Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Коронавирус - гибридная угроза безопасности / Статьи
Когда закончится пандемия и что нас ждет после нее?
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 30-11-2021
Эксперты предсказывают, что к зиме 2025 года пандемия закончится, а COVID-19 займет свое место среди сезонных простуды и гриппа. Журнал The Economist собрал самые реалистичные постпандемийные прогнозы: долго ли нам придется поголовно вакцинироваться, станет ли коронавирус менее опасным, чем грипп, и велика ли вероятность появления катастрофической мутации, в которой сойдутся смертоносный штамм «бета» и сверхзаразный штамм «дельта»?

Мир сталкивался с пандемиями и прежде. В 1830-х годах вспышка холеры всего за один месяц унесла жизни почти 3% жителей Парижа. В конце XIX века примерно миллион человек умерло от «русского гриппа», который, по мнению некоторых, был вызван предком современного коронавируса. Испанка, распространившаяся по всему миру в 1918 году, за пару лет привела к смерти около 50 миллионов человек.

И вот теперь COVID-19. Вирус уже унес жизни от 10 до 19 миллионов человек. Согласно разработанной The Economist модели избыточных смертей, точное число равняется 16,3 млн.

COVID-19 — далеко не самая смертельная болезнь в истории человечества. Многие даже не знают о том, что заражены. Но это новый вирус, и у нас нет к нему иммунитета — поэтому он так быстро распространяется и так смертоносен.

Вместо пандемии — эндемия

Рано или поздно каждая пандемия заканчивается. Со временем у людей вырабатывается иммунитет, и вирусы теряют способность находить новых хозяев. Тем не менее лишь одна болезнь в истории, оспа, была полностью искоренена. Другие, в том числе грипп, корь и холера, стали частью нашей жизни.

COVID-19 в этом отношении ничем не отличается от них. Что в нынешней пандемии нового, так это то, как быстро болезнь переходит в разряд эндемической благодаря вакцинации. Вопрос только в том, когда это произойдет и какой после этого будет жизнь.

Правительства большинства стран мира понимают, что покончить с COVID-19 не удастся. Последнее крупное государство, по-прежнему стремящееся к нулевой заболеваемости — это Китай. Тем не менее почти сразу после появления болезни стало ясно, что уничтожить ее будет невозможно, так как многие страны не смогли оказать ей должный отпор, утверждает эпидемиолог из ВОЗ Мария ван Керкхоув.

Штамм «дельта», оказавшийся заразительнее предшественников, сделал шансы на искоренение коронавируса еще более призрачными. Регулярные локдауны и карантины теперь единственный путь. Однако подобные меры больно бьют по экономике. Вскоре это ощутит на себе и Китай. Поэтому каждой стране придется научиться жить с вирусом.

Эндемичность подразумевает распространение вируса на стабильном и предсказуемом уровне. Заболеваемость не достигает критической отметки, но болезнь и не исчезает. О стабильности можно говорить, когда доля населения, подверженная заболеванию, соразмерна вероятности заражения. Вакцинация помогает снизить эту точку стабильности.

Так было с полиомиелитом и корью — двумя тяжелыми болезнями, которые в ХХ веке были эндемическими во всём мире, а ныне практически искоренены. Кампании по вакцинации были успешными отчасти из-за того, что оба вируса поражали и убивали детей. COVID-19 не повторит этот путь: не только потому что угроза, которую он представляет для молодых людей, относительно невелика, но и потому что даже после вакцинации по-прежнему можно заразиться и передать вирус другим, хоть в таких случаях заболевание и протекает преимущественно в легкой форме.

«Как грипп»?

Для сравнения: обычную простуду могут вызывать две сотни различных вирусов. Большинство детей не болеют простудой в тяжелой форме, а большинство взрослых уже неоднократно переболели, поэтому имеют иммунитет и легко справляются с болезнью. Как следствие, простуда продолжает существовать как эндемическая болезнь с относительно высокой заразительностью.

Грипп тоже имеет свою специфику. Это одна из самых опасных эндемических болезней, ежегодно убивающая от 290 до 650 тысяч человек, преимущественно пожилых. Вакцина от гриппа существует и широко применяется, в первую очередь для защиты особенно уязвимых категорий населения. Но полностью искоренить грипп вряд ли удастся, отчасти из-за отсутствия всеобщей вакцинации, а отчасти из-за того, что вирус мутирует слишком быстро.

Смертность от эндемичного COVID-19 со временем может сравняться со смертностью от других распространенных коронавирусов и гриппа.

Тревор Бедфорд, вирусолог из Центра исследования рака имени Фреда Хатчинсона в Сиэтле, подсчитал, что вариант «дельта» передается вдвое быстрее H3N2, одного из самых распространенных штаммов вируса гриппа. Он также отмечает, что на данный момент SARS-CoV-2 эволюционирует в пять раз быстрее, чем вирус гриппа (хотя темпы снизятся, когда болезнь станет эндемической и, как следствие, менее распространенной).

Доктор Бедфорд считает, что в ближайшее несколько лет SARS-CoV-2 по тяжести сравняется с гриппом. Отдельные случаи заражения перестанут нести значительную угрозу, но из-за более высокой заразности COVID-19 количество заболевших и умерших будет большим. По подсчетам Бедфорда, в одной только Америке будет от 50 до 100 тысяч смертей в год. Согласно данным Центра по контролю и профилактике заболеваний США, грипп ежегодно убивает от 12 до 52 тысяч американцев.

Другие считают, что COVID-19 станет схож с другими распространенными коронавирусами, которые не представляют существенной опасности.

Эпидемиолог Дэвид Хейманн отмечает, что по особенностям распространения SARS-CoV-2 больше напоминает коронавирусы, чем вирусы гриппа. В отличие от гриппа, его вспышки не обусловлены заболеваемостью детей. Кроме того, если прививки от гриппа предотвращают в лучшем случае 40–60% заражений и должны ежегодно модифицироваться в силу новых вариантов, вакцины от COVID-19 намного успешнее предотвращают тяжелую форму болезни и смерть и до сих пор не нуждались в модификации.

Это значит, что эндемический SARS-CoV-2 будет больше похож на другие эндемические коронавирусы, чем на грипп. Наиболее уязвимые группы населения по-прежнему будут периодически нуждаться в вакцинации, но, по мнению доктора Хейманна, даже в худшие сезоны уровень смертности от нового коронавируса будет намного ниже, чем от гриппа (при условии использования ныне доступных прививок от гриппа).

Но каким бы ни оказался эндемический COVID-19, до него еще далеко. В Восточной Европе, где почти не проводилось организованных кампаний по вакцинации, количество госпитализированных и умерших стремительно растет.

В Новой Зеландии и Австралии, где уровень заражения был низким вследствие жесткого локдауна, у значительной части населения не сформировался иммунитет. Многие люди до сих пор не сталкивались с вирусом и не сделали прививку. Когда вирус появится там, это приведет к скачку заболеваемости и смертности.

Опасность еще не миновала

В среднесрочной перспективе скачков заболеваемости стоит ожидать даже в странах с высоким уровнем вакцинации. Пример Британии, отказавшейся от мер предосторожности раньше других европейских стран, показывает, что госпитализированных может быть много даже там, где уровень вакцинации высок.


В сентябре 25–35% коек в британских отделениях интенсивной терапии было занято ковидными пациентами, которые, как правило, остаются в больнице на две-три недели, не оставляя места для пациентов, перенесших операцию, которым койка нужна всего на пару дней. Примерно четыре из десяти британцев, госпитализированных с диагнозом COVID-19, не вакцинированы.

Разница между вакцинированными и невакцинированными более ощутима в отношении смертности. На сегодняшний день COVID-19 — это главная причина смерти среди невакцинированных жителей Великобритании. В первой половине 2021 года всего 1% всех смертей среди вакцинированных граждан приходился на COVID-19. Среди невакцинированных доля составляла 37%.

Волны заражения со временем ослабнут по всему миру благодаря коллективному иммунитету. Скачки заболеваемости станут более редкими, и COVID-19 превратится в эндемическую болезнь. Как скоро это произойдет, зависит от трех факторов: доли населения, у которой сформировался иммунитет; способов лечения болезни; эволюции вируса.

Иммунитет к COVID-19

Иммунитет трудно измерить. Иммунная система сложна и плохо изучена. Имеет значение как количество, так и качество производимых ею антител.

«В течение полугода после вакцинации иммунная система оптимизирует реакцию, — говорит Али Эллебеди, иммунолог из Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе, штат Миссури. — Антитела, произведенные в первые два-три месяца, постепенно заменяются более новыми, способными лучше связывать белок вируса. Количественно антител становится меньше, но качественно иммунитет укрепляется».

Однако уровень антител не может служить показателем защищенности. «Люди заболевают COVID-19 даже при высоком уровне антител. Нет фиксированного уровня, гарантирующего защиту», — говорит эпидемиолог из Оксфордского университета Сара Уокер.

И всё-таки в масштабах всего населения мы можем утверждать, что высокий уровень антител означает меньше случаев заражения.

По мере распространения вируса среди населения иммунные системы переболевших укрепляются и начинают вырабатывать антитела для противодействия новому заражению. Защита, предоставляемая вакциной, постепенно ослабевает, однако иммунитет при этом крепнет.

Вакцина предоставила примерно трети человечества короткий и безопасный путь к эндемичности. Около 3,8 миллиарда людей получили как минимум одну дозу вакцины, а 2,8 миллиарда — две. Если прибавить к ним переболевших, то получим примерно половину населения мира с иммунитетом к COVID-19.

Вакцина существенно снижает опасность тяжелой формы болезни. Она спасла сотни тысяч жизней и позволила многим системам здравоохранения нормально функционировать. Это первый случай, когда человек так быстро вмешался в борьбу между распространением вируса и развитием иммунитета.

Но подавляющее большинство тех, кто приобрел иммунитет с помощью вакцинации, живет в обеспеченных странах. В бедных регионах люди вынуждены будут приобретать иммунитет через заражение. Темпы вакцинации, которые в июне достигали 43 миллионов доз в день, к концу сентября снизились до 30 миллионов доз, хоть падение и обусловлено по большей части замедлением темпов вакцинации в Китае. Невероятно, что людей удается вакцинировать быстрее, чем вирус успевает передаться от человека к человеку, однако это верно лишь в отношении богатых стран.

В настоящий момент коллективный иммунитет человечества к COVID-19 очень далек от иммунитета к другим эндемическим респираторным инфекциям. Это объясняется тем, что с другими эндемическими болезнями люди сталкиваются постоянно, особенно в детском возрасте. Каждый такой случай — это тренировка для иммунной системы.

Доктор Эллебеди говорит, что на достижение аналогичного иммунитета к COVID-19 уйдет не одно десятилетие. В ближайшие же годы стоит ожидать постепенного снижения заболеваемости, обусловленного укреплением иммунитета вследствие перенесенной болезни.

Фарма против COVID-19

Со временем, когда достаточное количество людей приобретет иммунитет, COVID-19 станет сезонным заболеванием, наряду с другими эндемическими респираторными инфекциями. Рэйчел Бэйкер из Принстонского университета, которая изучает реакцию вирусов на условия окружающей среды, ожидает завершения этого процесса в течение пяти-шести лет.

Превращение COVID-19 в болезнь, с которой человечество сможет жить, будет обеспечиваться не только вакцинами, но и новыми методами лечения. Антивирусный препарат ремдесивир позволяет сократить количество госпитализаций среди пациентов группы высокого риска на 87%, если прописывается на начальной стадии заболевания. Но он должен вводиться внутривенно и в больничных условиях. Лечение антителами также показывает высокую эффективность, но и оно проводится в стационаре.

Отчасти решить проблему может препарат AZD7442 компании AstraZeneca — его вводят в кабинете врача. Стоит отметить, что он, скорее всего, будет дорогим, поэтому не найдет широкого применения. Тем не менее он позволяет быстро получить порцию антител и дает дополнительную защиту даже после вакцинации. Порция антител также будет полезна в профилактических целях как тем, кто подвержен высокому риску заражения (например, сотрудники сферы здравоохранения), так и тем, у кого болезнь может протекать в особо тяжелой форме (например, больные раком или диабетом, а также пожилые люди).

Разрабатываются и более дешевые противовирусные пероральные препараты. Самый многообещающий из них — это молнупиравир от Merck и Ridgeback. При приеме в течение пяти дней с начала появления симптомов он снижает вероятность госпитализации на 50%.

Merck рассчитывает поставить 10 миллионов курсов препарата к концу 2021 года. Аналогичные препараты от Pfizer, Roche и Atea Pharmaceuticals помогут расширить наш антиковидный арсенал. Средства вроде молнупиравира не лечат от COVID-19, но делают его намного менее опасным. Есть опасения, что вирус эволюционирует и тогда противовирусная терапия не будет работать.

Питер Хорби, профессор новых инфекционных заболеваний из Оксфордского университета, считает, что комбинированное лечение стоит применять с самого начала. Пример препаратов против ВИЧ показал, что устойчивость к одному методу лечения формируется довольно быстро.

Новые препараты позволят жить с COVID-19, но правительства и министерства здравоохранения всё равно должны будут предпринимать шаги, чтобы дальнейшие вспышки не застали систему врасплох. Каждую зиму задача будет усложняться эпидемией гриппа. Возможно, придется принимать дополнительные меры для сокращения передачи заболевания. В обеспеченных странах люди, жалующиеся на плохое самочувствие, будут оставаться дома, а ежегодные бустеры и прививки от гриппа помогут уберечь наиболее уязвимые категории населения.

В то же время коронавирус неизбежно продолжит эволюционировать. Новые варианты, скорее всего, возникнут на основе варианта «дельта», который к настоящему моменту вытеснил почти все остальные. Если возникнет более заразный штамм, чем «дельта», он со временем распространится по всему миру. Вариант «бета», который ныне почти полностью исчез, успешнее преодолевал защиту иммунной системы, но медленнее распространялся, поэтому не закрепился.

Появление нового варианта, сочетающего в себе характеристики «беты» и «дельты», стало бы катастрофой. Подвариант «дельта-плюс», который пока широко не распространился, имеет мутации, свойственные «бете», но на данный момент нет оснований считать, что он будет устойчив к вакцинам.

Тем не менее из-за возможности возникновения варианта «дельта» с характеристиками «беты», а также из-за необходимости предотвращать случаи госпитализации распространение вируса все еще необходимо сдерживать. «Мы не в силах предсказать дальнейшее развитие событий», — говорит иммунолог из Имперского колледжа Лондона Дэниел Альтманн.

Как бы ни мутировал SARS-CoV-2 в будущем, эндемический COVID-19 не будет существовать в вакууме. Вирусы постоянно соперничают друг с другом. Исследование, проведенное Службой общественного здравоохранения Англии с использованием данных, собранных с января по апрель 2020 года, показало, что больные гриппом на 58% реже получали положительный тест на COVID-19. Возможно, это объясняется борьбой вирусов между собой.
Наиболее уязвимые люди, однако, иногда заражались обоими вирусами одновременно. В этом случае риск смертельного исхода был почти в два раза выше, чем при заражении только вирусом SARS-CoV-2.

Рано или поздно COVID-19 станет эндемическим. Но путь к новой норме не будет легким.


Источник: https://knife.media/covid-to-2025/ 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение