Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Революции XXI века: ненасильственные методы / Статьи
Стратегия сдерживания России
Материал разместил: Кривельская Екатерина ПетровнаДата публикации: 19-11-2020
В марте 2017 года Атлантический Совет, признанная нежелательной в России фабрика мысли НАТО, выпустила доклад, в котором подробно расписывается, как в ближайшие годы планирует глобальное демократическое сообщество сдерживать Россию, которая саботирует культ либеральной демократии, основанной на общепризнанных англосаксонских либерально-демократических правилах.
Доклад подготовлен Атлантическим советом и Центром международного управления инновационной деятельностью (CIGI) (Канада) при участии D-10 стратегического форума[1] при финансовой поддержке Фонда Смита Ричардсона.[2]
 
Главная идея доклада – необходимость разработать меры, реализация которых позволит сдержать Россию, которая с приходом к власти В. В. Путина бросила вызов глобальному демократическому миропорядку, основанного на демократических ценностях, правах человека, открытой экономике и либерально-демократическом политическом режиме. Главная задача, по мнению авторов, - разработать систему мер не только по сдерживанию России, но и по поддержанию и укреплению мирового демократического порядка, основанного на четких правилах и ценностях, под эгидой лидерства США, консолидировав усилия США и их союзников в Атлантическом и Тихоокеанском регионе.
 
Стоит отметить, что политика сдерживания[3] уходит своими корнями в эпоху Холодной войны и Доктрину Трумэна.  Учитывая глубокий пропагандистских характер доклада, допущенные в нем фальсификации[4], а так же то, что основным источником его подготовки явились статьи ведущих СМИ Британии и США, экспертов заинтересованных аналитических центров, финансируемых влиятельнейшими представителями финансовых элит США и Великобритании – все это создает впечатление сфабрикованности доклада под определенный заказ. Таким образом можно предположить, это «Стратегия сдерживания Путинской России» - это новая «доктрина Трумэна», которая, вероятно, будет предложена администрации Трампа и тем, кто придет к власти после выборов в ведущих странах Европы, как руководство к действию в отношениях с Россией.
 
Авторы доклада утверждают, что Россия сегодня является одной из самых «досаждающих» геополитических вызовов, стоящих перед Западом сегодня. «Аннексия» Крыма, агрессия против Украины, поддержка авторитарных режимов и националистических крайне-правых движений в Европе, вмешательство в выборы в США и в странах Евросоюза, кибератаки на правительственные ресурсы США – все это вопиющее нарушение демократических норм и ценностей. Все эти действия привели  отношения между Москвой и Западом к своему самому низкому уровню с момента окончания холодной войны.
 
По мере того, как администрация Трампа начинает формировать свою стратегию национальной безопасности, вопрос о том, как бороться с Россией, будет приоритетным. В то же время высокопоставленные должностные лица администрации Трампа вновь подтвердили важность того, чтобы Россия была привлечена к ответственности и понесла наказание за свои действия в Украине и Сирии.
 
Если риторика Запада по Украине стабильна, то по Сирии представляется любопытным следующие утверждения авторов:
 
«Поддержка автократических режимов Москвой включает использование права вето в ходе голосования в Совете Безопасности ООН, чтобы блокировать резолюции, критикующие положение прав человека в таких государствах как Сирия, Зимбабве и Мьянма. В случае с Сирией, Россия зашла так далеко, что организовала военную интервенцию в Сирии с целью защитить режим Башара Ассада от оппозиционных групп, стремящихся отстранить его от власти».
 
«...Запад должен выстраивать с Россией партнерские отношения в деле борьбы с ИГИЛ и международным терроризмом. Однако важно признать, что не всегда интересы России в этой области коррелируются с интересами Запада. Например, в Сирии Россия сконцентрировала свое внимание на сохранении режима Ассада, а не на борьбе с ИГИЛ».
 
Авторы доклада убеждены, что Западу нужна новая стратегия взаимодействия с Россией, ее сдерживания, а также сотрудничества с ней как с сильной влиятельной мировой державой с сильной армией.  Однако сотрудничество должно выстраиваться на основе примата интересов США и их союзников в Атлантическом и Азиатско-тихоокеанском регионах, а также на основе норм и ценностей демократического порядка.
 
Главная цель стратегии сдерживания – разобрать мотивы России, причины, по которым ее руководство принимает такие решения, а так же выработать меры по противодействию российскому вызову, чтобы ограничить и пресечь возможность России бросать вызов безопасности Соединенных Штатов и всего Запада, а также легитимности демократического порядка на основе правил, сохраняя при этом каналы сотрудничества с Россией по вопросам, представляющим взаимный интерес.
 
По мнению авторов, в период после распада СССР Россия начала встраиваться в расширяющийся либеральный миропорядок, встала на путь демократических реформ, приверженности демократическому порядку, правам человека, рыночной экономике, открытой международной торговле и инвестициям. В этот период Россия и Запад выстраивали доверительные дружеские отношения, основанные на признание единых либерально-демократических ценностей, поддерживающих демократический мировой порядок.
 
Однако с того момента, как к власти пришел В.В. Путин и консолидировал власть в своих руках отношения России и Запада стали стремительно ухудшаться. Россия обвинила Запад в вовлеченности в организацию цветных революций в Восточной Европе, хотя сама вторглась в Грузию, Украину и аннексировала Крым. Кроме того, Путинская Россия, утверждают авторы, объявила либеральный демократический порядок во главе с США угрозой России и «Путинскому режиму».
 
Авторы уверены, что внешнеполитическая риторика России и ее поведение являются отражением как личных амбиций В.В. Путина, так и российских государственных интересов.
 
«Главный приоритет Путина заключается в том, чтобы как можно дольше сохранить собственную власть, и, в ходе этого процесса, преумножить свое личное благосостояние (по некоторым оценкам, чистый капитал Путина в настоящее время превышает 200 млрд. долларов)… Его цели – воскресить российскую гегемонию, бросив вызов лидерству США и Запада в мире, что он видит как угрозу Российской силе и влиянию».
 
Авторы полагают, что стратегия Москвы направлена ​​на достижение четырех основных целей:
 Во-первых, Россия стремится ослабить альянс НАТО, который она считает главным препятствием для расширения своего влияния в Восточной Европе и на постсоветском пространстве. Во-вторых, Россия пытается посеять политические разногласия внутри Запада, оказывая влияние в Европе и Соединенных Штатах на разных фронтах. Москва ищет возможности для содействия расколу внутри Европы и подрыва легитимности Европейского Союза. В-третьих, Россия ведет антизападную информационную кампанию, направленную на создание международной политической среды, враждебной демократическим ценностям и либеральным нормам. Наконец, Россия вложила много времени и сил в налаживание отношений с авторитарными лидерами по всему миру, которые разделяют в той или иной мере презрение России к Западу.
 
Россия много сделала для того, чтобы бросить вызов Соединенным Штатам и Западу и сделала это таким образом, что это напрямую противоречит ценностям и принципам демократического порядка, основанного на правилах. Стратегические цели России напрямую подрывают безопасность Запада, и ее действия глубоко не соответствуют западным ценностям и интересам в продвижении основанного на правилах демократического порядка.
 
Разработчики доклада выделяют ПЯТЬ ОСНОВНЫХ ЦЕЛЕЙ РОССИИ, которыми она мотивируется в своей международной повестке:
  1. Испытать пределы гарантии безопасности стран НАТО. Россия стремиться ослабить и подорвать Североатлантический альянс, который, по мнению Москвы, является главным препятствием на пути распространения влияния России на территориях постсоветского пространства и в странах Восточной Европы. Российское военное вторжение в Грузию и Украину было осуществлено с целью стимулировать политическую нестабильность и внутренний конфликт, что в конечном итоге принесло успех – членство этих стран в НАТО было отложено на неопределенный срок. Кроме того Россия была вовлечена в серию провокаций против стран НАТО, особенно в отношении стран Прибалтики. Таким образом Россия проверяла пределы гарантии безопасности по статье 5 Устава НАТО, вовлекая в ассиметричные операции, которые не соответствовали полномасштабному военному нападению.
  2. Посеять разногласия и углубить противоречия внутри Запада. Россия стремится посеять политические разногласия на Западе, проводя операцию по оказанию влияния в различных областях в Европе и США: играет на недовольстве граждан европейских стран в отношении неконтролируемого потока беженцев, Москва оказывает финансовую помощь правым националистическим партиям в Европе, в том числе во Франции и Австрии, укрепляет отношения с популистскими лидерами, такими как Милош Земан в Чехии и Виктор Орбан в Венгрии. Совсем недавно Москва активизировала свои усилия по вмешательству в выборы в странах Европы и США, с явной целью подорвать легитимность демократического процесса и потенциально поддержать кандидатов, которые, по убеждению Кремля, симпатизируют его интересам.
  3. Дискредитировать легитимность Западных ценностей. Россия вступила в анти-западную информационную кампанию, цель которой создание международной политической обстановки враждебной западным нормам и ценностям. Россиские власти и подконтрольные государству СМИ оперируют 2 основными тезисами в публичном пространстве: 1) Запад во главе с Соединенными Штатами подрывает глобальную стабильность и международное право; 2) ценности, такие как: открытость, терпимость и плюрализм, поддерживаемые Западом, представляют собой угрозу «традиционным ценностям», на которых зиждется основная масса российского общества. Одновременно Путин стремится позиционировать себя защитником консервативных христианских ценностей от необузданного произвола либерализма и мультикультурализма. Россия использует свои пропагандистские инструменты, в том числе «Russia Today» (RT) и «Спутник», а также сеть проплаченных блоггеров и троллей - для усиления общественного настроя против глобализации, подпитывая общественный цинизма и подрывая доверия к демократическим институтам.
  4. Выстроить сеть анти-западных государств.Россия выстраивает тесные отношения со странами с явной анти-западной позицией, такими как Китай, Венесуэлла, Сирия, Иран, одновременно сея разлад между союзниками США  и перетягивая их на свою сторону: Турция, Египет, Филиппины – все эти страны были раскритикованы Западом за нарушения прав человека. Также Россия повышает свою роль в международных организациях, в которых не участвует Запад – Евразийский экономический союз, ШОС, БРИКС, ОДКБ. Строя эти отношения, Москва стремится продемонстрировать свою устойчивость перед лицом давления со стороны Запада и изобразить Запад как проигравшую сторону исторического процесса, поскольку политический импульс сдвигается против глобализации и либеральных норм.
  5. Нарушение основанного на определенных правилах демократического порядка. Решительные усилия Путина по поддержанию собственной власти и возрождению великодержавного статуса России привели его к проведению политики политического давления, экономического принуждения и, порой, военной силы для достижения своих целей. Москва многое сделала для продвижения своих интересов и противодействия Западу, и сделала это таким образом, что прямо подрывает ценности и принципы демократического порядка, основанного на правилах. Наиболее важными из них являются:
  6. Использование Россией силы с целью захватить контроль над чужой территорией (аннексия Крыма).
  7. Преднамеренные попытки России контролировать своих соседей (Россия использовала давление русскоязычного населения Грузии и Украины, Балтийских стран в качестве предлога для вмешательства в их политическую жизнь. Россия угрожала прекратить торговлю и прекратить поставки энергоресурсов, чтобы принудить Армению, Молдову и Украину к вступлению в Евразийский экономический союз, и, согласно сообщениям новостей, замышляла убить премьер-министра Черногории, чтобы помешать стремлению этой страны присоединиться к НАТО.
  8. Российское вмешательство в выборы в других странах.
  9. Российская поддержка автократических режимов. (Сирия, Иран, Китай, Судан, Венесуэла, Беларусь, центрально-азиатские страны-члены ОДКБ).
  10. Предполагаемое соучастие России в военных преступлениях. Россия стремится не допустить попыток западных стран привлечь к ответственности лиц, причастных к совершению военных преступлений, и сама может быть соучастницей совершения таких преступлений. Москва заблокировала действия ООН направить Сирию в Международный уголовный суд после предполагаемого использования режимом Асада химического оружия против гражданских лиц, и помешала созданию международного трибунала для привлечения к ответственности тех, кто причастен к трагедии со сбитым самолета MH-17 авиакомпании Malaysian Airlines, который был сбит поддерживаемыми Россией силами на востоке Украины. По данным Хьюманс Райтс Вотч, российские и сирийские вооруженные силы в прошлом году участвовали в неизбирательном использовании бетонобойных и зажигательных авиационных бомб в густонаселенных районах Алеппо и, возможно, намеренно нацелились на больничный объект и гуманитарный конвой ООН. Как показали исследования в области цифровой криминалистики, представленные в проекте Атлантическиого совета «Сломать Алеппо», российские и сирийские силы совершили многочисленные зверства против гражданских лиц в рамках операции выжженная земля, чтобы восстановить контроль над городом.
  11. Подавление Россией демократии и кампания политических убийств (подавление гражданского общества, преднамеренное ослабление оппозиции, злоупотребление служебным положением, что привело к победе Путина на выборах 2012 года, фальсификация выборов и нарушения подсчета голосов, беспощадная кампания по ликвидации политических оппонентов: Бориса Немцова, Анны Политковской, Сергея Магнитского, Сергея Юшенкова, Александра Литвиненко, покушение на Владимира Кара-Мурзу. Хотя официальный Кремль отрицает причастность к этим убийствам, ряд правозащитных организаций документально подтвердили, что Россия использует тактику политических убийств, чтобы заставить замолчать тех, кто имеет потенциальную возможность подорвать легитимность В.В. Путина).
ОБЩЕЕ СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ВИДЕНИЕ как выстраивать отношения с Россией, по мнению авторов,  выглядит следующим образом.
 
Отправной точкой выстраивания стратегии взаимодействия с Россией является определение целей взаимодействия. В идеале, говорится в документе, Запад должен стремиться продвигать видение, в котором Россия готова:
  • способствовать созданию стабильной и взаимовыгодной среды безопасности;
  • участвовать в совместной экономической и торговой политике;
  • защищать права человека, проводить свободные и справедливые выборы, уважать верховенство закона;
  • поддерживать основополагающие принципы демократического порядка.
Вместе с тем, говорится в документе, Владимир Путин, скорее всего, останется на своем посту после предстоящих выборов в России в 2018 году, поэтому такая стратегия отношений с Россией представляется недосягаемой. Хотя Путин может быть открыт для сотрудничества с Западом, он вряд ли откажется от своих всеобъемлющих амбиций или радикально изменит свое поведение таким образом, чтобы это соответствовало видению, описанному выше.
 
В среднесрочной перспективе Запад должен будет вместо этого сосредоточиться на наборе более реалистичных целей, включающих:
  • предотвращение действий России, которые подрывают безопасность демократических государств;
  • гарантировать, что российское правительство заплатит определенную цену за свое безответственное поведение;
  • сохранение легитимности основанного на правилах демократического порядка.
В то же время западная политика должна сознательно придерживаться долгосрочной стратегии, изложенной выше. Если в будущем Россия начнет переход к более демократическому и ответственному управлению, она снова сможет стать партнером Запада в деле содействия международной безопасности и поддержки ключевых принципов глобального демократического порядка основанного на правилах.
 

ПЯТЬ СТОЛПОВ «СТРАТЕГИИ СДЕРЖИВАНИЯ»

Для того чтобы иметь наибольшие шансы на успех, любая новая стратегия в отношении России должна основываться на ценностях, долгосрочности и коллективности. Предлагаемая здесь стратегия «сдерживания» состоит из пяти ключевых основ.

1. ОБОРОНА И УПРЕЖДЕНИЕ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ РОССИЙСКИХ УГРОЗ

Укрепление безопасности союзников по НАТО и партнеров, особенно государств вдоль границы России. Западу необходимо расширить свои возможности для защиты от потенциальных российских угроз, поддерживая союзников и партнеров по НАТО в Европе, укрепляя кибер-оборону, сдерживая иностранное вмешательство на выборах и снижая энергетическую зависимость Европы от России.

Чтобы предотвратить дальнейшую дестабилизацию европейской безопасности, Россия должна отказаться от попыток бросить вызов безопасности союзников по НАТО. Решения, принятые на Варшавском саммите в 2016 году для укрепления позиции сдерживания и обороны НАТО, включая развертывание вооруженных батальонов в Польше и странах Балтии на ротационной основе, - это шаги в правильном направлении. Учитывая продолжающиеся угрозы со стороны Москвы, союзники по НАТО должны взять на себя обязательство содействовать развертыванию контингента НАТО до тех пор, пока не произойдет фундаментальное улучшение ситуации в области безопасности. Соединенные Штаты и их союзники должны быть готовы предоставить усиленную помощь в области безопасности, в том числе средства обороны, чтобы другие уязвимые государства на российской границе, такие как Украина и Грузия, имели средства для защиты. (Прим.  - То есть, как заявил в ходе презентации доклада бывший посол США в России Александр Вербшоу, США и союзники должны обеспечить государства постсоветского пространства средствами защиты (вероятно оружием), чтобы обеспечить их безопасность. По большому счету, это больше похоже на создание буферной зоны – с одной стороны, и воплощение стратегии «Анаконды»[5] - с другой).
 
Запад должен также предпринять шаги для защиты от гибридных или асимметричных угроз, в том числе тех, которые были смоделированы после наглого похищения Россией эстонского офицера разведки на территории Эстонии, или же разжигания Россией внутреннего кризиса на востоке Украины для оправдания своей военной интервенции. Запад необходимо разработать и четко сформулировать предельные значения для этих типов гибридных угроз, изложив конкретные последствия для России, если такие действия будут осуществлены. Кроме того, Западу необходимо проанализировать последствия недавних военной модернизации России, в том числе с упором на возможности A2AD[6] (ограничение и воспрещение доступа и манёвра), что позволило России установить военное превосходство в некоторых субрегионах (таких как Балтика и Черное море). Однако военный потенциал России не сравним с Западом - его общие ежегодные военные расходы намного меньше, чем совокупные расходы на оборонку у США и их союзников (928 миллиардов у США и союзников против 66 миллиардов у России).
 
Тем не менее, Запад должен быть готов выделить ресурсы, чтобы быть уверенными, что их обычные вооруженные силы являются надежным средством сдерживания и устрашения как в тех регионах, где военная позиция России является наиболее угрожающей, так и в глобальном масштабе.
  1. Усиление киберзащиты. Россия выстроила изощренную систему ведения кибервойны, продемонстрировав способность проникновения в уязвимые сети в Соединенных Штатах, Европе и во всем мире. По словам бывшего американского директора Национальной разведки, «российская кибер-угроза оказалась более серьезной, чем мы ранее оценивали». Для решения этой проблемы Западу следует разработать скоординированную стратегию по усилению защиты критической инфраструктуры и глобальных информационных потоков как в государственном, так и в частном секторе. Это потребует вложения больших ресурсов в средства киберзащиты и «разработку полного спектра ответных мер и контрмер», которые выходят за рамки угроз военных действий. В то же время Запад должен разработать конкретные нормы ведения кибервойны, чтобы ограничить поведение России. Цель состоит в том, чтобы сдержать Москву и гарантировать, что она заплатит высокую цену за свои действия.
  2. Предотвращение вмешательства России в выборы. Свободные и справедливые выборы лежат в основе демократического процесса, и Соединенные Штаты и их демократические союзники должны работать коллективно, чтобы разработать стратегию предотвращения вмешательства России в будущие выборы. Такая стратегия должна включать в себя несколько элементов:
  • внутренние законы и процедуры, запрещающие политическим партиям или кандидатам получать помощь из-за рубежа, а так же решительные усилия по выявлению любых нарушений;
  • усиленная защита электронных урн для голосования и аппаратных средств, программного обеспечения, используемых для проведения выборов;
  • расширенный сбор разведывательной информации для выявления и противодействия вмешательству России;
  • декларативная политика с четкими и заслуживающими доверия «красные линии», которые подчеркивают серьезность того, как западные правительства будут рассматривать будущие попытки России или любого другого государства повлиять на исход выборов. Когда такие «красные линии» нарушены в отношении демократического союзника, то Соединенные Штаты и их союзники должны быть готовы к коллективному реагированию с серьезными ответными мерами.
4.Сокращение энергетической зависимости от России. Многие европейские и азиатские экономики зависят от российских энергоресурсов, особенно от природного газа. Путин понимает, что такая ситуация дает стратегическое преимущество, которое он может использовать, чтобы попытаться ослабить решительность и непоколебимость Запада. Уменьшая энергетическую зависимость от России, Запад получит больше свободы маневра в плане введения санкций, не опасаясь российского возмездия. ЕС добился значительных успехов на этом направлении, с тех пор как Россия прекратила поставки газа в Украину начиная с 2006 года. ЕС инвестирует в межсетевое взаимодействие европейской газотранспортной сети, чтобы уменьшить такое явление как единственный поставщик, а также снизить зависимость Европы от российской энергетики. Чтобы добиться успеха, необходимо разработать четкую стратегию, координируемую между правительствами и частным сектором в Европе и, где это уместно, с другими западными государствами, для достижения этой цели в течение длительного, но идентифицируемого периода времени. Демократические союзники должны избегать сотрудничества с Россией в ее стремлении построить и расширить новые трубопроводы с четкими геополитическими мотивами, как, например, Nord Stream 2. Запад должен поддержать такие инициативы, как  проект «Инициатива Трех морей»[7], который направлен ​​на интеграцию механизмов энергоснабжения в Восточной Европе как мера сокращения зависимости от России.

2. НАКАЗАТЬ РОССИЮ ЗА НАРУШЕНИЕ ГЛОБАЛЬНЫХ НОРМ

Второй аспект стратегии сосредоточен на поддержании норм и принципов, лежащих в основе демократического порядка, основанного на правилах. Россия должна понять, что ее действия по нарушению этого порядка будут иметь последствия, и что Запад готов налагать и пролонгировать санкции в отношении российского правительства за нарушение фундаментальных норм. Задача состоит в том, чтобы побудить Россию прекратить нарушать существующие нормы, предотвратить будущие нарушения, а ткже гарантировать, что российские лидеры понесут ответственность за свои незаконные и безответственные действия. Это потребует:
  1. Определить четкие ожидания. Запад должен четко заявить, что он ждет от России соблюдения фундаментальных норм глобального демократического порядка, основанного на правилах. Многие из этих норм изложены в договорах, к которым Россия присоединилась еще в 90-е годы:Устав ООН, Международный пакт о гражданских и политических правах, Хельсинкский Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, и Парижская хартия для новой Европы. Запад должен повторить обязательства России по этим и другим соглашениям в четко сформулированных заявлениях и декларациях, что это есть основные нормы, которые Россия должна соблюдать, если она хочет, чтоб ее считали ответственным членом международного сообщества.
  2. Публичная огласка. Западу необходимо обеспечить, чтобы российские нарушения фундаментальных норм публично разоблачались и осуждались, чтобы было ясно, что такие нарушения не будут приниматься как «новые нормы». Публичные заявления американских и западных официальных лиц должны призвать к ответственности Кремль за его действия, осуществляя осуждение российских проступков через многосторонние встречи, такие как встречи «Большой семерки» и на Генеральной Ассамблеи ООН, тем самым заставляя Россию использовать свое право вето в Совете Безопасности ООН для блокирования ее международного порицания. Кроме того, Запад должен призывать к независимым расследованиям предполагаемых нарушений, чтобы обеспечить привлечение России к ответственности.
  3. Наложение четко просчитанных штрафов, привязанных к конкретным нарушениям. Соединенным Штатам и их союзникам следует разработать более систематичный подход для наложения наказаний, включая экономические санкции, за будущие нарушения глобальных норм. Например, выверенный диапазон штрафов может быть использован для привязки конкретных нарушений к определенным штрафам, исходя из их величины. Матрица штрафов должна включать: экономические санкции в адресных секторах российской экономики, запреты на поездки и замораживание активов для определенных российских должностных и физических лиц, и другие символичные или ответные меры, такие как исключение из встреч высокого уровня. Цель заключается в обеспечении большей ясности, предсказуемости и определенности в отношении наложения наказаний вместо нынешнего специального подхода.
  4. Поддерживать эти санкции с течением времени. Вероятно, Кремль полагает, что если он будет ждать достаточно долго, санкции в конечном итоге будут отменены по мере появления новых лидеров и приоритетов в области политики. Западу в рамках политики следует четко заявить, что санкции будут поддерживаться за постоянные нарушения глобальных норм и не будут проданы в обмен на сотрудничество по отдельным направлениям, не связанным с этими вопросами. В частности, нынешний режим санкций против России «за захват» Крыма и поддержку пророссийских повстанческих сил в Украине, не должен быть отменен, если Россия не готова отменить свои действия и полностью выполнить Минские соглашения.

 

3. ВЕДЕНИЕ D БОРЬБУ ИЗЛОЖЕНИЯ ФАКТОВ, ЧТОБЫ ПРОТИВОСТОЯТЬ РОССИЙСКОЙ ПРОПАГАНДЕ

Соединенным Штатам и их союзникам необходимо предпринять сложные и скоординированные усилия, направленные на то, чтобы противостоять российской пропагандистской и дезинформационной кампании. Цель состоит не только в том, чтобы разоблачать и противодействовать дезинформации, но и вести повестку так,  чтобы она выступала положительно и убедительно в защиту демократических норм и ценностей, а также за продвижение основанного на правилах мирового порядка.
 
По некоторым оценкам, Россия тратит от $600 миллионов до 1 млрд. в год на пропагандистскую кампанию, направленную на подрыв доверия к Западу, и распространение прокремлевской  пропаганды. Реализуется это с помощью государственных ресурсов: RT, канал вещающающий на нескольких языках по всему миру и доступный по спутниковым каналам в более чем ста странах, а также контролируемоего правительством информационного агентства «Спутник», сети платных блоггеров и журналистов, а также других тайных спедств и спецопераций. США и его союзникам необходимо предпринять сложные и скоординированные усилия, направленные на то, чтобы противостоять российским действиям в этом пространстве.
 
Передача объективных новостей и информации через такие каналы как «Голос Америки», «Радио Свободная Европа» и «Радио Свобода», и их недавно запущенного телевизионного компаньона «Current Time» - важная часть этих мер, но еще многое предстоит сделать. Цель состоит не только в том, чтобы разоблачить и противостоять российской дезинформации, лжи, «фальшивым новостям» и пропаганде, но, что не менее важно, вести повествование, которое позитивно и убедительно выступает в защиту демократических норм и ценностей,  выступает за продвижение глобального демократического миропорядка, основанного на правилах. Для достижения успеха это потребует двух ключевых элементов:
  • Укрепление общегосударственного подхода. Так как государственное Информационное Агентство США было ликвидировано после окончания «холодной войны», ответственность за стратегические коммуникации в Соединенных Штатах распредилилась между нескольких отделений внутри Государственного департамента и в различных других правительственных учреждениях. В декабре Конгресс принял закон, согласно которому должен быть создан Центр глобального взаимодействия в структуре Государственного департамента для координации усилий по «признанию, пониманию, выявлению и противодействию иностранной государственной и негосударственной пропаганде и дезинформации, направленной на подрыв интересов национальной безопасности Соединенных Штатов». Это важный шаг вперед, но за ним должно последовать резкое увеличение ресурсов, что потребует усилий всего правительства. Соединенным Штатам следует тесно координировать свою деятельность с аналогичными усилиями внутри всего Запада, прежде всего с Оперативной рабочей группой по стратегическим коммуникациям  East StratCom Task Force[8], созданной ​​в 2015 году, специально для того, чтобы реагировать на проводимые Россией дезинформационные кампании.
  • Создание отдельной структуры, которая будет вести положительный дискурс. Нельзя оставлять правительство в борьбе с российской пропагандой в одиночку. Чтобы дополнить усилия в этом пространстве, Соединенные Штаты и их союзники должны коллективно создавать и финансировать отдельный независимый орган, основной задачей которого будет пропаганда в пользу положительного дискурса, пропагандирующего основанный на правилах демократический порядок. Созданная для этих целей независимая организация на базе Национального фонда поддержки демократии[9], например, может обеспечить ряд преимуществ: поощрение более творческого подхода к обмену сообщениями и созданию контента на разных платформах (например, финансирование документальных фильмов, производство телевизионной и интернет-видеорекламы); обеспечение большой гибкости с точки зрения брендинга и координации на Западе, одновременно привлекая как иностранную, так и внутреннюю аудиторию (учитывая, что правительства могут быть ограничены законом от участия в последнем), обеспечение подготовки и поддержки журналистов в «уязвимых» государствах, которые не имеют конкурентных рынков средств массовой информации, с целью побудить их к расследованию и выявлению операций оказания влияния со стороны Москвы. В то же время необходимо, чтобы содержание, являющееся результатом этих усилий, было достоверным и объективным. Следует с осторожностью различать пропаганду - сознательно вводящую в заблуждение информацию - от правдивой, основанной на фактах информации и законной пропаганды. Цель состоит в том, чтобы быть ясными, эффективными и последовательными в трансляции того, за что стоит Запад и против чего он стоит.

 

4. ПОДДЕРЖИВАТЬ УСТРЕМЛЕНИЯ РОССИЙСКОГО НАРОДА

Данное положение сосредоточено на усилиях по поддержке чаяний российского народа о более ответственном управлении. В долгосрочной перспективе открытая и демократическая Россия более склонна поддерживать глобальные нормы и порядок, основанный на правилах. Путин наложил существенные ограничения на свободу слова и политические ассоциации внутри России. В то же время правление Путина значительно сократило возможности для социального взаимодействия с Западом, пресечена деятельность западных фондов и неправительственных организаций (таких как Фонд «Открытое общество») и отпугивания значительной части российских граждан от выезда за границу. Путин также организовал  стратегию преднамеренного подрыва организаций гражданского общества и оппозиционных деятелей, клеймя тех, кто ассоциируется с Западом, агентами иностранного влияния. Эти ограничения подчеркивают трудности, связанные с поддержкой демократических сил. Тем не менее, Запад не должен отказываться от этих усилий. Ему следует искать продуманные и стратегически новые способы поощрения демократических устремлений российского народа, при этом, действовать аккуратно, дабы не подорвать основы российского гражданского общества. Конкретные действия могут включать следующее:
  • Выступать за демократические права. Должностные лица США и Запада должны выступать на регулярной основе в защиту демократических прав и индивидуальных свобод. Это должно быть сделано как в публичных выступлениях, так и на закрытых встречах с российскими официальными лицами. Необходимо укрепить многосторонние площадки, включая Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Совет Европы, чтобы усилить давление на Путина с целью восстановления политических и гражданских прав для российского народа, в том числе тех, которые предусмотрены в самой российской конституции.
  • Встреча с представителями оппозиции. Во время «холодной войны» Хельсинкский процесс предоставил законные средства для того, чтобы высокопоставленные представители США и Запада встречались с диссидентами в СССР и странах Варшавского договора, способствуя деятельности и оказывая поддержку диссидентским движениям. Основываясь на этом прецеденте, высокопоставленные западные официальные лица должны проводить встречи с представителями оппозиции на регулярной основе в рамках своих дипломатических контактов в России.
  • Привлечение российской общественности. Прямая помощь российским НПО может быть сложной в современных условиях - и даже может быть контрпродуктивной, в связи с законом «Об организациях – иностранных агентах». Однако следует расширить и другие способы привлечения и общения с российской общественностью и поощрения более широких контактов между людьми, в том числе через социальные сети, стипендии для иностранных студентов, исследовательские стипендии и взаимодействие с частным сектором. Москва обязательно отреагирует недовольством на такие действия и может даже попытаться нанести ответные меры (как это было после принятия в США Закона Магнитского). Запад должен быть готов к таким мерам, и их не следует сдерживать. В то же время должно быть ясно, что эти усилия не направлены только против режима Путина как такового, скорее основная задача ориентироваться на более широкие цели – поддержание устойчивости политики Запада, направленной на продвижение демократии и прав человека во всем мире.

 

5. ПОДДЕРЖИВАТЬ ЗАПАДНОЕ ЕДИНСТВО

Трансатлантический альянс, объединенная Европа и более широкая сеть альянсов в Азиатско-Тихоокеанском регионе послужили основой для укрепления порядка после Второй мировой войны. Поддержание единства Запада будет иметь важное значение для противодействия и сдерживания способности России противостоять Западу и потребует укрепления стратегического сотрудничества и осуществления коллективной политики и действий для взаимодействия с Россией. В то же время, учитывая размеры России, возможности и влияние, Западу необходимо будет продолжать взаимодействовать с Москвой по вопросам, представляющим общий интерес. Вопрос не в том, заниматься ли, а в том, как это делать. Чтобы избежать компрометации более широкой стратегии, США и их союзники должны принять политику принципиального участия, которая дает понять, что она не будет предлагать компромиссы, которые позволили бы России уйти от наказания за нарушение фундаментальных норм. Вместо этого Западу следует определить каналы взаимодействия по узкому кругу вопросов, по которым интересы России и Запада, по всей видимости, сходятся хотя бы в некоторой степени. Но она также должна быть реалистичной в отношении перспектив такого участия и тщательно учитывать, какие конкретные выгоды могут быть получены и какой ценой.
  • Укрепление стратегического сотрудничества. Соединенным Штатам и их союзникам следует продолжать сотрудничать по вопросам обороны и безопасности (в первую очередь через НАТО и двусторонние консультации), а также санкциям и обеспечивать, чтобы любые предлагаемые политические сдвиги тщательно координировались между основными союзниками в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. В то же время западные правительства должны укреплять сотрудничество на стратегическом уровне. Для определения и обеспечения поддержки устойчивых стратегий и подходов к взаимодействию с Россией следует использовать совместные платформы, объединяющие ведущие демократические государства, такие как Группа семи и Группа Демократии 10 (Д-10).
  • Укрепление обмена разведывательными данными. В Варшавском коммюнике Саммита НАТО 2016 года подчеркивается необходимость «совместной работы по содействию обмену разведывательными данными». Для поощрения общих оценок вызова России и, в частности, активизации деятельности России в области киберпространства и информации, правительствам западных стран следует искать пути укрепления обмена разведывательными данными и обеспечения ключевых союзников не только в НАТО, но и по всей Северной Америке, Европе и Азиатско-Тихоокеанскому региону, обеспечить доступ к информации об угрозах и вызовах, затрагивающих интересы Запада и правилах.

ВОВЛЕЧЕНИЕ И СОТРУДНИЧЕСТВО С РОССИЕЙ

Хотя главной целью этой стратегии является сдерживание России, это не значит, что Западу следует избегать усилий по поиску путей сотрудничества с ней. Будучи влиятельной глобальной державой, имеющей постоянное место в Совете Безопасности ООН, российское сотрудничество могло бы быть полезным для решения многих кризисов и вызовов, стоящих перед Западом. В особенности для Европы и Азии, которые не могут избежать географического соседства с Россией, Россия останется крупным соседом с переплетенной историей и прочными экономическими связями. Вопрос не в том, заниматься ли, а в том, как. Как Запад может поддерживать каналы сотрудничества с Россией по вопросам, представляющим общий интерес, не подрывая более широкую стратегию? Соединенным Штатам и их союзникам следует принять политику принципиального участия с использованием следующих принципов.
 
Будьте готовы к разделению. Запад должен быть осторожным, чтобы не связывать сотрудничество с Россией такими способами, которые требуют от нее компромисса в отношении ее приверженности основанному на правилах демократическому порядку. Путин, безусловно, будет стремиться к тому, чтобы сотрудничество в одной области (например, помощь в борьбе с ISIS), чтобы снизить давление в другой (например, санкции по поводу Украины), в частности, для получения значимых уступок и частично для подрыва доверия к Западу. На Западе лежит обязанность разъяснить, что он не будет участвовать в компромиссах, предусматривающих отмену наказаний за нарушение основных норм до тех пор, пока эти нарушения не будут устранены.
 
Обратите внимание на символизм. Москва придает первостепенное значение символике и ее великодержавному статусу. Президент Путин ценит участие на уровне глав государств и будет видеть непосредственное взаимодействие с президентом США как победа сама по себе. Поэтому уровень участия должен быть правильно откалиброван, в каждом конкретном случае, исходя из интересов Запада и политических целей.
 
Поддерживать экономические отношения с определенными исключениями. Экономические санкции являются важным инструментом рычагов воздействия на Москву. В то же время заинтересованность Запада в том, чтобы Россия оставалась связанной с глобальной экономикой, поскольку она предоставляет Москве постоянную долю в международной системе и стимул играть более ответственную глобальную роль. Коммерция также служит средством прямого и постоянного взаимодействия с российским народом. Западу следует принять политику, стимулирующую участие частного сектора в России в областях, на которые не оказывают прямого воздействия санкции, но которые ограничивают операции с чиновниками и олигархами, связанными с режимом Путина. Он также должен обеспечить, чтобы Россия выполнила свои обязательства по Всемирной торговой организации и внедрила согласованный набор стратегий для предотвращения продажи оружия, военной техники и технологий двойного назначения, чтобы избежать повторения ситуации, 2015, где Франция заключила соглашение (позднее отмененное) на продажу военных кораблей России.
 
Сосредоточиться следует на узких вопросах, по которым сотрудничество может дать положительные результаты. Западу следует сосредоточить свои усилия на каналах взаимодействия по узкому кругу вопросов, по которым, по крайней мере, в какой-то степени сходятся интересы России и Запада. К ним относятся меры по контролю над вооружениями и укреплению доверия; Усилия по нераспространению ядерного оружия, особенно в отношении Ирана и Северной Кореи; ИГИЛ и угроза терроризма. В то же время важно признать, что российские интересы, даже в этих областях, не полностью совпадают с Западом. В Сирии, например, основной акцент России был сделан на обеспечении сохранения режима Асада, а не на борьбе с ИГИЛ. Что касается Ирана, Москва и Тегеран разделяют глубокую заинтересованность в поддержке Асада и расширили сотрудничество в области безопасности и разведки. Западу необходимо реалистично оценивать перспективы взаимодействия с Россией по этим вопросам с тщательным учетом как потенциальных выгод, так и рисков.
 

РЕАЛИЗАЦИЯ СТРАТЕГИИ В СЕГОДНЯШНЕЙ СРЕДЕ

Стратегические рамки, изложенные здесь, основаны на воспринятой легитимности Запада как на страже основанного на правилах демократического порядка. От России можно ожидать только соответствия фундаментальным правилам и принципам этого порядка, если западные государства будут готовы основывать свои действия в соответствии с этими правилами. Разумеется, определенная степень непоследовательности неизбежна, и обвинения в лицемерии всегда будут следовать. Тем не менее, до тех пор, пока ведущие западные государства будут продолжать выступать в поддержку порядка на основе правил и действовать в широких масштабах так, чтобы это продвигалось - они могут и должны ожидать от других, в том числе и из России, того же. Учитывая огромное влияние России в военной, экономической и дипломатической сферах, роль Соединенных Штатов остается критической. Руководство США является необходимым условием для успешной реализации этой стратегии. Привычная риторика президента Трампа в отношении России в ходе этой кампании и его заявленное стремление «ладить» с Путиным свидетельствуют о том, что новые усилия по вовлечению России могут быть предприняты. В то же время высшие должностные лица администрации еще раз подчеркнули важность того, чтобы Россия была ответственна за свои действия в Украине и Сирии. Направление политики США в отношении России остается неясным. Хотя данная стратегия основывается на некоторых элементах, содержащихся в подходе администрации Обамы к России, она идет гораздо дальше - излагает прочную, всеобъемлющую и устойчивую структуру, которая будет непосредственно служить интересам США в области экономики и безопасности. В идеале стратегия противодействия вызовам России международному порядку привлечет поддержку государств за пределами Запада. Учитывая растущие глобальные возможности, было бы очень выгодно «иметь на борту» Китай, Индию и другие новые державы в деле сдерживания России.. Учитывая огромные военные, экономические и дипломатические ресурсы, которыми они обладают,  Западные государства сохраняют уровень глобального влияния, которое, если их использовать коллективно, может служить мощным ограничением против способности России бросить вызов глобальному порядку. Эта стратегия предусматривает набор реалистичных целей - сдерживание России от принятия мер, которые подрывают безопасность Соединенных Штатов и их союзников, и обеспечение того, чтобы Россия платила за свое безответственное поведение и несла за это ответственность в долгосрочной перспективе. Если в какой-то момент российское руководство решит изменить курс и взять на себя обязательство соблюдать фундаментальные правила существующего порядка, то Запад может и должен расширить сотрудничество и вернуться к поиску подлинного партнерства, основанного на взаимных интересах. Тем временем, реализуя упреждающую стратегию, изложенную здесь, Запад будет в гораздо более сильной позиции противостоять вызову, который Россия бросает западным интересам и основанному на правилах демократическому порядку.
 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Александр Рассел  Вершбоу - американский дипломат, бывший посол США в России, бывший заместитель генерального секретаря НАТО. В 1974 году окончил Йельский университет со степенью бакалавра по проблемам России и Восточной Европы.
В 1976 году окончил Колумбийский университет степень магистра международных отношений и диплом об окончании Института России.
В 1977 году поступил на дипломатическую службу.
В 1979—1981 годы — третий секретарь Посольства США в Москве.
В конце 80-х — начале 90-х годов был директором отдела по делам Советского Союза в Госдепартаменте, советником делегации США на переговорах по сокращению стратегических вооружений в Женеве, сотрудником Посольства США в Лондоне.
В 1991—1993 годы — заместитель постоянного представителя США и поверенного в делах Представительства США в НАТО, отвечающий за вопросы по налаживанию отношений сотрудничества со странами бывшего Варшавского договора.
В 1993—1994 годы — заместитель помощника государственного секретаря по делам Европы и Канады (НАТО).
В 1994—1997 годы — специальный помощник Президента и старший директор по европейским делам в Совете национальной безопасности.
В 1998—2001 годы — представитель США в НАТО.
В июле 2001—2005 годы — Посол США в Российской Федерации.
В 2009—2012 годы — заместитель министра обороны США по вопросам международной безопасности (Assistant Secretary of Defense for International Security).
С 2012 года по 2016 год — заместитель генерального секретаря НАТО.
27 января 2017 г. бывший заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу призвал Конгресс США осложнить намеченную президентом Трампом процедуру снятия санкций против России.
 
«Майские тезисы» Вершбоу (2014)
В связи с политическим кризисом на Украине и вмешательством в него других держав, — Александр Вершбоу 2 мая 2014 года, в ходе беседы с журналистами агентства Associated Press, сделал следующие далеко идущие заявления:
  • Блок НАТО, после двух десятилетий попыток построить партнерские отношения с Россией, теперь считает необходимым начать рассматривать Москву как соперника!
  • «Аннексия Россией Крыма» и её очевидная манипуляция беспорядками на востоке Украины коренным образом изменили отношения между НАТО и Россией.
  • В Центральной Европе мы, очевидно, имеем два мнения относительно того, какой должна быть европейская безопасность. Нам по-прежнему следует защищать суверенитет и свободу выбора соседей России, а Россия явно пытается вновь навязать гегемонию и ограничить их суверенитет под предлогом защиты русского мира.
  • Вполне очевидно, что россияне объявили НАТО своим противником, так что мы должны начать рассматривать Россию больше не в качестве партнера, но скорее как противника, чем партнера.
  • Мы хотим быть уверенными, что сможем быстро прийти на помощь соседям России, если будут угрозы, даже косвенные… Членам НАТО необходимо будет сократить время реагирования своих сил. Среди возможных действий НАТО — развертывание более крупного количества союзных боевых сил в Восточной Европе: либо постоянно, либо на основе ротации.
  • Североатлантический альянс, созданный 65 лет назад как оплот против бывшего Советского Союза, рассматривает новые оборонительные меры, направленные на сдерживание России от любой агрессии у её границ против членов НАТО — таких как страны Балтии, которые когда-то были частью СССР.
Награды
  • 2001 — удостоен награды Госдепартамента «За выдающиеся заслуги» за работу в НАТО.
  • 1997 — удостоен ежегодной премии Джозефа Дж. Крузела за вклад в дело мира.
  • 1990 — премия Анатолия Щаранского в области борьбы за свободу (присуждена за оказание содействия эмиграции евреев из СССР).
  • Орден князя Ярослава Мудрого V ст. (Украина, июль 2016 года) — за значительный личный вклад в развитие отношений Украины с Североатлантическим альянсом, реформирование сектора национальной безопасности и обороны, отстаивание государственного суверенитета и территориальной целостности Украины.

Констанз Стелзенмуллер – известный немецкий юрист
Constanze Stelzenmüller, an expert on German, European, and transatlantic foreign and security policy and strategy, is the inaugural Robert Bosch senior fellow in the Center on the United States and Europe at Brookings. Prior to working at Brookings, she was a senior transatlantic fellow with the German Marshall Fund of the United States (GMF), where she directed the influential Transatlantic Trends survey program. Her areas of expertise include: transatlantic relations; German foreign policy; NATO; the European Union’s foreign, security, and defense policy; international law; and human rights.
Stelzenmüller is the former director of GMF’s Berlin office. From 1994 to 2005, she was an editor for the political section of the German weekly DIE ZEIT, where she had also served as defense and international security editor and covered human rights issues and humanitarian crises. From 1988 to 1989, she was a visiting researcher at Harvard Law School. She has also been a GMF campus fellow at Grinnell College in Iowa, a Woodrow Wilson Center public policy scholar in Washington, D.C., and a member of the Remarque Forum—a conference series of the Remarque Institute at New York University.
 
Stelzenmüller’s essays and articles, in both German and English, have appeared in a wide range of publications, including Foreign Affairs, Internationale Politik, the Financial Times, the International New York Times and Süddeutsche Zeitung. Her dissertation, "Direkte Demokratie in den Vereinigten Staaten von Amerika," was published in 1994 by Nomos. She is also a frequent commentator on American and European radio and television, including Presseclub (ARD), National Public Radio, and the BBC.
Stelzenmüller is a governor of the Ditchley Foundation and a fellow of the Royal Swedish Society for War Sciences. She has worked in Germany and the United States, and speaks English, French, German, and Spanish.
Stelzenmüller holds a doctorate in law from the University of Bonn (1992), a master’s degree in public administration from the Kennedy School of Government at Harvard University (1988), and a law degree from the University of Bonn (1985).
Affiliations
Ditchley Foundation, governor
German Council on Foreign Relations, member
International Institute for Strategic Studies, member
McCloy Fellowship Alumni Association, member
Royal Swedish Academy for War Sciences, fellow
The Washington Quarterly, member, editorial board
Women in International Security Germany, member
 
Фабрис Потье  http://carnegieeurope.eu/experts/379
 
Fabrice Pothier
is no longer with the Carnegie Endowment. Fabrice Pothier was director of Carnegie Europe, the Carnegie Endowment for International Peace’s pan-European foreign policy forum for senior policy makers, experts, and leading journalists. Pothier is a noted commentator on European policy in Afghanistan and Pakistan, transatlantic issues, and global drug policy. He is a regular contributor to BBC World, France24 and Bloomberg, and has published in leading European affairs journals including the European Voice, E!Sharp, and Europe’s World. He has testified before the UK Parliament’s Foreign Affairs Committee, and given presentations at RUSI, IISS, the EU Commission, and NATO. He is on the advisory board of the LSE Ideas Transatlantic Programme.
Prior to his appointment, Pothier was head of policy analysis and co-founder of the Senlis Council (now ICOS), an international security and development group with a special focus on counternarcotics and Afghanistan, which was initiated by the Network of European Foundations. Pothier built and headed the European representation bureau in London, where, as spokesman, he made appearances on BBC World, CNN International, ITN, Al Jazeera International and CBC. He also led special projects in Afghanistan on the relations between narcotics, insurgents, and poverty.
 
[1][1] http://www.iai.it/sites/default/files/d-10_leaflet.pdf Участниками Форума являются: США, Великобритания, Канада, Австралия, Франция, Италия, Германия, ЕС, Япония, Южная Корея – их крупнейшие аналитические центры, ведущие эксперты и представители власти и частного сектора. Разрабатывают меры по сохранении. и противодействию угрозам глобального демократического миропорядка, основанного на точных предписаниях и правилах (global rules-based democratic order).
[2] https://www.srf.org/ Фонд стремится обеспечить жизнеспособность американских социальных, экономических и государственных институтов. Содействовует разработке эффективной политики, чтобы конкурировать на международном уровне и продвигать интересы и ценности США за рубежом. Финансирует:
 
Попечительский совет фонда:
  • Peter L. Richardson, Chairman of the Board
  • Stuart S. Richardson, Vice Chair
  • Marin J. Strmecki, Sr. V.P. and Dir., Progs.
  • Ross Hemphill, V.P. and C.F.O.
  • Arvid R. Nelson *, Secy. and Gov.
  • Michael Blair
  • Winburne King, III
  • Adele Richardson Ray
  • Lunsford Richardson, Jr.
  • William Stetson III
[3] Впервые сформулирована президентом Трумэном в 1947 г. Предполагала сохранение американского военного присутствия в мире, а также экономическую и военную поддержку "дружественных" режимов. В период "холодной войны" (Cold War) определяла внешнеполитический курс США. Целью этого курса было "сдерживание советских экспансионистских устремлений" путем создания кольца военных блоков вокруг Советского Союза и его союзников. Эта политика была взята на вооружение в 1949 г. президентом Трумэном при создании блока НАТО, призванного служить основным средствомвом политики сдерживания в Европе: базы НАТО, располагавшиеся от Полярного круга до Турции, были оснащены обычными и ядерными вооружениями. С такими же целями на Дальнем Востоке были созданы блоки АНЗЮС в 1951 г. и СЕАТО в 1954 г. В 1960-х гг. сфера политики сдерживания была расширена с целью предотвратить вмешательство Советского Союза в дела государств Латинской Америки и Африки. Самым драматичным эпизодом проведения этой политики стал Карибский кризис 1962 г.
[4] На странице 7 доклада представленная фотография Ольги Мальцевой, где изображены эшелоны танков, на железнодорожной платформе. Подпись к фото: «Российские танки входят в Крым в Марте 2014 года в ходе вопиющей агрессии против Украинского суверенитета». Однако на фото изображены украинские танки Т72, а фотография сделана близ Симферополя 31 марта 2014 года в момент вывода украинских войск и вооружений с полуострова Крым после референдума. http://www.epochtimes.com.ua/ukraine/society/400-ukrayinskykh-viyskovykh-vyvodyat-tekhniku-iz-krymu-114928.html
[5] Стратегия «Анаконды» — геополитическая стратегия атлантизма,  направленная  на отторжение  Римленда (береговой зоны) в целях  геополитического контроля Евразии.  Принцип «анаконды» был предложен  американским генералом Мак-Клелланом  в период Гражданской войны в США (1861—65). Блокирование с моря вражеских территорий  постепенно приводило к истощению и экономическому удушению  противника. Адмирал  Мэхен  распространил принцип «анаконды» на уровень мировой геополитики. В период «холодной войны» Соединенные Штаты использовали стратегию «анаконды» в евразийской геополитике против континентального социалистического «лагеря». В береговой зоне Евразии (за исключением Индии) были созданы  военные блоки  НАТО, СЕАТО и СЕНТО (Багдадский пакт) во главе с США и многочисленные военно-морские базы.
[6] A2/AD - концепция сдерживания противника (обычно комплексом вооружений), путем создания повышенной опасности для дислоцирования или перемещения сил противника в защищаемую местность. Термин стал особенно широко применяться экспертами в современной военной науке с момента разработки Россией и Китаем дальних ракетных систем из ОТРК, ПВО и противокорабельных ракетных комплексов, которые создают «защитную сферу» в которую войска НАТО не могут проникнуть без риска неприемлемого ущерба. Тем не менее, системы создания зон закрытого доступа известны очень давно в качестве мин или же, используемых даже в древности, различных шипов и ловушек против движения вражеских сил. Одним из древнейших военных заграждений для организации зоны закрытого доступа является «чеснок». По мнению западных аналитиков ОТРК «Искандер» наряду с такими системами ПВО как С-400 и береговыми противокорабельными комплексами класса Бастион играет ключевую роль в реализации концепции A2/AD для ВС России, которая заключается в том, что войска НАТО не могут находиться и передвигаться в радиусе действия систем запретной зоны A2/AD без риска нанесения им неприемлемого ущерба. Китайские системы A2/AD имеют сильный акцент на уничтожение авианосных ордеров за счет противокорабельных ракет DF-31D и DF-26, а также закупленных в России подводных лодок «Варшавянка» и комплексы С-300, так как гипотетические сценарии военного конфликта подразумевают столкновение с флотом США.
[7] проекта «Адриатика — Балтика — Черное море» по координации работы газораспределительных и газотранспортных мощностей с участием Хорватии, Чехии, Венгрии, Словакии, Словении, Болгарии, Румынии, Эстонии, Латвии, Литвы и Польши. Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2016/09/19/iniciativa-treh-morey-novyy-etap-antirossiyskoy-politiki-na-balkanah
http://www.fondsk.ru/news/2016/09/12/troemore-amerikanskij-zabor-mezhdu-rossiej-i-evropoj-42456.html
 «Национальный фонд демократии» (также известен как «Национальный фонд в поддержку демократии»; англ. National Endowment for Democracy) - американская организация, основанная в 1983 году Конгрессом США для продвижения демократии]. Своей миссией фонд называет «содействие становлению и развитию демократии и свободы во всём мире». Финансируется Конгрессом США в рамках бюджета агентства США по международному развитию (USAID). Является двупартийной, частной некоммерческой организацией. Предоставляет гранты (денежные субсидии) исследователям в области «развития демократии и прав человека» в Центральной и Восточной Европе, Азии, Ближнем Востоке, Африке, Латинской Америке и Евразии. В России фонд финансировал Московскую Хельсинкскую группу Людмилы Алексеевой и движение «За права человека» Льва Пономарёва. Издает академический журнал Journal of Democracy, поддерживает Всемирное движение за демократию (WMD), программу Международный форум демократических исследований (IFDS), стипендию Reagan-Fascell Democracy Fellowship, Центр международной помощи СМИ (CIMA). Фонд подвергается широкой критике за свою деятельность.В некоторых странах получение денег от Национального фонда демократии считается преступлением.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение