 2008. – 399 с.
  15. Allin D. The Sixth Crisis: Iran, Israel, America and the Rumors of War / Dana H. Allin; Steven Simon. Oxford University Press, 2010. – 224 р.
  16. Bahgat G. United States-Iranian Relations: The Terrorism Challenge // Parameters, Vol. 38. - No. 4. - Winter 2008. – Р. 76 – 89.
  17. Bolton J. R. Iran and the next administration: policy challenge [Электронный ресурс] / J. R. Bolton. – Режим доступа: http://www.heritage.ord/research_Middle_East/hl1104.cfm.(дата обращения 05.11.2014)
  18. Haass R. Economic Sanctions and American Diplomacy: A Council on Foreign Relations Book / R. Haass. – 1998. – 91 р.
  19. Katzman K. Iran: United States Concerns and Policy Responses DISAM Journal, Vol. 31.- No. 2. - August 2013. – Р. 48 - 68.
  20. Katzman K. Iran Sanctions. Congressional Research Service. - 2014 Congressional Research Service. – 56 р.
  21. Pavliuk O. I. The American approach to the solution of Iranian nuclear potential problem // Studia Humanitatis. - 2013. - №2. - С.6.
  22. Rooney J. Missile Defense and Rising Global Tensions: The Web of Relations between Iran, Russia, and the United States The New Presence: The Prague Journal of Central European Affairs. - Vol. 12. - No. 2 - Spring 2009. – Р. 65 – 73.
  23. Rennack D. Iran: U.S. Economic Sanctions and the Authority to Lift Restrictions. Congressional Research Service. – 2014. – 49 р.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение