Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Иран: вчера, сегодня, завтра / Статьи
Рахмон в Эр-Рияде
Материал разместил: Панкратенко Игорь НиколаевичДата публикации: 13-01-2016
Визит таджикского президента в Эр-Рияд начался в день, когда в саудовской тюрьме был казнен шейх Нимр ан-Нимр. Что, впрочем, никак на программе визита «лидера нации» Рахмона не отразилось, хотя тот же премьер Великобритании Дэвид Кэмерон, которого в симпатиях к шиитам и мусульманскому миру заподозрить трудно, счет возможным свою встречу с саудитами отложить.

Впрочем, что может позволить себе премьер одной из ведущих мировых держав – совершенно недоступно для руководителя небольшого государства. Тем более, что этот руководитель крайне нуждается сейчас в политической и финансовой поддержке, потому как прежние союзники, досыта нахлебавшись его вероломства и двуличия, в президенте Таджикистана откровенно разочаровались.

Главная цель визита была очевидна с самого начала – деньги, деньги, и еще раз – деньги. Это самое важное, что необходимо сейчас Душанбе. И для их получения правящая таджикская элита готова идти на переговоры с кем угодно и на каких угодно условиях. Тем более – с саудитами, щедро оплачивающими лояльность своих «младших партнеров». Поэтому Рахмон не скупился на самые теплые слова, заявив, что «наши народы и страны объединены множеством общих исторических, культурных и духовных связей».

После чего предложил своим собеседникам участие в финансировании строительства средних и крупных гидроэлектростанций, подстанций, высоковольтных линий электропередачи, развития и создания текстильных предприятий, предприятий по добыче и переработке минералов, а также в финансировании проектов ирригации земель. «Сегодня настало время для того, чтобы мы уделяли особое внимание фундаментальным и реальным секторам экономики и наладили долгосрочное и взаимовыгодное сотрудничество в этих сферах между нашими странами», - объяснял саудитам таджикский президент.

Причем, и сам «лидер нации», и сопровождавшие его лица – все прекрасно понимали, что никаких экономических интересов у Эр-Рияда в Таджикистане нет. И в реальности правителей Королевства интересует совсем другое, а именно – расширение своего присутствия в регионе, как это, в частности, уже происходит в Афганистане. Эр-Рияду необходим плацдарм для расширения своего присутствия, в том числе и в Таджикистане – и, как выяснилось, Рахмон ничего против этого не имеет.

Впрочем, данный аспект «сотрудничества» внезапно вспыхнувшей между Душанбе и Эр-Риядом дружбы обсуждался уже за закрытыми дверями. Официально же было объявлено о подписании трех соглашений и двух меморандумов: о сотрудничестве в сфере борьбы с преступностью, о сотрудничестве в сфере науки и технологий и взаимодействии соответствующих министерств, о сотрудничестве в сфере молодежи и спорта и об авиасообщении.

Но, как совершенно очевидно, эти соглашения и меморандумы – лишь верхушка айсберга. Те 108 миллионов долларов, которые Душанбе получит через Исламский банк развития «на реконструкцию международной автотрассы» - лишь аванс за то, что правящая элита Таджикистана предоставит Эр-Рияду возможность через сеть вполне легальных учреждений, того же Саудовского фонда развития, расширить свое присутствие в регионе. Если все пойдет благополучно, в соответствии с планом, который таджикский президент обсуждал с заместителем наследного принца, вторым заместителем председателя Совета министров, министром обороны Саудовской Аравии, принцем Мухаммадом ибн Салманом, отвечающим за конкретную реализацию некоторых деликатных аспектов внешней политики Королевства – то Душанбе получит гораздо больше, а лично таджикский президент – гарантии дальнейшего нахождения у власти и лояльность тех местных салафитов, кто ориентируется на Эр-Рияд.

Для того, чтобы дождь саудовской помощи оросил правящую таджикскую элиту, Рахмону сейчас, по возвращению из Эр-Рияда, необходимо вновь провернуть политическую комбинацию: во-первых, убедить Москву и Пекин в том, что ни о чем серьезном он с саудитами не договорился – только бизнес, культура и благотворительность. Во-вторых – продолжать свертывать контакты с Ираном под любыми, даже нелепыми предлогами. Две этих интриги и станут в ближайшее время основными направлениями того, что правящая элита Душанбе называет «внешней политикой».

Игорь Панкратенко


Источник: http://www.farsnews.com/newstext.php?nn=13941017000547


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение