Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Революции XXI века: ненасильственные методы / Статьи
Когда насилие благоприятствует ненасилию: опыт США в Сербии (2000 г.) и Ливии (2011 г.)
Материал разместил: Цатурян Саркис АрамаисовичДата публикации: 30-06-2012

Америка – единственная и, по всей видимости, последняя сверхдержава современности, имеющая планетарные интересы. Для их аппликации Вашингтон вырабатывает уникальную (в каждой конкретной ситуации) стратегию и тактику, которые, в свою очередь, состоят из военных и гражданских методов политического действия.* Учитывая стремительное развитие событий в международных отношениях, разгоняемых информатизацией, каждая операция содержит как прямые (насильственные методы), так и непрямые инструменты воздействия на объект, обобщённые нами в понятии «ненасильственное сопротивление». Принципиальная разница между двумя подходами состоит в следующем: насилие взывает к страху, инстинкту самосохранения, а ненасилие - к состраданию и совести.

Идеи ненасилия сопровождают известные нам цивилизации с момента их зарождения, пронизывая своей мудростью большинство древневосточных культур (не говоря уже о европейской цивилизации), но  получают своё практическое воплощение только в XX столетии, что, по меньшей мере, объясняется тремя причинами:

I. трансформация человеческого сознания, берущая своё начало с европейских буржуазных революций XVII, XVIII и XIX веков, порождённых взрывным ростом народонаселения и капиталистического производства. Идеи Т. Гоббса и Ж.-Ж. Руссо об общественном договоре заменяют суверенитет государя суверенитетом народа. Руссо идёт дальше своего английского предшественника и выдвигает доктрину народного суверенитета, назвав суверена не чем иным, как коллективным существом, образуемым из частных лиц, в совокупности получивших имя народа (1, с. 23); суть народного суверенитета - верховенство народа в государстве; народ рассматривается как единственный законный и правомерный носитель верховной власти (2, с. 18). Т.е. народоцентризм (или республика) приходит на смену теоцентризму, в рамках которого легитимность правителя определялась «промыслом Божьим», что давало ему право удерживать власть над народами с помощью насилия. Подобно деятелям эпохи Возрождения, Руссо значительно опережает своё время: прямым воплощением его доктрины (повлиявшей на Л.Н.Толстого и М. Ганди) станет Всеобщая декларация прав человека, принятая резолюцией 217 А (III) ГА ООН от 10 декабря 1948 г.. Статья № 21 декларации заложит принцип, на котором построят свои обвинения в адрес властей все технологи ненасильственных переворотов: «воля народа должна быть основой власти правительства и находить своё выражение в периодических и нефальсифицированных выборах при всеобщем и равном избирательном праве и свободном голосовании» (3).

II. мировая урбанизация и индустриализация, буквально вырвавшая человека из размеренной деревенской жизни; урбанизация укрепляет его зависимость от таких элементов городской инфраструктуры, как электричество, каналы связи и транспорт. Утрата сельского коллективизма у горожан происходит благодаря общению с помощью разного рода магистралей (образовательных или профессиональных), что позволяет им постепенно сливаться в универсальную общность. Это обстоятельство благоприятствует тому, что ненасильственные акции, блокирующие коммуникационные артерии города, эффективнее вооружённых методов борьбы; отныне ненасилие способно парализовать деятельность не только отдельно взятых солдат или полицейских, но и всего государства, его материальные и нематериальные источники власти.

III. милитаризация международных отношений, провоцирующая насилие в нестабильных регионах планеты. Биполярное противостояние двух ядерных сверхдержав (СССР и США) только ускоряет реализацию планов национальных правительств по увеличению количества и качества вооружений. Америка, учитывая превосходство своих оппонентов (в Азии, Африке и Латинской Америке) в живой силе, делает ставку на ненасильственные государственные перевороты, более дешевые и действенные методы политической борьбы. Со стратегической точки зрения, преимущество ненасильственного сопротивления в том, что оно блокирует городские коммуникации (транспортное сообщение, телефонные артерии, почту, радио и телевидение), не находящиеся под пристальным надзором властей. Как правило, правительственные силы, тщательно охраняют государственные здания, забывая о том, что без каналов связи они неспособны контролировать ситуацию в стране. Предоставим слово древнекитайскому мыслителю Сунь Цзы, который всегда знал слабое место противника: «Напасть и при этом наверняка взять — это значит напасть на место, где он не обороняется; оборонять и при этом наверняка удержать — это значит оборонять место, на которое он не может напасть» (4). В ходе революций в Сербии и Ливии власть так и не сумеет распознать свои слабые места и оперативно их оборонять: для захвата телевидения в Белграде оппозиции будет достаточно одного бульдозера; а в Триполи власть отключит доступ к интернету только на четвертый день протестов, когда конфликт уже перешел в горящую фазу.

1. Сербия 2000 г.: сначала бомбардировки, потом «бульдозерная революция»

В настоящей статье речь пойдёт о Сербии и Ливии, странах, где власть была свергнута преимущественно силовым путём, невзирая на активную поддержку среди населения. С. Милошевича и М. Каддафи объединяет не только приверженность левым идеям, но и то, что они руководили богатыми (с точки зрения сырьевых ресурсов) государствами, расположенными на узловых центрах Юго-Восточной Европы и Северо-Восточной Африки. Разница же (в обоих случаях) состоит в порядке применения Администрацией США насильственных и ненасильственных методов. К примеру, с самого начала переворот в Сербии сопровождался насильственными акциями НАТО (с 24 марта по 10 июня 1999 года): бомбардировками Белграда, направленными на подавление сербского сопротивления в Косово*. Затем (в 2000 г.) в дело вступают активисты революционного движения «Отпор», поддержавшие путём ненасильственных действий оппозиционера В. Коштуницу.

Планируя смену режима в Сербии с последующим её включением в орбиту влияния ЕС, Вашингтон захотел раз и навсегда побороть сербский национализм, низвергнуть его символ, коим являлся сам С. Милошевич.  С геоэкономической точки зрения, дробление Югославии на ряд мелких государств и лояльное правительство в Белграде сулят многочисленные выгоды американским нефтяным корпорациям: в долгосрочном плане, они заинтересованы в транспортировке углеводородов из Южного Кавказа и Центральной Азии в Западную Европу.

В операции по дестабилизации Югославии ключевыми звеньями выступили власти Хорватии, Боснии и Герцеговины, а также албанская оппозиция Косова, подключившая  для антисербской пропаганды специалистов из американского агентства «Ruder-Finn Global Public Affairs». По меткому замечанию Н. Хомского, вся информационная кампания была представлена западному зрителю в образе борьбы «добра со злом»: «демократический Запад и его гуманистические инстинкты» противопоставлялись «варварской жестокости православных сербов» (5, с. 63).

Соединённые Штаты задействовали свой пропагандистский потенциал; вся государственная машина была нацелена на захват информационного пространства противника для его последующего отстранения от власти. Однако С. Милошевич оказался неудобной мишенью: даже после систематических бомбардировок Белграда конца 1990-х гг., призванных аккумулировать страх, режим пользовался народной поддержкой.

Организаторы переворота в Сербии: Агентство США по международному развитию, Фонд Сороса, Фридом Хаус, Национальный фонд демократии, Международный республиканский институт*, создавший студенческое движение  «Отпор» в октябре 1998 г.; на его базе уже в январе 2000 г. создаётся Демократическая оппозиция Сербии (ДОС), во главе которой становится юрист В. Коштуница, главный оппонент С. Милошевича на президентских выборах.

По мнению С.Г. Кара-Мурзы, важной задачей для американцев было объединение раздробленных сил правой оппозиции в Сербии, которые ещё в 1999 г. подстрекались американскими официальными лицами на массовые демонстрации против правительства. Госсекретарь США М. Олбрайт прямо требовала от оппозиции уличных демонстраций для свержения правительства, если выборы будут «неудовлетворительными» (122 метод Шарпа – литература и речи, призывающие к сопротивлению). На встрече в Баня-Луке весной 2000 г. М. Олбрайт выразила разочарование провалом прошлых попыток свергнуть югославское правительство – она надеялась, что «санкции вынудят людей обвинять Милошевича в их страданиях». Но тогда люди до этого еще не «дозрели» (6, с. 199).

Давление на руководство страны продолжалось по всем каналам; за неделю до выборов, Евросоюз выпускает «Послание сербскому народу», в котором обещает снять санкции против Сербии только после победы В.Коштуницы.

Акции протеста запускаются сразу после выборов, прошедших 24 сентября 2000 г. Избирком объявляет, что ни один кандидат не набрал необходимого количества голосов для победы, и необходимо провести второй раунд: Коштуница набрал 48%, а Милошевич - 38,6%. Однако Коштуница отказывается идти на второй тур, что объяснялось тем, что левая оппозиция получила 26 мест из 40 в Палате республик; коммунисты получали власть в парламенте, что делало невозможным осуществление программы ДОС, поскольку по конституции полномочия президента были ограничены парламентом.

Оппозиция делает ставку на ненасильственный переворот.

Хронология событий: 1 октября шахтеры объявляют забастовку с требованием отставки С. Милошевича (116 метод – распространяющаяся забастовка). 2 октября начинается всеобщая забастовка (117 метод). 5 октября, до даты второго тура голосования, «Отпор» организовывает митинг в Белграде с подвозом людей из регионов. Студенты и собравшаяся толпа силой врываются в здание Союзной Скупщины (парламента), а затем на радио и телевидение Сербии. После захвата телецентра* в эфире государственного канала начала вещать независимая (курсив мой – С. Ц.) телекомпания В-92 (180 метод – альтернативные системы коммуникаций) (6, 204). Армия и спецслужбы сдают своего лидера: они вступают в переговоры с лидерами оппозиции и достигают с ними соглашения о соблюдении нейтралитета в обмен на отсутствие враждебных акций со стороны демонстрантов (120 метод – отказ от лояльности властям). С.Милошевич лишается последнего пространства для маневра: вечером 6 октября 2000 г. он подаёт в отставку.

2. Ливия 2011 г.: протесты, обернувшиеся иностранной интервенцией

В Ливии все было наоборот: 15 февраля 2011 г. в Бенгази (с помощью синхронизации действий протестующих через социальные сети) проходит массовая демонстрация с требованием освободить правозащитника Ф.Тербиля; 213 представителей интеллигенции требуют ухода М.Каддафи, получая поддержку зарубежных оппозиционных фракций - Национального фронта спасения, Ливийского исламского объединения, движения «Хулас» («Избавление»), Союза республиканцев за демократию и социальную справедливость, группы правозащитников, Лиги деятелей культуры и писателей; 17 февраля протесты охватывают уже Бевиду, Зентан, Ружбан и Дерну, ответом на который становится манифестация в поддержку  М.Каддафи в Триполи; 18 февраля начинается полномасштабная гражданская война, после того, как глава МВД Ливии генерал А.Юнес предает Каддафи и призывает армию переходить на сторону протестующих (120 метод ненасильственных действий – отказ от лояльности властям; 148 метод - мятеж), уличные бои в Бенгази оборачиваются поражением правительственных войск; власти отключают интернет только в ночь на субботу 19 февраля.

Несмотря на то, что ненасильственные акции в Ливии охватывают только первые несколько дней, последующие символические действия, выраженные в создании и широкой поддержке странами Переходного национального совета Ливии (ПНС), а также вывешивании нового государственного флага говорят о тщательной тактической подготовке. Сам факт существования и признания странами НАТО ПНС Ливии в качестве единственного законного представителя ливийского народа соответствует 198 методу ненасильственных действий, предложенному доктором Дж.Шарпом (198 метод – двойной суверенитет и параллельное правительство). Мировые телеканалы то и дело показывали новый флаг Ливии, развивающийся на захваченных оппозицией зданиях или в руках солдат (18 метод – вывешивание флагов и символических цветов; 19 метод – ношение символов). К концу августа 2011 года множество посольств Ливии в мире подняли флаг ПНС, а 20 сентября он был демонстративно поднят в штаб-квартире ООН. За весь период операции мы также ни разу не слышали комментарии или выступления проправительственных институтов (как правило, нам передавали только цитаты из ангажированных в конфликт СМИ); их информация была бойкотирована (143 метод – блокирование передачи команд и информации; 126 метод – бойкот правительственных подразделений, агентств и других органов) (7).

Ключевая причина перехода оппозиции от ненасильственного сопротивления к насильственным вооружённым акциям - поддержка Каддафи со стороны широких масс населения, довольных социально-экономическими результатами его длительного правления (с 1969 г.). Перечислим вкратце некоторые из них: ВВП на душу населения - 14192 долл.; на каждого члена семьи государство выплачивает в год 1 тыс. долл. дотаций; пособие по безработице - 730 долл.; зарплата медсестры - 1 тыс. долл.; за каждого новорождённого выплачивается 7 тыс. долл.; новобрачным дарится 64 тыс. долл. на покупку квартиры;  на открытие личного бизнеса предоставляется единовременная помощь - 20 тыс. долл.; крупные налоги и поборы запрещены; образование и медицина - бесплатно; сеть магазинов для многодетных семей с символическими ценами на основные продукты питания; часть аптек - с бесплатным отпуском лекарств; квартирная плата -отсутствует; плата за электроэнергию для населения - отсутствует; кредиты на покупку автомобиля и квартиры — беспроцентные (8).

Администрация США регулярно подбадривала ливийскую оппозицию, предрекая скорейший крах М. Каддафи. Так, к примеру, президент Обама неоднократно заявлял, что Каддафи «уже не контролирует ситуацию в стране» и «должен отказать от власти». Даже после смерти полковника, американский лидер не переставал поддерживать антиправительственные выступления в арабо-мусульманских странах, называя гибель Каддафи «предупреждением для всех остальных авторитарных лидеров» (9). Не отставал от Обамы и глава британской дипломатии У. Хейг,  распространивший 21 февраля 2011 г. через «Би-би-си» дезинформацию, согласно которой Каддафи бежал в Венесуэлу (122 метод – литература и речи, призывающие к сопротивлению) (7).

Подготовке военной интервенции в Ливию сопутствует обработка мирового общественного мнения. Кульминация спектакля: 20 февраля 2011 г. катарский телеканал «Аль-Джазира» сообщает о том, что ливийские власти расстреляли демонстрацию протеста из пулемётов, убив около 200 и ранив более 800 человек (19 апреля 2011 г. британская НПО «British Civilians For Peace in Libya», проведя расследование, не находит доказательств того, что войска полковника Каддафи атаковали мирное население в западной части страны; но уже было поздно).

Под влиянием этой пропагандистской акции, СБ ООН принимает 17 марта резолюцию 1973, декларирующую защиту мирных жителей в качестве цели вмешательства и дающей право уничтожать любые войска, представляющие угрозу для восставших (только с помощью ударов с воздуха). Эта акция явила собой первый внушительный триумф Объединённых наций в качестве глобального регулятора, который состоялся благодаря широкой коалиции международных НПО («Хьюман райтс вотч», Всемирное движение федералистов, Институт «Открытое общество», Фонд Макартуров).

Именно эти институты благоприятствовали продвижению инициативы ООН «Обязанность защищать» (Responsibility to Protect), принятой в итоговом документе Всемирного саммита 2005 г. Согласно документу, суверенитет - не привилегия, а обязанность; суверенитет налагает на государства непосредственную ответственность по защите людей, проживающих в пределах границ этих государств. В тех же случаях, когда государство не способно защитить людей или же само участвует в нём, международное сообщество, действуя под эгидой ООН, ответственно  предпринять меры для защиты населения, несмотря на позицию национального правительства (10).

Как бы это цинично ни звучало, решение ООН по Ливии - испытательный полигон для глобального управления, в условиях которого даже Америка частично делегировала свой национальный суверенитет. В целом, социальные волнения в мусульманском мире и гуманитарная интервенция НАТО – результат перемен в мирополитической системе. Кризис долларо-центричного финансового порядка, проблемы мирового социально-экономического и политического развития, а также демографический взрыв – все эти факторы отправляют в небытие феодальную концепцию суверенного государства. На авансцену мировой истории выходит турбокапитализм, экономическая система нового типа, движимая информатизацией и глобализацией, разгоняющей исторический процесс, который, в свою очередь, освобождает капитал от ограничений, налагаемых национальным государством (11, с. 230).

До революционных событий 2011 г. в арабо-мусульманских странах, правящие круги Америки и Европы, занятые реанимацией экономики Запада от кризиса, стояли перед выбором: «вернуться к национальным рынкам, то есть к протекционизму и конкурентоспособной девальвации, либо создать правовое поле общемирового масштаба – глобальную систему управления» (12, с. 147).

Как мы видим, ставка была сделана на модель, предполагающую «наличие полицейских сил и по-настоящему планетарной юстиции, способных контролировать и наказывать любое отклонение от правил» (12, с. 148). Так, влиятельный  теоретик «нового мирового порядка» Ж. Аттали выступает за  «расширение G-8 (большой восьмёрки) до G-24, и создание, уже на базе G-24 и Совета безопасности ООН, одного Совета управления, обладающего экономическими полномочиями и осуществляющего законное политическое регулирование». По Аттали, новый орган должен взять «полноценный контроль над МВФ, Всемирным банком и другими международными финансовыми учреждениями» (12, 165), а также реформировать состав и порядок голосования в них. Причём, дееспособный глобальный суверенитет, способный уравновесить рынок и демократию, неразрывно связывается с наличием «парламента, правительства, приложения ко Всемирной декларации прав человека, воплощения в жизнь решений МОТ в области трудового права, центрального банка, общей валюты; планетарной системы налогообложения, полиции и юстиции» (12, с. 162).

В общей сложности, вышеназванные попытки формирования нового миропорядка вновь нас возвращают в прошлое. К сожалению, история ещё не знает прецедентов формирования мирополитической системы путем отказа от насилия, с помощью ненасильственной борьбы. Только за последние две мировые войны человечество потеряло более ста миллионов жизней, которые могли бы создать собственные семьи, родить детей или принести благо своим народам на гражданском поприще. Виной всему происходящему мы можем считать коллективное бессознательное, затаённые инстинкты человеческой натуры, порождающие насилие и жестокость. Сравнительный анализ государственных переворотов в Сербии (2000 г.) и Ливии (2011 г.) лишь подтверждает это. Человек еще очень далёк от того, чтобы полноценно жить по закону ненасилия, именуемого у Л.Н. Толстого и М. Ганди любовью, абсолютной истиной.

Список литературы

1. Руссо Ж.-Ж.  Об общественном договоре. Трактаты / Пер. с фр. - М.: КАНОН-пресс, 1998.

2. Левин И.Д. Суверенитет. — Спб.: Юридический центр Пресс, 2003.

3. Всеобщая декларация прав человека http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml.

4. Цзы С. Искусство войны. – М.: Феникс, 2002.  http://militera.lib.ru/science/sun-tszy/01.html.

5. Хомский Н. Государства-изгои. Право сильного в мировой политике. - М.: Логос, 2003.

6. Кара-Мурза С.Г. Революции на экспорт. - М.: Эксмо, 2006.

7. См. Шарп Дж. 198 методов ненасильственных действий http://www.aeinstein.org/organizations/org/scannedPDFs/The%20198%20Methods%20of%20Nonviolent%20Action%20-%20Russian%20.pdf.

8. Статистика уровня жизни в Ливии в период правления Муаммара Каддафи http://www.lawinrussia.ru/node/43408.

9. Obama: Gaddafi death is warning to iron-fist rulers http://www.reuters.com/article/2011/10/20/us-libya-gaddafi-whitehouse-idUSTRE79J6WJ20111020.

10. Обязанность защищать население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности // Итоговый документ Всемирного саммита ООН 2005 года http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/outcome2005_ch4.shtml#t6.

11. Цатурян С.А. Гуманитарные интервенции: выстраивая глобальный суверенитет // Двадцать лет современной внешней политики России. -  Видное: Финист-А, 2011.

12. Аттали Ж. Мировой экономический кризис. А что дальше? – Спб.: Питер, 2009.

 


* Баланс в применении этих двух инструментариев, при которой власть комбинирует военную силу с внешнеполитической пропагандой, именуется «умной силой» (smart power). Этот термин введен в научный обиход американским политологом Дж. Наем, председателем группы Северной Америки в Трёхсторонней комиссии.

* Аналогичные усилия были предприняты НАТО и  в 1995 г., уже по отношению к боснийским сербам в Боснии и Герцеговине.

* По официальным данным, на выборы 2000 года Администрация У. Клинтона потратила 55 млн. долларов. А сразу после выборов Конгресс США выделил 105 млн. долларов для югославских партий и средств массовых информаций.

* Именно в ходе этого эпизода отличился Л. Джокич, протаранивший на бульдозере ограду комплекса телецентра. Этот инцидент превратил его в символ переворота, названного англо-американскими СМИ «бульдозерной революцией».


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика