Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Арктика и Антарктика в современной геополитике / Статьи
Экономические интересы КНР в Арктике
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 15-11-2018
Китай, несмотря на отсутствие какой-либо территории в Арктике, признает ценность полярного региона, реализует идею северного шелкового пути. Развертывание научной деятельности в Арктике приобретают доминирующее положение во внешнеполитических интересах, еще в 2013 году Китай стал членом-наблюдателем Арктического совета.

В рамках инициативы «Пояс и путь» Президента Си Цзиньпина, в «Белой книге», опубликованной в январе 2018 года, подтверждается намерение создания «Полярного  шелкового пути», что предполагает создание «совместно с другими государствами» морских торговых путей в Арктическом регионе.[1] При этом из элементов реализации стратегии выстраивается сеть экономических отношений вокруг и внутри арктической зоны, носящие противоречивый характер сточки зрения выбора основных партнёров и методов. В специфической политике могут крыться риски и угрозы, как мировому сообществу, так и ведущим арктическим странам, с одной стороны, и, с другой стороны, можно предполагать, что параллельно с полярной стратегией реализуется другое геополитическое направление, тесно связанное с ней, но носящее неочевидный характер. От получения полного контроля над транспортными артериями севера до кардинального перераспределения сил в мире. В условиях неопределенности дальнейшего распределения сил на мировой арене вокруг влияния в арктической зоне актуален для исследования вопрос возможных перспектив.  Для исследования вероятных путей развития политики Китая и событий в регионе был использован сценарный анализ реализации Арктической стратегии КНР.

С точки зрения стремления обладать торгово-экономическим лидерством в трансарктическом коридоре, который будет, по мнению ученых, свободен ото льдов к 2030-2050 гг. и станет наикратчайшим маршрутом из Азии в Европу, а также в других Северных проходах (рис. 1.), стоит рассмотреть деятельность КНР на севере Европы.

В начале 2018 года правительство Гренландии приняло заявки на участие в многомиллионном строительстве от китайской госкорпорации CССС, кроме того, идут переговоры о строительстве Китаем трех аэропортов. Одновременно КНР проявила большой практический интерес к проекту строительства 450 километровой железной дороги «Оулу  (Финляндия) — Киркенес (Норвегия)».[2] То есть, помимо перспективного морского пути, который сократит путь из Азии в Европу на 30-50% по сравнению с Малаккским проливом или Суэцким каналом, развивается железнодорожный маршрут в Северный ледовитый океан. Этот проект – собственный логистический доступ ЕС к океану, который  позволит вывозить грузы из стран Северной, Центральной и Восточной Европы по трассе СМП. В декабре 2017 г. стало известно, что между «профильным китайским министерством» совместно с корпорацией China Telecom и финской госкомпанией Cinia Group Oy идут переговоры о еще одном масштабном  проекте, стоимостью 700 млн. евро, в том же коридоре «Финляндия—Киркенес—трасса Севморпути—Китай и Япония». Речь идет о прокладке подводной волоконнооптической линии связи (ВОЛС) длиной 10,5 тыс. км, которая к 2020 году сможет стать самым высокоскоростным кабелем компьютерной связи между Европой и Азией.[3]  Перспективность Трансарктического морского маршрута выделяет Гренландию как особо важный элемент, находящийся на его пути. Как и в большинстве арктических регионов, Гренландия страдает от значительной нехватки инфраструктуры всех отраслей, что делает ее еще более привлекательной для китайских инвестиций. При этом деятельность КНР хоть и носит преимущественно экономический характер, она ориентированы на объекты двойного назначения, такие как бывшая военно-морская база, аэродромы, стратегические минералы и наземная станция спутниковой связи. Порты потенциально могут быть использованы в качестве заправочных станций для китайских судов. В области научной деятельности, важность которой подчеркивается в «Белой книге», в начале 2018 года между КНР и Финляндией заключен договор, согласно которому в г. Соданкюля при Арктической космической обсерватории будет создан китайский научно-исследовательский центр для изучения Арктики.   Кроме того, два года назад в Швеции была построена китайская Северная полярная наземная станция для управления спутниками дистанционного зондирования (CNPGS). За счет китайских финансовых вложений была построена обсерватория полярных сияний в северной части Исландии.

 Таким образом, осуществляются капиталовложения в создание логистических узлов и коридоров, которые смогут обеспечить эффективные грузоперевозки и коммуникацию. Одновременно с этим подтверждается на практике стремление сотрудничать и изучать Арктику. Известно, что не менее активна деятельность в данном направлении таких европейский стран, как Германия и Франция, кроме того, данные государства на протяжении нескольких лет стремятся попасть в Арктический совет. Отсюда, при определенном сценарии сотрудничества Китая, имеющего опыт взаимодействия с арктическими странами в рамках существующего форума, Германии  и Франции, осуществляющей инвестиции в крупнейший проект в арктическом регионе – Ямал-СПГ, а в перспективе Арктик-СПГ 2, существует вероятность создания официально закрепленной международной организации с миссией сотрудничества представителей разных континентов в Арктике по изучению климата, заботе о сохранении природы. В таком случае вышеупомянутые выгодополучатели будут иметь возможность выйти на первый план развития Арктики, в равных позициях с непосредственно странами, обладающими территорий в арктической зоне, или  даже с преимуществом над ними. Хоть Китай в «Белой книге» и говорит о необходимости международного сотрудничества в общих целях, следует учитывать риск реализации другого сценария - приобретения /долгосрочной аренды земли в арктической зоне, что позволит стать КНР из приарктической страны арктической, с последствиями более радикальных позиций и влияния. В 2011 году уже предпринимались попытки покупки части земли в Исландии.

В российский Ямал СПГ КНР также осуществляются инвестиции. Участие Китая составляет 20%, а Китайского фонда шелкового пути-9, 9%, кроме того планируется аналогичное участие в Арктик-СПГ 2. Помимо акционерного, участие со стороны Пекина в проекте Ямал СПГ значительно шире: она обеспечила 63 % финансирования проекта  (включая кредиты Экспортно-импортного банка и Банка развития Китая на общую сумму свыше 12 млрд долл.), а  45 промышленных компаний страны поставили 85 % модулей теплообменников для сжижения газа, более 20 % транспортных судов, 14 из 15 танкеров для перевозки СПГ.[4]  В данном направлении стоит отметить, что в 2017 году Фонд шелкового пути приобрел 10% акций компании «Сибур», а в июле 2018 года Газпром геологоразведка сообщила о совместной работе СПБУ (самоподъемная плавучая буровая установка) Арктическая и Китайской ППБУ (полупогружная плавучая буровая установка) «Нанхай-8»  в Карское море, где построят 2 поисково-оценочные скважины (Арктический шельф).[5] Можно говорить о том, что в период напряженных отношений России с Западом Китай активно вкладывает ресурсы для укрепления своих экономических позиций. Помимо предоставления Китаю доступа к стратегической инфраструктуре и ресурсам, растущий портфель китайских инвестиций в Арктической зоне создает финансовые рычаги, которые могут быть применены  для обеспечения политических преимуществ. Россия считает экономическое развитие своих восточных территорий стратегическим императивом, для которого важны китайские инвестиции. Но китайские инвестиции не материализуются так широко, как хотелось бы интересам российского бизнеса, в то время как Пекин часто использует свои экономические рычаги для получения выгодных коммерческих условий. России необходимо, чтобы Китай реализовал в Арктике многие из своих целей в области развития инфраструктуры. Китай стремится получить доступ к экономическому потенциалу Арктики и укрепить свой технологический потенциал, в частности, и в судостроении, сотрудничая с Россией по ключевым проектам. Это создает новые задачи для Москвы по сохранению независимости в регионе.

Интерес китайской стороны к газовым ресурсам Арктики не исчерпывается Ямалом. Китайские Sinopec, CIC Capital Corp. и Bank of China подписали 8 ноября 2017 г. с компанией Alaska Gasline Development Corp. и правительством штата Аляска соглашение о сотрудничестве в маркетинге, финансировании, инвестировании и поставках китайского оборудования по проекту «Аляска СПГ». Этот проект ориентировочной стоимостью 43,4 млрд. долл. включает освоение арктического месторождения газа, строительство 1300 км. трубопровода с арктического на южное побережье штата и завода СПГ в порту Найкиски и потенциально является одним из направлений диверсификации энергетического импорта Китая. С одной стороны, США стремится реализовать проект «Аляска СПГ» не первый год, с другой стороны, отношения между США и Россией с Китаем имеют характер холодной войны. Так, на конференции по безопасности в Аспене 2018 г. и в Стратегии национальной обороны США подчеркивается необходимость подготовки  к открытому конфликту, где стратегически главными конкурентами являются Россия и Китай, в то же время ежегодно КНР наращивает затраты в ВПК и говорится о возможностях строительства таких видов техники, на которую НАТО не будет в состоянии среагировать при соответствующей угрозе.  В этой ситуации, дальнейшее развитие диалога между странами, вероятно, будет определен балансом военных и экономических интересов, в результате которого положение России окажется весьма рискованным.

Подводя итог, очевидно, что источником риска, как для США, так и для РФ потенциально является рост экономического воздействия КНР в скандинавских странах - Китай проявляет большую заинтересованность в формировании будущего управления Арктикой и маневрирует, чтобы иметь достаточные возможности для оказания влияния, поскольку арктические страны решают будущее судоходства, рыболовства и других важных параметров развития.

Политика Китая в Арктической зоне носит разнонаправленный характер. С одной стороны, происходят крупнейшие финансовые вложения в научно-исследовательскую работу, с другой стороны страна стремится как можно глубже обосноваться экономически, при этом не пренебрегается необходимость наращивания военного потенциала, а с геополитической стороны – способствованию конфликту интересов (США-ЕС). В соответствии с данными направлениями были рассмотрены варианты дальнейшей реализации арктической политики КНР и ее характера - достижение лидерских позиций за счет экономических рычагов, политического союза или через инструменты холодной войны. Китай создает пространства для маневра как на севере Америки и ЕС, так и в Азии.

Сотрудничество с РФ продолжает в большей мере реализовывать интересы Китая, при этом асимметрия не доходит до критического положения, при котором Россия бы стала младшим партнером. На данный момент возможности для совместных проектов  преобладают над возможностями для открытой конкуренции, но поскольку Китай предполагает более активную роль в региональных и глобальных делах, его долгосрочные амбиции в отношении России не ясны.

Большинство западных аналитиков говорят о том, что не стоит преувеличивать деятельность Китая, что страна действует так же, как и в других сферах. Данная позиция крайне рискованна и следует включать в общую складывающуюся картину каждый шаг страны, ставящей своей задачей стать ведущей державой мира к 2050 году.

Список литературы

  1. Загорский А.В. Россия и США в Арктике. Рабочая тетрадь №30/2016 / А.В. Загорский. – М: НП РСДМ, 2016. – 24 с.
  2. Максимова Д.Д. Проблемы и перспективы Арктического региона. Учеб.-метод. материалы / Д.Д. Максимова. – М: НП РСДМ, 2017. – 56 с.
  3. Азиатские игроки в Арктике: интересы, возможности, перспективы. Доклад №26/2016 / Т.А. Махмутов, Х. Надаражда, В.Е. Петровский и др. – М: НП РСДМ, 2016. – 56 с.
  4. Международные отношения в Арктике. Учеб.-метод. материалы №3/2017/ В.И. Голдин, Ф.Х. Соколова, М.М. Паникар. – М: НП РСДМ, 2017. – 76 с.
  5. Криворотов А.К. ПОЛЯРНАЯ ПОЛИТИКА КИТАЯ: НАБИРАЯ ОБОРОТЫ, ОБРЕТАЯ РАМКИ, УМНОЖАЯ ВЕКТОРЫ/ А.К. Криворотов//Китай в мировой и региональной политике. История и современность.-2018-т. 23.-С.183-199
  6. На пути к Карскому морю. Буровые платформы Арктическая и Nanhai VIII вышли из порта Мурманск [Электронный ресурс]:- Режим доступа: https://neftegaz.ru/news/view/173491-Na-puti-k-Karskomu-moryu.-Burovye-platformy-Arkticheskaya-i-Nanhai-VIII-vyshli-iz-porta-Murmansk (дата обращения: 10.11.2018).
  7. Albert Buixadé Farré, Scott R. Stephenson and etc. (2014) Commercial Arctic shipping through the Northeast Passage: routes, resources, governance, technology, and infrastructure, Polar Geography, 37:4, 298-324, DOI: 10.1080/1088937X.2014.965769
  8. Aspen Security Forum [Электронный ресурс]:-Режим доступа: https://aspensecurityforum.org/media/video-library/asf-2018/ (дата обращения 9.11.2018)
  9. Full text: China’s Arctic Policy [Электронный ресурс]:-Режим доступа: http://english.gov.cn/archive/white_paper/2018/01/26/content_281476026660336.htm (дата обращения 9.11.2018)

 

[1] Проект "Один пояс, один путь". Досье. [Электронный ресурс]:-Режим доступа: https://tass.ru/info/4383152 (дата обращения: 13.11.18)

[2] Финляндия подготовила проект возможного маршрута Арктической железной дороги. [Электронный ресурс]:- Режим доступа: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5018856 (дата обращения: 13.11.18)

[3] 10,000 Kilometers of Fiber-Optic Cable Show China's Interest in Warming Arctic. [Электронный ресурс]:- Режим доступа: https://www.bloomberg.com/news/articles/2017-12-13/undersea-cable-project-shows-china-s-interest-in-warming-arctic (дата обращения: 13.11.18)

[4] Криворотов А.К. ПОЛЯРНАЯ ПОЛИТИКА КИТАЯ: НАБИРАЯ ОБОРОТЫ, ОБРЕТАЯ РАМКИ, УМНОЖАЯ ВЕКТОРЫ/ А.К. Криворотов//Китай в мировой и региональной политике. История и современность.-2018-т. 23.-С.185.

[5] На пути к Карскому морю. Буровые платформы Арктическая и Nanhai VIII вышли из порта Мурманск [Электронный ресурс]:- Режим доступа: https://neftegaz.ru/news/view/173491-Na-puti-k-Karskomu-moryu.-Burovye-platformy-Arkticheskaya-i-Nanhai-VIII-vyshli-iz-porta-Murmansk (дата обращения: 10.11.2018).

Аймашева А.А.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение