Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Настоящее и будущее Европы / Статьи
Выход Великобритании из Европейского союза как фактор геополитической трансформации единой Европы
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 29-10-2016

Великобритания (полное название – Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии) – островное государство в Западной Европе, основано 1 января 1801 года. Название страны происходит от английского Great Britain. Британия – по этнониму племени бриттов. Девиз: «Dieu et mon droit» «(Боги моё право)», гимн: «God Save the Queen/King».

Великобритания входит в число ведущих государств мира, играет важную роль в работе ЕС, ООН и НАТО, занимает одно из первых мест в мире по объему ВНП. В связи этим для военных специалистов по зарубежным странам важно правильно анализировать и оценивать происходящие социально-политические процессы в такой стране, как Великобритания, объективно изучать и понимать происходящие в ней экономические, социальные, политические идеологические и военные процессы, делать обоснованные практические выводы и оценки в интересах выполнения поставленных задач.

Англия всегда стояла особняком в европейском пространстве. На протяжении столетий ее культ независимости политического мышления не имел равных в Европе, и не случайно «Великая хартия вольностей», 1215 г. (Magna Carta Libertatum), юридический инструмент, не имеющий на тот момент мировых аналогов, появилась именно на Британских островах. Индивидуализм, прагматизм и способность к модификациям, уживающаяся с традиционностью, всегда являлись фундаментом политического строительства Англии и остаются ими сегодня.

Одно из отличий англо-саксонской ментальности от континентальной состоит в большей мобильности, в готовности принять изменения и отказаться от статуса кво. Идея единой Европы долго импонировала англичанам, но, как и многие идеи, в конце концов, изжила себя. Соответственно, вместо того, чтобы продолжать топтаться на месте, жаловаться на экономические, социальные трудности, сожалеть о средствах, вложенных в общеевропейское дело, Англия заявила о выходе из Европейского Союза (ЕС).

Референдум о членстве Великобритании в Европейском союзе, известный внутри Великобритании как референдум о ЕС (англ. EU referendum) состоялся в Великобритании и Гибралтаре 23 июня 2016 года.

В референдуме смогли принять участие граждане Великобритании, Ирландии и стран Содружества, легально находящиеся на территории королевства, а также британские граждане, живущие за рубежом не более 15 лет. В отличие от всеобщих выборов, в голосовании также участвовали члены палаты лордов, а также граждане Содружества, проживающие в Гибралтаре. В субъектах Великобритании итоги голосования различались: жители Шотландии и Северной Ирландии высказались преимущественно против выхода, а представители Англии, не считая столицы, и Уэльса проголосовали за[1].

Выход Великобритании из Европейского союза – главная политическая цель консервативной оппозиции и некоторых отдельных лиц (националистов и евроскептиков) в Великобритании. Во время референдума 2016 года за выход Великобритании из Европейского союза высказалось 51,9 % проголосовавших, соответственно за продолжение членства в ЕС выступило 48,1 % избирателей.

 Актуальность данной работы обуславливается, в первую очередь, необходимостью объективного анализа возможных геополитических изменений и последствий Brexit для ЕС и Великобритании. Во-вторых, изучением результатов референдума по выходу Великобритании из ЕС. В-третьих, необходимостью объективного определения социально-политических и экономических причин, приведших страну к данному результату.

Выход Британии из ЕС – есть свидетельство не упадка или кризиса, а трансформации Европейского союза и перехода Европы в новый геополитический формат.

Объективные причины проведения референдума по выходу Великобритании из европейского союза

Европейский союз - это объединение европейских государств, уникальное международное образование, сочетающее признаки международной организации и государства. Все страны, входящие
в Евросоюз, хоть и являются независимыми, но подчиняются одинаковым правилам: в них действуют одинаковые правила обучения, медицинского обслуживания, пенсионной, судебной системы, законы Евросоюза действуют во всех странах ЕС. В 2013 году, после вхождения в ЕС Хорватии, в Евросоюз входило 28 стран.

Кроме общего политического курса, на едином пространстве действует безвизовый режим пересечения государственных границ, и пользуются единой валютой – евро. На 2016 год, 19 стран из 28 признали евро их государственной валютой.

Экономика ЕС складывается из экономик всех входящих в него стран. ЕС представляет интересы каждого члена перед мировым сообществом и решает все конфликтные вопросы. Каждая
страна-участница вносит свою долю ВВП в общую долю. Государства, которые приносили наибольший доход, это Франция, Германия, Италия, Испания, Великобритания.

 

Доля ВВП стран-участниц ЕС

Таким образом, с помощью стандартизированной системы законов, действующих во всех странах союза, был созданобщий рынок, гарантирующий свободное движение людей, товаров, капитала и услуг, включая отмену паспортного контроля в пределах Шенгенской зоны.

Великобритания в силу многих причин всегда занимала особую роль в Европейском союзе. Вероятно, это преимущественно связано с менталитетом британцев, который сложился на основе географического положения. Британия – это огромный остров, который с одной стороны принадлежит Европе, а с другой стороны – нет. Этим обуславливается особая “островная психология” жителей Британии.

Для Великобритании сама идея отказаться от части своего суверенитета и передать его на наднациональный уровень стала очень непростым решением.

Пик могущества Великобритании пришелся на XIX столетие. Однако уже к началу Первой мировой войны она утратила свое экономическое превосходство. Сильное воздействие на ее политику оказала Вторая мировая война. Великобритания вышла из войны бесспорным победителем, наряду с США и СССР, в отличие, например, от Германии, котораяоказаласьв статусе побежденной. Таким образом, народы Германии и ряда других европейских государств вышли из войны с осознанием пагубности национализма и готовностью поступиться частью своего суверенитета ради мира, а народы Великобритании, напротив, с гордостью относились к своему победоносному государству и стремились к укреплению его положения в мире. Британские правящие круги по-прежнему видели свою страну как мировую державу и старались сохранить ее исключительное положение[2].

Главным направлением внешней политики страны стало установление «особых отношений» с США и сохранение Британского содружества наций. Для этого требовалось, во-первых, сохранить полную свободу действий, которая не должна была ограничиваться никакими политическими обязательствами в отношении будущей интегрированной Европы. Во-вторых, необходимо было сохранить систему имперских преференций Англии со странами Содружества. В этой связи во время переговоров о создании широкой интеграционной группировки – Европейской зоны свободной торговли (ЕЗСТ), Великобритания выдвинула свой план, основные положения, которого были изложены в меморандуме 17 февраля 1957 г. Прежде всего, она стремилась сохранить оба этих принципа своей внешней политики. Также она настаивала на сохранении неприкосновенности своего сельскохозяйственного сектора, живущего за счет дотаций казны, которые позволяли английским потребителям приобретать продукты питания по ценам, близким к мировым. Однако этот план не был принят остальными участниками переговоров, поскольку предусматривал более выгодное положение Великобритании в сравнении с другими странами[3].

В 1957 году Великобритания не стала подписывать Римский договор, основной документ Европейского экономического сообщества (ЕЭС) о ликвидации всех преград на пути свободного передвижения людей, товаров, услуг и капитала. В январе 1960 года Великобритания создала свою интеграционную группировку без участия основных европейских стран: ЕАСТ (Европейская ассоциация свободной торговли), в которую, помимо Британии, вошли Австрия, Швейцария, Португалия и все скандинавские страны. Впоследствии к правящим кругам Великобритании приходит осознание, что экономический потенциал страны не соответствует статусу глобальной державы. Резко усилился процесс еколонизации, стало очевидно, что дальнейшая внешнеторговая ориентация на страны Содружества не имеет перспектив. Британская промышленность стала ощущать свою зависимость от онтинентальной Европы. Поэтому уже 31 июля 1961 г. премьер-министр Великобритании Г. Макмиллан заявил о намерении Великобритании подать заявление о вступлении в ЕЭС на условиях, устраивающих Лондон, 10 августа оно было направлено в Брюссель. Но Шарль де Голь был против вступления Великобритании в ЕС, поэтому заявку отклонили. Только 1 января 1973 г., после того как во Франции и Германии были сформированы новые правительства, Великобритания вместе с Ирландией и Данией была принята в ЕЭС[4].

Британия вступила в состав ЕЭС с определенными привилегиями. Так, страна не присоединилась к крупнейшим интеграционным проектам Евросоюза – к зоне евро и к Шенгенским соглашениям, предусматривающим отмену визового контроля на общих границах, тем самым стремясь сохранить элементы политической и экономической независимости. Британия проводила гораздо более избирательную миграционную политику, чем Франция и другие члены ЕС.

Несмотря на все привилегии, разговоры о выходе Великобритании из Евросоюза велись с 1973 года, с того самого момента, когда страна вошла в объединение. Референдум 23 июня является не первым, аналогичное голосование прошло в июне 1975 года, тогда победили сторонники ЕС, набравшие 67,2 процента голосов.

Присоединение не вызвало одобрения в стране, лейбористы и консерваторы представили общественности этот шаг как вынужденный: если бы Великобритания не присоединилась к Союзу, она бы утратила свои позиции в Европе. Британские руководители неизменно подчеркивали, что страна имеет и более важные внешнеполитические задачи, чем участие в интеграции. Таким образом, с начала нахождения в ЕС Великобритания выступала в качестве «партнера поневоле». За четверть века ею не было выдвинуто ни одной крупной инициативы, которая способствовала бы развитию интеграции. Наоборот, она всякий раз, когда партнеры выступали с такими инициативами, «ставила палки в колеса». Эта позиция закономерно привела к острым разногласиям с другими европейскими странами при подготовке Маастрихтского договора. Британское правительство настаивало на принятии протокола, который позволял бы Великобритании не участвовать в третьей стадии интеграции – создании экономического и валютного союза (ЭВС). Ратификация Маастрихтского договора вызвала острую политическую борьбу в британском парламенте: было выдвинуто около 600 поправок к законопроекту, предложенному правительством.

Изменение политики в отношении ЕС произошло во время нахождения на посту премьер-министра Великобритании Тони Блэра. Его задачей было показать, что Великобритания является сильным партнером в развитии интеграции. Главные усилия были сосредоточены на разработке новой экономической стратегии ЕС, учреждении Европейского центрального банка и выборах его президента, скорейшем начале функционирования Европола, переговорах со странами-кандидатами.

На современном этапе между ЕС и Великобританией существует немало противоречий. Антиинтеграционные настроения британцев связаны как с историческим прошлым страны, так и с взаимоотношениями с Европейским союзом.

Говоря об историческом прошлом страны, одной из групп людей, голосовавших “за” на референдуме были пенсионеры-консерваторы, которые хотят сохранить Англию той самой Великобританией, которой она была до входа в ЕС, с ее собственной уникальной культурой, обычаями
и традициями. По их мнению, Британия теряет свою аутентичность, и необходимо кардинально что-то менять, даже если это будет выход страны из ЕС.

Говоря о противоречиях с ЕС, основные пункты требований британского правительства: экономика – суверенитет – миграция. Сам принцип надгосударственного контроля над экономикой, финансами, законами очень многих в Великобритании не устраивает. Правительство страны часто призывало ослабить регулирование европейской экономики, ограничить расширение единого рынка и дать странам-членам возможность блокировать у себя действие брюссельских директив.

Кроме этого, в Соединённом Королевстве большое влияние традиционно имеют сторонники трансатлантического сотрудничества: у Великобритании в области права, традиций и принципов ведения бизнеса гораздо больше общего с США, чем с Европой. Существуют большое количество сторонников необходимости ориентации развития британской экономики на США. Британская экономика и бизнес циклы уникальны и отличаются от европейских, они больше совпадают с американскими, и в ряде сфер связи Великобритании с Соединенными Штатами на настоящий момент остаются более тесными. Великобритания – это государство, ориентированное на развитие частной собственности, традиционных рыночных отношений, свободы, рынка, предпринимательства, конкуренции. А ЕС (особенно Франция и Германия) – это государства с социалистическим потенциалом, с регуляцией, регламентацией, бюрократизацией. Это то, что является антитезисом консервативных традиционных капиталистических ценностей.

Одним из основных требованийтакже явилась необходимость признать, что евро не является единой валютой ЕС, — чтобы не ущемлять интересы не входящих в еврозону стран. Наличие в большинстве стран-членов ЕС единой валютной единицы – евро – уязвимое место Евросоюза. Общая валюта крайне невыгодна для стран, которые экономически менее развиты. Менее конкурентоспособные страны вынуждены непрерывно наращивать внешние долги, потому что у них не работают механизмы регулирования платежного баланса. Страна, которая имеет свою валюту, путем девальвации может повысить конкурентоспособность своего экспорта и ограничить объемы импорта. Но, например, Греция, которая ввела евро, такими методами воспользоваться не может. Получается, что пока Германия наращивает позитивное сальдо своего платежного баланса, Греция и многие другие страны-члены еврозоны с менее конкурентоспособной экономикой, вынуждены наращивать долги. Им приходится вводить режим жесткой экономии, в том числе и бюджетной, но тогда эти менее развитые страны начинают интенсивно терять квалифицированных специалистов, экономить на науке, образовании
и здравоохранении. И тем самым в условиях свободного движения рабочей силы еще больше теряют свою конкурентоспособность.

Еще одним из главных аргументов сторонников Brexit стал Британский взнос в бюджет ЕС – один из наиболее крупных, сейчас он составляет примерно 11 миллиардов евро в год (больше платят лишь Германия, Франция и Италия). Многие считают, что членство в Евросоюзе обходится стране слишком дорого.

Жителей Великобритании также не устраивает единая сельскохозяйственная политику, которая действительно оказывает урон экономике Соединенного Королевства, так как приводит к завышению цен на продовольствие и неэффективному использованию природных ресурсов.

В ЕС так и не удалось унифицировать налоговую политику, бюджетную политику, финансовую политику в целом. Соответственно, возникаютслабо контролируемое движение денег и капитала в зависимости от того, какая страна проводит какую политику. Капитал уходит туда, где более емкие рынки, выше доходы населения, больше квалифицированных и высокооплачиваемых работников, где больше создается добавленной стоимости, то есть в ту же Германию, Францию и еще несколько небольших, но высокоразвитых стран ЕС. А это тоже раздирает ЕС и порождает неравенство разных стран. Получается, что внутри ЕС создается периферия, представленная в основном, кроме Греции и других стран южной Европы, постсоветскими и постсоциалистическими государствами (Болгария, Румыния, Венгрия, страны Балтии и др.). И эту периферию как-то надо содержать за счет ЕС. Проблема в том, что политическая и экономическая модель ЕС – несовершенна. Такая система отражает интересы наиболее развитых стран-членов ЕС, прежде всего, Германии и ограничивает менее развитые страны ЕС.

Разногласия возникли и в политической сфере. Особенно они коснулись механизма принятия решений. Что касается суверенитета, политическое руководство Великобритании настаивало на возможности ограничивать действия общеевропейских законов и норм путем вето. Премьер-министр Великобритании стремился добиться введения так называемой системы красной карточки, которая позволит национальным парламентам накладывать вето на законы ЕС. Однако президент Франции Франсуа Оланд выступал против желания королевства получить такое право, пояснив свою позицию тем, что «страна, не входящая в еврозону, не может обладать правом вето в отношении законов, которые касаются её членов».

На данный момент в вопросе о том, покинет ли Великобритания Евросоюз по итогам референдума, решающую роль сыграли не экономические факторы, а политические. Несмотря на то, что первоначально референдум был инициирован, исходя из чисто экономических мотивов: Великобритания считала невыгодным и слишком затратным для себя нахождение в составе ЕС. Известно, что самый авторитетный премьер Великобритании последних десятилетий Маргарет Тэтчер изначально была противницей вступления Британии в ЕС. Она отстояла, а вслед за ней и другие руководители британского правительства и то, что Британия заняла обособленную позицию в ЕС, не отказалась от национальной валюты и не перешла на евро. По большому счету, Британия никогда не была полным членом Евросоюза и всегда испытывала большие колебания даже на том уровне членства, который есть. Британия долгие годы вела горячие дискуссии с руководящими органами ЕС по поводу своих взносов в фонды Евросоюза. Но, тем не менее, у значительной части британцев сохранилось желание выйти из ЕС. И на это были политические причины.

Основным камнем преткновения между ЕС и Великобританиейстала социальная политика. Это противоречие спровоцировало предложение Д. Кэмерона о референдуме, который во время своей предвыборной кампании на пост премьер-министра страны обещал добиться для Британии новых условий членства в альянсе и в дальнейшем поднять вопрос о целесообразности членства Королевства в ЕС.

Составной частью процесса общеевропейской интеграции является выработка государствами-членами ЕС общей иммиграционной политики. Проблема заключается в том, что традиционно иммиграционная политика находится в компетенции национального правительства и связана с безопасностью и национальным суверенитетом. Общий иммиграционный режим предполагает согласование задач, целей, приоритетов и масштабов иммиграционной политики стран-участниц[5].

До недавнего времени сторонникам европейской интеграции удавалось одерживать верх над своими оппонентами, главным аргументом служил вклад иммигрантов в экономику. В частности, иммигранты
из Восточной Европы в период с 2001 по 2011 гг. заплатили налогов в британский бюджет на 7,9 млрд долларов больше, чем получили из него[6]. Но данные специального исследования, проведенного Евробарометром в 2006 г., показали, что проблема иммиграции вынесена в Великобритании на первый план. Основными причинами является конкуренция со стороны иммигрантов за рабочие места, государственные услуги, социальное жилье, образование или здравоохранение. Причем, по мнению респондентов, решаться данная проблема должна на национальном уровне. Это порождает противоречие международных обязательств и требований общественности[7].

В 2012 г. Дэвид Кэмерон, выступая на ежегодной конференции Конфедерации британской промышленности (The Confederation of British Industry, CBI), заявил о необходимости контроля за иммиграцией и о том, что он рассматривает введение «квот» или «ограничений» на въезд в страну из других европейских стран. С точки зрения ЕС, такая политика недопустима, Великобритания обязана придерживаться общеевропейской иммиграционной политики. В этой связи между Великобританией и Германией стал нарастать конфликт. Берлин занял жесткую позицию. В частности, канцлер Германии А. Меркель неоднократно заявляла, что не пойдет на компромисс в вопросе свободного перемещения, которое она считает одним из основополагающих принципов европейской интеграции. Более того, она дала понять, что готова к нежелательным последствиям, а именно к выходу Великобритании из состава ЕС, если британский премьер-министр введет ограничения на свободу передвижений[8].

Однако Великобритания не согласна мириться с принципом ЕС о свободе передвижения рабочей силы. Данный принцип показал свои негативные стороны на фоне миграционного кризиса: в 2015 году согласно данным Евростата в Европу прибыло 1,25 млн. беженцев, что более чем в два раза превысило уровень 2014 года (562,68 тыс). И это данные официальной статистики – то есть цифры по тем, кто получил статус беженцев.

В свою очередь, требования о предоставлении мигрантам пособий и сильно осложнённый процесс экстрадиции укрепляют позиции сторонников «Brexit». Таким образом, трудовое право ЕС не нравится Лондону из-за недостаточной гибкости и излишней ориентированности на многочисленные социальные льготы.

Несмотря на то, что перед референдумом Кэмерон провел переговоры с Евросоюзом, в результате которых Великобритании удалось выторговать целый ряд "бонусов": Брюссель согласился провести реформы в области экономики, конкурентоспособности, усиления суверенитета Великобритании и иммиграции, большинство проголосовало за выход Великобритании из ЕС.

Выбор страны «за» выход из ЕС объясняется еще и тем, что ЕС больше не представляет собой сильное и успешное объединение. Европейский Союз когда-то воспринимался как перспективная в геополитическом, социально-экономическом и культурном аспектах организация. Однако на данном этапе ЕС переживает системный кризис. Продолжающийся уже на протяжении многих лет финансовый кризис, экономический упадок, духовный кризис, разрушение морально-нравственных ценностей, рост радикальных настроений в обществе уже не считаются случайными.

В основе краха проекта Большой Европы лежит именно неопределенность политики, проводимой Западом на протяжении долгих лет. Специалисты отмечают, что при столкновении ЕС с кризисными ситуациями европейские политики не могут объективно и конструктивно относиться к сложившейся ситуации.
Несмотря на то, что ЕС достиг достаточно крупных экономических и технологических успехов, на фоне этого прогресса кризис в духовной сфере общества углубляется. Эта тенденция, наряду со всеми сферами общественного сознания, проявляется и в политическом сознании. Так, если среди молодежи усиливаются такие психические состояния, как тунеядство, депрессия из-за безработицы, радикализм, нетерпимость  к другим культурам, то среди политиков все ярче проявляются исламофобские тенденции. А вместо того, чтобы искать решения возникших проблем внутри, в официальных кругах усиливается тенденция искать врага в стороне.

Предпринимаются попытки обвинять другие страны в сфабрикованных вопросах. ЕС под различными предлогами пытается вмешиваться в их внутренние дела, прячась при этом за красивыми фразами типа демократия и права человека. Этим организация еще более обостряет внутренние проблемы, вместо того, чтобы их решать.

Таким образом, Великобритании очень выгодно покинуть ЕС, потому что она так и не вошла в европейскую валютную систему и Шенгенскую зону. Сегодня она является мощнейшим международным финансовым центром. А завтра она может стать страной, которая будет центром отдельной атлантической автономной цивилизации.

У Великобритании есть огромная зона из государств, которые входят в содружество, где, по сути, Королева является главой этих стран: Канада, Австралия, сильны позиции Великобритании в Индии, не говоря уже о том, что она контролирует зону банковских офшоров, в том числе Виргинские острова, Каймановы острова, Барбадос и другие. Все больше членов правительства Великобритании ориентируются на то, чтобы идти своим собственным геополитическим и геоэкономическим путем.

Основными объективными причинами выхода Великобритании
из Европейского союза можно выделить:

  • нежелание Великобритании субсидировать более слабые экономики, содержать другие государства, целые народы;
  • социальная политика ЕС по отношению к мигрантам и принцип
    о свободе передвижения рабочей силы;
  • экономические разногласия по ряду вопросов; принцип надгосударственного контроля над экономикой, финансами, законами;
  • сельскохозяйственная политика ЕС;
  • трудовое право, ориентированное на социальные льготы;
  • растущая нестабильность в мире; недовольство населения решением вопроса в сфере безопасности;
  • системный кризис Европейского союза: финансовый кризис, экономический упадок, духовный кризис, разрушение морально-нравственных ценностей, рост радикальных настроений в обществе.

Возможные геополитические изменения и последствия, связанные с выходом Великобритании из Европейского союза 

Евросоюз никогда не был однородным экономически, политически и культурно. В последние годы эта неоднородность только нарастала.

Острейший миграционный кризис, последовавший за долговым кризисом еврозоны, уже привел к резкому снижению солидарности внутри ЕС. Мигранты в очередной раз испытывают Европейский союз на прочность: незаконные въезды на территорию ЕС в нарушение национальных норм и шенгенских правил, нарушение дублинских критериев. Практически во всех этих вопросах руководство стран ЕС пошло на поводу у мигрантов и выразило готовность изменить сложившиеся миграционные правила. При этом общества
и государственные органы в большинстве европейских стран оказываются абсолютно не готовыми к интеграции мигрантов. Продолжение нерешительной политики европейских властей серьезно подрывает эффективность сложившейся европейской правовой системы, а также саму идею европейской интеграции.

Существующая модель Евросоюза далеко не совершенна.

ЕС нуждается в серьезной модернизации, либо он все время будет находиться в состоянии кризиса и иметь тенденцию к распаду.

В Евросоюзе существует очень громоздкая и сложная система принятия решений, когда все страны должны принимать важнейшие решения консенсусом. И это становится делать все сложнее по мере расширения Евросоюза. Система становится крайне забюрократизированной и неэффективной в плане управления. Голосование Соединенного Королевства трансформирует конфигурацию сил в Европе и ставит под вопрос все будущее Евросоюза в его нынешнем виде. Объединение, считавшееся самым привлекательным интеграционным проектом, в том числе для постсоветского пространства, куда все хотят войти и откуда никто не хочет выйти, утратило имидж политической мечты народов.

Проведение референдума вызвало большой резонанс в обществе, появилось две диаметрально противоположных группы. Обе группы используют различные медиа-ресурсы. Появилось множество иллюстраций как сторонников, так и противников выхода Великобритании из ЕС. 

Выход Великобритании из ЕС окажет в будущем свои положительные и отрицательные последствия как для самой страны, так и для Европейского союза.

С точки зрения внешней политики, Великобритания потеряет свое влияние в Брюсселе, Париже, Берлине. Британское правительство всегда видело в ЕС важный инструмент для проведения своих внешнеполитических целей. После референдума Великобритания потеряет этот ресурс.

С другой стороны, ЕС без Великобритании станет слабее в том отношении, что Европу в Совете безопасности ООН останется представлять одна Франция. Для самой Великобритании Brexit не имеет никакого значения в этом плане, Британия все также останется ключевым членом НАТО и Совета Безопасности ООН, и, что неимоверно важно, ядерной державой.

ЕС из-за Brexit может стать менее активным на мировой арене. Так, например, без Великобритании Евросоюз будет иметь меньше шансов использовать санкции в качестве инструмента давления на такие страны, как Россия. Великобритания всегда была одним из самых активных сторонников применения санкций ЕС в качестве инструментов воздействия на неугодные страны. Так, после присоединения Крыма премьер Дэвид Кэмерон определил, что Россия должна заплатить за это действие. Его поддержка санкций против России сыграла важную роль в убеждении других государств-членов, что они должны понести некоторые экономические издержки для оказания давления на Россию. К тому же, из-за выхода Великобритании позиции ЕС в Азии, уже ослабленные кризисом Еврозоны, будут ослаблены дальше. Может получиться и так, что из-за выхода Великобритании страны АСЕАН больше не будут видеть в ЕС модель региональной политической интеграции. Кроме того, потеря второй по величине экономики ЕС приведет к снижению переговорных позиций ЕС на переговорах о свободной торговле с такими странами, как Япония
и Индия.

Очевидно, что уход Великобритании увеличит преобладающее влияние Германии в ЕС. Одновременно это может усилить подозрения в государствах-членах по отношению роста германской гегемонии. Brexit усугубит «немецкую проблему» в Евросоюзе. Без Британии одна часть ЕС во главе с Германией может двинуться в направлении политического союза, в то время как другие будут пытаться получить особый статус в рамках ЕС. Но основные шаги в направлении интеграции Еврозоны крайне маловероятны до французских и немецких выборов 2017 года.

Цепная реакция для ЕС, как считают некоторые эксперты, выход из состава второй по масштабам экономики может привести к эффекту домино и распаду Евросоюза. В Старом Свете усиливаются евроскептические настроения на фоне сильнейшего миграционного кризиса. Brexitможет вызвать цепную реакцию среди других членов ЕС. Так, лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен уже призвала провести аналогичный референдум во Франции. Она заявила, что успешное голосование за Brexit в Великобритании будет, как падение Берлинской стены в 1989 году. Евроскептики по всему ЕС обретут надежду, что они смогут одержать победу.

С аналогичным заявлением выступил и лидер крайне правой голландской "Партии за свободу" Герт Вилдерс: "Мы хотим отвечать за нашу собственную страну, наши деньги, наши границы, нашу иммиграционную политику".

Нехороший сигнал дала Швейцария, которая отозвала заявку на членство в ЕС. В Испании поддержка ЕС ослабла на 16 % и сейчас достигает 47 %.

Опасностью для Великобритании в случае выхода из ЕС станет вероятность того, что Шотландия проведет очередной референдум об отделении от Соединенного Королевства. В прошлый раз сторонники независимости проиграли всего 10%. Тогда ключевым аргументом для сохранения в составе Великобритании было то, что Шотландия, покинув Соединенное Королевство, могла быть не принята в ЕС в качестве независимой страны.

Вместе с Шотландией Соединенное Королевство обладает населением приблизительно сравнимым с французским, а также экономикой, немного большей чем во Франции, благодаря чему Великобритания является третьей по мощи страной в Европе после ФРГ и России. Без Шотландии могущество Великобритании в значительной степени ослабнет. Вместе с частью населения Шотландия лишит Великобританию значительных нефтяных запасов, а также сможет отказать Соединенному Королевству в возможности использовать несколько баз ВМФ на территории страны. Потеряв почти шесть миллионов жителей Шотландии и $300 млрд ВВП, Великобритания больше не будет занимать место между Францией и Германией, спустившись по показателям
на отметку между Францией и Италией.

Существуют опасения, что Brexit придаст сил Каталонии, стремящейся выйти из состава Испании – особенно если по причине выхода Шотландия потребует провести новый референдум об отделении.

Таким образом, выход из ЕС может, с одной стороны, разбудить националистические страсти в жителях ЕС. С другой стороны, этот шаг может привести к тому, что геополитическое влияние Лондона значительно ослабнет, а сама страна потеряет территорию и экономический потенциал, лишившись механизмов защиты своих интересов. Соединенное Королевство уже не сможет использовать то влияние, которое у него останется так же свободно, как прежде, а центр сил сместится
от Великобритании в сторону Франции и Германии.

Что касается внутренней политики, сторонники считают, что выход из Евросоюза лишь укрепит демократию, так как парламент станет полностью суверенным. На Британию также не будут распространяться европейские законы и правила.

С другой стороны, на жителей Великобритании больше не будет распространяться европейское законодательство в социальных сферах и по охране труда. Британские граждане потеряют преимущество свободного перемещения и проживания в Европе.

Согласно официальной статистике, в настоящее время в Великобритании работают 942 тысячи восточноевропейцев, включая румын и болгар, а также 791 тысяча западных европейцев. При этом доля работников из неевропейских стран составляет 2.93 миллиона человек.

Сторонники сохранения членства в ЕС утверждают, что, несмотря на определенные трудности, связанные с выделением жилья и предоставлением государственных услуг, в целом, иммиграция из стран ЕС оказала позитивный эффект на экономику Британии. Агитаторы за Brexit заявляют о том, что цифры иммиграции должны быть значительно снижены, и единственный путь к тому – вернуть контроль над границами и самостоятельно устанавливать иммиграционные правила.

Brexit позволит правительству вернуть контроль над трудовым законодательством и национальной системой здравоохранения. Также, сокращение иммиграции теоретически должно означать больше рабочих мест для людей, оставшихся в стране, но, с другой стороны, нехватка рабочей силы может негативно отразиться на темпах роста британской экономики.

Аналогичное можно сказать и об уровнях зарплат: их вероятный рост в случае Brexit может быть выгоден работникам, но только не компаниям-работодателям. Оградительная политика Британии может привести к тому, что в страну не попадут самые яркие и талантливые граждане ЕС,
и работодателям придется выбирать из более узкого круга кандидатов. Разумеется, это будет иметь негативные последствия для экономики Британии.

Сторонники выходазаявляют, что при отсутствии бюрократии ЕС и его бесчисленных правил малые и средние предприятия начнут процветать, что приведет к росту занятости, так как они меньше остальных компаний торгуют с другими странами ЕС.

Противники выхода говорят, что миллионы рабочих мест будут потеряны, так как транснациональные компании переведут производства в другие страны Евросоюза. В особенности это затронет автомобильную промышленность, которая практически вся принадлежит иностранным компаниям.

Финансовый сектор, в котором заняты 2,1 миллиона британцев, также опасается возможных последствий выхода Британии из ЕС, так как успех сектора построен на свободном доступе к европейскому рынку, и потеря подобного доступа несет за собой весьма серьезные риски.

C политической точки зрения, одним из первых результатов референдума стала отставка британского еврокомиссара барона Хилла 25 июня 2016 года. Вечером во вторник 28 июня в рамках саммита Европейского совета в Брюсселе состоялся символический спуск флага Великобритании перед зданием Европейской комиссии.

Обескураженный итогами референдума Дэвид Кэмерон принял решение оставить пост лидера правящей партии и главы кабинета министров. 11 июля победу одержала министр внутренних дел Тереза Мэй, которая уже утром 13 июля приступила к формированиюнового правительства. Ею сразу же были созданы два особых министерства – по выходу из ЕС и международной торговли. Министром иностранных дел неожиданно для многих стал главный сторонник Брексита в рядах партии Борис Джонсон. Таким образом, консерваторы остались у власти с тем, чтобы к декабрю 2018 года окончательно оформить выход из «Единой Европой».

С точки зрения экономики, быть членом Европейского союза было огромным благом для Великобритании, учитывая что ЕС - это единое торговое пространство, и потому товары, продаваемые внутри него, не облагаются импорто-экспортными пошлинами. ЕС – основной торговый партнер Великобритании, на который приходится 52% британского экспорта товаров и услуг. Полный выход из Евросоюза приведет к возникновению торговых барьеров. Это означает, например, что на произведенные в Британии автомобили будет накладываться тариф в 15%, а на автомобили, ввозимые из Европы, – в 10%.

При выходе из ЕС Великобритании придется заново разрабатывать торговые соглашения с государствами ЕС и другими странами. Однако сторонники выходаВеликобритании из ЕС говорят, что Европейский Союз как рынок не так важен для Британии, как это было раньше, и что продолжающийся кризис еврозоны лишь укрепит эту тенденцию.

Экономист Роджер Бутл утверждает, что даже если Великобритании не удастся заключить с Брюсселем договор о свободной торговле, то это не станет трагедией, так как в результате Британия окажется в такой же позиции, что и США, Индия, Китай и Япония, которые почти без проблем экспортируют свои товары в ЕС.

Великобритания сможет при помощи ВТО заключить двусторонние торговые договоры со странами с быстро растущими экономиками, например, с Китаем, Сингапуром, Бразилией и Индией, а также с Россией. Многое будет зависеть от того, какие именно договоры Великобритании удастся подписать с ЕС и другими странами. Есть множество вариантов сохранения торговых связей со странами ЕС.

Норвежский вариант: Великобритания выходит из состава ЕС и присоединяется к Европейской экономической зоне, что обеспечит ей доступ к единому европейскому рынку, за исключением части финансового сектора экономики. Это также освободит Британию от правил ЕС в сферах сельского хозяйства, рыболовства, права и внутренних дел.

Швейцарский вариант: Великобритания последует примеру Швейцарии, которая не входит ни в ЕС, ни в ЕЭЗ, а заключает отдельные договоры с Брюсселем по каждому сектору экономики.

Турецкий вариант: Великобритания может войти в таможенный союз с ЕС, что предоставит ее промышленности свободный доступ к европейскому рынку, но финансовый сектор такого доступа не получит.

Великобритания также может попытаться заключить всеобъемлющую договоренность о свободной торговле с ЕС по швейцарской модели, но с гарантиями доступа финансового сектора экономики к европейскому рынку, а также определенной долей контроля над формулированием и исполнением общих торговых правил.

Великобритания может полностью разорвать свои отношения с ЕС, и полагаться лишь на правила ВТО.

При самом неблагоприятном сценарии, рассмотренным аналитическим центром Open Europe, в случае Brexit экономика Великобритании может потерять к 2030 году 2.2% от общего объема ВВП. Впрочем, по их же прогнозам, при наилучшем варианте развития событий ВВП Британии, напротив, вырастет на 1.6%, если Королевству удастся заключить соглашения о свободной торговле и осуществить эффективное дерегулирование экономики.

Таким образом, с одной стороны, в долгосрочной перспективе в случае выхода из ЕС Лондон может потерять свое значение мирового финансового центра. С другой стороны, напротив, став полностью независимой от требований ЕС, Великобритания может стать одной из крупнейших экономических держав, подобно Сингапуру.

Говоря о макроэкономической политике в Европе, важную роль Brexit может сыграть с точки зрения энергетической политики, дополнительно укрепив немецкое влияние в данной сфере. Великобритания выступает против усилий Еврокомиссии по вмешательству в национальную энергетическую политику для целей энергетической безопасности Евросоюза. Поэтому без Великобритании ЕС может принять более централизованную систему регулирования общего энергетического рынка.

Великобритания у себя была «пионером» разделения передачи энергии от производства, тем самым увеличивая конкуренцию и снижая цену на энергоносители. Именно эта система была заимствована ЕС для регулирования энергетического рынка Евросоюза и проведения политики энергобезопасности. Германия, напротив, стремилась обеспечить безопасность поставок через дотации на возобновляемые источники энергии и посредством долгосрочных контрактов, в том числе, с Россией. Результатом Brexit в сфере энергетики могут стать дальнейшие ограничения на использование угля в сочетании с более централизованной системой перенаправления потоков энергии, в том числе газа, в страны, где они необходимы. Здесь явственно просматривается желание Германии усилить свой контроль за сферой общей энергетики Евросоюза.

В частности, Германия стремится создать газовый хаб на своей территории.

Направляемый Берлином ЕС может попытаться повысить безопасность поставок газа, но не за счет диверсификации от российского газа, а за счет увеличения импорта из России, в том числе посредством предлагаемого трубопровода Северный поток (Nord Stream) – 2 для создания в системе больших объемов газа, что позволит перекачивать их государствам-членам, страдающим от технических или политических проблем с поставками. Посредством этой схемы влияние Германии в ЕС возрастет.

Что касается оборонной политики, мнения аналитиков разделились касательно возможных последствий Brexit в вопросах безопасности. Сторонники выхода из ЕС считают, что открытые границы означают и «открытые двери» для террористов. И потому закрытие границ позволит лучше контролировать поток прибывающих иммигрантов в Великобританию.

Однако противники выхода, включая некоторые высшие военные чины, полагают, что, напротив, Европейский Союз является важнейшим элементом обеспечения безопасности, особенно во времена нестабильности на Ближнем Востоке, позволяя странам-членам беспрепятственно обмениваться информацией о пассажирах и преступниках.

Политика безопасности Великобритании вне ЕС скорее всего сместится в сторону НАТО. Но, с другой стороны, и политика безопасности ЕС без Великобритании должна сместиться в сторону НАТО. Общая политика безопасности и обороны ЕС была создана в 1999 году только после того, как Британия и Франция нашли способ, чтобы соединить участие ЕС в обороне с признанием роли НАТО. Французы проявляли энтузиазм в деле перспектив защиты ЕС, а Британия тогда поддерживала приоритет НАТО.

Без Великобритании 27 остальных государств-членов могли бы легче продвигать общую оборонную политику Евросоюза. На фоне обострения различного рода кризисов и противоречий в руководстве ЕС понимают, что в подобной ситуации необходимо руководствоваться собственными национальными интересами, а не интересами США. Приходит и понимание того, что дальнейшее расширение НАТО неизбежно приведет к появлению новых и углублению уже существующих разделительных линий в Европе, усилению фрагментации пространства европейской безопасности, дополнительно осложнит отношения между Россией и ЕС (например, расширение НАТО, прием Украины и Сербии в альянс). В то же время очевидно, что силы НАТО не смогут ни остановить поток беженцев, ни способствовать урегулированию украинского конфликта, поскольку создавались для открытого военного противостояния с СССР и никогда не готовились для отражения подобного вида угроз.

Следовательно, страны Европейского союза в условиях неэффективности НАТО выступают за создание единой евроармии, возможно создание некоего военно-политического блока, не сходного по структуре с НАТО. Великобритания ранее не только критиковала, но и обещала наложить вето на любые предложения, касающиеся создания "евроармии". Об этом заявлял министр обороны Великобритании Майкл Фэллон, утверждая, что не существует никакой возможности создания армии ЕС. В принципе, такой негативный подход британцев к инновациям в оборонной политике ЕС никого не удивлял: Лондон почти всегда являлся проводником внешней политики Вашингтона.

На этот раз неформальное совещание по обсуждению предложений Германии и Франции пройдет в Братиславе, но уже без участия Британии, поэтому условия для претворения давних идей о европейской армии складываются благоприятные.

Главы военных ведомств Германии и Франции разработали новые предложения по совершенствованию деятельности в области оборонной политики Евросоюза и направили их главе дипломатии ЕС. План действий сопровождается письмом, в котором министры обороны двух стран выражают уверенность в том, что Евросоюз поддержит сильную инициативу в области защиты граждан Европы и их ценностей. Предложения касаются создания объединенного штаба командования операциями Евросоюза, общей спутниковой системы и системы обмена логистическими и военно-медицинскими ресурсами.

Возникает вопрос, зачем Европе нужны собственные вооруженные силы, когда безопасность ее граждан надежно защищается войсками НАТО. Кроме того, ЕС имеет свои военные подразделения - силы быстрого реагирования, насчитывающие около 60 тысяч человек, готовые противостоять угрозам извне.

Во-первых, Европа всерьез задумалась о восстановлении своего престижа, поскольку сейчас, по мнению многих аналитиков, она - всего лишь американский "вассал", который расплачивается собственной безопасностью за конфликты, которые развязывают США, находящиеся за Атлантикой. Наличие собственной армии позволило бы западным странам самим проводить операции, нести за них ответственность и выбирать союзников за пределами Евросоюза, в том числе и на постсоветском пространстве.

Во-вторых, не все страны, входящие в Европейский союз, являются членами Североатлантического альянса. В их числе 6 стран: Швеция, Финляндия, Австрия, Ирландия, Кипр и Мальта. Согласно соглашению НАТО - ЕС "Партнерство ради мира", все эти страны также могут рассчитывать на военную поддержку альянса. Но в отношении блока эти государства стараются сохранять нейтралитет.

В-третьих, с экономической точки зрения создание единой армии в Европе позволит значительно сократить военные расходы. Эксперты уже подсчитали, что экономия составит около €120 миллионов. По убеждению еврочиновников, в случае объединения армий средства будут распределяться более рационально, единая армия станет более боеспособной.

Таким образом, после Brexit ЕС теряет одну из своих самых способных военных держав Европы и одну из немногих стран ЕС, которые тратят 2% своего ВВП на оборону. Возможностей проецировать свою силу и стратегические активы станет катастрофически не хватать Европе. Вполне возможно, что Brexit может побудить государства-члены ЕС увеличить финансирование проекта общей европейской обороны. Однако, с другой стороны, желание создавать оборонные структуры вне НАТО у сократившегося ЕС уменьшится из-за риска дублирования и неэффективного расходования средств, которые предпочитают экономить.

Сейчас ЕС активно работает в направлении применения единых правил рынка к европейской оборонной промышленности, с тем чтобы ограничить дублирование оборонных программ и научных исследований, а также для повышения конкуренции и стимулирования инноваций. В случае Brexit сторонников конкуренции в ВПК станет меньше, и Франция – сторонник протекционизма своей оборонной промышленности – получит большее влияние.

НАТО не поддержало выход Великобритании из ЕС. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что НАТО нуждается в сильной Великобритании, в сильной Европе. По словам политика, сейчас альянс столкнулся с «беспрецедентными вызовами для безопасности, с терроризмом, с нестабильностью и непредсказуемостью. Раздробленная Европа только усугубит эти проблемы». Особое беспокойство НАТО вызывает тот факт, что после Brexit нарушится налаженная система коммуникаций между Вашингтоном и ЕС, внутри ЕС и внутри НАТО.

Таким образом, безусловно, выход Великобритании из ЕС может, с одной стороны, положительным, с другой стороны, негативным образом сказаться, как на Великобритании, так и на самом Союзе. Лондону это грозит уменьшением авторитета в Европе. Встает вопрос о 1,4 млн британцев, проживающих в других европейских странах, поскольку они теряют право на свободное передвижение в ЕС, а также о 2,5 млн граждан стран-членов ЕС, проживающих в Великобритании. Обостряется экономический вопрос. В настоящее время больше половины британской внешней торговли приходится на страны ЕС[11]. Для Евросоюза выход Великобритании может поставить под вопрос весь европейский проект и привести к выходу из него других стран, население которых также не симпатизирует интеграции.

Заключение

23 июня 2016 года в Великобритании был проведен референдум, на котором решался вопрос – оставаться ли Соединенному Королевству в Евросоюзе или выйти из него. Большинство с небольшим перевесом проголосовало за выход из Евросоюза. Это событие получило название “Brexit”.

В запуске процесса распада ЕС наложилось несколько факторов – от экономических до социальных, кроме того, остро встал вопрос идентичности. Именно поэтому процесс распада ЕС в его нынешнем виде можно считать неизбежным.

Великобритания всегда занимала особое место в Европейском Союзе. Это связано даже с географическим положением страны, которая отделена от континента и находится на большом острове. Для Британии концептуально неприемлемо, что ЕС выстраивается за федеральным принципом, как федеральное сверхгосударство. Это лишает Британию ее традиционной веры в британскую идентичность и британский суверенитет. Британия не может быть чисто европейской страной, потому что она не является континентальным государством. Также уже на протяжении многих лет у Великобритании и ЕС возникали противоречия по большому количеству вопросов в разных сферах.

Основными объективными причинами выхода Великобритании из Европейского союза можно выделить:

  • нежелание Великобритании субсидировать более слабые экономики, содержать другие государства, целые народы;
  • социальная политика ЕС по отношению к мигрантам и принцип о свободе передвижения рабочей силы;
  • экономические разногласия по ряду вопросов; принцип надгосударственного контроля над экономикой, финансами, законами;
  • сельскохозяйственная политика ЕС;
  • трудовое право, ориентированное на социальные льготы;
  • растущая нестабильность в мире; недовольство населения решением вопроса в сфере безопасности;
  • системный кризис Европейского союза: финансовый кризис, экономический упадок, духовный кризис, разрушение морально-нравственных ценностей, рост радикальных настроений в обществе.

Итоги референдума для многих в Соединенном Королевстве и мире стали серьезным вызовом. В связи с этим Великобритания неизбежно столкнется с рядом проблем. Во-первых, есть серьезная неопределенность в отношении того, как дальше строить отношения с Евросоюзом, как осуществлять выход. Прецедента еще не было, а сама процедура выхода сложная и неотлаженная. Во-вторых, референдум продемонстрировал очевидную уязвимость и необходимость модернизации британской конституционно-политической системы. Существующие государственные институты и механизмы управления, которые формировались веками, на сегодняшний день явно дают сбои. Британия — страна представительной демократии, а референдум — это институт прямой демократии. Тот факт, что к нему стали прибегать чаще, чем когда бы то ни было, показывает, что традиционные институты все чаще дают сбои и британская политическая элита пытается найти какие-то альтернативные источники принятия решений.

Для Евросоюза это также колоссальный вызов и шокирующий прецедент. Еще до проведения референдума, многие лидеры стран заявляли о том, что пример Британии и исход референдума будет своеобразным ориентиром, что, возможно, ряд других стран ЕС задумается если не о проведении референдума, то по крайней мере о том, чтобы выторговать для себя определенные специфические условия по примеру Великобритании. Список таких стран достаточно широк. С точки зрения влияния на процессы глобализации это колоссальный удар по репутации Евросоюза, который долгое время считался образцовой формой интеграционных процессов. Это важный сигнал в сторону того, что Евросоюз должен активно интенсифицировать процессы своей модернизации — от выработки каких-то общих стратегических целей и задач до реформирования существующих институтов и органов.

Выход Великобритании из Европейского союза будет также означать экономическую переориентацию. В плане экономики Великобритания всегда настаивала на проведении довольно либеральной и открытой политики. Смогут ли без Великобритании страны ЕС противостоять протекционистским стремлениям – это серьёзный вопрос. Членство в ЕС также предполагает наличие единого рынка. Это форма интеграции, включающая свободное перемещение товаров, работ и услуг, капитала, трудовых ресурсов. Выход Великобритании из ЕС предполагает для страны потерю таких привилегий, увеличение таможенных сборов, пошлин. В ряде случаев придется создавать специальные подведомства с нуля, ведь стране придется заключить новый торговый договор с 27 странами Евросоюза. Есть также вариант поиска новых договоренностей с ЕС в целом, но по каждому пункту структуры торгового оборота.

Итоги и последствия референдума различны. Все будет зависеть от дипломатических шагов Великобритании, решений ЕС и стран-членов Еврозоны. Но голосование проведено, сторонники за выход из ЕС победили. Теперь только время покажет, к чему это все приведет.

Ссылки

  1. Выход Великобритании из Европейского союза: сайт. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Выход_Великобритании_из_Европейского_союза (дата обращения: 09.10.2016)
  2. Шемятенков В.Г. Европейская интеграция. – М., 2003.
  3. Шишков Ю.В. Общий рынок: надежды и действительность. – М., 1972.
  4. Шемятенков В.Г. Quovadis Europa: Европейский союз перед историческим выбором // Европа. Вчера, сегодня, завтра. – М., 2002.
  5. Шапаров А.Е. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого – проблемы для будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2010. – № 6.
  6. Кокшаров А. Обострение островного синдрома // Эксперт. – 17.11.2014. – № 47.
  7. Шапаров А.Е. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого – проблемы для будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2010. – № 6.
  8. Dejevsky M. Angela Merkel Has Exposed David Cameron’s Gravest Failing as a Politician // The Guardian. – November 3, 2014.
  9. Какими последствиями грозит выход Британии из ЕС?: сайт. URL:http://www.bbc.com/russian/uk/2016/02/160217_britain_and_eu_brexit_debate (дата обращения: 13.10.2016)
  10. Кокшаров А. Обострение островного синдрома // Эксперт. – 17.11.2014. – № 47

 

Список источников

  1. Ганиев Т.А., Шур В.Г., Онищук С.М. Специальное страноведение. Факторный анализ. Электронный учебник. М.ВУ, 2016.
  2. Саканцев А.Е., Онищук С.М., Бурмистров А.А. Специальное страноведение. Электронное учебное пособие. М.ВУ, 2016.
  3. Ганиев Т.А., Саканцев А.Е., Бурмистров А.А. Специальное страноведение. Соединенное королевство Великобритании и Северной Ирландии. М.ВУ, 2016.
  4. Шемятенков В.Г. Европейская интеграция. – М., 2003.
  5. Шишков Ю.В. Общий рынок: надежды и действительность. – М., 1972.
  6. Шемятенков В.Г. Quovadis Europa: Европейский союз перед историческим выбором // Европа. Вчера, сегодня, завтра. – М., 2002.
  7. Шапаров А.Е. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого – проблемы для будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2010. – № 6.
  8. Кокшаров А. Обострение островного синдрома // Эксперт. – 17.11.2014. – № 47.
  9. Шапаров А.Е. Иммиграционная политика Великобритании: наследие прошлого – проблемы для будущего // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2010. – № 6.
  10. Dejevsky M. Angela Merkel Has Exposed David Cameron’s Gravest Failing as a Politician // The Guardian. – November 3, 2014.
  11. Кокшаров А. Обострение островного синдрома // Эксперт. – 17.11.2014. – № 47.

Васильева Ксения


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение