Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / Коронавирус - гибридная угроза безопасности / Статьи
Швеция, Белоруссия, Вьетнам: как ещё можно бороться с COVID-19
Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 06-05-2020
Ближайшее будущее рассудит, какая из стратегий противостояния коронавирусу была самой эффективной, но уже сейчас есть несколько стран, отличающихся особым подходом в этом вопросе.

Тонкий расчет с непредсказуемым финалом

Ближайшее будущее рассудит, какая из стратегий противостояния коронавирусу была самой эффективной, но уже сейчас есть несколько стран, отличающихся особым подходом в этом вопросе.

В Европе на необычном положении находятся жители Швеции, для которых большинство карантинных мер имеет рекомендательный характер. В этой северной стране даже не закрыли школы с детскими садами. Лишь старшеклассников со студентами в королевстве перевели на удаленное обучение. В надежде на дисциплинированность шведов правительство вместе с главным эпидемиологом Андерсом Тегнеллом рекомендовало соблюдать социальную дистанцию и, по возможности, перейти на удаленную работу. Кафе, рестораны, торговые центры, парки со скверами сейчас наполнены людьми, причем без масок. Странно требовать от населения не выходить на улицу при том, что всё везде открыто. Поначалу в Швеции запретили лишь массовые мероприятия, собирающие более 500 человек в помещении. Сейчас это число снижено до 50. Здесь есть один нюанс: все меры разработаны шведским Агентством общественного здравоохранения (Folkhälsomyndigheten), вносить какие-то коррективы в их работу кабинет министров не может. Такова специфика законодательства королевства: медицинские руководители здесь независимы от государства.

Андерс Тегнелл, главный эпидемиолог Швеции. Источник: dw.com

Сохранение демократических принципов любой ценой создает в Швеции «терпимые» условия для вируса. К примеру, если в семье обнаруживается зараженный COVID-19, двухнедельный карантин не является обязательным для остальных. Правительство лишь просит не посещать работу в этом случае. Все противоэпидемиологические меры, принятые шведским медицинским руководством, базируются на опыте ликвидации вспышек атипичной пневмонии (SARS) и ближневосточного респираторного синдрома (MERS). И на данный момент, по мнению Андерса Тегнелла, все идет по плану. Коэффициент заражения коронавирусом SARS-CoV-2 (индекс R) ниже единицы, то есть один больной заражает не более одного человека. Сейчас этот индекс равен примерно 0,85, что является признаком спада эпидемии в стране. Для сравнения: в начале апреля R в Швеции был равен 1,3.

Необычная ситуация сложилась с медицинскими обеспечением в армии королевства. Когда были развернуты два полевых госпиталя в Гетеборге и Стокгольме, оказалось, что больше у военных ничего не осталось. Госпитали были ранее розданы сердобольными шведами миротворческим миссиям по всему миру и бедным странам Балтии, «страдающим» от российской угрозы. То есть в случае серьезного скачка числа зараженных армия помочь особо ничем не сможет.

Вопросы вызывает и поддержка населения в вопросах борьбы с COVID-19. Несмотря на то, что правительство утверждает такие мягкие меры, на самом деле это поддерживает только 52% населения. То есть фактически общество разделилось в вопрос оценки действий.

Естественно, в ситуации, когда мир вокруг в глухой самоизоляции, а в Швеции своеобразный рай, появляются голоса, призывающие последовать мировому опыту. Прежде всего Андерса Тегнелла укоряют в высокой смертности среди старшего поколения, особенно в домах престарелых. Причем ученые говорят о грядущей волне смертности такого масштаба, что средняя продолжительность жизни в королевстве снизится на пару-тройку лет. Естественно, это произойдёт из-за массовой гибели жителей старше 65 лет. Врачи указывают на фактическое отсутствие специфического лечения больных стариков. Инфицированных оставляют в домах престарелых на совести местных медиков. В начале мая Андерс Тегнелл официально признал недостаточное внимание, которые оказало агентство здравоохранения пожилым людям. Именно эту категорию следовало в первую очередь изолировать от контактов. Однако при этом чиновник указал на уровень смертности апреля 2020 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года – цифры оказались очень близкими.

Оппоненты из числа ученых страны указывают на опыт Исландии, Норвегии, Финляндии и Дании, где с начала марта ввели жесткий карантин, закрыли школы, детские сады и все общественные места. Норвежцы даже запретили выезжать из городов на дачи, надеясь на снижение темпов распространения заразы на периферию. Тегнелл отвечает, что мягкие шведские меры вызваны прежде всего заботой о физическом и психическом здоровье граждан. Если в королевстве ввести аналогичные жесткие меры, то вскорости и с эпидемией толком не справимся, и пачку сопутствующих болезней получим. Главная надежда шведского правительства теперь на скорое формирование коллективного иммунитета у населения и последующий спад числа инфицированных. А пока в первых числах мая в Швеции без малого 23 тыс. зараженных COVID-19, из которых только 1 тыс. выздоровели, а умерло более 2,7 тыс. При этом стоит помнить, что в королевстве далеко не каждый может провериться на COVID-19 – показана процедура только людям с явными симптомами, а также контактировавшим с зараженными коронавирусом. Тем не менее, темпы прироста последних дней говорят, что в стране наступила фаза плато.

Можно ли это объяснить высокой результативностью работы команды Тегнелла? Скорее всего, именно относительными мерами карантина объясняется очень высокий процент смертности – около 12%. При этом соседи королевства в начале мая демонстрируют качественно иные показатели: Дания – менее 10 тыс. заразившихся, более 7 тыс. выздоровевших и 493 смерти; Норвегия – 7884, 32 и 214 соответственно; Финляндия – 5327, 3500 и 240 соответственно. Похоже, в поиске золотой середины сохранения здоровья и экономики в королевстве выбрали не самый верный путь. Впрочем, шведы не одиноки в своём либеральном «ноу-хау».

Белоруссия против Вьетнама

На первый взгляд, меры, принимаемые Белоруссией, очень схожи с подходом Швеции. Здесь тоже работают образовательные учреждения, кафе, рестораны, кинотеатры и другие общественные места. Так и не был остановлен футбольный чемпионат – это, кстати, беспрецедентный шаг в масштабах Европы. Лукашенко пока даже Парад Победы на 9 Мая не отменил, а в конце апреля провел общенациональный субботник, приуроченный к 75-летию Победы. Фактически власти только ограничились двухнедельным карантином для всех приезжих из-за границы. Неужели белорусы консультировались с Андерсом Тегнеллом?

Белоруссия, похоже, становится большой площадкой для эпидемиологических экспериментов. Источник: profil.ru

Основное отличие антивирусной стратегии нашего соседа от действий шведов в фактическом отрицании самого факта смертоносности COVID-19. По мнению лидера страны, вся история с коронавирусом надуманна и не несет особой угрозы для здоровья нации. Главными мотивом Лукашенко является забота об экономике Белоруссии. Во-первых, остановка предприятий промышленности вызовет в скором времени финансовый коллапс, так как никакой денежной подушки безопасности у белорусов нет и не было. А, во-вторых, очевидно, что белорусский лидер желает выйти из данного общемирового кризиса с наименьшими потерями, а может, и с экономическими дивидендами. Страны вокруг будут заниматься реанимацией собственного хозяйства, а здоровая и работоспособная промышленность Белоруссии в этом может помочь. Тут и новые рынки сбыта, и частичная ликвидация конкурентов.

Итог: на начало мая в Белоруссии почти 17,5 тыс. инфицированных, из которых умерло чуть больше ста человек, а выздоровело более 3 тыс. Является ли данная статистика показателем эффективности «особого пути» Лукашенко в отношении коронавируса, которого он не видит? Или здесь виновны нюансы подсчета? В любом случае, немалая часть населения не особо доверяет простым рецептам типа «50 гр. водки и баня» и переходят на самостоятельную изоляцию. Естественно, такие стихийные меры особо ничего полезного не принесут.

В карантинном деле белорусам лучше поучиться у вьетнамских эпидемиологов.


Фото: AFP


Начнем с того, что во Вьетнаме до сих пор нет ни одного умершего от коронавируса! Это при том, что «нулевой пациент» в стране был обнаружен еще 23 января, спустя несколько дней после приведения медицинской службы в полную готовность. Вообще, отличительной чертой работы вьетнамского правительства была молниеносность. Быстро объявили карантин, быстро закрыли все учебные заведения и пункты общественного питания, быстро заблокировали город Виньфун с инфицированными. Споро работала полиция, когда выясняла контакты зараженных по всей стране. И всех — сразу в строгую изоляцию, чуть ли не под вооруженную охрану. Но при этом не самая богатая страна позволила себе закупить дорогостоящее медицинское оборудование в Южной Корее и обеспечить фактически бесплатным питанием всех закрытых на карантин людей. Жестко работали с лицами, отрицающими масштабы мировой пандемии: нескольких чиновников даже арестовали. Специалисты утверждают, что такая оперативность является следствием близости к Китаю, которого регулярного лихорадит различными эпидемиями. Вот и приходится соседям быть постоянно начеку. В итоге во Вьетнаме за все время заболел коронавирусом 271 человек, из которых 219 уже выздоровели, смертей, как говорилось выше, вообще нет. Сейчас в стране медленно выходят из карантина (маски пока обязательны, группы более 20 человек запрещены), но возобновлять полноценные контакты с окружающим миром не спешат.

Эффектная стратегия Вьетнама, к сожалению, уже мало где применима. COVID-19 в большинстве своем уже распространился по странам. Тотальной изоляцией ничего не решить. Одна надежда — на коллективный иммунитет по шведско-белорусскому рецепту. И когда все страны вокруг Вьетнама подобным обзаведутся, что будет с его жителями?

Евгений Федоров


Источник: https://topwar.ru/170890-shvecija-belorussija-i-vetnam-kak-esche-mozhno-borotsja-s-covid-19.html


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение