Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Культура и искусство в геополитическом контексте / Статьи
Его величество русский язык: история и современность
Материал разместил: Небренчин Сергей МихайловичДата публикации: 29-11-2018
Решение задачи выживания и сохранения уникальной российской цивилизации не возможно без обращения к историко-культурному наследию, традиционным идеалам, которые самым непосредственным образом продолжают влиять на образ мышления и поведения людей. В течение длительного периода эволюции русско-славянского этноса мировоззренческой основой бытия оставалась языческая культура народа.

Вопросы общественной идеологии и психологии неразрывны были связаны с языческим наследием, с развитием языка межнационального общения, каким остается русский язык в современной России. Обращение сегодня к его метафизическим основам позволяет конкретизировать сферу его функционирования в современных реалиях времени,  определить роль русского языка в консолидации российского общества, возрождении полноценной и эффективной государственности, продвижении интересов Русского мира на международной арене. Основным приоритетом России в работе со своей диаспорой за рубежом остается сохранение и распространение русского языка и российской культуры. По мнению российского президента Владимира Путина, выступившего на VI Всемирном конгрессе соотечественников 31 октября 2018 г. в Москве, мы заинтересованы в том, чтобы молодые соотечественники, живущие за рубежом, не теряли своей "русскости"…». 

Примеры других стран и, в частности, Китая, убедительно свидетельствует о том, что официальный язык – это эффективное средство консолидации общества, укрепления государственности, обеспечения суверенитета и национальной безопасности, территориальной целостности страны. Китайский  язык занимает особое положение в обществе, максимально защищен от негативного влияние извне, активно развивается и обогащается на метафизической основе своего происхождения и эволюции. И хотя КНР,  – это во многом однородная страна, где супер этнос - ханьцы составляют около 90 % населения, в отличие от многонациональной России, метафизические законы отменить нельзя.

Китайский специфический менталитет и лингвокультура играют ведущую роль в концептуальном проектировании процесса формирования и развития государственных и общественных институтов власти, механизмов управления обществом. Основываясь на собственном негативном историческом опыте, в КНР избегают слепого заимствования иностранных моделей и традиций проектирования и управления, даже в мировую паутину китаец попадает через иероглифы и свои технологические фильтры. В то время как многие другие страны мира, частично или полностью утратившие медийно-когнитивный (информационный) суверенитет, в том числе и Россия в начале 90-х гг., попадают под сильное влияние извне, тем самым подвергая угрозам и вызовам национальную безопасность и территориальную целостность.

Как свидетельствует мировая история, если в многонациональных и поликонфессиональных государствах (империях) эффективно доминирует официальный  язык и культура однородного демографического большинства (около 70 %), этот важнейший инструментарий консолидации общества  всячески поддерживается властями, страна сохраняет долгосрочные перспективы развития и процветания. В противном случае она обречено на внутренние распри, дезинтеграцию, деградацию и разрушение. Об этом свидетельствуют истории всех мировых империй Древнего Вавилона, Римской империи, Хазарского каганата, Османской империи, России и других, которых постигла участь распада. Перед такой угрозой сегодня стоят США, мини квазиимперии Украина,  Иран, Турция и др.

Метафизическая природа русского язычества

При анализе места и роли русского языка в современной России невозможно обойтись без исследования истоков речи и письменности и, в том числе русско-славянского язычества, как феномена гео- историко-культурного и сакрально-философского ранга. Как известно, природная возможность общения  в ареале своего расселения изначально была дарована людям для познания окружающего мира и обустройства своей жизни в соответствии с законами Природы. Слова призваны стать не только проводниками идеалов Веры, Правды, Справедливости, Любви и Добра, но и универсальным средством излечения человеческих душ, просветления разума.

В русофобской стратегии борьба со всем русским, в том числе родноверием и язычеством занимает особое место. Между тем, древнее язычество - это уникальный продукт геоэтноклиматической эволюции праславян, историческая стадия формирования их мировоззрения, особая типологическая модель поведения и мышления. Формы, механизмы и семантические категории далекого продолжали существовать и после принятия христианства, а главное во многом сохранились до сегодняшних дней, присутствуют в мыслях, словах и восприятии действительности современниками.

Древние русские люди, исконные естественные носители русского языка всегда оставались  неразрывной органической частью Родной природы. Со времени своего последнего расселения, примерно 5-6 тысяч лет до нашей эры, по древнему славянскому календарю более семи тысяч пятьсот лет назад, когда ледники отступили на Север и наследники древних ариев,  так называемые люди около ледниковой кромки льда, стали активно заселять Северо-Запад так называемой Большой физико-географической зоны (БФГЗ)[1]. БФГЗ ограничена на Западе – горами Карпаты, на Востоке – Уральскими (Гиперборейскими) горами, не Севере – акватории Балтийского и Баренцева морей, Юге – Каспийского и Черного морей. В дальнейшем  русская речь и письменность, повседневный быт и  традиционный уклад жизни,  родноверие (родная вера)  и культура (культ солнце РА) древних предков формировались и развивались в условиях и под непосредственным влиянием уникальной природно-климатической среды в ареале обитания праславян вдоль течения четырех великих славянских  реками (Западная Двина, Волхов, Волга (Ра), Днепр (Борисфен), Дон).

С древних времен «Историческая Русь» - колыбель собственно русско-славянской цивилизации располагается в самом центре массивной северо-восточная части Евразии - Heartland («Срединная Земля»), овладение которым в геополитике открывает путь к мировому господству. «Срединная земля» во многом совпадает с территорией БФГЗ. В Северо-Западной части Русской равнины, в пределах Тверской, Новгородской, Смоленской отчасти Псковской и Ленинградской областей располагается Валдайская возвышенность протяжённостью более 600 км.  По Валдайской возвышенности проходит водораздел бассейнов Волги, Днепра и Балтийского моря. С Валдайской возвышенности. Здесь берут начало реки Волга, Двина, Днепр, Западная Двина, Ловать, Мста, Сясь, Молога, Тверца и др. Гидрография Валдайской возвышенности активно влияет на  климат  в Европе.

В условиях, когда на рубеже веков  завершилась космическая эра «Рыб» ("Лось"), соответствующая зодиакальному символу “исторического израильского государства” и началась эпоха "Водолея", который является  зодиакальным знаком "исторической России", роль БФГЗ в мировых процессах  значительно возрастает. В метафизическом плане  перемещение энергетического центра  Солнца из одного природно-климатического ареала в другую сторону света означает точечную концентрацию солнечной и другой энергии на фауне и флоре вполне конкретных  природных ландшафтов, в частности,  современных территорий России, Украины, Белоруссии и других стран[2]. Неслучайно,  в настоящее время просторы БФГЗ и постсоветское пространство, в частности,  превратились в арену острого геополитического противоборства на материке Евразия.

Наши далекие предки, благодаря именно родному языку, сумели накопить, сохранить и передать потомкам глубокие знания о законах эволюции среды обитания, взаимоотношения общества и Природы, законах спасения и вы­живания нашей цивилизации. Известные звуки «Аз» и «Буки» с молоком матери погружали младенцев в мир первых слов о себе и окружающей среде, объясняли связь времен и явлений, открывали дорогу в мир самосовершенствования на пути к Богу, давали представления о путях спасения и самосохранения в борьбе за выживание. Благодаря языку, выступившему в качестве универсального средства распространения идей и знаний о Родной Природе, возникла философия Русской Азбуки, в рамках которой стали формироваться и получили дальнейшее развитие традиционные идеалы общества, мотивация мышления и образ поведения. Известная еще с древних времен формула «КУЛЬТ у РА», что означало «Власть у Солнца», самым непосредственным образом влияла на мотивацию мышле­ния и образ поведения всех народов РА — ССЕИ («Страны сеющего Солнца»). Как считал великий русский мыслитель В.И.Вернадский, бог – это свод законов Природы в отношении человека и общества. Вне человеческих возможностей изменить без пагубных последствий для себя  действие божественных законов, но знание из позволяет избегать множества бед…[3].

Еще задолго до Рождества Христова славяне имели свою развитую устную речь и письменность, богатую культуру, сформировавшихся на основе  родноверия[4], это образ жизни и мышления, языческое мировоззрение. Русских неслучайно относили к славянским племенам, народам восточнославянской цивилизации. Особое значение языка в жизни наших предков распространилось на название складывающейся тогда восточнославянской цивилизационной общности. Возникновение самого понятия «славяне» неразрывно связано со словами,  языком. Умение славян отзываться по-доброму и с уважением о Боге, всячески прославлять (словить) законы Природы, использовать языковые средства в борьбе за выживание — все это получило закрепление в принадлежности к исторической общности людей.

Русско-славянские смыслы

Как известно,  истоки когнитивной деятельности имеют языческие истоки и происхождение. Мышление человека изначально неразрывно связано и взаимообусловлено устной речью и письменностью. Столпами русского традиционного уклада жизни выступали ведическое наследие, родноверие и язычество. Русско-славянская ментальность формировалась через восприятие специфики среды обитания и природно-климатической специфики, взаимодействие с фауной и флорой, общение с ней, речевую практику с соплеменниками и инородцами. Специфика русской природы, когда период, пригодный для сева и уборки урожая на  широте Твери (от река Тверцы, твердь, творение и др.), исчислялся четырьмя месяцами, Москвы (от топкий, мокрый, болотистый и др.) – чуть более пяти. В то время как в Западное Европе земля является сельхоз пригодной девять месяцев, а скот пасется фактически круглый год. Имея гораздо меньше времени, русский христианин (крестьянин)вынужден был работать  усерднее, а главное артельно (общинно).  «Умирай, но рожь сей», гласит русская пословица.

Коллективная психология, которая изначально характеризует древнее русское общество, было востребовано не только, на полевых работах, охоте и т.п., но и  на поле брани. Здесь русский общинный дух проявлялся в полную силу, закипала ярость благородная, твердел голос и закалялся язык, крепли звуки литавр и барабанов. Победы, накопленные боевой опыт и военное искусство прославлялись в народных сказаниях, песнях, былинах и легендах, передавались из поколения в поколение  в процесс воспитания молодых бойцов и на генетическом уровне.

Таким образом, русские исконные смыслы и структурные элементы коллективного бессознательного (архетипы) остаются  порождением  коллективной практики выживания племени,  продуктом совместной социокультурной  и духовной жизни  этноса, нации, цивилизации,  как единого целого. При этом в понятие коллективного мироощущения  включено не только и не столько окружающая действительность, сколько единое пространство существования и отдельного человека и этноса в целом, их духовная, культурная и хозяйственная деятельность. Русские смыслы до настоящего времени во многом живут в народе, остаются источником создания и трансформации историко-культурных ценностей триединого народа.

Когнитивный смысл – это то, что самостоятельно можно взять в толк, сопоставив одно с другим, выявив отличие, «самость», существующее в различных событийных контекстах.  Чтобы взять в толк, нужны верные приметы - понятия, имена, символы и знаки. Наши далекие предки находили их приметы в космических представлениях,  богатой фауне и флоре, календарных событиях и практике. Если уходили одни смыслы, представления, жизнь вынуждала находить другие. Родной язык  оставался  наиболее универсальным средством для передачи смыслов от одного человека к другому, из поколения в поколение. Он, как система, членения, хранения, и передачи смыслов оперирует словами, числами, образами.  Именно язык позволял строить общие  смыслы для всех соплеменников,  смыслы нации, смыслы цивилизации. С помощью  языка формировалась реальность, в которой жили тогда человек и этнос, а впоследствии  народ, нация, цивилизация.  С  языком и способностью мышления изначально были тесно связаны вопросы общественной идеологии и психологии, истории и культуры, народно-хозяйственной деятельности. Без языка невозможно было возникновения смыслов, но смыслы более консервативны и глубинны чем язык. Даже смена языка народом не всегда приводила к потере его смыслов.   

Достаточно проанализировать отдельные лексико-семантические пласты известной «Всесветной грамоты»[5], чтобы понять, как древнерусская языковая практическая методика позволяла эффективно обучать людей мыслить в символах, знаках и образах. Исходя из того, что РА — это древний Бог солнца, память о поклонении которому до сих пор хРАнится в русском языке, становится понятным воспроизведение данной частицы во многих других ключевых пРАведных словах:  веРА, кРАсота, пРАвда, пРАвильный, пРАво, РАбота, РАть, стРАна, тРАдиция, уРА, уРо(А)жай и др. Обращает на себя внимание и то, что частица РА также лежит в основе многих слов, которые отражают неправедные дела и отступление от законов природы — бРАнь, вРАть, кРАжа, отРАва и др.

В целом, «Всесветную грамоту» отличали наличие в словах строго определенного мировоззренческого смысла, их многомерность с точки зрения содержания сведений о Вселенной, каждая буква не столько выполняла функцию письма, сколько познания, обеспечивала передачу заповедных знаний рода и племени. Значительный сакральный потенциал русского языка до сих пор остается одним из важнейших условий устойчивости развития восточно-христианской (православной) цивилизации. Будучи элементом подсознания, язык, постоянно трансформируясь и изменяясь в ходе эволюции народов, продолжает служить в качестве естественной органической связи с окружающей средой обитания.

Когнитивная природа русского языка наиболее полно отражена в народных пословицах и поговорках, крылатых выражениях, которые по сути представляют содержание национальной идеи, неписанные правила поведения и мышления. Исследуя собранные пословицы, можно условно их разделить на несколько тематических групп:

  1. Трудолюбие, мастерство, отношение к труду.
  2. Любовь, дружба.
  3. Жизнь, смерть, молодость, старость, здоровье, болезнь.
  4. Ум, глупость.
  5. Богатство, бедность.
  6. Правда, ложь, совесть, честь.
  7. Счастье, беда, удача.

Они регулируют вопросы морали и культуры, власти и общества, служения Отечеству,  семейно-брачные отношения и воспитание детей, призваны помогать искать согласия, объединяться в трудные времена, помогать друг другу, как взаимодействовать с  природой, а также строить взаимоотношения с другими народами и т.п.

В истории Руси долгое время особую роль играла Русская правда Ярослава Мудрого - это первый письменный свод законов, который упорядочил жизнь Киевской Руси. После смерти Ярослава его потомки дополняли этот документ новыми статьями, тем самым образовав Правду Ярославичей. Неписанная русскую конституция богата положениями «Домостроя», русского литературного памятника XVI века[6]. Особое значения для русской жизни имело творческое наследие основоположника русского старчества Сергия Радонежского, просветителей земли русской Серафима Саровского, Игнатия Брянчанинова, монаха Авеля, великих мыслителей Николая Костомарова, Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Михаила Ломоносова, Василия Татищева, Василия Ключевского, Льва Толстого, Федора Достоевского, Владимир Вернадского, и др. Воссоздание и использование всего словесного богатства страны в современных условиях позволит преодолеть глобальные вызовы и угрозы, изжить пагубное отчуждение народа от государства, в значительной мере обеспечит эффективность обустройства  современной России, продвижения ее интересов на международной арене.

Славянские ключи, как истоки великих восточнославянских рек и как ключевые слова, до сих пор остаются неразрывно связанными между собой в метафизическом, географическом и историко-культурном планах. Славянские реки несут в своих водах информацию о жизни наших далеких предков, правду об их нелегкой борьбе за выживание и спасение. Славянские ключи как ключевые слова продолжают «открывать дверь» в мир познаний и представлений о вселенной и мироздании, об этнокормящем ландшафте и природно-климатических условиях обитания, о великом славянском наследии, вековых традициях и самобытной культуре восточных славян. В современных условиях прикосновение и усвоение уникального и богатейшего наследия знаний и представлений «Славянские ключи» позволяет окунуться в мир запредельных герметических знаний, по-новому осмыслить окружающую действительность, вернуться на пути познания и самосовершенствования Бога. Языческое наследие – это сла(о)вянские ключи, которые способны открыть, проявить и реструктурировать мир индивидуального и общественного сознания, общественной идеологии и психологии современных россиян.

Эволюция русского языка

В древние времена, когда наши далекие предки расселились и обустроились на просторах «Исторической России» вдоль великих славянских рек, символизирующих три части некогда единого жизненного пространства мало, бело- и великороссов. Русско-Славянская речь разлилась полноводной информационной рекой, Столетиями вниз на юг русские реки  несут информацию и повествуют о временной жизни наших далеких предков. Русская простая речь вобрала в себя глубокие знания и представления о сути мироздания, об окружающей среде и природно-климатических явлениях, о специфике и особенностях характера русско-славян­ского населения, его самобытности и социальном опыте борьбы за самосохранение в мире внешних и внутренних угроз. Со временем русский язык стал не просто средством естественного общения, но и уникальной сокровищницей метафизических, природных, социальных и других знаний, благодаря чему решались задачи войны и мира, обустройства повседневной жизни, консолидации соплеменников, воспитания подрастающих поколений и т. д.

Изначально на Руси было несколько видов письменности. В Русской азбуке было 49  букв и за каждой из них стояли слова образы и целые фразы. В алфавите зашифровывались послания предков, основные заповеди, знания о законах мироздания. Изначально в первых трёх буквах Азъ Буки Веди была зашифрована заповедь: Я Бога Ведаю. Я (Азъ) была первой буквой в азбуке. И в этом также имелся сакральный смысл. Именно с осознания Я, своего внутреннего мира, начиналась для человека связь с Космосом.

Русский язык вошел в число священных языков мира, наряду с арабским, греческим, еврейским и латинским, на которых  разрешалось писать священные книги. Константин Философ (он же Кирилл), будучи христианским миссионером, исследовал возможность перевода Евангелия и Псалтыря на русский язык. И такая возможность им была найдена. Кирилл и Мефодий, выходцы из греческого города Солуни, равноапостольные просветители славян, создатели славянской азбуки (863 г.), изменили Русскую Азбуку. Из неё вначале было выброшено пять букв, а затем еще четыре - заменены греческими.  

Реформа IX века была первой деформацией русского языка, несколько нарушившая его сакральность[7]. Потом были еще реформы в период дальнейшей христианизации страны в  X-XI и в средние века.   Во времена Романовского правления, начиная с  Петра Великого (1709 г.),  в русский язык вошло немало французских, немецких, итальянских, английских и других лингвокультурных заимствований. Сурово с русским языком обош­лись большевики после прихода к власти в России в 1917 г. Тогда, особенно в первые десятилетия со­ветской власти, возникли многочисленные школы по реформированию языка, его больше адаптировали к нуждам новой чужеродной антинародной власти, приспосабливали к решению революционных задач. Язык наполнился революционными и масонскими словами и фразами (пролетарии, советы, комиссары, бюро, комиссии, трибуналы, революция и т.п.).  Подрыв основ русской словесности продолжился после 1991 года с приходом к власти в России прозападной либеральной демократии.

После крещения страны так называемым «Древлянским домом»[8], в частности, Владимиром Красное Солнышко и его дядей Добрыней Никитичем русская система признанного «разнобожия» земель, пронизанная веротерпимостью и свободолюбием, и выросшая на этой почве языческая культура, не погибла. Она оказала глубокое влияние на весь дальнейший ход эволюции характера и содержания национальной культуры. По мнению специалистов, христианство фактически «слилось с язычеством»[9], отличаясь по форме вероисповедания, но не по содержанию, которое во многом вобрало в себя историко-культурное и сакрально-мифологическое наследие прошлого. Об этом свидетельствует и весь  народный эпос, в котором переход от сугубо русско-славянской  эпохи к христианским временам почти никак не проявился.

В метафизическом плане языческая природа и  энергия русского народа расплылась и наполнила собой христианские формы духовной жизни. Несмотря на реформу Кирилла и Мефодия, церковнославянский язык до настоящего времени в наибольшей степени сохраняет в себе древнерусское лингвокультурное начало. С утверждением христианства на Руси русский язык получил новое наполнение и звучание. Восточные христиане по праву претендуют на место избранных с точки зрения того, что всячески отстаивают правильное прославле­ние Бога, а потому называются православными. Поистине сокровищницей русских письменности и речи является церковнославянский язык. Неслучайно само понятие Слова, обладающего метафизическим свойством программирования сознания и подсознания, занимает особое место в Библии. В Евангелие (Благая весть) от Иоанна в главе I содержится квинтэссенция восприятия христианином своего земного бытия: «В начале - было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…».

Лингвокультурная конкуренция

В отечественной истории на  эволюцию русской лингвокультуры сильное влияние оказали столкновений и взаимодействие  ее с культурными традициями и политическими укладами других племен и народов и вероисповеданий. Прежде всего, речь идет о межвидовой конкуренции с финно-угорскими и германскими племенами, мусульманами тюрками,  иудеями, англосаксами и др. Синтез уникальных инородческих и национальных ценностей, с одной стороны, способствовал формированию богатой и разнообразной общероссийской культуры, которая, не без оснований, сегодня претендует на право входить в  мировую сокровищницу. С другой стороны в процессе деформаций и трансформаций русской речи происходило ее обеднение, выхолащивание  глубинных смыслов, ослаблении роли в консолидации  общества.

Проникновение на Русь и, впоследствии, в Россию иностранных языков, как правило, сопровождалось наплывом инородцев в коридоры российской власти. Россия нередко страдала от засилья иноземцев. Не зря появилось  русофобское выражение «тысячелетняя раба», свидетельствующее о периодах внешней зависимости страны. Известно немало примеров, когда чужестранцы стремились адаптировать под себя национальный язык, проводя  реформы русской жизни. Слабое владение инородцами  русским языком нередко оказывало пагубное воздействие на укрепление национальной элиты, формирование общественных сознания и психологии, принятие ключевых политических и других решение, управление страной в кризисные периоды развития. Внутренняя и внешняя политика нередко оказывалась заложницей заимствованных лингвокультурных традиций.

В России хорошо известны времена проникновения и доминирования, особенно в элитных кругах, французских, немецких, тюркских и других слов. Нынешнее доминирование английского языка в торгово-экономических и деловых отношениях,  финансовой и информационно-культурной сферах приводит к нарастанию чужеродных языковых заимствований и вытеснению исконно русских слов из повседневной практики. Вместе с засильем английского языка в Россию пришла «вестернизация» и идеалы «массовой культуры». Вестернизируются  процессы воспитания в детских садах, образования в школах и вузах, коммуникаций в учреждениях и на предприятиях, информирования и просвещения в СМИ и т. п. В результате не только теряется все психолингвистическое богатство языка, про­исходит разрыв метафизических и генетических связей, но и создаются предпосылки историко-культурного и духовно-нравственного перерож­дения общества.

С давних времен особый колорит русской жизни придает  матерная ругань, вобравшая в себя многие лингвостилистические заимствования от других этно-религиозных групп населения. Изначально на Руси бранная речь не приветствовалась, осуждалась общественной моралью, так как задевала честь и достоинство интимнных сторон жизни, семьи и женщины-матери, занимавшей особое положение в общине (обществе). Мат изначально был тесно связан с эмоциональной сферой индивидуального и общественного сознания, общественной психологии, предназначался для отрицательных оценок людей и явлений, выражения недовольства конкретному адресату, как правило, враждебной стороне, инородцам. Тогда бранная речь носила. Скорее, характер порицания и назидания, чем ругательства. В дальнейшем в бранную речь  были привнесены оскорбительные нотки, ругательные мимика, жесты, знаки. Бранные слова активно усваивались иностранцами в их открытой и тайной полемике с русско-славянским населением,  активно пополнялись иноязычными бранными словами и выражениями.

В современной России, Белоруссии,  Украине в других странах бывшего СССР и даже социалистического лагеря области функционирования бранной речи (матерщины) матерщины не только не сужается, но и даже расширяются.  Без ядреного мата не обходятся в силовых структурах, где особенно важны четкие команды и указания старших начальников младшим по званию, быстрый настрой военнослужащего на выполнение боевой и другой задач. По признанию самих военных, матерный язык  остается самым простым и эффективным средством принуждения подчиненных к дисциплине. Мат – это норма непубличного общения во всех властных гражданских структурах. Сегодня ругаются дети в школе, студенты в вузах, родители между собой в семье. Матерщина - это издавна узаконенный язык городских улиц и подворотен, рынков, забегаловок, магазинов и т.п. Даже сегодняшние  мигранты, прибывающие в Россию, первым делом осваивают ядреные слова – так им легче объясниться, отбиться от враждебных нападок  и т.п. С матом можно и нужно бороться,  но, прежде всего, необходимо всесторонне исследовать этот языковой феномен и сделать необходимые выводы в интересах государства и общества.

В настоящее время серьезную опасность для позиций русского языка в стране представляют процессы неуправляемой миграции в современной России. По различным оценкам,  ежегодно в России находится около 20 миллионов мигрантов. Ситуация усугубляется в силу того, что чужестранцы, как правило,  не стремятся к ассимиляции   усвоению должным образом русского языка. Они ограничиваются усвоением самых простых и примитивных средств языкового общения, до­статочных для трудоустройства и налаживания быта на новом местожительстве. При этом, про­должая ревностно хранить свои культурные тра­диции и возможность постоянного общения на родном языке, они даже не ставят задачу ассими­лироваться и раствориться в русском языковом и культурном пространстве. Ситуация усугубля­ется и тем, что стремительно растущая числен­ность мигрантов все больше начинает негативно влиять на состояние общения в стране в целом.

Ситуация усугубляется тем, что приезжие  не воспринимают процессы «вестернизации» России, насаждения здесь идеалов массовой культуры. Фактически в «чужой монастырь» они приходят со своими «уставами», которые регулируют их быт, семейно-брачные и этно-религиозные отношения, но и распространяются уже на деловые связи, политику. Мигранты, оставаясь замкнутыми внутри своих диаспор, ограждаясь от внешнего мира национальными языками, тем не менее, активно влияют на процессы перерождения традиционного российского общества. Такое положение дел, как показывает опыт ведущих европейских стран, чреват непредсказуемыми последствиями. Поэтому вопрос прекращения массовой миграции, взятие под контроль процесса адаптации приезжих к российским реалиям с учетом углубленного изучение русского языка и отечественной истории становится одним их приоритетных в общей повестке возрождения российского государства.

Русско-славянское триединство

Нынешняя ситуация с разрушением русско-славянского триединства, подрывом целостности территории «Исторической Руси» (России), противопоставлением друг другу исконных носителей русского языка в России, Белоруссии и Украине угрожает непредсказуемыми последствиями для  всего ареала распространения Русского мира. Ситуация усугубляется тем, что в настоящее время против России развязана необъявленная гибридная война, идеологической основой которой является неприкрытая русофобия, агрессивная враждебность к самим  русскости, русскому супер этносу, русскому языку, русскому образу мышления и поведения.

Дальнейшая судьба русского языка тесно переплетается с судьбой русско-славянских народов, составляющего метафизическое большинство страны (около 66,6%) в России, не менее  50 % в Белоруссии и Украине, влиятельное меньшинство в  государствах бывшего СССР. В условиях ментальной агрессии против Русского мира восстановления и укрепление русского национального самосознания приобретает сегодня особое значение. Признавая ценность всех национальных языков России и бывших советских республик, нельзя не констатировать, что русский язык — это не просто древнейший инструмент общения, универсальное средство консолидации в многонациональном обществе,  но и великий мировой язык, часть всеобщего международного наследия.

Доминирующая роль Русского языка в России – это одновременно объективная данность и редкая ценность, так как русско-славянское население страны составляет около 80 %, а русский язык принадлежит к сокровищнице мировой культуры. Поэтому необходимо не только упрочение  позиций Русского языка  в РФ, где он зарекомендовал себя в качестве универсальных средств международ­ного общения, символов толерантности, дружбы и сотрудничества, но восстановления его статуса  в странах «Исторической Руси» и, прежде всего, в Белоруссии и Украине.

В то же время необходимо признавать, что мировое и региональное  величие русского языка, его особая роль в жизни российского государства  невозможно, если он останется замкнутым лишь в пределах русско-славянского культурного пространства. Как известно, язык — это не только один из наиболее сильных факторов, способных различать и  идентифицировать отдельных людей, группы, этносы, но и разделять и противопоставлять их друг другу.  Поэтому добрососедство, конструктивное взаимодействие и заинтересованное общение Русского языка с другими автохтонными наречиями страны – это важное условия мира и согласия, стабильности и развития многонационального государства. Главное — нельзя допустить, чтобы национальные языки превратились в орудие вражды и распрей между народами.

На протяжении длительной истории русско-славянское триединство неоднократно подрывалось, земли «Исторической Руси» (России) нередко оказывались во владении других государств, под сильным внешним влиянием извне. В результате  язык и культура, русское  население  подвергались целенаправленной ассимиляции, существенным деформациям и трансформациям, что не могло не оказать негативного влияния на общественное сознание и психологии. Новое расчленение русско-славянского триединства после распада СССР в 1991 году несет в себе непредсказуемые последствия для России, Украины и Белоруссии. Благодаря подрывным усилиям Запада на территории современной Украины дальше всего могут отдалиться от своих первородных истоков русские украинцы, которые, тем не менее,  представляют собой наиболее здоровое биосоциальное ядро русско-славянского супер этноса. Общераспространенный в центре, на востоке и юге страны русский украинский язык (суржик) и субкультура находятся под сильным давлением массовой культуры, активно подвергаются полонизации, иудаизации, давлению со стороны воинствующей ментальности и агрессивного диалекта галицийских народов. Между тем, возвращение к историко-культурному наследию носит во-многом надуманный, искаженный и показной характер. В украинском обществе типичных представителей русского народа заодно с другими этносами бесцеремонно причисляют к древним кроманьонцам, легендарным шумерам и ариям, вездесущим «одичалым евреям». При этом зоогическая  русофобия к себе самим, в том числе русским украинцам в Украине возведена в ранг государственной политики, инструмент подавления инакомыслия и манипулирования общественным сознанием. Она позволяет киевскому режиму и его западных хозяевам, прежде всего, США добиваться известной консолидации общества на антирусской, антимоскальской, антирелигиозной основах, принимать меры по  обеспечению относительной национальной безопасности и территориальной целостности.

Несмотря на союзнические отношения между Россией и Белоруссией, на белорусской земле также продвигается русофобия, имеет место полонизация, осуществляется навязывание  литвино-католических ценностей русско-славянскому большинству страны. Антимосковские настроения, как в Украине, сильны не только в Минске и западных областях, но и в русских регионах РБ. Как и украинцев, белорусов отпугивает засилье в России мигрантов, сильное влияние «азиатщины», деление народов на титульные и не титульные, дискриминация представителей русско-славянского супер этноса, дискриминация языка и культуры.  Ситуация усугубляется тем, что белорусские элиты не заинтересованы в реальном построении Союзного государства двух стран, всячески препятствуют углублению двухсторонних отношений, нередко занимают антироссийскую позицию на международной арене и, в частности, по российско-украинской проблематике.

Вместе с тем, нельзя не признать того, что русско-славянскому триединству во многом вредит русофобская позиция и действия влиятельных инородных российских элит, любящих употреблять чаще английский, чем русский язык,  и, прежде всего, так называемых «москалей», которые имеют сильные позиции в структурах власти, медиа, большом бизнесе, среди интеллигенции и т.д. Чтобы одновременно отдельно властвовать и России, и в Украине, и в Белоруссии, они всячески содействуют проведению  небезызвестной западной политики «разделяй и властвуй», препятствуют консолидации земель «исторической Руси» (России), возрождению «Русского мира». Русофобские силы в Белоруссии, России и Украине достаточно тесно взаимодействуют  и координируют свои действия, опираются на широкую поддержку коллективного Запада, развязавшего необъявленную гибридную войну против РФ. Международные силы влияния хорошо понимают, что без исконных русских земель и русско-славянского триединства Россия не имеет перспектив возрождения и процветания, обеспечения полноценного суверенитета, национальной безопасности и суверенитета. Однако главным препятствием на путях экспансионистских планов остается русско-славянское лингвокультурное триединство. В эпоху глобальных вызовов и угроз пока оно сохраняется русский супер этнос и другие автохтонные народы России, Украины и Белоруссии сохраняют перспективы выживания и самосохранения.

Агрессивная русофобия

Тем не менее, нынешняя ситуация с русским языком в России заслуживает особого разговора. Он сегодня становится главной жертвой так называемой «языковой революции», последствия которой могут оказаться губительными не толь­ко для культуры страны, но и национальной безопасности, стабильности в обществе и даже суверенитета и территориальной целостности государства. В современных международных условиях, когда информационно-технологический процесс уже вышел за рамки национальных государств, становится все труднее избегать изменений и деформаций в языке. Под влиянием глобализации, в частности информационного бума в мире, в России уже появился новояз информационно-технологического происхождения. В настоящее время современные технические нововведения, как и влияние массовой культуры, фактически нейтрализуют метафизическую сущность и сильно упрощают язык. Они превращают его в инструмент культивирования потребительских и гедонистических идеалов и ценностей, средство формирования и поддержания соответствующе­го образа поведения и мышления. Язык все чаще становится заложником новых информационных технологий и информационно-коммуникативных реалий.

Наибольшие угрозы русскому языку представляет беспрецедентное нашествие массовой культуры и засилье английского языка в стране. Между тем, с учетом того, что международный английский язык эволюционирует в сторону примитивизации, упрощения и минимизации языков средств, что неизбежно ведет к его вырождению в долгосрочном плане, дальнейшее распространение в государстве и обществе может иметь негативные последствия. В связи с этим русский язык не должен утратить все свои конкурентные преимущества, как живого и глубокого наречия, тесно связанного со своими истоками. Только в таком качестве он останется главным системообразующим элементом  сохранения и упрочения языкового, когнитивного и информационного суверенитета государства,  важнейшим условием обеспечения национальной безопасности и территориальной целостности страны.

В настоящее время, в условиях жесткого информационно-психологического противоборства в мире, приводит столкновение российского традиционного общества с враждебными несовместимыми западными ценностями и устоями. В конечном счете, оно сводится к  разрушению привычной картины мира, основ общественной идеологии и психологии, этно-культурных, этических и эстетических координат сознания, догматов веры, порядка  истории. С помощью искусственно созданных враждебных «ментальных вирусов», представляющих собой упорядоченную информационную структуру (спектакль, шоу-акция,  книга, видеоролик, статья,  песня и др.), решается задача захватить внимание, навязать мысль или идею, подчинить мышление, структурировать его в интересах управления извне[10].

В настоящее время враждебное смыслополагание имеет разрушительную коннотацию, изначально нацелено  на подрыв морально-психологического состояния  оппонентов и на повышение морального духа у "своих" единомышленников, «агентов влияния». Убедительная или эмоционально окрашенная речь вызывает нужную реакцию у сторонников на посылы и сигналы управления, а торможение рефлексии, апатию, страх, панику и т.п. – у противоположной стороны. В смыслополагании  важнейшее место отводится языковым средствам, мыслям, идеям, стереотипам, рассуждениям, аргументам и тезисам, оценкам и прогнозам, образам, знакам, символам, звукам, запахам и т.п. В связи с этим подрывные «фабрики мыслей» имеют цель захватить власть над умами, переформатировать общественные сознание и психологию, традиционное мышление.

В результате длительной целенаправленной информационно-психологической обработки населения страны оно в 90-х гг. погрузилось в агрессивно-депрессивное состояние, неспособное проявлять активность, созидать и сопротивляться. Русская речь на наших глазах продолжает утрачивать многое из свое­го метафизического наследия, что связывает прошлое, настоящее и будущее людей, обедняет подсознание и ведет к нарушению генетических связей в общественном и организме каждого из людей. В связи с тем, что язык неразрывно свя­зан с понятием культуры, языковые деформации неизбежно изменяют культурную картину стра­ны. В современной России засилье и влияние массовой культуры таковы, что традиционные идеалы и ценности, мораль и нравственность во многом оказались безвозвратно утраченными или растерянными. В настоящее время, чтобы успешно противостоять массовым «ментальным эпидемиям», которые навязываются не только извне, но и идут от прозападных элит в России необходимо обладать здоровым иммунитетом, как физическим, так и интеллектуальны, психологическим, духовным. Устойчивость и невосприимчивость массовым враждебным нападкам, «мозговым вирусам» и «зомби технологиям» вырабатывается  в процессе самого обретения здоровой наследственности,  воспитания в себе иммунных качеств с «молоком матери», поддержания ментального здоровья в семье. Грамотное и целенаправленное просвещение и воспитание  подрастающего поколения, как в семьях, так и в масштабах государства и общества превращается сегодня в самую актуальную задачу обеспечения национальной безопасности страны. При этом трудно переоценить роль русского языка, как сокровищницы уникальных историко-культурных смыслов и лексико-семантических пластов, способных влиять на ментальное здоровье нации, успешно противостоять «медийной наркомании»[11]. В связи с этим кардинальное оздоровление информационного пространства, очищение его от лживого виртуального контента, консолидация отечественных «фабрик мыслей» и медиа в противовес чужеродному «мейнстриму»…[12]. Российские медиа могут и должны сменить, во-многом, разрушительный вектор продвижения контента на созидательный, мобилизующий, оздоровляющий. Как известно: «Слово лечит, слово ранит…. Одних спасёт,
других обманет».

В условиях непрекращающихся потоков тотальной виртуальной лжи в российском обществе возникает сильный запрос на правду, которая в нынешних условиях приобретает особую ценность, выступает в качестве эффективного оружия слова. В информационно-психологическом противоборстве правда является заметным конкурентным преимуществом, так как ложь сильна в краткосрочном, в крайнем случае, в среднесрочном плане, тогда как объективная информация – оружие стратегического, долгосрочного уровня. Оно способно достаточно эффективно сдерживать и разрушать фейковые нападки, оздоровлять информационно-психологическую атмосферу в обществе, повышать моральный дух народа в противостоянии с враждебными силами. Прямой открытой «русской правде» в качестве главного инструмента национальной «мягкой силы» вполне по силам опровергнуть и  отбросить лживые постулаты и догматы, перейти в наступление и кардинально изменить крайне искаженную картину мира, перезагрузить современные информационные отношения[13].

Понадобилось время, в том числе с приходом к власти Владимира Путина в 2000 г., чтобы информационно-психологическая ситуация в России стала меняться в лучшую сторону. Всяческого одобрения и поддержки заслуживает последовательное стремление Русской Православной Церкви (РПЦ) оздоровить морально-нравственный климат в стране. Однако без активного участия государства в этих позитивных процесса трудно рассчитывать на то, что страна и общество окон­чательно встанут на путь духовного пробужде­ния и национального возрождения.

Русский крест

В наиболее уязвимом положении сегодня оказываются представители русского народа. В отличии от русскоязычных граждан России, большинство из которых имеют возможность развивать национальные языки в рамках национальных образований или национально-культурных автономий, русские практически становятся заложниками ситуации, когда русская речь, сохраняясь по форме, в содержательном плане все больше трансформируется и превращается в некое универсальное средство межнационального общения, наподобие современного английского языка, который практически утра­тил свое метафизическое и историко-культурное звучание. Дело в том, что тот английский язык, на котором разговаривают в США или Индии, мало имеет отношения к культурному наследию великого английского языка.

Такое положение дел требует от государства принятия срочных и неординарных мер по кар­динальному исправлению ситуации в языковой сфере. Важно понять, что в современной России вопросы состояния и положение русского языка, его статуса в государстве и обществе имеет самое непосредственное отношение к решению задач по обеспечению национальной и общественной безопасности России. В настоящее время недо­статочно ограничиваться работой отдельных международных фондов под эгидой правительства, проведением конкурсов и фестивалей, дней и годов «русского языка». Необходимо прекратить эксперименты над живым телом русского языка, настало время вернуть ему первоначаль­ное предназначение, соединить в единое целое процессы государственного, духовно-нравственного и культурно-языкового возрождения общества и страны.

Несмотря на то, что современный русский язык в ходе исторического генезиса русской цивилизации не избежал серьезных деформаций и искажений, он остается носителем и проводником глубоких метафизических и сакральных знаний. Как считают специалисты, русский язык до сих пор остается своеобразным культурным кодом русско-славянской цивилизации, включающий в себя и образ мышления и поведения человека, мотивы общественной идеологии и психологии. Только руководствуясь культурным кодом народа можно обосновать спасительную национальную идею, выработать стратегию и тактику развития государства, доктрину общественной безопасности и технологию ее реализации[14]. Национальная идея России сегодня – это спасение, выживание, самосохранение и возрождение уникальной российской цивилизации в эпоху глобальных вызов и угроз. Без возвращения к истокам и корням русского языка сложно  воплотить в жизнь  идею всенародного объединения, мобилизации, созидания. Поэтому укрепление позиций русского языка в жизни общества объективно будет способствовать возвращению в нашу жизнь традиционных идеалов и ценностей, консолида­ции различных этносов и общественных сил, мо­билизации их на возрождение страны.

Всесторонний учет  языкового наследия  и специфики национального менталитета, использование современных когнитивных технологий позволяет всесторонне исследовать события и процессы, государственную и общественную деятельность, грамотно формулировать образ будущего страны и общества, его программировать и моделировать, воплощать на практике.  Эффективный лингвокультурный инструментарий должен использоваться при организации работы современных институтов управления государством и обществом. К ним, в порядке возрастания значимости влияния, принято относить: ментально-культурные (язык, менталитет, архетипы, уклад, просвещение, образование, культура, религия, искусство, литература и т.п.), организационно-концептуальные (смыслополагание, концепции, проекты,  властные структуры, научное программирование,  кадры), медиа-когнитивные (СМИ, интернет,  когнитивные технологии, вирусы,  журналисты), финансово-экономические (банковская система, крупный бизнес, финансовая политика, финансово-экономическое регулирование, золото-валютные активы и т.п.), силовые (оборона, правопорядок, безопасность), политико-правовые (конституция, законодательство, партии, неправительственные организации, выборы, эксперты и др.),  дипломатические механизмы.

В современных условия русский язык и менталитет народа необходимо развивать не столько по пути расщепления, разделения целого (событий и явлений, процессов и тенденций, информации и знаний) с последующим анализом отдельных частей. Сегодня необходимо стремится к синтезу знаний, конвергенции образования, получения синергетического эффекта от такого подхода. Русский протоязык изначально был целостен, целостен, самодостаточен, обладал известным синкретизмом[15], поэтому возрождение его с учетом современных реалий, несомненно, раскроет новые возможности для усвоения вселенских знаний и их использования в интересах и на благо народов мира, а не международных сил влияния, нацеленных на утверждение миропорядка в своих корыстных интересах.

Русско-Славянские ключи, как истоки великих восточнославянских рек, и как ключевые слова и смыслы, до сих пор остаются неразрывно связанными между собой в метафизическом, географическом и историко-культурном планах. Славянские реки несут в своих водах информацию о жизни наших далеких предков, правду об их нелегкой борьбе за выживание, спасение и самосохранение с другими народами, государствами, международными силами. Славянские ключи как ключевые слова продолжают «открывать дверь» в мир познаний и представлений о вселенной и мироздании, об этнокормящем ландшафте и природно-климатических условиях обитания, о великом славянском наследии, вековых традициях и самобытной культуре восточных славян. В современных условиях прикосновение и усвоение уникального и богатейшего наследия знаний и представлений «Славянские ключи» позволяет окунуться в мир запредельных герметических знаний, по-новому осмыслить окружающую действительность, вернуться на пути познания и самосовершенствования Бога. Языческое наследие – это сла(о)вянские ключи, которые способны открыть, проявить и реструктурировать мир индивидуального и общественного сознания, общественной идеологии и психологии современных россиян.

           

 

[1] См.: Небренчин С.М. Метафизика безопасности. С-Пб.: «Десятка», 2008. – сс.25-26.

[2] Подробнее см.: Концептуальные измерения геополитики. М.: ФМНБ, 1996. – с.7.

[3] Подробнее см.: там же. – сс.3-27.

[4] В настоящее время вековечные заветы отцов и дедов, сказы стариков и бабушкины песни, опыт народный, от поколения к поколению переходящий, - вот тот мост, на котором стояла и стоит ныне Родная вера.

[5] Плоскостные отображения Букв (ов) ВсеЯСветной Грамоты, история которой превышает 7 тысяч лет,  являют собой графики  отображений многомерных биологических объектов, каждый из которых имеет собственную гамму цветовых, звуковых, вкусовых и других  характеристик, является "срезом, частной проекцией"  макромира и  общего мироздания.

[6] русский литературный памятник XVI в. Представляет собой тщательно разработанный свод правил общественного, религиозного и в особенности семейно-бытового поведения

[7] По Википедии, в широком смысле — всё, имеющее отношение к божественному, религиозному, небесному, потустороннему, иррациональному, мистическому, отличающееся от обыденных вещей, понятий, явлений.

[8] Подробнее см.: Членов А.М. По следам Добрыни /Предисл. Ф.П.Шевченко. – М.: Физкультура и спорт, 1986. С.235.

[9] См.: там же.

[10] Ашманов И. Ментальные эпидемии: « мозговые вирусы» в эпоху информационных войн.  // «Завтра», ноябрь, 2018. – с.8.

[11] См.:  Там же.

[12] См.: Небренчин С.М. Суверенная безопасность России. – М.: МСАНОИК, 2018.- с.124.

[13] Небренчин С.М. Информационное измерение «Мягкой силы». – М.: АНО ЦСОиП, 2017. – с.24.

[14] См.: Хелемендик Сергей. Мы…их! Братислава, Издательство «Славянский Дом» Братислава, 2003. СС.122-129.

[15] Синкретизм - нерасчленённость различных видов чего-либо, первоначальная слитность в каком-нибудь явлении, свойственная ранним стадиям развития; это значение термина применяется к области искусства.

Сергей Небренчин


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение