Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Революции XXI века: ненасильственные методы / Аналитика
Риски возникновения цветной революции в Республике Казахстан
Материал разместил: Кривельская Екатерина ПетровнаДата публикации: 14-12-2019

В данном исследовании проводится анализ потенциальных возможностей возникновения «цветной революции» в Республике Казахстан на текущий момент, в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Также анализируются потенциальные риски для безопасности Российской Федерации в случае дестабилизации внутриполитической ситуации в Казахстане.

Возникновение цветной революции в любой стране всегда продиктовано рядом объективных причин, при отсутствии которых любые внешние усилия по дестабилизации политической обстановки в стране будут безрезультатны. Можно выделить два блока причин, которые могут послужить толчком к созданию революционной ситуации в отдельно взятой стране:
  1. внешние (заинтересованность ключевых сил в регионе в дестабилизации ситуации в стране, например, как на Украине, интересы США в регионе и по отношению к конкретной стране, касающиеся добычи или транзита углеводородов, торговли оружием, создания военных баз, создание пояса напряженности на границах России, торговые войны и т.д.);
  2. внутренние (потеря доверия к власти среди широких масс населения, длительная делегитимизация института политической власти, длительная нерешенность усугубляющихся экономических и социальных проблем, борьба политических и олигархических кланов, стремительное ухудшение качества жизни населения, стагнация экономики, предательство силовых структур и армии по отношению к действующей власти, нерешительность власти и т.д.).
Опыт успешной реализации и попыток проведения цветных революций на пространстве бывшего СССР, Ближнего востока, Латинской Америки и в Китае говорит о том, что если в отдельно взятой стране уровень поддержки текущей власти на достаточно высоком уровне, институт политической власти не дискредитировал себя и большинство населения с доверием относятся к государству, то в краткосрочной и среднесрочной перспективе проведение цветной революции и ее успех стремится к нулю. Однако, продолжительное ухудшение социально-экономического положения населения, коррупционные скандалы в высших эшелонах власти, отсутствие обратной связи по линии коммуникации между народом и государством, - все это создает благоприятную почву для создания условий и реализации цветной революции в долгосрочной перспективе.
Казахстан – второе по размеру государство стран СНГ, крупнейшее государство Центральной Азии. Благодаря своему географическому положению Казахстан играет значительную роль в центрально-азиатском регионе, а также в цепочке торговых отношений между Азией, Ближним Востоком и Европой. Казахстан активно развивает отношения с ключевыми акторами евроазиатского пространства: Россией, Китаем, Турцией, Ираном, Европейским Союзом, а также и заатлантическими партнерами как США. В рамках активного развития Китая и его торговых проектов, таких как Новый шелковый путь, Казахстан по праву способен занять место крупного логистического центра и транспортного хаба. Богатые запасы природных ресурсов, в том числе углеводородов, урана, делают Казахстан привлекательными для китайских, американских и европейских инвесторов, с точки зрения разработки месторождений и выстраивания мировой системы торговли энергоресурсами.
С момента обретения независимости в 1991 году Казахстан проводит так называемую «многовекторную внешнюю политику», стремясь в равной степени поддерживать хорошие отношения со своими двумя крупными соседями, Россией и Китаем, а также с Соединёнными Штатами и западным миром. Казахстан является членом крупнейших международных организаций:
  1. СНГ
  2. Зоны свободной торговли Содружества независимых государств
  3. Евразийского экономического союза, Единого экономического пространства, Таможенного союза
  4. ОДКБ
  5. ШОС
  6. ОБСЕ
  7. ООН.
В рамках участия в вышеперечисленных международных организациях, Казахстан сохраняет относительный баланс между крупнейшими центрами силы, стремится выступать медиатором и площадкой для переговоров по конфликтам как на Ближнем Востоке, так и в Европе, предлагая свою площадку для переговоров по конфликту на Юго-востоке Украины.
Власти Казахстана, как и любая другая страна, преследуют национальные интересы своей страны, поэтому в рамках так называемой многовекторности внешней политики продолжают традиционное балансирование между крупными региональными и глобальными игроками.
В отношениях с Россией Казахстан выступает как ключевой партнер по Таможенному союзу, ШОС, ОДКБ и т.д. Активно развиваются торгово-экономические, политические отношения, нивелируются возникающие противоречия. Каждая из сторон ясно понимает важность стабильных добрососедских отношений.
Казахстан активно развивает отношения с еще одним крупнейшим соседом -  с Китаем. В  2013 году Китай запустил инициативу «Один пояс и один путь», где Казахстану отводится важная роль в качестве транзитного узла.
В последние годы было очень заметно продвижение китайских проектов в Казахстане. В сфере ТЭК их доля росла, а доля западных компаний уменьшалась. Эта тенденция будет продолжаться, так как у Китая есть известная стратегия строительства транспортных коридоров на Запад и есть деньги, чтобы вкладывать в инфраструктуру и энергетические отрасли соседних стран.
Что касается отношений с  США, то интерес  к Казахстану связан с тем, что это наиболее крупная в пространственном отношении страна и наиболее благополучная в экономическом отношении. Казахстан – это единственная страна из пяти центральноазиатских государств, которая имеет протяженную границу с Россией и в силу этого обстоятельства тесно и больше других связана с Россией. Кроме того, Казахстан всегда выступал инициатором и организатором интеграционных процессов на постсоветском пространстве, стремился к консолидации бывших союзных республик на площадке как минимум СНГ, с целью обеспечения собственной и региональной безопасности. Наученные горьким опытом соседних центральноазиатских республик, раздираемых межклановыми войнами и впадающих в кабальную зависимость от кредитов США и Китая, власти Казахстана стремятся получить максимум из тех связей, которые были созданы еще при СССР. Поскольку задачей США при всех президентах было не допустить тесной интеграции бывших советских союзных республик с Россией и воссоздания подобия СССР, Казахстан для США представляет такой же высокий интерес, как и Украина. Центральная Азия – это мягкое подбрюшье России, поэтому для США важно состояние хаоса в этом регионе. В свою очередь для России и Китая, как соседей важна политическая и экономическая стабильность в регионе для развития собственных внешнеэкономических и внешнеполитических проектов.
Регулярно декларируя приоритет российского стратегического вектора, Астана все годы независимости активно взаимодействует с Турцией по самым различным направлениям. Так, перевод казахского языка с кириллицы на латиницу продиктован стремлением Казахстана занять свою нишу и оказывать свое влияние на тюркские народы, а также сблизиться с Турцией, как влиятельным игроком региона.
Казахстан активно развивает торгово-экогомические отношения с Ираном. Иран, например, закупает в Казахстане машиностроительную продукцию: автобусы, части для бурильных и проходческих машин, зубчатые передачи. Соглашение о свободной торговле нарастит объемы этой продукции и расширит для Казахстана возможности для экспорта.
В целом, внешнеполитическая и экономическая ситуация для Казахстана благоприятна. По состоянию на 2019 год иностранные инвесторы разместили в Казахстане в общей сложности $ 320 млрд. По данным Государственного департамента США, Казахстан считается обладателем лучшего инвестиционного климата в регионе.
В обзоре инвестиционной политики ОЭСР за 2017 год отмечается, что были сделаны «большие шаги», чтобы открыть возможности для иностранных инвесторов и улучшить политику привлечения прямых иностранных инвестиций. А это значит, что Казахстан имеет все шансы получить значительную динамику роста в экономике, увеличить число рабочих мест и таким образом повысить благосостояние своих граждан.
С точки зрения внешнеполитических и экономических предпосылок насильственной смены власти в Казахстане в краткосрочной и среднесрочной перспективе такая возможность минимальна, поскольку на текущий момент большинству крупных игроков евразийского континента стабильный Казахстан более экономически выгоден, чем охваченный хаосом.
С точки зрения внутриполитических предпосылок возникновения революционной ситуации и создания почвы для реализации смены власти, то даже американские исследователи авторитарных режимов из Денверского университета[1] считают, что на текущий момент отсутствуют значительные основания для протекания подобного рода процессов. Тому существует ряд объективных причин.
Во-первых, в конце 90-х годов Нурсултан Назарбаев ликвидировал из политического пространства Казахстана своих наиболее ярых политических оппонентов. Он также выдавил с территории Казахстана оппозицию, которая могла быть угрозой его единоличной власти. Расправился он и с казавшимися тогда всесильными кланами, которые угрожали политической стабильности в стране. За годы своего президентства Нурсултан Назарбаев сумел создать достаточно спокойную внутриполитическую систему, а также заручиться практически абсолютной поддержкой населения, что, несомненно, дает сегодня значительные преимущества и его партии и его преемнику Касым-Жомарту Кемелевичу Токаеву.
Сразу после инаугурации, состоявшейся 12 июня, в своей первой официальной речи на посту избранного президента Касым-Жомарт Токаев, помимо прочего, заявил о решении создать Национальный совет общественного доверия. «Наших граждан сильно волнует развитие диалога власти и общества. Такой диалог должен строиться на признании плюрализма мнений. Разные мнения, но единая нация. Вот главный ориентир. Поэтому я решил создать Национальный совет общественного доверия. В совет войдут представители всего общества, включая молодежь. Первое совещание Национального совета общественного доверия будет проведено в августе этого года», – сказал глава Казахстана. Спустя месяц он подписал указ о положении и составе Национального совета общественного доверия.
Политическое руководство Казахстана тонко чувствует настроения своего населения, поэтому именно поэтому новый руководитель Казахстана начал свою работу на посту главы государства именно с создания нового гражданско-политического института, цель которого найти точки соприкосновения между различными силами в казахстанском обществе, а также понять и решить существующие в обществе противоречия. Если этот план будет реализован именно так, как его задумали, то это может дать хороший толчек для формирования гражданского общества в Казахстане и выстроить прямую коммуникацию между властью и различными социальными группами.
По мнению некоторых экспертов, именно кризис доверия между обществом и властью вылился в митинги и протестные акции. В текущий период власти необходима если не поддержка, то хотя бы отсутствие широкого протеста. По сути, это вопрос обеспечения устойчивости транзита власти и дальнейшего развития страны.
Однако от недовольства до возникновения революционной ситуации – дистанция огромного размера. В Казахстане нет усталости от власти, а есть патернализм, нет раскола элит, режим решителен и иногда даже слишком.
В Казахстане на сегодняшний день отсутствуют политические силы, способные целенаправленно «раскачать» ситуацию и вывести сотни тысяч людей на улицы, реализуя модель «цветной революции». Кроме того отсутствует потенциальный лидер протестного движения. Среди сегодняшних оппозиционных и националистических сил Казахстана идет скорее междоусобная война за право возглавить оппозицию.
На всем постсоветском пространстве идут процессы консолидации ультралиберальных и националистических сил. Это ультралиберальные силы, которые придерживаются западнических воззрений, и националисты, которые придерживаются не только антироссийской позиции, но и в целом возвеличивания своей титульной национальности. Руководство Казахстана пытается достигнуть некоего баланса в этом вопросе. Есть также отдельные группы, которые существуют как бы вне публичного диалога  - сообщества мигрантов, различные криминальные и полукриминальные группы, различные неформалы, казахстанцы, живущие в других странах. Но они не так сильно влияют на внутреннюю политику, как например украинская диаспора в США и Канаде влияет на политику Украины.
Пока оппозиция в лице прозападных либералов и националисты борются друг с другом, власть осуществляет поступательные шаги по выстраиванию диалога с обществом и повышению благосостояния народа. А для этого у  казахстанских властей имеется значительная подушка безопасности в виде огромных накоплений Национального фонда благосостояния, аккумулированного в период высоких    мировых цен на нефть. Озвученные социальные инициативы президента потребуют на 2019 – 2021 годы 2,3 триллиона тенге из Нацфонда. Они будут без проблем извлечены из республиканского нацрезерва и направлены на поддержку социально уязвимых слоев населения и создание новых рабочих мест. Что еще больше добавит очков действующей власти и сгладит политический транзит.
Кроме того, политическое пространство полностью контролируется Ак Ордой, олигархи изолированы от участия в политических процессах, а немногочисленные неправительственные организации, финансируемые Западом, не имеют ни влияния, ни известности, ни авторитета.
Что касается политических провокаций и ярого стремления вывести людей на улицы любой ценой, то это присуще стилю Мухтара Аблязова –  беглого олигарха, ярого противника Назарбаева, объявленного в розыск по обвинению в мошенничестве не только властями Казахстана, но еще и Украины, и России. Всё, что связано с именем Мухтара Аблязова, воспринимается именно как попытка дестабилизации общественно-политической ситуации со стороны экстремистской организации. Однако на текущий момент его устремления не находят значительного отклика у населения.
Также опыту России, Казахстан ввел налоговый мониторинг иностранного финансирования общественно-политической деятельности в стране. По закону «О платежах и платежных системах», организации, финансируемые из-за рубежа, обязаны сдавать специальную отчетность в Комитет государственных доходов Министерства финансов РК c 11 октября 2016. Также Казахстан заимствовал идею грантового оператора и новую систему финансирования НПО. Фонд поддержки гражданских инициатив уже начал работать и выдал гранты НПО и облегчил процесс оформления и отчетности за гранты. Это дает прекрасную почву для развития гражданского общества в стране.
Если рассматривать вопрос борьбы кланов, то Токаев в меньшей степени связан с такой болезненной для Казахстана темой, как «родовые усобицы». В Казахстане в девяностые годы это было жаркой проблемой. Назарбаев в данной системе координат принадлежит к так называемому старшему жузу, пусть и не к его самой родовитой части. В то же время, Токаев в этих родовых конфликтах не является заметной фигурой и далек от них в силу собственной биографии, что и является фактором в его пользу. Токаев является компромиссной фигурой для родовой казахстанской знати, которая могла бы, если бы здесь сошлось несколько обстоятельств, претендовать на определение будущего президента Казахстана, считают эксперты.
Анализируя вышеизложенное можно сделать вывод, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе угрозы возникновения цветной революции в Казахстане нет, в случае если власть продолжит решительные меры по повышению благосостояния населения и будет находить компромиссы со всеми общественными и политическими силами.
Однако в долгосрочной перспективе можно спрогнозировать иные пути развития внутриполитической ситуации в Казахстане. Первый вариант – это уход с российской орбиты Казахстана в сторону большей внешнеполитической автономности, на фоне в том числе языковой реформы и роста националистического вектора развития общественной обстановки в Казахстане. Несмотря на то, что внутри Казахстана иностранные НПО не проявляют такой активности, как на Украине или в Грузии, работа с молодежью и казахскими НПО ведется за его пределами – в Чехии Фондом Prague civil society centre, который работает со всеми республиками бывшего СССР, обучает молодых и креативных с активной гражданской позицией граждан этих стран творчески, используя современные технологии и маркетинговые методики, осуществлять борьбу с «авторитарными режимами» в их странах. Никто не может дать гарантии, что через два-три поколения умы молодых казахов не «перепрошьют» в сторону либерально-демократических ценностей.
Второй вариант развития ситуации в Казахстане – это Венесуэльский или Турецкий сценарий, который может иметь место в случае смерти Назарбаева, который без сомнения всеми казахами считается Отцом нации. Рано или поздно оппозиция в Казахстане пополнится молодой кровью и наберет вес, в случае осечек преемников Назарбаева, неудач в экономической сфере, роста социальных проблем. Тогда, рассчитывая на то, что в России будет проходить активная фаза политического транзита после ухода с политической арены В.В. Путина и российским властям будет не до Казахстана, ряд прозападных сил могут попытаться дестабилизировать Казахстан, в том числе и в рамках борьбы с Китаем, Турцией и Ираном. Но для этого необходимо подготовить как минимум одно поколение с новым, либерально-демократическим и националистическим мышлением, опираясь на тезис, что Казахстан исторически был колонией России и Россия всегда подавляла Казахстан. Такая тенденция уже имеет место быть.
Третий вариант развития событий – Казахстан политически останется стабилен, но с точки зрения экономики в значительной степени попадет в зависимость к Китаю. На сколько это хорошо или плохо для Казахстана зависит от значительного числа условностей. Поскольку в перспективе Россия и Китай останутся тесными союзниками, то для России данный сценарий значительных рисков не несет.
Подводя итог, следует отметить, что хотя на текущий момент угроз возникновения цветной революции в Казахстане нет, возможность ее провести всегда найдется заинтересованными силами, как, например, в случае с Ливией. Поэтому уже сейчас нужно принимать активные меры по ликвидации любых потенциальных возможностей создания революционной ситуации в стране, а также вести активную работу с молодежью, потому что именно они будут строить страну через 10-20-30 лет.
 
[1] How Kazakhstan’s transition is playing out.  URL: https://www.demdigest.org/how-kazakhstans-transition-is-playing-out/

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение