Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Арктика и Антарктика в современной геополитике / Статьи
Проблемы милитаризации Арктики в современный период
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 14-11-2015

В работе рассматриваются проблемы милитаризации Арктики в современный период, позиции стран заинтересованных в военном присутствии в этом регионе для защиты своих интересов, практические мероприятия осуществляемые скандинавскими государствами в Арктическом регионе.

Арктика – единый физико-географический район земли, примыкающий к Северному полюсу и включающий окраины материков Евразии и Северной Америки, почти весь Ледовитый океан с островами, а также прилегающие части Атлантического и Тихого океанов. В Арктике содержится колоссальное количество неразработанных энергоресурсов – нефти и газа, а также залежи углеводорода. В виду новых климатических изменений, различные государства начинают использовать Арктику для расширения собственных транспортных коммуникаций, следствием чего становится усиление военного присутствия в регионе в целях защиты собственных интересов. Столкновение интересов приарктических государств, а также активная деятельность стран, которые только стремятся получить выгоду от использования ресурсов данного региона, может привести к развязыванию нового глобального конфликта.

Вначале XXI в. обострилось соперничество за контроль над природными ресурсами и транспортными коммуникациями Арктики. Как вполне закономерное продолжение этого соперничества наметилась тенденция к ремилитаризации региона по ряду направлений.

Прежде всего, происходит усиление военного присутствия арктических держав в регионе. Так, в последние годы заметно возросло количество американских, норвежских и российских судов и самолетов, находящихся на боевом дежурстве в морском и воздушном пространствах Арктики. Возросло также количество военных учений как по линии отдельных государств, так и военно-политических организаций. Началась ускоренная модернизация вооруженных сил арктических держав, дислоцированных в Арктике, и соответствующей военной инфраструктуры. США, Канада и Россия приняли решения о модернизации и строительстве новых военных баз в Арктике. Страны региона стали активней использовать военно-морские флоты для отстаивания своих экономических интересов.

Возникает закономерный вопрос. Что заставило крупные державы активизировать свою деятельность в арктическом регионе?

Арктика – единый физико-географический район земли, примыкающий к Северному полюсу и включающий окраины материков Евразии и Северной Америки, почти весь Ледовитый океан с островами, а также прилегающие части Атлантического и Тихого океанов. В Арктике содержится колоссальное количество неразработанных энергоресурсов – нефти и газа, а также залежи углеводорода.

Среди главных причин возможного конфликта лежит вопрос – кому принадлежит Арктика? Многие эксперты считают, что многочисленные споры по этому вопросу приведут к переделу Арктики, и участвовать в нем будут не только арктические, но и внерегиональные державы.[1]

Международный статус Арктики закреплен в международных соглашениях по Арктике. Сама Арктика поделена на 5 секторов ответственности между Россией, США, Норвегией, Канадой и Данией. [2]

На продвижение своих интересов в Арктической зоне претендует еще 12 государств, большая часть которых входит в НАТО (Бельгия, Великобритания, Германия, Ирландия, Исландия, Латвия, Литва, Нидерланды, Польша, Финляндия, Швеция, Эстония).

Другой причиной возможного конфликта считают потепление в результате которого становятся все более доступными запасы углеводорода и другие природные богатства региона.

Так же остро встает вопрос о судоходстве и пролетах над данными территориями. По прогнозам ученых к 2020 году в летний период Арктические воды будут практически полностью освобождаться ото льда, что открывает новые торговые пути и возможности в сфере торговли и реализации экономической деятельности.

Выводу о нарастающей конфликтности сопутствует ожидание гонки вооружений в регионе. Речь идет о наращивании военного присутствия прибрежных стран в регионе, модернизации их ВС, закупка новой военной техники, расширение инфраструктуры, а также расширение военного сотрудничества стран региона. Существует перспектива вмешательства в споры за Арктический регион Североатлантического блока, так как 4 страны из 5 являются его членами.

Увеличение числа проводимых в Арктике военных учений странами НАТО, а также расширение инфраструктуры и развертывания новых подразделений в данном регионе представляет угрозу для национальной безопасности Российской Федерации. В данной работе будут рассмотрены правовые аспекты проблемы Арктического региона и практические мероприятия осуществляемые на территории Арктики.

Нормативно-правовая база регламентирующая поведение государств в Арктическом регионе. Нормативно-правовой базой или основным документом, регламентирующим раздел Арктики на 5 регионов и правовой режим морских пространств, является Конвенция ООН по морскому праву 1982 года[2]. В пределах 200-мильных исключительных экономических зон экономическая деятельность осуществляется с согласия и в соответствии с законами прибрежного государства. В этой зоне прибрежные государства осуществляют суверенные права в отношении разведки и разработки ресурсов морского дна и его недр. Исключение составляют свобода судоходства и пролетов. Статья 234 Конвенции 1982 года ставит принцип охраны природы прибрежных государств выше принципа свободы судоходства. Канада и Россия активно используют эту возможность для регулирования судоходства в пределах своего региона влияния.

Каждое приарктическое государство имеет собственную стратегию/доктрину, которая регламентирует поведение и определяет цели и задачи страны в Арктическом регионе, а также проводит активную внешнюю политику в отношении данных территорий.

США. Осенью 2008 года Сенат принял положение об определении границ морской экономической зоны и континентального шельфа США. Была создана специальная комиссия, которая должна была составить точную карту территориальных вод США. В 2009 году Министерство ВМС США обнародовало документ «Арктический план действий ВМС», в котором определяются цели и задачи военно-морских сил США вплоть до 2014 года. При принятии стратегических решений документ[3] предписывал руководствоваться изменениями арктического климата, вероятностью роста добычи природных ископаемых, необходимостью обеспечения условий для судоходства, действиями и интересами других арктических государств.

В «Арктическом плане» отмечается, что ключевыми стратегическими документами, влияющими на этот план действий, являются:

  • Директива Президента №66;
  • Директива Президента по внутренней безопасности №25;
  • Совместная стратегия для морской державы ХХI века.

Практически во всех документах подчеркивается необходимость разрешать все вопросы путем «мирного урегулирования», но некоторые положения вызывают уверенность, что Арктика рассматривается Вашингтоном как регион, на котором возможно применение собственных вооруженных сил и подразделений. Национальная арктическая политика США призвана объединить усилия Госдепартамента, Министерства внутренней безопасности и Министерства обороны для расширения возможностей по защите границ США в случае необходимости. В документах также декларируется необходимость обеспечения передового базирования, а также сдерживания противника путем устрашения в случае необходимости. Данный термин в официальных документах США применяется исключительно в привязке к ядерному сдерживанию.

В большинстве документов, определяющих цели и задачи США в Арктике, отмечается, что климатические изменения постепенно способствуют постепенному освобождению ото льда вод Арктики, что важно не только для добычи ресурсов и полезных ископаемых, но и для прокладки новых морских путей, что способно изменить весь облик глобальной транспортной системы. Одновременно отмечается, что климатические изменение предоставляют новые возможности как для развития, так и открывают новые пути для появления конфликтных ситуаций в регионе. Также отмечается, что у Соединенных Штатов есть широкие и фундаментальны интересы в Арктическом регионе, и что Вашингтон готов действовать, либо независимо, либо совместно с другими государствами, чтобы обезопасить эти интересы. Выделяются такие вопросы, как противоракетная оборона и системы раннего оповещения; развертывание морских и воздушных систем для стратегических морских перевозок, стратегического сдерживания, присутствия на морях и операций морской безопасности; свобода навигации и пролета над территорией. В документе ставится задача сохранения глобальной мобильности американских военных и гражданских судов на всем пространстве Арктического региона. За 8 дней до инаугурации Барака Обамы, была принята и опубликована широкомасштабная новая директива, согласно которой, США объявили территории внутри полярного круга зоной своей стратегических интересов.

Канада. Политика Оттавы в этом регионе определяется документом «Северная стратегия Канады: наш Север, наше наследие, наше будущее». (2009г.)[4]. Из документа следует, что стратегические планы Канады включают в себя не только расширения экономической деятельности, но и наращивание военного присутствия в Арктики для усиления контроля над сухопутными территориями, морями и воздушными пространствами региона. При отсутствии прямых военных угроз со стороны какого-либо государства, канадские спецслужбы указывают на попытки криминальных группировок распространить свою деятельность на северные территории Канады, а также использовать их для незаконной миграции. Но главная цель наращивания военного присутствия в данном регионе состоит в том, чтобы создать мощный пропагандистский эффект, рассчитанный на других участников арктической политики, в виду того, что на данный момент Канада не имеет ресурсов для освоения Крайнего Севера и реального контроля над его огромными пространствами независимо от других государств. Многие в канадском руководстве понимают это и считают, что гораздо выгоднее было бы идти не по пути наращивания собственной военной мощи в Арктике, а разделить военные расходы с США и расширить совместные функции НОРАД.

В виду того, что Канада не обладает такими вооруженными силами как Россия или США, то она старается расширить зону своего влияния в Арктике путем расширения политико-правовых полномочий в этом регионе.

У канадского руководства вызывает опасения, что процесс передела Арктики будет происходить очень быстро, так как запасы углеводородов быстро сокращаются, а доступ к энергоресурсам в Северном Ледовитом океане по мере таяния льдов из-за глобального потепления будет облегчаться.

В 2008 году было заявлено о расширении юрисдикции Оттавы в Арктике на расстояние до 200 миль от побережья. Главная цель этого шага – укрепление контроля над Северо-Западным морским путем, который многие страны считают международным.

Этот шаг продолжает намеченную еще в начале 70-х линию на объявление Северо-Западного прохода частью внутренних вод Канады. Тем самым Канада ставит под сомнение претензии России на проходящий по дну арктических морей хребет Ломоносова и намерена доказать свои права на его разработку.

В 2009 году была обнародована «Северная стратегия» Канады [5], согласно которой, для утверждения канадского суверенитета в Арктике планируется построить восемь судов арктического класса, ледокол большого водоизмещения, развивать средства космического наблюдения, создать специальное военное подразделение и построить глубоководный порт.

Норвегия. Доктринальные основы арктической стратегии Осло определены в документе под названием «Новые компоненты политики на Севере. Следующий шаг в стратегии правительства на Крайнем Севере» (март 2009 г.).

Доктрина довольно жестко ставит вопрос о соблюдении норвежского суверенитета в Арктике, а также содержит акцент на вопросах безопасности. В частности, ставится задача развития системы наблюдения за морскими, воздушными и приграничными сухопутными пространствами в регионе. Планируется и дальнейшее усиление военного присутствия на Крайнем Севере. В документе говорится: «Большое значение придается поддержанию видимого военного присутствия, которое необходимо для утверждения наших суверенных прав в 200-мильной зоне и обеспечения систем наблюдения, разведки и кризисного управления».

Намечены конкретные меры по модернизации вооруженных сил и береговой охраны Норвегии в Арктике. Так, в 2008 г. Норвегия приняла план долгосрочного оборонного развития. Еще раньше норвежские ВМС заказали 5 новейших фрегатов, которые планируется оснастить высокотехнологичными ударными ракетами (в настоящее время на вооружение флота поступили три фрегата). За последние несколько лет на вооружение норвежских ВМС поступили 6 быстроходных ракетно-торпедных катеров класса Skjold («Щит»). К концу 2007 г. были введены в эксплуатацию пять патрульных судов проекта «Номен», разработанного специально для работы у норвежского побережья. В 2009 г. бюджет норвежских ВМС был на 240 млн. крон больше, чем в предыдущем году, и составил 3 млрд. крон. В 2008 г. норвежское правительство приняло решение о закупке 48 американских многоцелевых истребителей JSF вместо устаревших F-16. На эти цели планируется потратить 150 млрд. норвежских крон.Принято также решение о поставке для F-35 ракет для поражения морских целей.Норвегия планирует переместить штаб оперативного командования в Рейтан в окрестностях Бодо на севере страны. Тем самым Норвегия станет первой страной, разместившей командование вооруженными силами в арктических широтах. В северном направлении, в Бардуфосс, планируется также переместить ведомство Генерального инспектора вооруженных сил Норвегии. В этот же пункт намечена и передислокация основных сил боевой вертолетной авиации.

Подобная политика Осло совпадает с общей арктической стратегией НАТО (прежде всего, США, Канады и Дании) по защите западных экономических и геополитических интересов в этом перспективном регионе.

Дания. Формальной основой политики Копенгагена в регионе является её арктическая стратегия 2008 г. Одним из основных приоритетов стратегии является утверждение датского суверенитета в регионе, включая использование вооруженных сил для этой цели.[6]

При этом задачи датских вооруженных сил определялись достаточно широко. Наряду с собственно военными функциями (защита своего суверенитета над Гренландией, мониторинг воздушного и морского пространства), им вменялись такие задачи, как проведение спасательных операций, оказание помощи полиции и таможенным властям, борьба с браконьерством, наблюдение за и борьба с загрязнением окружающей среды и пр.

Характерно, что параллельно с публикацией арктической стратегии была создана Комиссия по вопросам обороны, значительная часть функций которой сводится к анализу последствий для датской безопасности тех проблемных тенденций, которые имеют место в Арктике.

Вместе с тем, в отличие от времен «холодной войны» Дания намеревалась делать в своей арктической политике акцент не на соперничестве, а на сотрудничестве, для чего она собиралась активно работать в рамках региональных многосторонних институтов.

Правда, изложенный в арктической стратегии «миролюбивый» и в целом оптимистический подход к решению арктических проблем не совсем совпадал с оценками датских военных. Так, в одном из докладов датской военной разведки, опубликованном в сентябре 2009 г., прогнозировалось, что накопившиеся региональные проблемы (особенно конкуренция из-за природных ресурсов и контроль за проливами) скорее будут способствовать росту соперничества в Арктике, чем сотрудничества. Особую опасность авторы доклада видели в «экспансионистской» политике России, которая, как «показал» военный конфликт с Грузией, якобы склонна к использованию военной силы, если она имеет дело с более слабыми противниками. В другом докладе датского министерства обороны (июль 2009 г.) предлагалось создать (по примеру России) специальное арктическое формирование, способное вести военные действия на суше, море и в воздухе. Предусматривалось также более тесное сотрудничество в рамках НАТО опять-таки в целях «сдерживания» России.

Швеция. У этой страны также существуют военно-стратегические устремления в арктическом регионе, хотя она и не имеет прямого выхода к Северному Ледовитому океану и не считается официальной арктической державой. Стокгольм предпочитает реализовывать свои геополитические интересы через многосторонний формат. В настоящее время Швеция руководит деятельностью Североевропейской группы войск, которая рассматривается, как военный ресурс ЕС.

При этом геополитические амбиции ряда руководителей Швеции имеют вполне четко выраженную антироссийскую окраску. "Я считают, что для шведских вооружённых сил настало время подстроиться к ситуации с более высоким уровнем угроз", - пишет бывший министр обороны Швеции Бьёрн фон Сюдов. По его мнению, Россия представляет растущую угрозу для всех её соседей. В своих комментариях газете "Dagens Nyheter" экс-министр даёт ясную картину его восприятия сегодняшней России. “Картину угроз следует обсуждать в связи с сегодняшней и завтрашней Россией", - отмечает фон Сюдов. Он заявил, что шведскому парламенту необходимо увеличить расходы на оборону. Шведский политик подчеркивает, что после конфликта с Грузией у ряда соседних с Россией стран растут опасения, что они могут оказаться перед лицом военной конфронтации с Россией.

Отмечая, что линия Швеции состоит в упоре на переговоры и дипломатию, он в то же время подчёркивает, что "шведская политика безопасности должна включать существенный элемент военной обороны с целью предотвращения и нейтрализации военных угроз в нашем окружении". "Нам следует отдать приоритет усилению нашей территориальной обороны", - настаивает фон Сюдов. Он особо отмечает необходимость постоянного наращивания военно-воздушных сил страны и её подводного флота.

Одним из следствий подобного рода настроений в шведских политических кругах было прекращение военных контактов Швеции с Россией в августе 2008 г. (сразу после вооруженного конфликта между Россией и Грузией). Стокгольм также настаивает на выводе российского тактического ядерного оружия с Кольского полуострова, считая, что его наличие в этом районе серьезно дестабилизирует военно-политическую обстановку и является препятствием для развития международную сотрудничества.

Таким образом, Швеция (будучи неприсоединившееся страной), тем не менее, по ряду региональных вопросов придерживается даже более жесткой позиции, чем, например, натовская страна Норвегия.

Финляндия. Арктическая доктрина Финляндии была принята в начале июня 2010 г. В ней определялись национальные интересы стран в Арктике, угрозы и вызовы финской и глобальной безопасности в регионе, а также политический инструментарий, который Хельсинки намеревался использовать для достижения поставленных целей. В отличие от некоторых других северных стран, Финляндия не делает акцента на развитие собственного военного потенциала в Арктике, предпочитая, как и Швеция, действовать в многостороннем формате.

Тем не менее, Хельсинки предпринял ряд мер по модернизации своих вооруженных сил в регионе. Так, в 2008 г. финским ВВС было выделено 200 млн. евро для создания новой радиолокационной системы для слежения за воздушным пространством со стороны России.

Россия. В 2001 году Россия подала заявку в ООН целью которой было расширение своего континентального шельфа, которая была отклонена в виду недостаточных доказательств. В 2007 году Россия направила в Арктику специальную экспедицию для глубоководных исследований и сбора доказательств в пользу того, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева являются продолжением Сибирской континентальной платформы. Россия планирует официально расширить и оформить границы своего континентального шельфа, что имеет для страны стратегическое значение. В случае положительного решения Комиссии ООН площадь российского арктического континентального шельфа за пределами 200-мильной зоны может составить около 1.2 млн кв. км.

Россия, как и другие страны, тесно связывает достижение своих экономических интересов в Арктике с обеспечением обороноспособности страны. В 2008 году Совет Безопасности принял «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». В документе содержится конкретное упоминание о силовой составляющей защиты интересов России в этом регионе. Особое внимание уделяется обеспечению благоприятного оперативного режима в Арктической зоне РФ, включая поддержание необходимого боевого потенциала группировок войск общего назначения ВС РФ.

Таким образом каждая из приарктических стран готова защищать свои интересы, помимо мирного урегулирования вопросов, путем применения своих вооруженных сил и средств ведения боевых действий. Нарастание конфликтности в регионе заставило прибрежные страны активизировать наращивание своего военного присутствия в данном регионе, увеличить число проводимых учений в региональных водах и на прилегающих территориях, а также, объединить усилия по достижению идентичных целей в Арктике, что повлекло за собой новую угрозу для безопасности РФ.

Практические мероприятия, осуществляемые в Арктическом регионе.         В 2010 году, по инициативе Норвегии, были оформлены конкретные договоренности 5 стран (Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия, Швеция), учредивших механизм сотрудничества в области обороны (NORDEFCO). В 2011 году Великобритания выступила с инициативой по налаживанию сотрудничества стран Северной Европы и Балтии, в обсуждении которой приняли участие также Германия и Польша.

Западные страны и Россия осуществляют военную деятельность и проводят военные учения в Арктической зоне в основном независимо друг от друга, что позволяет предположить, что военная деятельность НАТО в регионе может быть направлена против России.

5 стран Северной Европы (Дания, Исландия, Швеция, Финляндия, Норвегия) давно координируют свою политику в области Арктической зоны. Предпринимается множество мер, проводятся многочисленные мероприятия по усилению своих позиций в данном регионе. В 2009 году на одном из заседаний представителей стран Североатлантического альянса бывший премьер-министр Норвегии Т.Столтенберг выступил с докладом[7], в котором были изложены рекомендации по формированию общей внешней и оборонной политики стран. Также он выступил с инициативой о проведении регулярного патрулирования воздушного пространства Исландии, которая не имеет собственных вооруженных сил. Столтенберг предложил создать североевропейское подразделение для контроля на море, в которое вошли бы береговые охраны стран и спасательные службы.

С похожей инициативой выступил бывший министр обороны Финляндии Карл Хаглунд. В 2010 году между Финляндией, Швецией и США был подписан договор, который в случае войны разрешал оперативным подразделениям США свободно перемещаться по территории вышеуказанных стран. Позже было создано оперативное подразделение шведских и финских ВМС. Был принят документ, регламентирующий цели и задачи этого подразделения и перспективы его дальнейшего существования вплоть до 2020 года.

НАТО как международная организация является относительно новым участником в Арктическом регионе. Существенное расширение деятельности блока в Арктике началось только с 2008 года. В практическом плане НАТО присутствует в регионе в виде объединенной системы ПВО, в которую входят истребители постоянной готовности, системы предупреждения о военном нападении типа AWACS, разведывательная авиация. После свертывания военной базы в Исландии, силы НАТО взяли на себя патрулирования воздушного пространства.

В рамках надо складываются коалиции арктических государств различной конфигурации. Таким образом в мае 2010 года Дания и Канада заключили совместный договор, который предусматривал расширенные консультации, обмен информации и совместные военные учения.

Многие военные учения проходят под эгидой НАТО. В январе 2009 года прошли крупномасштабные учения саперов-взрывотехников у побережья Северной Норвегии (Explosives Ordnance Disposal Exercises) в которых приняли участие специалисты из десяти стран(Норвегия, Швеция, Дания, Литва, Германия, Нидерланды, Франция, Бельгия, Эстония, Турция). Основной задачей была отработка действий в экстремальных зимних условиях. В том же году проходили учения НАТО ColdResponse в рамке которых отрабатывались действия по отражению агрессии потенциального противника. Интересным фактом является то, что фронт проведения учений зачастую повернут в сторону российских границ и предполагаемым противником являются подразделения российской армии.

В июне 2009 года вблизи спорных арктических территорий силы быстрого реагирования НАТО проводили учения LoyalArrow. По легенде, богатая от продаж нефти диктатура «Лапистан» напала на соседнее государство. Согласно поставленной задаче, силы НАТО пресекли агрессию, используя в основном ВВС.

С 8 по 19 июня 2009 года в акватории Балтийского моря прошли маневры военно-морских сил стран НАТО «BalticOperations». Было объявлено о планах Дании создать универсальное арктическое командование и арктические силы реагирования, усилить военное присутствие на авиабазе в Гренландии, которая будет открыта для союзников по НАТО.

Одной из точек зрения на активизацию НАТО в Арктической зоне является мнение, что альянс служит инструментом некоторых государств для продвижения своей политики в регионе. Так, США, являясь самым мощным представителем Североатлантического альянса, прибегают к помощи государств Северной Европы, при этом имея самые мощные вооруженные силы и флот в наличии. Если обратить внимание, то можно сделать вывод, что 70% ВМС США не способны вести боевые действия в экстремальных зимних условиях. Именно поэтому США ищут союзников, которые обладают необходимыми ресурсами и средствами.

Таким образом в 2009 году по инициативе США были проведены крупные командно-штабные учения «StadfastJunkcher» по аттестации сил быстрого реагирования. Планы американских военных весьма обширны. Пентагон считает, что Арктика должна рассматриваться как отдельный район операций, требующий изменения границ ответственности Тихоокеанского и Европейского региональных командований в пользу Северного. В частности, речь идет о передачи Аляски с ее инфраструктурой НОРАД и части прилегающей морской акватории в ведение Северного командования.

Особое внимание уделяется созданию ледокольного флота, где США существенно уступают Российской Федерации, но многие эксперты утверждают, что в виду потепления и таяния льдов Северного Ледовитого океана можно будет обойтись без него. Поэтому перспектива ускоренного создания ледоколов весьма облачна. В качестве компромиссного варианта решили модернизировать старый ледокольный флот.

Также намечается наращивание присутствия атомного подводного флота США в Баренцевом море. В 2009 году были проведены учения NorthernEdgeна Аляске и IceExercise, где две подводные лодки типа «Лос-Анджелес» отрабатывали взаимодействия в ходе крупной боевой операции.

В 2009 году была опубликована «дорожная карта» развития ВМС [8], раскрывающая пятилетний план расширения морских операций в Арктике. Одной из целей «дорожной карты» названо обеспечение ВС системами оружия, обнаружения, связи и управления, а также другими объектами гражданской и военной инфраструктуры, адаптированными к условиям Арктики. Арктический план предусматривает создание оперативно-тактического соединения по изучению последствий изменения климата для стратегических целей и характера морских операций в Арктике. В фокусе внимания этого подразделения также находятся предполагаемые угрозы в Арктике, угрозы национальной безопасности США и возможные конкуренты в Арктике.

Канада совместно с США также проводит активную деятельность в Арктической зоне. Только в 2007 году канадские вооруженные силы четыре раза проводили в Арктике учения, включая стрельбы с применением боевых снарядов. Не имея необходимых сил и ресурсов, Канада направляет свои усилия на координацию совместных действий стран Североатлантического альянса. В 2006 году Канада провела самые крупные учения за годы своего пребывания в Арктике. Было объявлено о начале регулярных ежегодных учений OperationNunalivut, цель которых защита суверенитета Канады на Крайнем Севере. В 2009 году во время военных учений «OperationNanuk» боевые навыки в приполярных широтах совершенствовали 500 солдат ВС Канады. Планируется увеличить численность подразделений рейнджеров в Арктике на 640 человек. В 2011 году Канада пригласила для совместных учений США и Данию. В учениях были задействованы лучшие корабли с каждой стороны. При этом Канада не планирует приглашать на учения подобного характера Россию, так как является явным противником российской внешней политики.

После событий Крымской весны резко активизировался диалог между Финляндией, Швецией и НАТО.Если в Швеции население одобрительно смотрит на членство своей страны в НАТО, то финское население настроено отрицательно. Несмотря на протесты премьер-министр Швеции Александр Стубб своей основной целью видел вступление в Североатлантический альянс при этом являясь сторонником европейского пути развития. Министр обороны Финляндии Карл Хаглунд заявил, что в ходе саммита НАТО в Уэльсе Финляндия подписала договор о качественно новом сотрудничестве с военным блоком. Аналогичное соглашение подписала Швеция. По данным газеты Svenska Dagbladet, данное соглашение предусматривает право войскам быстрого реагирования НАТО находиться и перемещаться по территории Швециии Финляндии во время различного рода операций.

Следующим этапом в отношениях Финляндии и НАТО стал ряд совместных учений, проводимых под эгидой «партнерство ради мира». После событий Крымской весны Финляндия стала отправлять на военные учения более многочисленный контингент, чем обычно. Только за последние полгода Финляндия приняла участие в 2 крупных мероприятиях под флагом Североатлантического альянса и провела первые учения совместного подразделения ВМС со Швецией.

С 25 мая по 5 июня в северных районах Финляндии, Швеции и Норвегии прошли военные воздушные учения Arctic Challenge Exercise 2015 (ACE 15). Это уже вторые совместные маневры, проходящие в рамках сотрудничества трех стран. Предстоящие учения названы одними из самых крупных в мире военных учебных мероприятий, проводимых в воздухе. Всего будут задействованы 115 самолетов из 9 стран. Ожидается, что одновременно в воздушном пространстве будут находиться до 90 боевых машин.

Морские учения под руководством НАТО Baltops-2015 были проведены с 5 по 20 июня в южной части Балтийского моря с участием 17 стран-членов и партнеров альянса. Начальник штаба бригады Уусимаа Финляндии Карл-Магнус Васениус сообщил, что планируется отправить на учения подразделение береговых егерей, состоящее из порядка 180 солдат. В этот раз в учениях будут участвовать также минный заградитель Hämeenlinna и несколько штаб-офицеров.

После происшествия в Стокгольмском архипелаге, когда якобы на радаре шведских ВМФ была обнаружена российская подлодка в водах Швеции, руководства Швеции и Финляндии приняли решение о создании совместного подразделения ВМС, основное предназначение которого заключается в идентификации и обезвреживании мин и подводных лодок. Первые учения были проведены с 19 по 28 мая 2015 года и стали первым шагом в работе по углублению военно-морского сотрудничества между Финляндией и Швецией.О планах по углублению военного сотрудничества руководство двух стран заявило в феврале этого года, тогда оно представило совместный доклад финского и шведского министерств обороны, где говорилось, в частности, о создании объединенного военно-морского подразделения, которое к 2023 году должно обрести оперативные возможности в полном объеме, что подразумевает, в том числе взаимное использование морских баз друг друга.

В документе также предлагается разработать к 2020 году концепцию совместных армейских подразделений. Эта задача будет выполняться через расширение сотрудничества в области совместных учений.

Таким образом, на основании всего вышеизложенного, становится совершенно очевидным то, что Арктика становится одним из главных объектов для новых геополитических противоречий и столкновений.

Кроме приарктических держав свое внимание на данном регионе сосредоточил ряд заинтересованных государств.

Одной из главных причин активизации деятельности в Арктики является ее богатство ресурсами. Следствием из этого является ее последовательная милитаризация.

Также в качестве причин возможного возникновения противоречий отмечают соперничество за контроль над транспортными коммуникациями и освоение спорных территорий.

Из большинства документов, которыми руководствуются государства действуя в заданном районе, следует, что каждое из вышеназванных готово защищать свои интересы в Арктике даже посредством применения своих вооруженных сил.

В конечном итоге борьба за ограниченные ресурсы может обернуться глобальной катастрофой на фоне нестабильной ситуации в мире.

Список источников

  1. Загорский А.В. Проблемы арктического сотрудничества и механизмы их решения. ИМЭМО РАН 2011.
  2. Конвенция ООН поморскому праву. United Nations – Treaty Series.
  3. Navy Arctic Roadmap. Department of the Navy. 2009. November 10. URL: http://www.navy.mil/navydata/documents/USN_navy_roadmap.pdf
  4. Canada’s Northern Strategy: our North, our heritage, our future. Ottawa: Government of Canada. 2009
  5. Canada First Defence Strategy. May 2009. URL: http://www.forces.gc.ca/site/focus/first-premier/june18_0910.pdf
  6. Саможнев А. Дания расширяет военное присутствие в Арктике. URL: http://www.rg.ru/2009/07/17/arktika-site-anons.html
  7. Stoltenberg T. Nordic Cooperation on Foreign and Security Policy. URL: http://www.mfa.is/Nordic_report.pdf
  8. U.S. Navy Arctic Roadmap. Washington: Department of Navy. 2009 

Список литературы

  1. Загорский А.В. Проблемы арктического сотрудничества и механизмы их решения. ИМЭМО РАН 2011.
  2. Canada’s Northern Strategy: our North, our heritage, our future. Ottawa: Government of Canada. 2009
  3. U.S. Navy Arctic Roadmap. Washington: Department of Navy. 2009
  4. Конышев В.Н., Сергунин А.А. Арктика в международной политике: сотрудничество или соперничество? РИСИ. 2012
  5. Тимофеев И.Н. Арктический регион: Проблемы международного сотрудничества. «Аспект Пресс». 2013
  6. Нестеркин В. Военная деятельность Канады в Арктике. Зарубежное военное обозрение. 2010. №11
  7. Зацепин В. Военное присутствие Дании в Арктике. Зарубежное военное обозрение. 2011. №4
  8. Коновалов А.М. Транспортная инфраструктура России в Арктике. ИМЭМО РАН. 2011
  9. Телегина Е.А. Освоение природных ресурсов. Россия в полицентричном мире. Весь мир. 2011
  10. Глубоков А.И. Международно-правовое регулирование рыболовства в Арктических морях. ИМЭМО РАН. 2011

Сухомлин К.А.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение