Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Революции XXI века: ненасильственные методы / Статьи
США используют новые подходы в Центральной Азии
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 07-05-2012

Официальный Бишкек после проведения президентских выборов заметно активизировался в укреплении межгосударственных отношений с Турцией, придав этому внешнеполитическому направлению особый статус. Оценки международного и отечественного экспертных сообществ в своих рассуждениях склоняются к тесным связям Алмазбека Атамбаева с политической и бизнес элитой Турции. Именно этот факт, по мнению специалистов, стал предопределяющим в среднесрочном планировании внешней политики руководством Кыргызстана. Однако несмотря подобную оценку, личные взаимоотношения властей обеих стран являют собой лишь часть внешнеполитической стратегии Вашингтона.

Укрепление кыргызско-турецких связей во времена президентства Аскара Акаева и Курманбека Бакиева было продиктовано несколькими факторами, в число которых входили:

    • Политическое взаимодействие в рамках пантюркистского проекта Турции;
    • Культурно-гуманитарное сотрудничество;
    • Сфера образования;
    • Мелкий и средний бизнес.

Безусловно, на современном этапе спектр вопросов, выносимых на межгосударственное обсуждение, не изменился и, ограничивается вышеназванными пунктами, однако изменился характер сотрудничества. Во-первых, на фоне сближения Бишкека и Анкары, резко ухудшились взаимоотношения Кыргызстана с Россией. Во-вторых, к политическому взаимодействию между Турцией и Кыргызстаном планируется в среднесрочной перспективе подключить Азербайджан, который за исключением каких-либо энергетических проектов вполне открыт для политико-экономического сотрудничества. В-третьих, главным фактором в выборе Вашингтоном Турции для ее последующей активизации в регионе через Кыргызстан, выступает сложившаяся система государственного управления в Турции. Турецкая модель, сумевшая интегрировать систему мусульманских и светских ценностей в политическое устройство, представляется наиболее привлекательной для стран Центральной Азии и Кыргызстана как такового, в качестве примера для национального развития.

В этой связи, становится предельно ясным, что в условиях центральноазиатской действительности и возрастающей роли ислама в обществе, политика Белого Дома в регионе попросту не может себе позволить проигнорировать религиозный фактор как инструмент давления и консолидации. Примечательно, что в период с 2005-2010 гг. в Кыргызстане, Казахстане и Узбекистане, американские игры в регионе были направлены на дискредитацию ислама. Как и сейчас, США не рискуют играть на противоречиях религиозного и светского срезов общества напрямую и стараются привлечь к этому процессу третьи стороны. В этой связи, главным исполнителем в этом процессе был призван стать Израиль, чье кулуарное влияние на принимаемые политические решения властей было достаточно успешным.

В Кыргызстане влияние израильского лобби, частично поддерживаемое сторонниками К. Бакиева в основном сводилось на законодательное блокирование религиозных инициатив. В Казахстане на фоне многообразия религиозных сект и, соответственно, взглядов на религию была создана основа для развития реакционных сил террористической и экстремистской направленности. В Узбекистане Израиль имеет наиболее сильные позиции в лице обширной еврейской диаспоры, напрямую не заинтересован в исламизации страны и делает акцент на экстремистских организациях типа Хизб-ут-Тахрир, ИДТ, Акрамийя и т.д. Однако в Кыргызстане, после революции 2010 г. в Кыргызстане ситуация в стране кардинальным образом поменялась, что в принципе и подтолкнуло США подойти к ситуации с другого ракурса и поменять свои подходы.

К тому же, довольно неоднозначным является выражение заинтересованности в сотрудничестве с Кыргызстаном такой страны как Катар. В ходе визита в начале прошлого месяца премьер-министра Кыргызстана Омурбека Бабанова, велись переговоры о возможности реализации проектов в горнодобывающей, а также туристической сфере, хотя главным вопросом на повестке дня стояло дальнейшее размещение американской авиабазы в Манасе и открытие других учебных центров для военных в стране. Такой американских властей во многом дополняет действия Турции в Кыргызстане, которая при успешном воплощении кратко- и среднесрочных проектов, будет стремиться укрепить свое положение в других странах Центральной Азии. Что касается арабского мира в лице Катара и его поведения в Кыргызстане в частности, сотрудничество, по всей видимости, не будет нести активного характера и ограничится несколькими образовательными и гуманитарными инициативами. Однако, вопрос военно-политического характера будет стоять во главе угла. Более того, сильный акцент на достижение этих договоренностей, арабские страны будут ставить на культурно-религиозную общность стран.

Между тем, тяжелое международное положение Ирана, обусловленное в большей степени запретом на экспорт энергоносителей, по планам Вашингтона, должно ослабить его внимание на его центральноазиатских соседей и Таджикистан. Топливно-энергетическая нестабильность Кыргызстана и Таджикистана, главным образом зависящая от российских поставок ГСМ, служит хорошим поводом для диверсификации маршрутов импорта нефтепродуктов.

Так, официальный Душанбе на прошлой неделе призвал Азербайджан построить на своей территории нефтеперерабатывающий завод, который способен в некоторой степени облегчить и без того тяжелое положение Таджикистана, страдающего от газовых и электроэнергетических недомолвок с Узбекистаном. Сугубо политический ракурс развития сценария показывает, что Азербайджан и Турция разделяют аспекты сотрудничества со странами ЦАР, в которых топливно-энергетический сектор отводится Баку. Действуя в связке, обе страны будут стремиться снизить присутствие Ирана в Таджикистане, предлагая таджикскому руководству благоприятные пути по смягчению энергетического кризиса, однако ввиду высокого уровня таджикско-иранских отношений сделать это будет крайне трудно. Это также объясняется недовольством Ташкента Турцией, которую узбекские власти обвиняют в укрытии узбекских террористов и спонсировании запрещенных в Узбекистане подпольных организаций. В этой связи, Белый Дом на сегодняшний день не может рассчитывать на Турцию и Азербайджан в вопросах, связанных с Узбекистаном и Туркменистаном.

На современном этапе, религиозная ситуация в Кыргызстане говорит о том, что традиционное устойчивое влияние исламской культуры все еще сохраняется в южных областях страны, но в тоже время в северной части Кыргызстана, несмотря на все еще сильные позиции секуляризма, тенденции развития ислама все более приобретают устойчивые политические и идеологические формы. В этой связи, не лишено смысла полагать, что в среднесрочной перспективе Вашингтон через мусульманские страны (Турция, Азербайджан и арабские страны) будут прилагать усилия для развития ислама в Кыргызстане до того уровня, который подразумевает вовлечение широких масс в процесс принятия решений и следовательно оказывать влияние «снизу» (этот принцип также пересекается с выводом иностранных войск с Афганистана, вследствие чего возникнет благоприятная атмосфера для импорта-экспорта религиозных идеологий в ЦАР).

Вследствие чего, ожидается создание и развитие широкой сети исламских неправительственных организаций, а также строительство религиозных образовательных учреждений. К тому же, не лишена смысла возможность переноса религиозных ценностей в поведенческую линию некоторых политиков, ранее не тяготевших к религии. В целом же, на современном этапе становится очевидным, что подобный подход намерена использовать и Россия, которая после встречи епископа Бишкекского и Кыргызстанского преосвященнейшего Феодосия с мэром Бишкека Исой Омуркуловым выделяет средства для строительства православной школы (на 1 тыс. мест) в черте города. Борьба за влияние в Центральной Азии, а именно на примере Кыргызстана переходит на новый этап, но принимая во внимание, что все вопросы связанные с религией требует крайне щепетильного отношения, подобные игры могут привести к обострению гражданских противоречий на религиозной почве.

Безусловно, в розыгрыше «религиозной карты» на центральноазиатском пространстве риски возникновения межконфессиональных противоречий учитываются игроками в первую очередь, и вероятность того, что именно эти цели и являются конечным результатом всех проводимых мероприятий достаточно высока.

Аналиический отдел «Prudent Solutions»


Источник: http://analitika.org/international-affairs/geo/2548-ssha-ispolzuet-novye-podhody-v-centralnoy-azii.html


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение