Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Коронавирус - гибридная угроза безопасности / Статьи
Почему все опасения, связанные с COVID-19, не опасения вовсе, а ложные предубеждения?
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 02-05-2020
2020 год – год подвластных пандемии изменений. И хотя мир уже находится на стадии «смирения» с глобальной катастрофой, мы очень смутно представляем, какой будет наша жизнь без масок, санитайзеров и устрашающих статистик.

Это вполне естественно, и в некотором смысле необходимо: мы чувствуем и понимаем, что вещи никогда не будут прежними, и вдумчивые размышления о будущем помогают нам справиться с настоящим - как и, среди прочего, выяснить экономические опасности и понять потенциальные возможности.

Карантин оставит свой след. Люди привыкнут к digital-образованию, а сервисы по доставке еды будут еще очень длительное время в топе, как и про-фессия курьера «Яндекс.Еды. Но что дальше?
Однако каждую секунду нужно помнить одно: многие из наших «совре-менных» предсказаний будут ошибочными уже завтра. Но как понять, какие из них?

Когда катастрофическое событие нам незнакомо или оно только набирает свои обороты, трудно «читать между строк» и еще труднее представить, какими будут следующие непредсказуемые события и как они повлияют на то, какие изменения происходят сейчас. Также как этот момент должен напомнить нам, что наиболее важными событиями являются те, которые возникают спонтанно и с небольшим предупреждением - как сам коронавирус.

Но соблазнительно легко удвоить громкие заявления: киберспорт заменит футбол и баскетбол, кинотеатры никогда не вернутся, а телемедицина станет новой нормой.

Все возможно, но внимательнее посмотрите на то, как часто окончательные прогнозы о постоянных изменениях являются просто экстраполяциями недавно наблюдаемых тенденций, доведенных до некоторой крайности. Другими словами, будущее будет похоже на это новое настоящее – только намного больше.

В начале 2009 года, в разгар Великой рецессии, журнал Time объявил эпоху «Концом избытка». Потребление перешло в форму рецессии. «Вечеринка наконец-то определенно окончена» - так Курт Андерсен оптимистично описывал здоровую социальную перезагрузку, отмеченную более умеренным и эко-номным подходом к потреблению.

Это переросло в новую тенденцию. «Нежелание тратить может быть наследием рецессии», - размышлял анализ, проведенный в августе 2009 года в New York Times. Подводя итог экспертным взглядам, статья утверждала, что «рецессия так долго терпела и распространяла боль, что просочилась в культуру, понизив ожидания, затуманив предположения о будущем и разрушив желание покупать». И эксперты прогнозировали, что в результате бережливость не будет проходящей тенденцией, а все случится наоборот.

Вместо глобальной бережливости люди перешли к консьюмеризму. Потребительские расходы выросли примерно на треть с 2009 года, с примерно 10 триллионов долларов в год до 13,5 триллионов долларов в прошлом году, и на них по-прежнему приходится более двух третей всей экономической активности. Задолженность по кредитным картам уменьшилась в течение нескольких лет после Великой рецессии, но с 2011 года стабильно росла и достигла рекордного максимума в 2019 году. Мировые продажи предметов роскоши в мире выросли более чем вдвое.
Это не значит, что ничего не меняется. Хоть после 11 сентября люди стали ответственнее подходить к воздушному транспорту, это не означает, что в обществе появился страх к самолетам. Также как после Великой Рецессии ни у кого не отошло на задний план желание покупать и владеть.

Другими словами, мир действительно изменится, но не так, как мы думаем. Потому что, если вы рассматриваете временной интервал 12 лет, а не 12 месяцев, произойдут другие вещи - хорошие и плохие - которые вы не можете предвидеть, но это окажет некоторое влияние, даже косвенное, на то, что вы прогнозируете.

Сартакова Ксения


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение