Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Настоящее и будущее Европы / Статьи
Еврабия: возможна ли интеграция мигрантов в европейское сообщество?
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 01-11-2016
В настоящее время Европа переживает серьезный миграционный кризис.

С началом Арабской весны, в особенности Сирийского конфликта в 2011 г. огромные массы людей направились в Европу, и если разница между количеством беженцев и мигрантов в 2010 и 2011 гг. не столь велика, то в дальнейшем она неуклонно растет, достигая своего пика в 2015 г. (см. гистограмму[1]).

Подобного количества прошений об убежище Европа не видела с 1992 г.  По данным Евростата (Eurostat) по состоянию на сентябрь за 2016 г. в Европу прибыло порядка 1 млн. человек[2]. Следует отметить, что, несмотря на договоренности ЕС с Турцией о сдерживании потока беженцев и мигрантов внутри турецкой границы и частичное закрытие границ Греции и Италии, в Европу проникают сотни тысяч ищущих убежище людей. Исходя из этого можно заключить, что до конца текущего года количество прибывших будет примерно таким же, как и в прошлом году, если ситуация в ближневосточном регионе резко не изменится в худшую сторону.

Основной поток беженцев и мигрантов исходит из Сирии, Афганистана и Ирака (по состоянию на 2015 г. – 378, 193 и 127 тыс. чел. соответственно), а также из неблагополучных стран Африки (Нигерия, Эритрея, Сомали, Судан, Гвинея и др.). Их проникновение в Европу происходит по 4 основным маршрутам (см. рис.)[3]:

1) Западный средиземноморский. По этому пути отправляются мигранты из Северной Африки на Пиренейский полуостров. Их конечной целью являются Испания, Франция и Италия;

2) Восточный средиземноморский. Мигранты и беженцы из Египта и стран Ближнего Востока направляются в Грецию морским путем через Кипр и сухопутным через Турцию и Болгарию;

3) Центральный средиземноморский. Поток направлен из Северной и Восточной (Сомали, Эфиопия) Африки через Ливию по направлению к Италии и Мальте;

4) Через Восточные границы ЕС. Проникновение в Европу происходит через границы ЕС с бывшими республиками СССР.

Однако теперь переселенцы узнали о существовании другого пути в Европу через Россию. Мигранты осваивают новый путь в Финляндию и Норвегию через Мурманскую область. Такой маршрут в среднем занимает 3 дня и обходится всего в 2500$, что намного выгоднее, чем через Средиземное море, Италию и Грецию.

Однако не следует забывать, что есть и другие потоки мигрантов, состоящие из европейцев. Их образуют граждане республик бывшей Югославии, Прибалтики и стран Восточной Европы, поэтому при определении общей численности переселенцев их нельзя не учитывать.

Пунктами назначения беженцев и мигрантов являются Швеция, Венгрия, Австрия, Франция, но лидирующую позицию занимает именно Германия[4], которая отличается довольно мягкой миграционной политикой («Willkommenspolitik») и высокими социальными пособиями, которые дают возможность не работать, но при этом пользоваться всеми благами.

Что касается половозрастного критерия, то в Европу бегут в основном мужчины (72%), абсолютное большинство которых  в возрасте от 18 до 34 лет. На долю детей приходится порядка 15%, женщин – 13% в возрасте от 18 до 50 лет[5].

Конфессиональную основу тех, кто ищет убежище в Европе, составляет ислам. Об этом можно судить исходя из данных о религиозной принадлежности беженцев и мигрантов в Германии за 2015 г., поскольку именно эта страна приняла их наибольшее количество (442 тыс. чел.). Практически 75% приезжающих в Германию исповедуют ислам, 14% – христианство и 10% – другие религии.

Всколыхнувший Европу миграционный кризис беспрецедентное явление по меркам современной европейской истории, что усложняет его прогнозирование и изучение. Этот кризис, а также неэффективные действия со стороны руководств стран-членов ЕС и бездействие Брюссельской бюрократии привели к ряду негативных последствий.

В первую очередь было серьёзно подорвано единство Европы. Начался процесс дезинтеграции, доказательством которого служит Brexit, где 52% принявших участие в референдуме в июне 2016 г. (при явке 72%) проголосовали за выход Объединенного Королевства из Союза[6]. Катализатором данного процесса во многом была ситуация с мигрантами и беженцами, которых Великобритания должна была принять согласно Дублинскому соглашению. 

Во-вторых, принятые решения по вопросу беженцев и мигрантов не одобряются подавляющим большинством населения (см. гистограмму[7]), что может свидетельствовать о росте протестного потенциала среди европейского населения. Все чаще проходят митинги против беженцев во всех странах Евросоюза. 

Далее можно говорить о больших финансовых затратах на содержание беженцев.  Например, в 2016 г. в Германии было выделено дополнительно 6 млрд. евро на беженцев, а общие расходы на их содержание в текущем году составят около 10 млрд. евро (четверть годового военного бюджета Германии), что в 4 раза больше, чем аналогичный показатель в 2014 году (2.4 млрд. евро)[8]. Когда Германия принимала рекордное количество беженцев, то ожидалось, что приток мигрантов повысит устойчивость и мощь немецкой экономики. Однако средства, затрачиваемые на мигрантов, никак не компенсируются в действительности, так как экономическая выгода от подобной дешевой рабочей силы весьма незначительна на фоне вызываемых беженцами проблем. На практике это выгодно лишь немногочисленным представителям крупного европейского и, в частности немецкого бизнеса.

Нынешняя миграционная политика крупнейших стран ЕС приводит не только к социальному напряжению, но и ведёт к повышению уровня преступности. Многих беженцев обвиняют в воровстве, нанесении телесных повреждений, преступлениях сексуального характера. В сети имеется большое количество видеоматериалов, где показаны случаи нападения беженцев на женщин и пожилых людей. Прошедшие в канун нового года беспорядки в немецких городах (Берлин, Кёльн, Гамбург, Штутгарт, Франкфурте-на-Майне) являются тому подтверждением.

Безусловно, одной из важнейших проблем, связанных с беспрерывным и плохо контролируемым потоком мигрантов,   это рост террористической угрозы. Распространенное убеждение, что вместе с мигрантами происходит проникновение террористов и вербовщиков, не лишено оснований,  поскольку более 50%  это молодые мужчины из зон конфликтов, которые уже по прибытии в Европу могут пополнить ряды боевиков, составляющих так называемые «спящие ячейки», члены которых родились в Европе или уже долгое время проживают на ее территории. После этого возможна их активация, например, по команде ДАИШ (запрещена на территории РФ) для совершения террористических атак в будущем, когда настанет подходящий момент. Террористические акты во Франции, Бельгии, Германии являются тому подтверждением.

Имеется еще одна серьезная опасность, которая зачастую умалчиваются. Речь идет о различного рода эпидемиях. Тотальный медицинский осмотр огромного потока мигрантов на границах технически невозможен. Как правило, в больницы отправляют только людей с явными признаками болезни.

Дифтерия, корь, туберкулез, СПИД, ВИЧ – далеко не полный список заболеваний, которые несут с собой беженцы. По данным Всемирной организации здравоохранения за 2014 год, от мигрантов из разных регионов ожидаются полиомиелит, тропическая малярия, холера (из Афганистана), желтая лихорадка, менингококковая инфекция (из Эфиопии), лейшманиоз, лепра (из Сирии) и т.д. [9]

Говоря о конкретных случаях заболевания, можно упомянуть  массовое заражение корью в некоторых приютах в Германии в сентябре 2014 года. Заболевание начало с большой скоростью распространяться и среди местного населения, в основном среди взрослых.

Врачи бьют тревогу и призывают граждан быть осторожными и соблюдать все необходимые меры, чтобы предотвратить заражение. Главная рекомендация – «держаться подальше от потенциальных очагов инфекции, то есть от приютов для беженцев»[10].

Таким образом, можно констатировать, что ЕС не имеет четкой стратегии обеспечения внутренней безопасности и контроля за распространением экстремистских взглядов, а европейские спецслужбы не располагают достаточным количеством необходимой информации для эффективного противодействия и парирования имеющихся угроз.

Европа пытается разрешить кризис следующими путями. Во-первых, это возведение заградительных стен, часто с колючей проволокой, а также нарядами полицейских для предотвращения нелегального пересечения границы. Некоторые страны закрыли свои границы (Македония, Словения), а Хорватия, например, ввела запрет на транзит мигрантов и беженцев через свою территорию. Во-вторых, сносятся лагеря беженцев в местах их массового скопления. Так, во Французском городе Кале 27 октября начался снос лагеря мигрантов, где обитало примерно 5,5 тыс. чел[11]. В-третьих, это сдерживание потока беженцев в пределах границ Турции, на что планируется выделить суммарно 3 млрд. евро. В-четвертых, привлекаются силы НАТО, которые предоставляют информацию береговой охране Греции и Турции для более эффективного выполнения их работы. Также в марте 2016 г. Еврокомиссией был представлен план по спасению Шенгенской зоны[12], который предусматривает меры по устранению недостатков контроля на внешних границах Греции, а также прекращение пропуска беженцев странами-членами ЕС через свою территорию в другие страны Союза.

Однако, несмотря на предпринимаемые меры, поток мигрантов и беженцев не сокращается, что свидетельствует о том, что Европа не может выступить единым фронтом, а действия в большинстве своем регламентируются Берлином и Брюсселем, которые выступают за открытые границы внутри ЕС.

Как отметил председатель Евросовета Д. Туск: «Мы как европейцы в настоящее время не в состоянии управлять нашими общими внешними границами, а результате некоторые государства решили защитить себя закрытием своих национальных границ. Тогда как защита Европейского сообщества – это наш первый долг и обязанность, мы не справились на этом фронте»[13].

Преодоление большого и запутанного клубка проблем будет зависеть во многом от того, будут ли мигранты осознавать себя частью европейского сообщества, принимать его господствующие нормы и ценности, то есть от успешности процессов интеграции и адаптации.

Определяющими для процесса вхождения мигрантов в принимающее сообщество являются знание языка страны, где они оседают, и ориентация на культурное сближение.

Однако обучение мигрантов в обычных школах невозможно, и для них организуются специальные языковые курсы, для которых требуется большое количество квалицированных кадров, владеющих восточными и африканскими языками. Но следует иметь в виду, что европейские государства не имеют достаточно свободных ресурсов для обучения всех прибывших. Для полноценного развертывания образовательных и культурно-интеграционных программ для мигрантов требуется перераспределение средств бюджета государств Еврозоны, находящихся в состоянии кризиса.

От интеграционных курсов (изучение языка, приобретение базовых знаний о стране, ознакомление с государственным устройством и правовой системой) и раздачи «настольных книг мигрантов» (руководство,  в котором кратко изложены основные сведения, касающиеся принимающей страны и жизненно необходимая информация) некоторые страны ЕС перешли к решению проблемы интеграции и ассимиляции на законодательном уровне.

Примером может быть закон о приеме мигрантов, принятый Германией в июле 2016 г., в котором прописано, что страна имеет право отказать в долговременном убежище тем, кто не будет прикладывать достаточно усилий для интеграции, в том числе, для изучения немецкого языка, который необходим для временного пребывания на ее территории.

Тем не менее, несмотря на предпринимаемые меры, лишь небольшая часть переселенцев готова приспособиться к новой культурной среде, изменить свои ценности и раствориться в населении принимающей страны. Мигранты сталкиваются с рядом проблем, поэтому общинная солидарность становится средством самозащиты, в частности у мусульман обостряется чувство принадлежности к мусульманскому миру. Формируются мигрантские гетто, которые становятся удобной почвой деятельности проповедников радикального исламизма, вербовщиков различных экстремистских группировок, поэтому и представляют серьезную угрозу безопасности.

Мигранты дистанцируются от норм и ценностей населения принимающей стороны и не желают быть принятыми в новое для них общество и жить по его культурным нормам. Таким образом, создается «культурная дистанция».

Под культурной дистанцией понимается «определенное расстояние между различными культурами, особенно в базовых и инструментальных системах ценностей различных народов, в их предпочитаемых нормах и идеалах, стандартах поведения и образе жизни»[14]. Она задается этнической и расовой принадлежностью, языком, религией, культурными нормами ценностями, уровнем образования и т.д., во многом определяя успешность социальной и  экономической адаптации мигранта. Условно, мигрантов можно разделить на культурно близких к коренному этносу и населения и инокультурных[15]. В данном случае массовая миграция носит  инокультурный характер.

Религия также становится фактором, обеспечивающим почву для столкновений, поскольку ислам (доминирующий среди мигрантов), как правило, носит более жесткий и консервативный характер. Впервые за долгое время объектом нападений в Западной Европе стали христиане как религиозная группа. Убийство  священнослужителя во Франции в августе 2016 г. на чисто религиозной почве может служить тревожным сигналом о том, что практика антихристианского террора постепенно кочует в Европу.

Демографическая ситуация в Европе тоже оставляет желать лучшего. Уровень рождаемости  среди коренного населения Европы падает, поэтому существует тенденция к «замещающей» миграции, то есть к либерализации миграционного законодательства и привлечению больших масс мигрантов.

Однако при оценке будущей численности мусульман в Европе следует учитывать, что уже через несколько лет прибывающие мигранты воспользуются правом на воссоединение с семьей и привезут со своей родины родственников. Масштабы и инокультурный характер миграции становятся подспорьем того, что в течение 2-3-х поколений этническая структура населения Европы радикально изменится. В таком случае процесс исламизации окажется уже не гипотетическим, а вполне реальным, и через 30-40 лет Европа превратится в Еврабию, то есть, приобретёт выраженный арабский оттенок (порядка 10,5% европейского населения будут мусульманами[16]), что неизбежно приведет к обострению противоречий между автохтонным населением и мигрантами.

Если 10-20% населения Европы будет неевропейского происхождения (выходцы из стран Ближнего Востока в тандеме с африканскими братьями по вере), то эта часть сможет беспрепятственно диктовать свою волю, поскольку их требования нельзя будет игнорировать. Их влияние на политическую обстановку и политическую систему возрастет, так как они будут создавать собственные политические партии. Но если их воля не будет услышана, то различного рода акции устрашения будут повторяться регулярно.

В мировой истории уже были прецеденты, когда основная часть коренного населения была фактически уничтожена переселенцами (индейцы (США), аборигены (Австралия), маори (Новая Зеландия)), их культура и государственные образования разрушены, при этом остатки этих сообществ составляют меньшинство и занимают подчиненное положение[17].  Подобный сценарий нельзя исключать в Европе. 

Конфликт между европейцами и мигрантам можно рассматривать и на более масштабном уровне. Уже сейчас можно говорить о явных признаках «столкновения» западной и мусульманской цивилизаций (поскольку подавляющее большинство беженцев и мигрантов исповедуют ислам). Как полагал  американский социолог и политолог Сэмюэл Хантингтон, в XXI в. основным источником конфликтов будут выступать цивилизационные различия, а не экономика или идеология. В данном контексте следует обратить внимание на устойчивость культурных кодов и архетипов, свойственных цивилизациям.

Можно говорить о том, что в настоящее время  происходит размывание европейской идентичности, ее культурный код ослабевает. Этот процесс происходит из-за разрыва с духовными основами европейской цивилизации, ценности которой становятся все более секулярными, а общество становится все более атеистическим.

Но как говорится, свято место пусто не бывает. Возрождение ислама вновь придало мусульманам уверенность в уникальном характере их цивилизации и в том, что их моральные ценности превосходят западные. С ростом мусульманского населения в Европе, доля населения, исповедующего христианство, постепенно сокращается, одновременно вытесняя и заменяя, таким образом, и европейскую культуру. Сценарий, при котором обе религии мирно сосуществуют, маловероятен, поскольку, с одной стороны, среди коренного населения терпимость по отношению к переселенцам иссякает, с другой стороны,  миллионы мигрантов из мусульманских стран, осадившие Европу, не принимают светские ценности.  Более того, стремление Запада навязать свои ценности и общественные институты и сохранить экономическое и военное превосходство вызывают резкую неприязнь и яростное возмущение среди мусульман.

Подводя итоги можно заключить следующее:

  1. Миграционный кризис, с которым столкнулась Европа, несет в себе риски не только ухудшения экономической ситуации и понижения уровня общественной безопасности, но и риск геополитического ослабления ЕС вследствие выявленных кризисом внутренних противоречий, поскольку государства преследуют не национальные интересы, идя на поводу у Брюсселя.
  2. Одной из главных ошибок руководств европейских государств является дистанцирование от христианской традиции, а также непонимание принципиальной разницы между христианством и исламом. Отдаляющаяся от христианской религии Европа пытается подходить к решению проблем мигрантов с позиций толерантности и мультикультурализма, полагая, что переселенцы, вкусив ее плоды, отдадут предпочтение светским ценностям, что в корне неверно.
  3. У мигрантов из мусульманских стран отождествление себя с принимающим государством происходит слабо. Можно говорить о том, что их этническая и религиозная идентичность преобладает над государственной.
  4. Существование многочисленных районов компактного проживания мигрантов в совокупности с нежеланием большинства переселенцев ассимилироваться не позволяют  интегрировать их в европейское сообщество.

Атеистическое и номинально-христианское население Европы с трудом может противостоять культурно-религиозной  экспансии приезжих. В данном случае интеграция более вероятна, если мигранты будут принимать доминирующие европейские нормы и ценности.

 

Ссылки на источники

[1] Pew Research Center. URL: http://www.pewglobal.org/2016/08/02/number-of-refugees-to-europe-surges-to-record-1-3-million-in-2015/pgm_2016-08-02_europe-asylum-01/

[2] Eurostat. URL: http://appsso.eurostat.ec.europa.eu/nui/show.do?dataset=migr_asyappctzm&lang=en

[3] URL: http://tass.ru/infographics/8268

[4] Migrant crisis: Migration to Europe explained in seven charts. 04.03.16. URL: http://www.bbc.com/news/world-europe-34131911

[5] Проблемы европейской безопасности: Сб. науч. тр. Т.С. Кондратьева. Миграционный кризис в Европе: причины и последствия. -  М.: ИНИОН РАН, 2016. С.  218

[6] Великобритания выходит из ЕС. 24.06.16. URL: https://ria.ru/world/20160624/1450655984.html

[7] Pew Research Center. URL: http://www.pewglobal.org/2016/08/02/number-of-refugees-to-europe-surges-to-record-1-3-million-in-2015/pgm_2016-08-02_europe-asylum-03/

[8] Стригунов К. Миграционный удар по Европе. Уроки для России. 22.09.2015. URL: http://riss.ru/mail/20645/

[9] Беженцы «наградят» Прибалтику дифтерией, проказой, глистами и Эболой. URL: http://svpressa.ru/world/article/140774/

[10] Беженцы несут в Европу смерть. URL: http://politrussia.com/world/bezhentsy-nesut-v-314/

[11] В Кале начали сносить лагерь мигрантов. 27.10.16. URL: https://ria.ru/world/20161027/1480101342.html

[12] ЕК подготовила план спасения Шенгена. 03.03.16. URL: http://vz.ru/news/2016/3/3/797735.html

[13] Вестник МГЛУ. Вып. №17 (756). Вавилов А. И. Мигрантский «потоп» в Европе. С. 129. URL: http://www.vestnik-mslu.ru/Vest-2016/17_756_indd.pdf

[14] Центр военно-политических исследований. URL: http://eurasian-defence.ru/?q=node/3419

[15] Рубанов  И.Н. Иммиграция в новой и новейшей истории.20.04.15. URL: http://riss.ru/demography/demography-science-journal/12341/

[16] Europe projected to retain its Christian majority, but religious minorities will grow. 15.04.16. URL: http://www.pewresearch.org/fact-tank/2015/04/15/europe-projected-to-retain-its-christian-majority-but-religious-minorities-will-grow/

[17] См. ссылку 15

Заречнева Полина


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение