Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Революции XXI века: ненасильственные методы / Статьи
Механизм и цели политической коммуникации в социальных сетях: попытка установить горизонталь общения с населением
Материал разместил: Печенкина ЕкатеринаДата публикации: 04-02-2013

Последние 5 лет большинство политиков, организаций и партий активно создают свои собственные страницы в самых популярных мировых  и национальных социальных сетях, базируясь на том, что они хотят постепенно уйти от традиционной вертикальной модели общения с народом, перейдя к горизонтальной, чтобы общество имело возможность быть в курсе, обсуждать, давать свои оценки происходящим политическим процессам и деятельности, осуществляемой ими, что в принципе и предполагает взаимодействие между властью и народом в демократической форме правления.

Таким образом, благодаря самому прогрессирующему мировому средству связи, которым является Интернет, по их мнению, должна зарождаться активная гражданская позиция по разным вопросам, развиваться политическая культура страны.

До недавнего времени складывалась определенная картина: правительства часто воспринимались обществом как безликий бюрократический аппарат, находящийся вне пределов досягаемости людей, которыми он управляет. Это приводило к непониманию и недоверию со стороны общества к собственной власти. Поэтому также как и в бизнесе, где у корпораций начали появляться специально обученные сотрудники, отвечающие за продвижение  компании на рыке с помощью PR инструментов, политики, партии, и целые структурные правительственные организации начали нанимать людей, в обязанности которых входит создание страниц в социальных сетях специально для них с целью оповещения о проделанной работе, обсуждения возможных законопроектов, мониторинга мнений по различным вопросам, общения с гражданами напрямую, и в целом ради присутствия во всех возможных современных источниках информации, в том числе и в самом популярном – социальных сетях.

Все больше осваивая просторы Интернета, сами политики на достаточно  высоком уровне научились пользоваться всеми функциями и возможностями сетей и заменили первоначальные официальные страницы на персональные, где иногда стали делиться событиями из личной жизни, высказываться на самые различные темы, в том числе не имеющие отношения к политике. Таким образом, демонстрируя всеми способами стремление быть как можно ближе к народу, чтобы посредством «лайков» и комментариев с одобрениями приобретать многочисленную поддержку потенциальных избирателей[1].

Помимо политиков большое количество граждан заводит свои аккаунты в социальных сетях, иногда по нескольку, используя вымышленные имена, становясь идейными общественными лидерами, с целью выражения своей гражданской позиции или  открытых протестов. Так, видео, выкладываемые посетителями на видеохостинге «Youtube» становятся свидетельствами политических скандалов, коррупции, имеющей место в высших аппаратах власти, жестокости полиции во время массовых акций и др. Таким образом, этот неподверженный фильтрации доступ к любой информации делает каждого в современном мире более обеспокоенным о том, что происходит вокруг.

Кроме того, такие традиционные источники информации, как телевидение, радио, газеты и журналы должны отвечать перед рекламодателями, акционерами, редакционными советами за освещаемыми ими новостными событиями, за границы дозволенности сказанного и показанного, при этом нарушается беспристрастность предоставления информации и ее достоверность. Снова в этом случае на передний план выходят социальные сети и блоги, где те же самые профессиональные журналисты, уже  не ограничены в выборе приоритетных тем и  менее скованы в выражении своих собственных. Так, на просторах Рунета особо популярными интернет-журналистами являются Антон Носик, Дмитрий Быков, Олег Кашин, у которых насчитывается десятки тысяч подписавшихся на их страницы в социальных сетях.

Многие известные журналисты также включили «Хронику»[2] в своих аккаунтах на «Facebook», а заодно и функцию подписки. У некоторых из них уже сотни тысяч подписчиков. Более 90 журналистов из The Washington Post и более 50 из The New York Times сделали свои профили доступными для подписчиков.

Многим пользователям удаётся быстрее собирать подписчиков в «Facebook», чем «последователей» в «Twitter». При изучении выборки из 25 журналистов оказалось, что, в среднем, с ноября 2011 года количество подписчиков в «Facebook» у журналистов увеличилось на 320%.

В отличие от журналистов  политики, высокопоставленные чиновники, несмотря на существующее право иметь собственное субъективное мнение, должны быть крайне осмотрительны в его выражении на своих он-лайн страницах, так как это может привести к самым непредсказуемым реакциям не только со стороны местного населения, но и со стороны других правительств и мировой общественности в целом, если речь заходит о таких темах, как: межнациональная рознь, межэтнические конфликты, терроризм, религия, нетрадиционная сексуальная ориентация. В лучшем случае деятелю придется приносить публичные извинения и ссылаться, допустим, на неправильную трактовку его высказывания, в худшем – отвечать в соответствии с законом, если были задеты чьи-то права или зачастую религиозные чувства приверженцев разных конфессий. В рамках набирающей быстрыми темпами обороты мировой глобализации, которая сопровождается с тождественной ею терпимостью к «иному», а конкретнее - к чужому образу жизни, поведению, чужим обычаям, чувствам, верованиям, мнениям, идеям, обычные граждане, и в первую очередь, политические деятели, не должны провоцировать межнациональные, межконфессиональные или межрелигиозные конфликты, а, напротив,  всячески укреплять в обществе идею всеобщей толерантности, закрепленной в Декларации принципов толерантности организацией ЮНЕСКО в 1995 году, «проявляющейся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными, обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами, уважении к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов, готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям»[3].

Перейдем к рассмотрению самого механизма активного вовлечения и отслеживания посетителями социальных сетей страниц политических деятелей и организаций, ведомств, министерств  и т д.

Регистрация любой страницы в социальной сети начинается с указания е-мейла, пароля, фамилии, имени и года рождения. Насколько полно загружать персональную информацию – это самостоятельный выбор каждого человека.

Профиль в социальной сети, будучи максимально формализованным и информативным, представляет собой, по сути, некоторый аналог досье на человека, досье, которое составляет на себя сам человек либо специально созданная команда в случае с политиками. Профиль является чем-то вроде сильно расширенного резюме, в котором можно неформально и подробно рассказать о себе очень многое.

Чтобы человек не испытывал чувства, что общается с электронной машиной, а наоборот рождалось ощущение личного общения, политикам также как и обычным пользователям интернет сетей предпочтительно загрузить несколько собственных фотографий, не забыв поставить профайловое заглавное фото, которое первоначально видит человек, заходящий на страницу. Чтобы вызвать интерес и доверие  у людей, многие политики дополнительно указывают основные увлечения, самые яркие  захватывающие факты и случаи из жизни. Затем можно приступать к публикации на своей стене статусов, видео, фотографий, статистических данных итд. Таким образом, люди, заходящие на страницу, смогут отметить как «нравится» любую информацию, появляющуюся на стенах  политиков, прокомментировать ее, в том числе используя ссылки на другие любые интернет-источники, «рассказать о ней» или «поделиться» со своим друзьями в этой же социальной сети, тем самым привлекая к данной персоне еще большее внимание, просто скопировать ее к себе на стену. Все данные функции легко позволяют выполнять самые популярные мировые сети «Facebook», «Twittter», «MySpace» и российская сеть «В контакте».

Таким образом, социальные сети наделены широкой информативностью, зачастую они содержат и разрабатывают информацию, которая ускользает от внимания традиционных СМИ, не пренебрегая деталями, непроверенной информацией. Кроме того, в них помимо такого аспекта как транспарентность всей совершаемой деятельности взаимодействие между участниками является ключевым. Отвечая непосредственно тем, кто следит за страницей, политик добавляет элемент человечности этот процесс. «Еще более важно для каждого политического деятеля – получить как можно больше подписчиков на свою страницу,  для того чтобы обладать большой опорной силой в случае необходимости не только в он-лайн, но и в офф-лайн среде»[4].

Обычно в социальных сетях для взаимодействия популярных личностей с рядовыми гражданами характерно использование трех стратегий. Первая стратегия может быть названа «Push» стратегия[5]: существующая страница используется только как расширение существующего (как правило, относительно статического) присутствия в Интернете и в качестве дополнительного канала связи, чтобы получать сообщения извне. В «Twitter» данная стратегия преимущественно выражается в непрошедших модерацию обновлениях, которые в основном используются для публикации пресс-релизов и выступлений секретарей, в «Facebook» в неуправляемых конкретными людьми стенами, заблокированными для общественного обсуждения и в малообитаемых каналах «Youtube».

Вторая стратегия называется «Pull»[6]:  социальные сети используются для того чтобы привлечь аудиторию к своей странице, где собраны последние новости. «Pull» стратегия применяет политику активного вовлечения аудитории, используя некоторую степень взаимодействия, в результате чего появляется несколько комментариев на стенах в «Facebook» и несколько ретвитов (повторная публикация одного и тоже сообщения разными пользователями «Twitter») на любой публикуемый пост, а впоследствии ответы на комментарии к ответам других «Twitter» фолловеров[7]. Используя данную стратегию в социальных сетях передавались сообщения о вспыхнувшем свином гриппе.

И, наконец, третья стратегия – это «сетевая»[8]. Когда она применяется, то владельцы страниц четко представляют, кто следит за их обновлениями, и внимание какой публики им еще необходимо завоевать. В данной стратегии уже нет ориентации на получение информативных сообщений или, наоборот, на их распространение, в ней происходит стратегический обмен информацией и знаниями между отдельными участниками сети. В таком случае политические деятели используют страницы в «Facebook», «Twitter» и других сетях, чтобы не только стратегически контролировать и отправлять сообщения для потенциальной аудитории, но и чтобы иметь свои «уши» и «глаза» для быстрого реагирования на обсуждение актуальных вопросов, имеющих отношение к их ведомствам и органам, где они непосредственно выполняют свои должностные обязанности.

При всем этом согласно докладу, сделанному Университетом Южно-Калифорнийского центра по изучению цифрового будущего: «На сегодняшний день три четверти пользователей Интернета считают Веб-паутину важным источником информации, но при этом до сих пор большинство людей не считают надежной информацию, которую они получают он-лайн»[9].

В 2010 году 15% интернет-пользователей заявили, что они находят лишь небольшую часть информации в Интернете надежной. Это несомненно больше, чем 7%, которые настроены еще более скептично по поводу подавляющего большинства информации, которую они узнают он-лайн.

В первую очередь недоверие относится к социальным сетям, при этом люди признаются, что к социальным сетям они и не обращаются за надежной информацией. Они предпочитают сидеть в социальных сетях, чтобы общаться, выкладывать свои и просматривать чужие фотографии, видео и обновления.

Доверие возрастает, когда речь заходит о традиционных СМИ и вебсайтах правительств.  «В 2010 году 79% интернет-пользователей заявили, что находят контент, размещенный, на сайтах правительств, надежным, примерно столько же процентов было  в 2003 году, когда центром был впервые устроен данный опрос»[10]. При этом если рассматривать официальные страницы в социальных сетях политиков и общественных деятелей, которые имеют подтвержденные гиперссылки на государственные сайты, то доверие к информации на таких страницах, безусловно, возрастает в разы.  Существуют предположения, что бывший кандидат в президенты не стал даже во врем предвыборной кампании заводить персональную страницу ни в какой из социальных сетей, боясь потерять доверие основного своего избирателя, который является очень консервативным и с тревогой глядит на всякие компьютерные новинки, но при этом оставляя людям возможность получать информацию о себе и своих перемещениях из надежных источников - официальных сайтов, одновременно теряя огромный процент поддержки среди молодежи, которая не привыкла заходить на правительственные сайты или сайты партий, проводя большую часть времени в социальных сетях, где гораздо проще нажать кнопку «нравиться» либо «подписаться» и следить за всеми обновлениями интересующих личностей, и таким образом,  быть всегда в курсе последних новостей.

Основная цель создания политиками своей персональной страницы: быть ближе и более доступными для народа, таким образом, создавая более человечный образ, которому не чужды все обычные проблемы простого гражданина. Именно этот способ и выбрали французские кандидаты предвыборной гонки, бросив силы всей команды на получение как можно большего количества подписчиков в социальных сетях. Твитер превратился в настоящее интерактивное поле, где разворачивалась предвыборная гонка. В этой социальной сети во время осуществления президентской избирательной кампании у Николя Саркози и Франсуа Олланд было 206226 и 278858 последователей соответственно.

Таким образом, благодаря социальным сетям должна номинально стираться вертикаль власти, постепенно превращаясь в горизонталь. В современном мире практически у каждого президента или главы правительства есть страницы в разных социальных сетях, тем самым они стараются идти в ногу со временем и сократить то расстояние, которое имеется между народом и аппаратом власти, ведь зачастую голос народа теряется за бюрократической номенклатурой, а в случае использования интернет-технологий посредством мгновенных сообщений каждое обращение человека, каждый призыв о помощи может быть услышан. По этому поводу в 2011 году президент России на тот момент Дмитрий Медведев заявил: «Современное государство не может эффективно работать без интернет технологий. Поэтому мы будем и дальше их развивать. Создавать условия для сближения граждан и власти через Интернет. И я продолжу вести свой блог, присутствовать в социальных сетях. Всё это – новые общественно-политические институты и практики, которые 3 – 4 года назад были лишь смелыми фантазиями. А сегодня они работают. И будут развиваться по нарастающей»[11]. При этом, по словам Медведева, президента, ставшего первым верифицированным пользователем «Twitter» (этот статус, подтверждающий, что аккаунт действительно принадлежит президенту РФ, он получил во время визита в штаб-квартиру компании в Кремниевой долине), такой диалог, по словам Медведева, сегодня является неотъемлемым элементом во взаимодействии федеральных властей и электората: «В этом же направлении должны работать и местные власти, начиная от губернаторов и заканчивая районными управляющими компаниями. Невозможно решать вопросы конкретного дома или двора через Москву, и для более эффективного взаимодействия граждан и избранных ими руководителей регионов интернет, и в первую очередь, социальные сети являются великолепным инструментом»[12].

Далее, социальные сети – это прекрасный способ лучше распространять и доносить свои идеи, при этом объясняя свои позиции по конкретным вопросам.

И наконец, во время президентских кампаний удобнее всего в он-лайн среде комментировать программу оппонентов, используя социальные сети, заходя на страницы конкурентов и следя за продвижением их кампании. Также в такой период удобно делать прямые обращения к избирателям прямо со своих страниц, поддерживая диалог со своими сторонниками. В конце концов, расширить свою программу путем изучения и применения конструктивных идей сетевых пользователей. При этом если страница не защищена настройками приватности, то слово может быть предоставлено кому угодно, желающему принять участие в политических дебатах, что контрастирует по сравнению с малой доступностью традиционных СМИ для выражения своих позиций.

Если создавать правильную модель поведения для политиков и чиновников, то для ежедневного эффективного использования социальных сетей стоит с утра сообщать, что стоит на повестке дня,  а вечером оповещать о том, что удалось сделать из планов и намеченных дел, чтобы наблюдать возрастающую обратную реакцию.

Кроме этого, применяя социальные сети, становится проще собрать средства на избирательную кампанию или пожертвования пострадавшим в результате стихийных бедствий, аварий или крушений. 

Главный же плюс, отчего использование социальных сетей настолько привлекательно для политиков, чиновников и других – это возможность обратить на себя внимание молодое поколение, которое является преимущественно основной аудиторией социальных сетей, но при этом часто бывает апатично к политике, проводимой внутри государства или к международным политическим и экономическим событиям. Заручиться его поддержкой – это, значит, завоевать доверие самого многочисленного электората, из которого быстро вырастут взрослые самостоятельные люди, чьи позиции, мнения и жизненные установки уже будут сформированы как раз в юном возрасте.

Что касается самих граждан, то социальные сети помогают им лучше узнать политиков и их идеи, сформировать политическую точку зрения, учитывая форму правления и социальное устройство страны, кроме того, получить информацию, касающуюся главных политических и экономических дебатов. К тому же социальные сети наделяют пользователей главным преимуществом: возможностью вступления в процесс коммуникации с политиками на национальном или локальном уровне, при этом выражая свои требования, которые чаще всего касаются улучшения качества и уровня жизни населения.

Для людей, относящихся к оппозиции правящей власти, в социальных сетях становится удобно объединяться в группы, обобщенные одной идеей, вести новые дебаты и отстаивать свои позиции и права.

При этом всем необходимо учитывать, что использование социальных сетей для  политической коммуникации должно оставаться не только политическим, но и личным. Социальные сети не должны использоваться исключительно для содействия профессиональной деятельности, оповещению программы или повестки дня, они должны также способствовать установлению личного контакта с населением. Если, допустим, политический деятель желает поделиться событиями из личной жизни или просто сообщить об обычных человеческих делах, то он имеет на это полное право, как и любой другой пользователь социальной сети.

Таким образом, какую бы из трех основных целей не преследовали бы политики: стать более доступными для народа, разрушая стереотип о себе как о безликом бюрократическом аппарате, либо донести понятным образом свои мысли и позиции до избирателей, особенно до молодежи, или наконец чтобы во время президентских кампаний или выборов на самых разных уровнях делать публичные прямые обращения и обещания со своих страниц, а главное получать мгновенную обратную реакцию других пользователей, - глобальная информационная сеть открывает широкие возможности для диалога власти и общества в сети с целью содействия привлечения граждан к процессу принятия решений, их участии в управлении и развитии процесса демократизации. 

 

Интернет-источники

  1. Alex Fitzpatrick. How political campaigns can turn social media support into votes// Mashable US&World. URL: http://mashable.com/2011/11/17/social-media-political-campaigns/
  2. Dan Eash. Social Media’s Infuence on Public Policies// eHow. URL:  http://www.ehow.com/info_10010792_social-medias-influence-public-policies.html
  3. Ines Mergel. PA Times:  Government 2.0 revisited – Social media strategies in the public sector// WordPress.com. URL: http://inesmergel.wordpress.com/2010/07/06/pa-times-government-2-0-revisited-social-media-strategies-in-the-public-sector/
  4. Barbara Ortutay. Report: Most people still don’t trust online info// The Washington Times. URL: http://www.washingtontimes.com/news/2011/dec/14/report-most-people-still-dont-trust-online-info/
  5. Анна Грибоедова. Президент России заверил россиян, что продолжит с ними общение в социальных сетях// Русский мир. URL: http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/news/common/news29274.html
  6. Декларации принципов толерантности. URL: http://school-sector.relarn.ru/prava/zakony/tolerance/1.htm
  7. Дмитрий Медведев остается в социальных сетях и говорит о цензуре в интернете// skn1.ru. URL: http://skn1.ru/news/dmitriy-medvedev-ostaetsya-v-sotssetyakh/

[1] Dan Eash. Social Media’s Infuence on Public Policies// eHow. URL:  http://www.ehow.com/info_10010792_social-medias-influence-public-policies.html

[2] Прим: новый интерфейс Фейсбука, начиная с 2011 года, в котором новости на странице пользователе выстраиваются в хронологическом порядке (в англ. варианте носит название timeline)

[3] Декларации принципов толерантности. URL: http://school-sector.relarn.ru/prava/zakony/tolerance/1.htm

[4] Alex Fitzpatrick. How political campaigns can turn social media support into votes// Mashable US&World. URL: http://mashable.com/2011/11/17/social-media-political-campaigns/

[5] Ines Mergel. PA Times:  Government 2.0 revisited – Social media strategies in the public sector// WordPress.com. URL: http://inesmergel.wordpress.com/2010/07/06/pa-times-government-2-0-revisited-social-media-strategies-in-the-public-sector/

[6] Ines Mergel. PA Times:  Government 2.0 revisited – Social media strategies in the public sector// WordPress.com. URL: http://inesmergel.wordpress.com/2010/07/06/pa-times-government-2-0-revisited-social-media-strategies-in-the-public-sector/

[7] Прим: от англ. follower – те кто следят и подписаны на какие-то страницы пользователей в Твиттере

[8] Ines Mergel. PA Times:  Government 2.0 revisited – Social media strategies in the public sector// WordPress.com. URL: http://inesmergel.wordpress.com/2010/07/06/pa-times-government-2-0-revisited-social-media-strategies-in-the-public-sector/

[9] Barbara Ortutay. Report: Most people still don’t trust online info// The Washington Times. URL: http://www.washingtontimes.com/news/2011/dec/14/report-most-people-still-dont-trust-online-info/

[10] Barbara Ortutay. Report: Most people still don’t trust online info// The Washington Times. URL: http://www.washingtontimes.com/news/2011/dec/14/report-most-people-still-dont-trust-online-info/

[11] Анна Грибоедова. Президент России заверил россиян, что продолжит с ними общение в социальных сетях// Русский мир. URL: http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/news/common/news29274.html

[12] Дмитрий Медведев остается в социальных сетях и говорит о цензуре в интернете// skn1.ru. URL: http://skn1.ru/news/dmitriy-medvedev-ostaetsya-v-sotssetyakh/

 

Екатерина Печенкина


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение