Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Морская политика / Статьи
Морская сила Российской империи
Материал разместил: АдминистраторДата публикации: 16-11-2017

Традиционно термин морская сила применяется к таким государствам, как США и Великобритания, который за счет своего географического положения были предрасположены к созданию сильных военно-морских сил, с помощью которых и проецировали свою власть и влияние на отдельные регионы мира. Противоположные этим государствам страны – Франция, Германия и др. – традиционно называют континентальными, подразумевая первостепенный характер для них военной силы именно на сухопутном театре боевых действий. К этим странам обычно причисляют и Россию. Однако, при более пристальном рассмотрении истории России, мы можем обнаружить, что данное утверждение спорно. Российское государство имеет выход к трем морям и 2 океанам, а ее территория включает в себя большое количество рек и озер, а значит морская составляющая играла одну из важнейших ролей в ее истории.

Концептуально термин «морская сила» был введен только в конце XIX в. благодаря усилиями двух военно-морских теоретиков – американца Альфреда Тайера Мэхэна («Влияние морской мощи на историю 1660−1783», 1890 г.) и британца Филиппа Ховарда Коломба («Морская война, ее основные принципы и опыт», 1891 г.). Ключевыми составляющими их теории были следующие пункты:

  • для достижения господства, государству необходимо установить контроль над морским пространством («сила на море решает судьбу истории» и «кто владеет морем, владеет всем»[1]);
  • установить контроль над ним возможно путем полного разгрома основных сил противника на море в решающем сражении; в случае же, когда флот противника не был уничтожен целиком, остатки его сил необходимо заблокировать в его портах, для обеспечения своей победы;
  • помимо военно-морского флота большое значение имеют контроль государства над стратегически важными пунктами (например, Панамский канал и др.), наличие военно-морских баз и развитая экономика, которые все вместе будут поддерживать национальные ВМС;
  • отрицание важности войны на коммуникациях противника – ключевое значение имеет уничтожение основных сил противника в генеральном сражении, после чего и будет обеспечена защита национальной торговли;
  • в итоге, Мэхэн сводил все к следующей формуле - SP = N + ММ + NB, т.е. морская мощь (Sea Power) = ВМС (Navy) + торговый флот (Merchant Marine) + военно-морские базы (Naval Bases).

Однако было бы неверным утверждать, что до выработки концепции «морской силы», европейские государства не придерживались схожих взглядов в рамках своей военно-морской деятельности. Еще в XVII в. французский поэт А.М. Лемьер произнес «Le trident de Neptune est le scepter du monde», т.е. «Трезубец Нептуна есть скипетр мира». Лучшим примером в данном случае может послужить противостояние между Англией и Голландией (1652-1674 гг.) и Англией и Францией (1689-1815 гг.), судьба которого решилась на море и в последствии привела Британию к морскому господству.

Теория Мэхэна-Коломба оказала серьезное влияние на военно-морских теоретиков и практиков по всему миру – во Франции, Германии, Италии и даже Японии находились как ярые ее сторонники, так и не менее ярые противники. Но особого внимания концепция «морской силы» была удостоена именно в Российской империи. Именно после выхода в 1894 г. перевода работы Коломба, в России, на полях ключевого издания – «Морского сборника», развернулась острая дискуссия по вопросам роли морской силы в российской истории, а также споры вокруг необходимости или отсутствия необходимости в сильном военно-морском флоте для империи.

Вопрос о целесообразности содержать развитый военно-морской флот Россией, несмотря на кажущуюся его абсурдность, возник в XIX в., на волне поражения Российской империи в Крымской войне (1853-1856 гг.) и последующим за этим расформированием Черноморского флота, в рамках исполнения статей Парижского мирного договора о нейтрализации Черного моря. Почва для подобных мыслей все же была заложена еще в правление императора Александра I, с подачи министра морских сил адмирала П.В. Чичагова, который считал флот «обременительной роскошью подражания», а сам русский народ не способным к морскому делу.[2]      

Однако в империи нашлись и те, кто считал иначе. Российский историк И. Е. Аренс в своей работе «Морская сила и история», анализируя морскую деятельность России, приходит к выводу, что Россия является континентальной страной, но при этом, одновременно, и морской державой[3].  В 1907 г. выходит работа А.Ф. Ритиха и А.Л. Бубнова, под патронажем Лиги Обновления Флота[4], «Россия и ее моря. Краткая история с морской точки зрения», в которой рассматривается история Российского государства через призму морской истории. Авторы приходят к выводу, что военно-морской флот играет великое значение в рамках столкновения военно-экономических интересов мировых держав в начале XX в. Опираясь на флот, Россия всегда будет иметь возможность участвовать в «политическом концерте» великих держав, т.к. его действия могут распространяться на любую точку земного шара.[5]  В 1912 г. была издана работа старшего лейтенанта флота Е. Н. Квашнина-Самарина «Морская идея в Русской земле», в которой автор, на манер Мэхэна, проанализировал морскую и торговую политику Новгородской республики, борьбу за наследие Ливонского Ордена и господство на Балтийском море, политику отдельных царей (Ивана IV, Бориса Годунова и Алексея Михайловича) и др., после чего пришел к выводу о естественности флота для России, об его общей исторической необходимости, а не только необходимости его в определенный исторический момент.[6]

Во всех этих работах просматривалась основная мысль – России необходим сильный флот. Это было доказано и самой историей Российского государства. Еще в XVIII в. именно благодаря наличию сильного флота Петру Первому удалось сокрушить шведское могущество на берегах Балтийского моря, а появление русской эскадры в Черном море в годы русско-турецкой войны 1768-1774 гг. позволило обеспечить господство в его акватории и облегчить действия русским армиям, сражающимся в Крыму, на Кавказе и на Балканах. При этом нельзя не отметить и прямо диаметральные эпизоды в истории России – эпоха «дворцовых переворотов», когда о «детище Петра I» забыли, а русско-турецкая война 1735-1739 гг. закончилась скромными успехами, ибо армия действовала фактически в одиночку, или период союза Наполеона и Александра I (1807-1812 гг.), когда в 1808-1809 гг. британские корабли господствовали в Балтийском море, а адмирал Д.Н. Сенявин, еще до начала боевых действий, сдал свою эскадру британцам в Лиссабоне. Особняком стояли два конфликта – Крымская война (1853-1856 гг.) и Русско-японская война (1904-1905 гг.), в которых из-за допущенных ошибок и общей пассивности военно-морского флота Российской империи, вся инициатива на морском театре боевых действий была отдана противнику.

На волне открывшейся дискуссии более серьезно стали заниматься вопросами военно-морской политики и стратегии, среди которых можно выделить таких военно-морских теоретиков, как Н.Л. Кладо, Ю.Ф. Волковицкий, Р. Зотов, С.О. Макаров, А.В. Немитц, В. Новицкий и М.А. Петров. Среди них стоит выделить профессора Николаевской Морской академии, который, после ознакомления с трудами Мэхэна, прокомментировал их следующим образом:

«В этих главах нет никакого исследования о природе войны, нет формулированных на основании этого исследования «принципов», нет исследования об элементах и типах обстановки, за исключением элемента географического, нет исследования о моральном и материальном элементах при ведении войны, о целесообразности боя, нет учения о замысле (плане), нет никакой классификации операций и т.п., одним словом, нет курса стратегии. А в том, что есть, приведена неправильная и вредная тенденция об исключительном влиянии на ведение стратегических операций географического элемента, и об этом постоянно надо помнить при использовании этого труда как материала для практических решений в области стратегии и для построения теории стратегии.» [7]

Разбирая роль и место морской силы в истории России, более подробно обратим внимание на то как и каким образом использовались военно-морские силы в основных внешнеполитических мероприятиях Российского государства со времен Петра I, «отца российских ВМС».

Временной период

Внешнеполитическое событие

Значение

Правление Петра I

Второй Азовских поход (1696 г.)

Северная война (1700-1721 гг.)

 

 

 

Русско-персидская война (1722-1723 гг.)

 

 

 

Испанская экспедиция (1725-1726 гг.)

Прямое содействие взятию Азова.

Разгром шведского флота, что поставило крест на безраздельном господстве Швеции на Балтике

Содействие в захвате отдельных крепостей на каспийском побережье и обеспечение снабжения сухопутных сил

Первая дальняя океанская экспедиция русского флота.

Эпоха дворцовых переворотов

Война за польское наследство (1733-1735 гг.)

 

 

 

 

Русско-турецкая война (1735-1739 гг.)

 

Русско-шведская война (1741-1743 гг.)

 

Семилетняя война (1756-1763 гг.)

Русская эскадра обеспечила дополнительное снабжение войскам, осаждавшим Данциг, а также вынудила отвести французов свои морские силы от крепости.

Ограниченное использование гребной флотилии в осаде Азова в 1736 г.

Пассивная деятельность флота и уклонение от активных боевых действий.

Действие на коммуникациях противника поддержка приморских флангов сухопутных сил.

Правление Екатерины II

Русско-турецкая война (1768-1774 гг.)

 

 

 

 

 

Русско-турецкая война (1787-1791 гг.)

 

 

Русско-шведская война (1788-1790 гг.)

Участие Азовской флотилии в захвате Крыма + установление блокады Дарданелл и контроля над Эгейским морем, а также отдельные морские десанты на территории Османской империи.

Участие Днепровской флотилии в осаде Очакова + установление контроля над Черным морем.

Борьба с шведским флотом с переменным успехом, закончившаяся серьезным поражением во Втором Роченсальмском сражении.

Правление Павла I

Война Второй коалиции (1799-1802 гг.)

Захват Ионических о-вов и содействие восстановлению власти неаполитанского короля.

Правление Александра I

Англо-русская война (1807-1812 гг.)

Русско-турецкая война (1806-1812 гг.)

 

 

 

Русско-шведская война (1808-1809 гг.)

Пассивная деятельность российского флота.

Установление блокады Дарданелл и всего турецкого побережья + контроль над Восточным Средиземноморьем.

Содействие сухопутным силам в захвате о. Готланд.

Правление Николая I

Наваринское сражение (20 октября 1827 г.)

 

Русско-турецкая война (1828-1829 гг.)

 

Крымская война (1853-1856 гг.)

Содействие победе греческого национально-освободительного движения.

Установление господства на Черном море и обеспечение блокады турецкого побережья.

Разгром турецких сил, но в дальнейшем инициативе на море передана противнику

Правление Александра II

Первая Американская экспедиция (1863-1864 гг.)

 

 

 

 

Вторая Американская экспедиция (1876 г.)

 

Русско-турецкая война (1877-1878 гг.)

 

Оказание дипломатической поддержки правительству А. Линкольна в США + демонстрация силы на англо-французских торговых путях.

Подготовка к действию на британских коммуникациях в Тихом океане.

Содействие в захвате ряда турецких приморских крепостей (Батум и др.) и форсирования р. Дунай

Правление Александра III и Николая II

Русско-японская война (1904-1905 г.)

 

 

Первая мировая война (1914-1918 гг.)

Разгром основных военно-морских сил России и передача инициативы на море Японии.

На Балтике удалось сдержать противника в рамках Центральной минно-артиллерийской позиции

На Черном море удалось установить блокаду турецкого побережья и поддержать приморский фланг сухопутных сил.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что практически во всех основных внешнеполитических операциях Российской империи, серьезную роль и место занимали военно-морские силы, причем зачастую провал на море оказывал прямое влияние на исход конфликта. Здесь можно выделить войну со Швецией 1788-1790 гг., когда поражение во Втором Роченсальмском сражении свело на нет все предыдущие победы русского флота, и вынудило Петербург заключить мир на невыгодных для него условиях. Здесь же можно выделить и Крымскую войну, в которой противники России могли практически беспрепятственно снабжать свои войска на Крымском п-ове, а также и войну с Японией, в которой Япония получила возможность безвозмездно перевозить и снабжать свои войска в Корее и Маньчжурии.

Осознание важности развития своего военно-морского флота и поддержания его на должном уровне слишком поздно посетило умы лидеров Российской империи. В годы Первой мировой войны ключевая идея, выдвигаемая Мэхэном, а именно решающее сражение на море, после которого произошло бы установление господства на нем той или иной державой, так и не произошло. Фактически единственное крупномасштабное столкновение флотов европейских держав – германского и британского у Ютланда – тактически закончилось победой немцев, однако стратегически британцы одержали победу, сорвав планы Берлина по прорыву установленной Лондоном блокады. В России же флот выполнял преимущественно оборонительные функции, а запланированная Босфорская операция по захвату Стамбула так и не была реализована в виду произошедшей в стране революции.

Исходя из вышесказанного можно проследить, что настоящая морская сила всегда была главным аргументом в международных отношениях и в решении межгосударственных споров, связанных с использованием морских пространств. Это связано в первую очередь с тем, что только ВМФ может вести боевые действия вдали от своей территории в Мировом океане, а уже в мирное время находится в непосредственном контакте с потенциальным противником. Более того, именно ВМФ является наиболее представительным видом вооруженных сил на международной арене. Именно поэтому сегодня мы можем наблюдать «ренессанс морской силы» в России в рамках использования ВМФ в сирийской операции.

 

[1]Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю, 1660–1783. – М.: ООО «Издательство ACT»; СПб.: Terra Fantastica, 2002. – C. 4

[2]Аренс И.Е. Морская сила и история / Е. И. Аренс. - СПб.: Б. и., 1912. - VIII, с. 52

[3]Там же, с. 53.

[4]Общественная организация, созданная в 1905 г. генерал-майором по адмиралтейству Н.Н. Беклемишевым, поставившая себе задачей выяснить значение для нее морского могущества, распространять в ней морские познания и оказывать содействие правительству в создании и организации морской силы.

[5]Риттих А.Ф., Бубнов А.Л. Россия и ее моря. Краткая история России с морской точки зрения. СПб., 1907, с. 138

[6]Квашнин-Самарин, Е. Н. Морская идея в русской земле. История до петровской Руси с военно-морской точки зрения. / Ст. лейт. Е. Н. Квашнин-Самарин. - СПб.: Морской Генеральный Штаб, 1912. - С. 5

[7]Доценко В.Д. Основоположник теории морской силы // Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю, 1660–1783. – М.: ООО «Издательство ACT»; СПб.: Terra Fantastica, 2002. – C. 605

Никулин М.А.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение