Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Настоящее и будущее Европы / Статьи
Парламентские выборы в Черногории 2020 г. как проявление геополитического раскола
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 14-11-2020
Избирательные кампании можно считать не только концентрацией внутриполитической борьбы за управление страной, но и столкновением существующих в обществе идей и мнений по многочисленным вопросам, в том числе и о положении страны на международной арене и в геополитических раскладах. Именно последний сюжет, на наш взгляд, особенно часто проявляется в странах, до конца не определившихся насчёт своей принадлежности к тем или иным центрам силы и обществам, где нет доминирующей точки зрения и общество расколото по данному вопросу.

Именно к ряду таких стран можно отнести небольшую Республику Черногория, где в конце августа 2020 года прошли очередные парламентские выборы, ознаменовавшиеся настоящим столкновением находившейся десятилетиями у власти Демократической партией социалистов и оппозиционными силами.

В чём заключается ценность маленькой Черногории в геополитическом противостоянии? Прежде всего, это пусть и небольшой, но важный кусок побережья Адриатического моря, расположенный между уже вошедшими в НАТО Хорватией и Албанией и напротив Италии. С включением Черногории в западные институты происходит полное окружение Сербии и её оставшихся союзников (Республика Сербская). Наконец, сам факт включения в западную орбиту влияние одной из наиболее пророссийских республик Югославии, старинной союзницы Российской империи (вспомним, как когда-то Император Александр III эмоционально назвал своим единственным другом князя Николая Черногорского[1]), причём с глубоко православным населением, имел для Запада крайне важное символическое значение, проверку российских властей на прочность[2], сравнимую разве что с поддержкой проевропейского пути Украины.

В настоящем исследовании мы выдвигаем гипотезу, что одним из камней преткновения в противостоянии двух боровшихся за контроль над черногорским парламентом, а, значит, и правительством этой скорее парламентской республики[3], сил был вопрос, связанный с будущей внешней политикой государства, определением её места в европейской системе международных отношений. Между тем из-за разнородности лагеря оппозиции, противостоящей единой правящей партии с уже сформировавшейся идеологией, можно полагать, что её представители, выдвинув разные идеи насчёт геополитической роли Черногории, в конце концов для формирования коалиции могут прийти к определённому компромиссу или вовсе отодвинуть данный вопрос на второй план. Тем не менее, по тому, как они представили своё видение международных отношений уже во время предвыборной кампании, мы определим, какие взгляды в обществе Черногории принимаются и действительно ли для него до сих пор остро стоит вопрос собственной идентичности на международной арене.

Перед тем, как охарактеризовать текущий расклад сил на выборах 2020 года, следует обратиться к истории Черногории, в которой уже заложены её определённая двойственность. Стоит указать, что до сих пор нет единого мнения относительно сущности черногорской национальной идентичности и в целом основы государственности Черногории. С одной стороны, по источникам доосманского периода, лингвистическому анализу и абсолютному преобладанию христианства восточного образца можно говорить об исключительной близости, если не о единстве черногорцев с сербами[4]. Согласно этой точки зрения ни о каком черногорском языке или варианте православной веры, а следовательно – и отдельной черногорской нации речи не идёт, а черногорцы по праву могут считать себя частью большой сербской нации, включающей в себя разные группы населения не только в Сербии, но и в Республики Сербской Боснии и Герцеговины и других приграничных областях. Об этом, в частности, пишет А. Ракович, исследователь черногорского сепаратизма последних столетий[5]. В этом плане, действительно, можно вспомнить, что изначально территория Сербии представляла собой систему нескольких отдельных княжеств, одним из которых и можно считать прообраз современной Черногории[6], поэтому в итоге дальнейшего собирания земель под властью одного сербского правителя и лишило необходимости черногорскую государственность[7].

Но с другой стороны, нельзя отрицать и вариант обособленности черногорцев от Сербии в силу, может быть, не столько отсутствия тесных этнических связей, сколько разных исторических путей народов. Так, можно вспомнить, что ещё в Позднее Средневековье на черногорские земли распространялось политическое и даже культурное влияние Венецианской республики[8]. А после турецкого нашествия на Балканы территория Черногории, в отличие от той же Сербии, полностью покорена не была, оставались отдельные очаги сопротивления, так что османским властям пришлось установить своё владычество здесь на более мягких условиях, чем в других балканских районах[9]. Наконец, и освобождение, обретение независимости черногорского государства, тоже происходило скорее самостоятельно, хотя и сербские, и черногорские борцы за независимость получали поддержку от Российской империи, но в любом случае преувеличивать единство двух народов в их борьбе с Османской империи не стоит.

Данная двойственность положения Черногории стала всё более проявляться уже в XIX и XX вв., когда в результате побед над Османской империей происходит освобождение Балкан и Черногория становится полностью независимым государством. Тогда же по всей Европе распространяются идеи национализма, общности, основанной на комплексе объективных и субъективных критериев, определяющих нацию как единое целое и дающей ей право на государственное воплощение[10]. И опять же перед черногорцами (прежде всего, их элитами) встаёт вопрос об их принадлежности к более большой нации – сербской или даже югославянской. Тогда именно такая точка зрения начинает преобладать из-за общеевропейских тенденций объединения народов – румынского, итальянского и немецкого, да и нацией признавалась скорее крупная общность, способная выжить в условиях конкуренции с великими державами.

Тем не менее, идея черногорской исключительности остаётся оправданием уже укрепившейся власти князей династии Петровичей-Негошей, для которых присоединение к более крупной Сербии означало потерю привилегированного положения[11], что особенно явно проявилось в несогласии последнего правителя Черногории Николы I признать вхождение своей страны в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (что характерно, именно такое название, а не Югославия, получило единое государственное образование, в очередной раз подчеркнувшее отсутствие черногорцев среди югославянских народов[12]). Оно же наблюдалось и в первые десятилетия существования югославской государственности, когда в Черногории лояльному Белграду движению «белашей» противостояли «зеленаши», не просто отстаивающие принцип независимости Черногории и верность династии Негошей, но и ориентировавшиеся на Италию, католический мир, оказавший на становление Черногории, по их мнению, определённое влияние[13].

Таким образом, ещё в прошлом веке определился раскол черногорского общества, часть которого видела себя принадлежащей сербскому народу, органической части православного мира, а другая часть – отдельным народом, сформировавшийся под влиянием не только славянских православных традиций, но и тесных связей с Италией, католичеством и в целом латинской цивилизацией. Но следует понимать, что это не только проявление цивилизационного разрыва страны, если использовать термин С. Хантингтона[14], которым он охарактеризовал государства, находящиеся на стыке разных цивилизаций и в которых нет чёткой принадлежности к одной из них, а геополитического раскола, поскольку за принадлежностью к цивилизационной общности стоят противоположные векторы внешней политики и участие в двух разных геополитических раскладах: западноевропейском, католическом, уже в годы холодной войны ставшей основой евроатлантической интеграции, и общности славянской, православной, намечавшейся в условиях дезинтеграции СССР. Данное переложение внутренних споров о сущности черногорского народа на внешнеполитические, геополитические приоритеты стало видно уже по черногорской политике последних лет, после распада Югославии.

В это время, когда каждый югославский народ заговорил о своём национальном самоопределении, черногорская идентичность выдвигается на первый план. Ещё само наличие в федерации отдельной черногорской республики подчёркивало равенство черногорцев с сербами, хорватами и другими народами, так что в итоге уже при расшатывании Югославии они могли смотреть на опыт национального и даже сепаратистского движения всех югославянских народов. И апеллировать им приходилось не только лишь к своим особенностям – ведь в целом, как мы уже отметили, особых различий по объективным критериям между черногорцами и сербами всё-таки не было, а именно к всевозможному противопоставлению себя Сербии и подчёркиванию близости Черногории к Западной Европе.

Именно эта позиция стала в итоге центральной в правящих силах Черногории – Демократической партии социалистов (ДПС), изначально прямой преемницы черногорского отделения Коммунистической партии Югославии и сторонницы сохранения федерации. Но со временем, после неудач руководства Республики Сербия во внешней и внутренней политике, её изолированности на международной арене, а затем и начала против неё открытых военных действий со стороны НАТО, в руководство ДПС приходят политики, считающие, что на данном этапе выгоднее будет расстаться с проигрывающим Белградом и начать выстраивать свою линии. Эти политические оппортунисты во главе с Мило Джукановичем с 1998 году стали контролировать всю страну, начав курс на обособление Черногории[15].

Таким образом, ДПС определяет западный и антисербский вектор черногорской политики. Постепенно Союзная Республика Югославия превращается сначала в более рыхлую конфедерацию Сербия и Черногория, а в 2006 году после организованного ДПС референдума Черногория окончательно делается независимой[16]. В 2008 году Черногория признаёт независимость Республики Косово. Валютой вместо сербского динара становится сначала немецкая марка, а потом евро. В противовес Сербской Православной Церкви создаётся отдельная Черногорская Православная Церковь, а благодаря работе разных культурных учреждений – прежде всего, Дуклянской академии – провозглашается существование отдельного черногорского языка[17].

Несмотря на свою явную авторитарную сущность – нахождение у власти в течение 30 лет одной партии (причём прямой наследницы коммунистов времён СФРЮ), возглавляемой более 20 лет одним человеком, лишь менявшим один важный пост в государстве на другой[18], – на Западе режим М. Джукановича редко именуют антидемократическим, считают скорее дружественным и лучшим для выстраивания диалога. Только в этом году Freedom House всё-таки охарактеризовал её как частично свободную страну, где распространена коррупция и оппозиционным партиям не представлены все условия для нормальной деятельности[19]. К преследованию оппозиционных деятелей и другим нарушениям демократической процедуры прибавляется явная связь правящего режима с преступным миром, начиная с контрабанды оружия и сигарет и до торговли наркотиками[20]. Тем не менее, как мы видим, это не помешало вступлению Черногории в НАТО[21] и объявления её «потенциально готовой» к членству в ЕС к 2025 году[22].

В этих условиях явного выбора Подгорицей своих внешнеполитических приоритетов происходит постепенное обострение её отношений с РФ. Ранее ни о каких особых противоречий Москвы с режимом М. Джукановича не говорилось – наоборот, лидер ДПС неоднократно бывал в России ещё при существовании единого сербско-черногорского государства, к тому же была выстроена система тесных связей между частными компаниями Черногории и РФ. Но с 2013-2014 гг., после усиления напряжённости в отношениях между РФ и Западом и когда по сути каждая относительно нейтральная страна приобретает важность, происходит явно антироссийский поворот в самой Черногории (Подгорица поддержала те же антироссийские санкции после событий на Украине, а в 2016 году обвинила Москву в попытке убийства М. Джукановича и организации государственного переворота в 2016 году[23]). Однако связи Черногории с Россией сохраняются: например, граждане РФ продолжают лидировать по количеству туристов, формирующих до четверти всех черногорских доходов в данном секторе[24].

Вместе с тем мы видим явный раскол черногорского общества по поводу НАТО: примерно по 40% граждан считают членство в организации необходимым или не нужным[25], так что о превалировании в Черногории одной точки зрения говорить нельзя. И особую роль в идентификации недовольной правящим режимом части черногорцев начинает играть Сербская Православная Церковь, символизирующая принадлежность и к православной культуре, и к единой общности с сербами, пусть и не в государственном, но в духовном смысле. Она оставалась в Черногории по сути единственным институтом, вокруг которого могли сплотиться противники М. Джукановича, в том числе и перед текущими выборами, а т. к. традиционные ценности в стране, несмотря на атеизм эпохи коммунистической Югославии, оставались широко распространёнными[26], то поддержка СПЦ была очень значительной, несравнимой с созданной атеистической ДПС ЧПЦ. Постепенно представители СПЦ во главе с митрополитом Черногорско-Приморским Амфилохием вступили в политическую борьбу с М. Джукановичем, осудив его курс на интеграцию в западную структуры вместе с приобщением к их либерально-демократическим ценностям, отдаление от Сербии и препятствование общественной деятельности священников[27].

В ответ на это руководство Черногории, видя в СПЦ и её прихожанах своих главных политических противников, в последние годы усилило на неё давление, кульминацией чего стал знаменитый закон «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин», принятый черногорским парламентом в самом конце 2019 года, несмотря на активное сопротивление малочисленных оппозиционных депутатов. Одним из положений закона была передача в собственность государства всех религиозных объектов, на которых нет официальных документов о праве собственности[28]. Как правило, это были старинные храмы СПЦ, которые теперь у неё могли быть законно отобраны и переданы подгосударственной ЧПЦ. Кроме того, ещё одними явными ударами по СПЦ был запрет на название религиозных общин, в которых присутствует наименование иностранного государства (т. е. в первую очередь – сербский), а также информирование правительства Черногории о назначении всех высших духовных деятелей[29].

В итоге после невозможности остановить принятие крайне противоречивого закона, знаменующего явное вмешательство государства, а точнее правящей партии, в духовную сферу жизни общества, законным парламентским путём (оппозиционные депутаты были арестованы), на улицах черногорских городов начались акции протеста, вылившиеся в столкновения с полицией и даже задержание ряда священнослужителей[30].

Именно эти событие стали началом предвыборной борьбы в Черногории и определили два её вектора. С одной стороны, это противостояние двух взглядов на будущее страны – православной и связанной с Сербией или полностью независимой, продолжающей дальнейшее движение на Запад. Но с другой, в движении оппозиции можно выделить одно лишь противодействие авторитарному режиму М. Джукановича, последние действия которого стали очередным поводом обвинить его во всех злоупотреблениях и диктаторских решений наперекор общественному мнению, но не в неверности выбранной геополитической стратегии.

Этот широкий охват оппозиционными силами всех недовольных ДПС смог привести к их победе: в итоге они смогли получить более половины депутатских мандатов и начать формирование коалиционного правительства. Тем не менее, партия М. Джукановича, делавшая в своей предвыборной программе акцент на продолжение своей прошлой политики[31], хоть и потеряла более 6% голосов и 6 депутатов, она остаётся самой большой фракцией с 30 местами в 81-местной Скупщине[32]. В целом М. Джуканович согласился с результатами выборов, призвал своих сторонников уважать решение народа, однако вскоре после оглашения итогов голосования в стране прошли манифестации уже в поддержку правительства ДПС[33]. Это опять же показывает, что правящая сила имеет определённую опору в обществе, с её позицией соглашается значительное число черногорцев.

В это же время, как мы отметили выше, оппозиция, движимая разными идеями, далеко не едина по многим вопросам и сталкивается с трудной задачей поиска компромиссов для создания коалиционного правительства, отражающего все взгляды победивших сил. Для того чтобы определить этот возможный компромисс, следует конкретно обратиться к составу коалиции оппозиционных партий.

Среди основных политических сил, начавших борьбу с М. Джукановичем на текущих парламентских выборах, можно выделить три блока. «Демократический фронт» – основа первой правоконсервативной оппозиционной коалиции «За будущее Черногории», теперь располагающей 27 местами – воспринимается пророссийской и просербской силой. Отметим, что это единственная из основных политических сил, составившая свою программу на кириллице, так что, казалось бы, идентифицирует себя именно с восточно-христианской традицией. Однако эти силы, выступающие против членства страны в НАТО, считают нужным идти по пути в ЕС[34], что для них совместимо с дружественными отношениями с Сербией и РФ. Именно представитель «За будущее Черногории», но не являющийся членом какой-либо партии профессор Здравко Кривокапич в итоге оказался премьер-министром. Сам он заявлял о необходимости выстраивания конструктивных отношений с Россией, но вместе с тем ещё до выборов подчеркнул, что изменить положение Черногории – выйти из НАТО и прекратить укрепление отношений с западным миром, сейчас вряд ли возможно[35].

Другой блок, «Мир – наша нация», курируют «Демократы» Алекса Бечича, которые смогли собрать голоса умеренных левых сил и леволибералов и получили 10 мест. Они настроены скорее проевропейски (прямо называют Черногорию именно европейской страной), хотя в большей степени делают акцент на внутренние реформы, опять же по стандартам ЕС[36]. Вместе с тем в своей предвыборной программе они очень подробно осветили все возможности черногорско-европейского сотрудничества, какие выгоды несёт членство ЕС для черногорцев.

Наконец, ещё 4 местами располагает коалиция «Чёрным по белому», ранее известная под аббревиатурой URA. Это опять же проевропейские политики-центристы, делающие акцент на борьбе с коррупцией и считающие необходимым, прежде всего, думать о борьбе с режимом М. Джукановича. Для них лучшим вариантом было бы создание технократическое правительства, которое подготовит за пару лет окончательное освобождение Черногории от ДПС и их лидера, и уже потом будет заниматься новым внешне- и внутриполитическим курсом, но без радикальных перемен[37]. Вместе с тем одним из их главных постулатов является членство и в ЕС, и в НАТО[38], для чего и должны проводиться все вышеотмеченные реформы.

Таким образом, мы видим, что среди оппозиции не только нет единства по вопросу будущего геополитического положения Черногории, но и её часть во многом солидарна с позицией правящей ДПС, которую эти представители критикуют, прежде всего, за внутриполитические просчёты и злоупотребления. Следовательно, раскол в Черногории по вопросу внешней политики не совпадает с расколом по поводу правящих элит, причём основная же альтернатива прозападному курсу от «Демократического фронта» не является ярко выраженной, а сочетает в себе и связанность с сербской общностью, и возможность следования пути европейской интеграции для получения определённых экономических выгод. В результате выходит, что позиция, близкая нынешнему курсу, определена чётко и может затмить размытые и компромиссные идеи просербских сил.

Существование противоречий и наслоение расколов привело к трудному формированию коалиционного правительства из, казалось бы, заранее договорившейся оппозиции, камнем преткновения в которой опять же стали вопросы геополитики. Руководство министерства обороны, полиции и структур государственной безопасности стремилась получить проевропейская коалиция URA. Её лидеры отметили, что именно эти посты связаны с отношениями Черногории по линии НАТО, где именно прозападные деятели будут смотреться лучше всего, что уже изначально поставило просербские силы в трудное положение.

Когда особую роль в урегулировании отношений между оппозиционными силами пыталась сыграть СПЦ в лице митрополита Амфилохия, указавшего, кому следует отдать место премьер-министра, а кому – спикера парламента[39], это вмешательство церковных деятелей чуть не вызвало раскол противников М. Джукановича, испугавшихся превращения Черногории в «православный Иран». Данная история показывает, что большинство пришедших к власти сил всё-таки не видят необходимым чётко идентифицировать их правление с защитой СПЦ, и в этом плане оказываются ближе к самой ДПС.

Кроме того, возникли разногласия и по вопросу самого церковного закона, бывшего главной причиной прихода оппозиции к власти и явно относящегося к проблеме цивилизационной идентичности. Если «Демократический фронт» требует его немедленной отмены, то более умеренные силы – та же URA – полностью соглашаются лишь на его корректировку.

В результате в коалиционном соглашении, подписанном уже в начале сентября, был действительно выработан компромисс, допустимый для всех оппозиционных сил. Главными принципами будущего правительства были объявлены «выход из экономического кризиса, деполитизация ключевых институтов власти и движение по пути вступления в ЕС»[40], т. е. скорее то, что продвигали умеренные партии проевропейского толка. Прямо говорилось о том, что новые власти будут усиливать сотрудничество с НАТО и доводить до конца все реформы, которые позволят Черногории войти в ЕС. Ни о каких изменениях конституции и государственных символов, к чему стремились просербские силы[41], речи идти не будет, так же как и об отзыве признания Косова[42]. Нет слов в соглашении в речах политиков и о России[43].

Хотя З. Кривокапич заявлял о том, что первым делом новых властей будет отзыв церковного закона[44] и продолжил говорить в том же духе после избрания премьер-министром[45], как мы видим, в коалиционном соглашении ему места не нашлось. Следовательно, или о его будущем коалиционные партнёры не договорились, или не придают ему первостепенного значения. Вместе с тем, было заявлено, что новое правительство не будет «проводить реваншизм», т. е. с уважением отнесётся к проигравшей ДПС[46], что вновь подчёркивает непринципиальные противоречия оппозиции с ней.

О внешней политике будущего правительство точно сказал лидер «Демократов» Алекса Бечич: «Новая демократическая власть будет проевропейской, прозападной, прочерногорской, програжданской. Не будет изменений, только укрепление внешнеполитического пути Черногории»[47]. И сам премьер-министр З. Кривокапич отметил, что членство в ЕС остаётся для Черногории приоритетным[48].

Таким образом, оппозиционные ДПС силы в конце концов выработали компромисс, несколько отошедшей от изначальных целей борьбы с церковным законом, которая предполагала иную версию развития черногорской государственности. Доминировать в курсе нового правительства будут силы, в целом солидарные с политикой прошлых лет, поскольку они представили более ясную и непротиворечивую черногорскую идентичность, определяющую саму их независимость, тогда как те же сторонники «Демократического фронта» пытались выработать некий компромисс, боясь быть обвинёнными в отрицании черногорской государственности как таковой.

Хотя действительно, по итогам исследования, мы видим, что в черногорском обществе отсутствует полное принятие лишь одной точки зрения по поводу геополитического положения Черногории и сохраняется столкновение двух противоположных взглядов, тем не менее уже в текущей предвыборной гонке не только он оставался определяющим. На передний план вышла борьба против злоупотреблений режима М. Джукановича, а не его геополитической стратегии. Дискуссия о месте Черногории в международных отношениях не так сильно проявилась, в первую очередь – в связи с неравенством двух вариантов черногорской идентичности, предлагаемым разными партиями оппозиции. В итоге цивилизационный или геополитический разрыв в обществе стал стираться из-за восприятия его безальтернативности, выбора лишь отдельных частностей в курсе на черногорский суверенитет и связь с западом, который был закреплён в соглашении оппозиции и поэтому будет реализовываться в краткосрочной перспективе.

Стирание же граней между этими двумя путями Черногории происходит ещё и по тому, что общая ситуация на Балканах меняется. В последние годы связь с Сербией не означает автоматической принадлежности к восточно-христианской цивилизации, поскольку сам Белград постепенно поворачивается на Запад и стремится в ЕС[49], пусть и оставаясь страной православной. К этому вынуждает и отсутствие чёткости в геополитическом проекте основной православной страны – России, которая хоть в настоящий момент и вступила в явную конкуренцию с западным миром, но пока в политическом, культурном и особенно экономическом ещё не может предложить настоящую альтернативу евроатлантической интеграции, да и в едином православном мире заметны определённые кризисные тенденции[50].

В связи со всем вышесказанным в Черногории вырабатывается некий средний, третий путь, который и пытаются продвигать и определённые круги, прошедшие сейчас во власть. Это, прежде всего, З. Кривокапич, с одной стороны, видящий связь Черногории с Сербией и её православную сущность, а с другой – считающий допустимым и выгодным двигаться в сторону членства в ЕС. И если мы вспомним, что именно его сторонники на выборах составили костяк оппозиции, имеют широкую поддержку, то подобный вариант выстраивания геополитической стратегии Черногории может привести к постепенному преодолению разрыва общества. Однако до конца такой подход не определит за страной конкретное место в геополитическом противостоянии, которое при своём обострении вновь заставит черногорцев выбрать принадлежность к той или иной стороне.

Попов Дмитрий

 

Список источников и литературы

  1. Европейские революции 1848 года. «Принцип национальности» в политике и идеологии. М.: Индрик, 2001. 456 с.
  2. Здравко Кривокапич: решение о членстве Черногории в НАТО нелегко изменить // РИА Новости. 28.08.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20200828/chernogoriya-1576395480.html (дата обращения: 11.11.2020)
  3. И в Сербии, и в Черногории правящие режимы зиждутся на ненависти // Regnum. 30.05.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://regnum.ru/news/polit/2966922.html (дата обращения: 11.11.2020)
  4. Искандеров П. А. Балканское измерение международных отношений в Европе в начале XX века // Славяне и Россия: проблемы войны и мира на Балканах. XVIII–XXI вв. К 100-летию со дня рождения академика Ю.А. Писарева / отв. ред. С. И. Данченко. М.: Институт славяноведения РАН, 2017. С. 140-157.
  5. История Сербии и Черногории. Босния, Герцеговина, Македония, Словения, Хорватия / сост. С. Шумов, А. Андреев. М.: Монолит-Евролинц-Традиция, 2002. 492 с.
  6. Кривокапич Н. Устойчивость авторитарных ценностей при переходе к новому социальному порядку (на примере Черногории) // Социологические исследования. 2020. № 9. С. 146-155.
  7. Лункин Р. Борьба церкви и власти в Черногории: игры авторитарного национализма // Научно-аналитический вестник ИЕ РАН. 2020. № 1. С. 100-107.
  8. Нова Српске Демократиjе. Програм. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nova.org.me/stranica.php?id=2&tip=stranice (дата обращения: 11.11.2020)
  9. “Новая демократическая власть в Черногории”: Членство в НАТО и ЕС плюс признание Косово // RuSerbia.com. 09.09.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://ruserbia.com/balkans/novaja-demokraticheskaja-vlast-v-chernogorii-chlenstvo-v-nato-i-es-pljus-priznanie-kosovo/ (дата обращения: 11.11.2020)
  10. Новый день на Черной горе // Новая газета. 01.09.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/01/86913-novyy-den-na-chernoy-gore (дата обращения: 11.11.2020)
  11. Оппозиционные партии Черногории подписали соглашение о сотрудничестве // РИА Новости. 09.09.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20200909/chernogoriya-1576984504.html (дата обращения: 11.11.2020)
  12. Оппозиция Черногории подписала коалиционное соглашение о создании нового кабмина // ТАСС. 09.09.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/9409731 (дата обращения: 11.11.2020)
  13. Победа – это полбеды. Оппозиция в Черногории пытается пережить свой приход к власти // Коммерсантъ. 08.10.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4522066 (дата обращения: 11.11.2020)
  14. Пономарева Е. Г., Младенович М. Сербия: многовекторность как выход из тупика стратегической уязвимости // Сравнительная политика. 2020. № 1. С. 88-103.
  15. Пономарева Е. Г., Рудов Г. А. НАТО – Югославия: перспективы расширения альянса на восток // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2020. № 1. С. 108-125.
  16. Ровинскiй П. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. I. СПб.: Типографiя Императорской Академiи Наукъ, 1888. 881 с.
  17. Ровинскiй П. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. II, Ч. I. СПб.: Типографiя Императорской Академiи Наукъ, 1888. 778 c.
  18. СМИ: в столице Черногории через неделю после выборов прошла массовая патриотическая акция // ТАСС. 06.09.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/9385499 (дата обращения: 11.11.2020)
  19. Смирнов Я. Н. Новая работа об истории черногорского сепаратистского движения // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2020. № 2. С. 632–646.
  20. Старый новый президент: Черногорию возглавил ставленник НАТО Джуканович // Царьград. 16.04.2018. [Электронный ресурс]. URL: https://tsargrad-tv.turbopages.org/tsargrad.tv/s/articles/staryj-novyj-prezident-chernogoriju-snova-vozglavil-stavlennik-nato-dzhukanovich_125743 (дата обращения: 11.11.2020)
  21. Струнина Н. Г. Из истории российско-черногорских отношений: визиты Николы Петровича-Негоша в Россию // Славянский альманах. М.: Институт славяноведения, 2013. С. 142-158.
  22. Суботић М. Идентитетска питања Црне Горе // Политичка Ревиjа. 2020. № 1. С. 11-48.
  23. Тимофеев А. Ю. Четники. Королевская армия. М.: Вече, 2012. 304 с.
  24. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: Издательство АСТ, 2003. 603 с.
  25. Черногорию охватили массовые протесты православных сербов. Что происходит // BBC News. 28.12.2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bbc.com/ukrainian/features-russian-50932840 (дата обращения: 11.11.2020)
  26. Черногория проголосовала за НАТО. Парламент республики поддержал вступление в альянс // Коммерсантъ. 28.04.2017. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3286831 (дата обращения: 11.11.2020)
  27. Югославия в ХХ веке: Очерки политической истории / отв. ред. К. В. Никифоров. М.: Индрик, 2011. 888 с.
  28. A credible enlargement perspective for and enhanced EU engagement with the Western Balkans // Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Comittee and the Committee of the Regions. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/commission/sites/beta-political/files/communication-credible-enlargement-perspective-western-balkans_en.pdf (дата обращения: 11.11.2020)
  29. Crkveni sukob u Crnoj Gori progovara i o strukturnim problemima pravoslavlja // Advance. 30.12.2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.advance.hr/tekst/crkveni-sukob-u-crnoj-gori-progovara-i-o-strukturnim-problemima-pravoslavlja/ (дата обращения: 11.11.2020)
  30. Naši ciljevi. [Электронный ресурс]. URL: http://demokrate.me/mi-smo/nasi-ciljevi/ (дата обращения: 11.11.2020)
  31. Demokratsa partija socijalista Crne Gore. Program. [Электронный ресурс]. URL: https://www.dps.me/me/program (дата обращения: 11.11.2020)
  32. Građanski pokret URA. Program Partije. [Электронный ресурс]. URL: https://ura.org.me/index.php/dokumenta/program (дата обращения: 11.11.2020)
  33. Heckert F.-M. Protests against the Law on Religious Freedom in Montenegro. A Challenge to the “Đukanović-System”? // Contemporary Southeastern Europe. 2019. No. 7 (1). 11-24.
  34. Krivokapic Z. 30 years later, 'Montenegrin Spring' brings democracy // The Washington Post. 24.09.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://m.washingtontimes.com/news/2020/sep/24/30-years-later-montenegrin-spring-brings-democracy/ (дата обращения: 11.11.2020)
  35. Marovič J. Montenegro: A Long Road to Democracy // Political History of the Balkans (1989-2018) / ed. by J. Dúró, Z. Egeresi. Budapest: Dialóg Campus, 2000. P. 91-106.
  36. Montenegro // Freedom House. [Электронный ресурс]. URL: https://freedomhouse.org/country/montenegro/freedom-world/2020 (дата обращения: 11.11.2020)
  37. Ovo su konačni rezultati parlamentarnih izbora: DPS 30, "Za budućnost Crne Gore" 27 mandata... // Vijesti. 09.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vijesti.me/vijesti/politika/468983/ovo-su-konacni-rezultati-parlamentarnih-izbora-dps-30-za-buducnost-crne-gore-27-mandata (дата обращения: 11.11.2020)
  38. Zdravko Krivokapić // Twitter. [Электронный ресурс]. URL: https://twitter.com/ZdravkoKrivokcg (дата обращения: 11.11.2020)

 

[1] Струнина Н. Г. Из истории российско-черногорских отношений: визиты Николы Петровича-Негоша в Россию // Славянский альманах. М.: Институт славяноведения, 2013. С. 142.

[2] Пономарева Е. Г., Рудов Г. А. НАТО – Югославия: перспективы расширения альянса на восток // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2020. № 1. С. 112.

[3] Marovič J. Montenegro: A Long Road to Democracy // Political History of the Balkans (1989-2018) / ed. by J. Dúró, Z. Egeresi. Budapest, 2000. P. 96.

[4] Ровинскiй П. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. II, Ч. I. СПб., 1888. С. 3.

[5] Смирнов Я. Н. Новая работа об истории черногорского сепаратистского движения // Historia Provinciae – Журнал региональной истории. 2020. № 2. С. 634.

[6] Ровинскiй П. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. I. СПб., 1888. С. 340.

[7] Там же. С. 335.

[8] История Сербии и Черногории. Босния, Герцеговина, Македония, Словения, Хорватия / сост. С. Шумов, А. Андреев. М., 2002. С. 23-24.

[9] Там же. С. 126.

[10] Европейские революции 1848 года. «Принцип национальности» в политике и идеологии. М., 2001. С. 6.

[11] Искандеров П. А. Балканское измерение международных отношений в Европе в начале XX века // Славяне и Россия: проблемы войны и мира на Балканах. XVIII–XXI вв. К 100-летию со дня рождения академика Ю.А. Писарева / отв. ред. С. И. Данченко. М., 2017. С. 146.

[12] Югославия в ХХ веке: Очерки политической истории / отв. ред. К. В. Никифоров. М., 2011. С. 208-210

[13] Тимофеев А. Ю. Четники. Королевская армия. М., 2012. С. 209-211.

[14] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2003. С. 210.

[15] Marovič J. Montenegro: A Long Road to Democracy // Political History of the Balkans (1989-2018) / ed. by J. Dúró, Z. Egeresi. Budapest, 2000. P. 94.

[16] Югославия в ХХ веке: Очерки политической истории / отв. ред. К. В. Никифоров. М., 2011. С. 876.

[17] Суботић М. Идентитетска питања Црне Горе // Политичка Ревиjа. 2020. № 1. С. 11-12.

[18] Marovič J. Montenegro: A Long Road to Democracy // Political History of the Balkans (1989-2018) / ed. by J. Dúró, Z. Egeresi. Budapest, 2000. P. 104.

[19] Montenegro // Freedom House. URL: https://freedomhouse.org/country/montenegro/freedom-world/2020 (дата обращения: 11.11.2020)

[20] И в Сербии, и в Черногории правящие режимы зиждутся на ненависти // Regnum. 30.05.2020. URL: https://regnum.ru/news/polit/2966922.html (дата обращения: 11.11.2020)

[21] Черногория проголосовала за НАТО. Парламент республики поддержал вступление в альянс // Коммерсантъ. 28.04.2017. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3286831 (дата обращения: 11.11.2020)

[22] A credible enlargement perspective for and enhanced EU engagement with the Western Balkans // Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Comittee and the Committee of the Regions URL: https://ec.europa.eu/commission/sites/beta-political/files/communication-credible-enlargement-perspective-western-balkans_en.pdf (дата обращения: 11.11.2020)

[23] Старый новый президент: Черногорию возглавил ставленник НАТО Джуканович // Царьград. 16.04.2018. URL: https://tsargrad-tv.turbopages.org/tsargrad.tv/s/articles/staryj-novyj-prezident-chernogoriju-snova-vozglavil-stavlennik-nato-dzhukanovich_125743 (дата обращения: 11.11.2020)

[24] Новый день на Черной горе // Новая газета. 01.09.2020. URL: https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/01/86913-novyy-den-na-chernoy-gore (дата обращения: 11.11.2020)

[25] Пономарева Е. Г., Рудов Г. А. НАТО – Югославия: перспективы расширения альянса на восток // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2020. № 1. С. 112.

[26] Кривокапич Н. Устойчивость авторитарных ценностей при переходе к новому социальному порядку (на примере Черногории) // Социологические исследования. 2020. № 9. С. 150.

[27] Лункин Р. Борьба церкви и власти в Черногории: игры авторитарного национализма // Научно-аналитический вестник ИЕ РАН. 2020. № 1. С. 103.

[28] Heckert F.-M. Protests against the Law on Religious Freedom in Montenegro. A Challenge to the “Đukanović-System”? // Contemporary Southeastern Europe. 2019. No. 7 (1). P. 12.

[29] Лункин Р. Борьба церкви и власти в Черногории: игры авторитарного национализма // Научно-аналитический вестник ИЕ РАН. 2020. № 1. С. 101.

[30] Черногорию охватили массовые протесты православных сербов. Что происходит // BBC News. 28.12.2019. URL: https://www.bbc.com/ukrainian/features-russian-50932840 (дата обращения: 11.11.2020)

[31] Demokratsa partija socijalista Crne Gore. Program. URL: https://www.dps.me/me/program (дата обращения: 11.11.2020)

[32] Ovo su konačni rezultati parlamentarnih izbora: DPS 30, "Za budućnost Crne Gore" 27 mandata... // Vijesti. 14.09.2020. URL: https://www.vijesti.me/vijesti/politika/468983/ovo-su-konacni-rezultati-parlamentarnih-izbora-dps-30-za-buducnost-crne-gore-27-mandata (дата обращения: 11.11.2020)

[33] СМИ: в столице Черногории через неделю после выборов прошла массовая патриотическая акция // ТАСС. 06.09.2020. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/9385499 (дата обращения: 11.11.2020)

[34] Нова Српске Демократиjе. Програм. URL: http://www.nova.org.me/stranica.php?id=2&tip=stranice (дата обращения: 11.11.2020)

[35] Здравко Кривокапич: решение о членстве Черногории в НАТО нелегко изменить // РИА Новости. 28.08.2020. URL: https://ria.ru/20200828/chernogoriya-1576395480.html (дата обращения: 11.11.2020)

[36] Demokrate. Naši ciljevi. URL: http://demokrate.me/mi-smo/nasi-ciljevi/ (дата обращения: 11.11.2020)

[37] Новый день на Черной горе // Новая газета. 01.09.2020. URL: https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/01/86913-novyy-den-na-chernoy-gore (дата обращения: 11.11.2020)

[38] Građanski pokret URA. Program Partije. URL: https://ura.org.me/index.php/dokumenta/program (дата обращения: 11.11.2020)

[39] Победа – это полбеды. Оппозиция в Черногории пытается пережить свой приход к власти // Коммерсантъ. 08.10.2020. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4522066 (дата обращения: 11.11.2020)

[40] Оппозиция Черногории подписала коалиционное соглашение о создании нового кабмина // ТАСС. 09.09.2020. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/9409731 (дата обращения: 11.11.2020)

[41] Нова Српске Демократиjе. Програм. URL: http://www.nova.org.me/stranica.php?id=2&tip=stranice (дата обращения: 11.11.2020)

[42] Оппозиционные партии Черногории подписали соглашение о сотрудничестве // РИА Новости. 09.09.2020. URL: https://ria.ru/20200909/chernogoriya-1576984504.html (дата обращения: 11.11.2020)

[43] Krivokapic Z. 30 years later, 'Montenegrin Spring' brings democracy // The Washington Post. 24.09.2020. URL: https://m.washingtontimes.com/news/2020/sep/24/30-years-later-montenegrin-spring-brings-democracy/ (дата обращения: 11.11.2020)

[44] Здравко Кривокапич: решение о членстве Черногории в НАТО нелегко изменить // РИА Новости. 28.08.2020. URL: https://ria.ru/20200828/chernogoriya-1576395480.html (дата обращения: 11.11.2020)

[45] Krivokapic Z. 30 years later, 'Montenegrin Spring' brings democracy // The Washington Post. 24.09.2020. URL: https://m.washingtontimes.com/news/2020/sep/24/30-years-later-montenegrin-spring-brings-democracy/ (дата обращения: 11.11.2020)

[46] Оппозиционные партии Черногории подписали соглашение о сотрудничестве // РИА Новости. 09.09.2020. URL: https://ria.ru/20200909/chernogoriya-1576984504.html (дата обращения: 11.11.2020)

[47] “Новая демократическая власть в Черногории”: Членство в НАТО и ЕС плюс признание Косово // RuSerbia.com. 09.09.2020. URL: https://ruserbia.com/balkans/novaja-demokraticheskaja-vlast-v-chernogorii-chlenstvo-v-nato-i-es-pljus-priznanie-kosovo/ (дата обращения: 11.11.2020)

[48] Zdravko Krivokapić // Twitter. URL: https://twitter.com/ZdravkoKrivokcg (дата обращения: 11.11.2020)

[49] Пономарева Е. Г., Младенович М. Сербия: многовекторность как выход из тупика стратегической уязвимости // Сравнительная политика. 2020. № 1. С. 93.

[50] Crkveni sukob u Crnoj Gori progovara i o strukturnim problemima pravoslavlja // Advance. 30.12.2019. URL: https://www.advance.hr/tekst/crkveni-sukob-u-crnoj-gori-progovara-i-o-strukturnim-problemima-pravoslavlja/ (дата обращения: 11.11.2020)


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение