Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Арктика и Антарктика в современной геополитике / Статьи
Натиск с запада: cтанет ли Баренцево море частью Атлантики?
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 13-07-2018
Исследование норвежских ученых об изменении климата в северной части Баренцева моря и их неутешительные прогнозы вызвали неожиданно сильный резонанс в российских СМИ. «Чердак» разбирается, действительно ли русскому Северу грозит экологическая катастрофа.

Норвежские ученые провели анализ изменения температуры и солености слоев воды в северной части Баренцева моря с 1970 по 2016 год и выяснили, что в период с 2000 по 2016-й те начали меняться, хотя предыдущие 40 лет наблюдений подобного ничто не предвещало.

За последние 17 лет верхние 60 метров в «теплом пятне» Баренцева моря стали теплее на полтора градуса.

Ученые пишут, что «климатический режим северного Баренцева моря может вскоре завершить переход от холодного и стратифицированного арктического к теплому и хорошо перемешанному атлантическому». Как это скажется на экосистеме моря, неизвестно, но бесследными для рыбы (и, соответственно рыбной ловли) и морских животных подобные изменения точно не пройдут. Исследование опубликовано в журнале Nature Climate Change.

В Баренцевом море — «воротах» между Атлантикой и Северным Ледовитым океаном — действуют два климатических режима: на севере царит более холодный арктический с более пресными водами, на юге — более мягкий атлантический, и вода там более соленая.

Арктика — регион, в котором из-за изменения климата теплеет быстрее всего.

Это потепление особенно сильно на севере Баренцева и Карского морей — регионе, который уже принято называть «арктической горячей точкой» или «теплым пятном» (arctic hotspot), где изменение температуры наблюдается во всей толще воды. Так, увеличившийся в последние годы перенос теплых, более соленых вод из Атлантики, с одной стороны, и уменьшение переноса более пресных холодных арктических вод, с другой, привел, по мнению ученых, к ослаблению вертикальной стратификации, или расслоения, вод. Кроме того, из-за перемешивания соленого и теплого атлантического и холодного и более пресного арктического слоя верхние слои стали более солеными, что мешает образовываться льду.

Схема: Анатолий Лапушко / Chrdk.

К таким результатам ученые пришли, проанализировав данные о температуре и солености воды, собранные с августа по сентябрь в течение почти полувека, с 1970 по 2016 год. При этом 18 тысяч проб были взяты в центральной части Баренцева моря и 7 тысяч — в северной части акватории.

Однако сама по себе «атлантификация» северного Баренцева моря не объясняет того, почему в этом регионе стало меньше зимнего льда: воды двух океанов встречались тут всегда, но натиск с запада прежде не наносил столь значительного урона ледяному покрову.

Норвежские исследователи предполагают, что причину следует искать не в «усилении запада», а в «ослаблении севера». Иными словами, дело не в притоке теплой и соленой воды, а в уменьшении объемов пресной и холодной, которая прежде защищала лед от чрезмерного таяния. Что, в свете действительного уменьшения ледяного покрова Баренцева моря с 1980 года и новостей о том, что в прошедшем феврале температура в Арктике иногда на целых 20 градусов отклонялась от нормы в сторону «плюса», выглядит как вполне обоснованная позиция.

Катастрофа или нет?

«Статья норвежских коллег в журнале Nature Climate Change совсем не о катастрофе. Коллеги из Норвегии в данной статье показали, что для объяснения потепления в северной части Баренцева моря важен не только приток теплых атлантических вод, но и количество льда и пресной воды, которые привносятся из центральной части Северного Ледовитого океана. И как раз последние годы льда привносится в регион меньше, что позволяет теплу из атлантических вод оставаться на поверхности и замедлять формирование льда в зимний период и нагревать атмосферу», — сказал «Чердаку» кандидат географических наук, научный сотрудник норвежского центра научных исследований экологии и климата Крайнего Севера «Фрам» Алексей Павлов, добавив, что авторы статьи не делают прогнозов, а «скорее размышляют о возможных последствиях этих изменений».

«Если обратиться к первоисточнику, там нет таких уж страхов», — говорит заместитель директора Мурманского морского биологического института Кольского научного центра РАН по науке, океанолог Денис Моисеев.

Океанолог уверен, что данных, которые использовали авторы статьи, недостаточно для «катастрофического» прогноза.

«Они рассматривают не за весь год, а только с августа по сентябрь. Во-вторых, они рассматривают менее, чем за 50 лет. То есть речь не идет о длинных природных циклах. И районы, которые они оценивали, они разделяют на районы, хорошо или плохо обеспеченные данными. Район, действительно хорошо обеспеченный данными, еще меньше», — комментирует Моисеев.

Критику Моисеева вызывает и то, что авторы статьи не рассмотрели изменения в живых компонентах экосистемы. По тому, как меняется экосистема и ее компоненты, например планктон, бентос, рыба, можно говорить о трендах в климате, считает он.

Океанолог уверен, что сгущать краски не стоит, и напоминает, что процессы в Мировом океане необходимо рассматривать в комплексе, «а не по маленькому участку». Если к северу от Шпицбергена прошлой зимой льда почти не было, то в Карском море в районе Обской губы была очень сложная ледовая обстановка и много льда, рассказывает он.

Про «атлантификацию», или повышенный приток атлантических вод в Арктику, ученый говорит, что эти воды несколько лет назад вышли из Мексиканского залива и теперь дошли до Арктики.

«Процессы носят циклический характер. То, что мы сейчас наблюдаем, было несколько лет назад в приэкваториальных районах. В какую сторону это повернется, сложно сказать. Это процесс, во-первых, нелинейный, а во-вторых, это сложный комплекс причинно-следственных связей, которые надо изучать одновременно. Но наши технические средства не всегда позволяют это сделать. Здесь нужно пытаться приходить к разумным компромиссам и максимально комплексно смотреть все факторы и для максимально большего количества районов», — считает Моисеев.

Стоит ли в свете новых данных кричать: «Катастрофа!» или, наоборот, «Урра!», вопрос скорее стилистический. Изменение климата — реальный и научно подтвержденный процесс, который длится не день, не месяц и даже не десятилетие. А вот как с ним быть, человечество пока не определилось.

Теги: Арктика


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение