Центр стратегических оценок и прогнозов

Автономная некоммерческая организация

Главная / Политика и геополитика / США в глобальной политике / Статьи
Нормативно-правовая база строительства и применения вооруженных сил США
Материал разместил: Полончук Руслан АндреевичДата публикации: 03-12-2020

Всесторонняя и четкая нормативно-правовая регламентация строительства и применения компонентов ВС рассматривается ВПР США в качестве залога эффективного применения войск при реагировании на кризисные ситуации в различных регионах мира, решения стратегических задач в военных конфликтах различного масштаба.

Строительство и применение ВС осуществляются в соответствии с требованиями конституции страны, законодательных актов конгресса, исполнительных указов президента и разрабатываемых на их основе директивных указаний должностных лиц (инструкции, руководства, директивы и указания министра обороны, наставления КНШ, концептуальные и уставные документы видов ВС).

Конституция США является высшим правовым документом страны, на основании которого строится политика и разрабатываются планы строительства национальных ВС.

В соответствии с конституцией (глава I, раздел 8) право объявления войны, издания законов о строительстве ВС, их финансирования, утверждения порядка управления видами ВС принадлежит высшему органу законодательной власти США – конгрессу.

Законодательные акты конгресса США, в том числе и по военным вопросам, объединены в Свод законов Соединенных Штатов, где они сгруппированы по томам.

Законы США, касающиеся строительства вооруженных сил, вопросов национальной безопасности и обороны страны, входят в состав следующих томов: Том 10 «Вооруженные силы»; Том 14 «Береговая охрана»; Том 32 «Национальная гвардия»; Том 50 «Война и национальная оборона».

Наиболее значительным по объему и количеству включенных в него законодательных актов является Том 10 «Вооруженные силы» Свода законов США, который содержит четыре главы. В главу I вошли законодательные акты, касающиеся министерства обороны и ВС. В главы II, III и IV включены законы, относящиеся к каждому из видов ВС.

Существенные изменения в военно-политическом курсе страны и вопросах строительства национальных ВС произошли с избранием на должность президента США Д.Трампа и назначения нового министра обороны. Так, в опубликованном в 2017 г. меморандуме президента США по национальной безопасности «Реформирование ВС США» в качестве приоритета военного строительства определено формирование подготовленных, боеготовых и оснащенных современными образцами ВВТ ВС, способных к проведению глобально интегрированных операций. В качестве задачи определена переработка и обновление нормативно-правовой документации, регламентирующей строительство и применение национальных ВС.

Рисунок – Основные документы, раскрывающие позиции ВПР США по вопросам строительства и применения ВС: а – «Стратегия национальной безопасности»;
б – «Стратегия национальной обороны»; в – «Национальная военная стратегия»;
г – «Всесторонний обзор состояния и перспектив развития ВС США»;
д – наставление КНШ JP 1 «Основы применения ВС США»;
е – основополагающая концепция «Единые силы – 2020»

«Стратегия национальной безопасности», утвержденная президентом США в 2017 г., определяет задачи по созданию стратегических условий, обеспечивающих национальную безопасность, а также цели, задачи и основные направления деятельности Белого дома в сфере внешней и военной политики, отражает взгляды американского руководства на вопросы защиты личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. В документе определены основные положения использования военной силы в тесном взаимодействии с другими слагаемыми национальной мощи.

«Стратегия национальной обороны», подписанная министром обороны в 2018 г., развивает положения стратегии национальной безопасности и на основании анализа военно-политической обстановки, оценки угроз безопасности Соединенных Штатов определяет цель, сферы ответственности, общие задачи и основные направления деятельности военного ведомства и американских ВС на перспективу.

«Национальная военная стратегия», утвержденная председателем КНШ в 2018 г., конкретизирует задачи и основные направления развития ВС страны, раскрывает способы, силы и средства, необходимые для отстаивания интересов и защиты территории государства, достижения превосходства над противником, который угрожает Соединенным Штатам, союзникам либо дружественным США странам, определяет долгосрочные военные цели. Кроме того, этот документ устанавливает направление военной деятельности, определяя перечень взаимосвязанных военных целей и концепций совместных действий, на основании которых командующие объединенными командованиями и министры видов ВС определяют необходимые потребности. Председатель КНШ, со своей стороны, на основе анализа предполагаемых возможностей производит оценку рисков.

В рамках проработки содержания новых версий «Национальной военной стратегии» подчеркивается необходимость более четкого описания возможных вариантов действий войск (сил) в определенных условиях. Рассматривается вариант «сценарного» изложения условий перехода к применению войск (сил), что позволит заблаговременно подготовиться к стратегическому развертыванию, оценить объем недостающих сил и средств, спланировать маневр силами и средствами. Предварительная детальная проработка всего алгоритма действий и определение привлекаемых сил и средств позволит, по мнению военных специалистов, сократить время принятия решений в период непосредственной угрозы начала вооруженного конфликта или войны. Вместе с тем, отмечается необходимость параллельного обновления концептуальных подходов к подготовке и ведению вооруженной борьбы, что может послужить основанием для корректировки положений основополагающей концепции строительства и применения ВС США «Единые силы ‑ 2020».

Основополагающая концепция строительства и применения ВС США «Единые силы – 2020», утвержденная в 2012 г. председателем КНШ, дает общее видение характера применения национальных ВС. В документе представлено развитие стратегической обстановки на период до 2020 г. и далее, обозначены новые направления проведения операций и характерные черты ВС будущего. В частности, в области ведения вооруженной борьбы делается акцент на обеспечение доступа «единых сил» в любой район мира и ведение ими нетрадиционных боевых действий, операций в космическом и киберпространстве, противоповстанческих операций и др.

Главной целью реализации концепции является придание американской армии боевых возможностей, необходимых для обеспечения ее превосходства над противником в военных конфликтах будущего за счет создания в сжатые сроки высокомобильных «единых сил», действующих под общим руководством и по единому плану в различных районах мира в одной или нескольких операционных средах – наземной, воздушной, морской, космической и в киберпространстве. Такая форма применения ВС получила в США название «глобально интегрированная операция».

Главными ее чертами будут являться:

  • возможность внезапного начала боевых действий формированиями мирного времени;
  • осуществление огневого поражения противника на всю глубину ТВД;
  • высокая оперативность боевого управления войсками (силами) и, соответственно, наделение различных должностных лиц дополнительными полномочиями по принятию самостоятельных решений в ходе выполнения поставленной задачи;
  • гарантированное завоевание, удержание и использование превосходства над противником во времени и в различных операционных средах;
  • осуществление глобального маневра войсками (силами);
  • максимальное сокрытие национальной принадлежности применяемых сил и средств за счет тесного взаимодействия с партнерами и союзниками;
  • задействование гибких, скрытых возможностей и средств, практически не позволяющих вскрыть, кем они были применены (такие, как операции в космическом и киберпространстве, специальные и разведывательные операции).

Развитие основ применения американских ВС проводится в рамках концепций «многосферного сражения (операций)», направленных на поиск путей и способов сдерживания и разгрома сильного противника. Под такими противниками ВПР США подразумевает, прежде всего, Россию и Китай. В данных условиях захват, удержание и развитие инициативы становится возможным за счет создания сложных ситуаций для противника и сосредоточения усилий своих войск в «окнах возможностей» во всех сферах вооруженного противоборства.

Командованием учебным и научных исследований СВ разработана серия концептуальных документов, в которых изложены взгляды на ведение военных (боевых) действий межвидовой группировки войск (сил) во всех операционных средах: наземное, воздушное, морское, космическое пространство (физическая среда). Кроме того, в качестве сред ведения военных (боевых) действий рассматриваются информационная и когнитивная (социокультурная).

Центральной идеей концепций является достижение синергетического эффекта, который заключается во взаимном повышении эффективности применения разнородных сил и средств за счет интеграции их возможностей, что в итоге обеспечивает снижение уязвимости своих войск (сил) и подавляющее превосходство над противником. Достижение данного эффекта в многосферных действиях планируется достигать за счет «разделения труда» при решении общей задачи между родами войск, действующими в различных сферах, так и за счет объединения их усилий на различных этапах решения задачи. Это требует обеспечения высокого качества взаимодействия на всех уровнях, вплоть до самого нижнего, а также свободы маневра, достигаемой за счет синхронизации действий разнородных сил, командиры которых имеют ясные полномочия для принятия самостоятельных решений в ходе выполнения боевых задач.

Рисунок ‑ Концепции применения СВ США: а – «Многосферное сражение: эволюция совместных действий видов вооруженных сил в XXI веке. (2025–2040 гг.)»; б – «Сухопутные войска США в многосферных операциях – 2028»

Планирующими документами военного строительства и применения ВС США предусматривается реализация положений концепций по следующим взаимосвязанным направлениям:

  • совершенствование системы передового военного присутствия, организация развертывания и наращивание экспедиционных сил, уточнение порядка задействования потенциала союзников для решения задач по сдерживанию противника, недопущению применения им методов гибридной войны;
  • проработка сценариев глобально интегрированной операции с акцентом на внезапное начало ведения военных (боевых) действий формированиями мирного времени без предварительного проведения стратегического развертывания войск (сил). По мнению американских военных специалистов, это позволит снизить вероятность ответно-встречных и ответных ударов противника, дезинтегрировать взаимодействие и действия пространственно разнесенных элементов его обороны. При этом предполагается использование в межгосударственном противоборстве не только прямого применения и демонстрации силы, но и других инструментов, таких как экономические санкции, политическое давление, информационные операции, стимулирование дестабилизации обстановки на контролируемой противником территории. В связи с этим в концепциях «многосферных сражений (операций)» важное место отводится противоборству в информационно-психологической сфере, которая охватывает индивидуальное, коллективное и массовое сознание;
  • разработка способов применения межвидовых группировок войск (сил), включающих в свой состав формирования нового типа, способных действовать в изоляции и отрыве от главных сил (вести «полуавтономные» действия, по американской терминологии);
  • создание возможностей для быстрого сосредоточения усилий (как военных, так и политических) в решающие моменты времени на главных направлениях, т.е. создание «окон возможностей» для маневра и применения группировок войск (сил).

Ведущая роль в многосферных операциях будет по-прежнему сохраняться за стратегическими силами, вопросы развития и применения которых отражены в «Обзоре состояния и перспектив развития ядерных сил США» (далее ‑ Обзор) и«Обзоре состояния и перспектив развития ПРОСША» (далее ‑ Обзор ПРО).

Рисунок – Документы в области развития стратегических сил США:

а – «Обзор состояния и перспектив развития ядерных сил США»;
б – «Обзор состояния и перспектив развития ПРО США»

Обзор разработан министерством обороны во взаимодействии с министерством энергетики и одобрен президентом Соединенных Штатов в феврале 2018 г. Документ базируется на доктринальных установках «Стратегии национальной безопасности» и «Стратегии национальной обороны» и определяет основные ядерные угрозы Соединенным Штатам, перспективы строительства ядерных сил и развития ЯОК, а также взгляды Вашингтона на применение ЯО.

В документе подтверждена потребность США в ЯО на обозримое будущее и подчеркнута важность совершенствования всех компонентов СНС. При этом Вашингтон, оговорив ряд условий, не отказывается от применения ЯО первым. Исключением являются страны-участницы Договора о нераспространении ЯО, строго выполняющие, с американской точки зрения, принятые на себя обязательства. Против них Пентагон использовать свой ядерный арсенал не намерен.

Пристальное внимание ВПР Соединенных Штатов к вопросу совершенствования ядерных сил обусловлено динамичной модернизацией стратегического вооружения Российской Федерации и КНР, наращиванием ракетно-ядерного потенциала КНДР, а также наличием у Ирана технических возможностей по созданию собственного ЯО. Помимо этого, сохраняется большое количество различных угроз, связанных с применением обычных вооружений, химического и биологического оружия, размещением вооружений в космическом пространстве, активной деятельностью в киберпространстве, а также агрессивными действиями негосударственных субъектов.

В случае развязывания военного конфликта США постараются завершить его с минимально возможными для себя, своих союзников и партнеров потерями, а также на максимально выгодных Вашингтону условиях. На протяжении десятилетий эта цель неизменно являлась одной из приоритетных в национальной ядерной политике.

Соединенные Штаты оставляют за собой право применить ЯО в ответ на атаку большой разрушительной силы на критически важные объекты инфраструктуры. Причем такая атака не обязательно должна быть ядерной. В то же время подчеркивается готовность рассматривать возможность применения ЯО только в исключительных обстоятельствах для защиты жизненно важных интересов страны, ее союзников и партнеров.

Кроме того, Соединенные Штаты оставляют за собой право задействовать ядерные силы в ответ на кибератаки. Это фактически предоставляет американскому руководству возможность шантажировать любое государство, сфабриковав обвинения в кибернападении, поскольку объективно установить истинный источник агрессивных действий в киберпространстве крайне сложно.

В обзоре ядерных сил подтверждается, что в долгосрочной перспективе основу стратегического сдерживания по-прежнему будет составлять ядерное сдерживание. Поэтому считается важным принять меры для того, чтобы потенциальные противники полностью осознавали последствия военного конфликта. Они должны не только понимать, что невозможно получить какие-либо преимущества в результате осуществления агрессии, в том числе с применением обычных вооружений, но и знать, что в любых условиях обстановки США способны идентифицировать нападающих и привлечь их к ответственности за подобные действия. При этом подчеркивается, что гарантированное решение задач сдерживания невозможно без современных, высокоэффективных СНС, развитию которых в долгосрочной перспективе планируется уделять особое внимание.

Руководствуясь этими задачами, ВПР США планирует проведение организационно-технических мероприятий по модернизации СНС и обеспечению более тесной интеграции планирования военных операций с использованием ядерного и неядерного оружия. По замыслу американского руководства, наличие эффективного арсенала не только повысит потенциал сдерживания вероятных противников, но и «убедит их в бесперспективности соперничества» с США в области стратегических вооружений.

Соединенные Штаты намерены сохранить и при необходимости расширить возможности для передового присутствия стратегических бомбардировщиков носителей ЯО и ТА двойного назначения во всех регионах мира.

В краткосрочной перспективе США планируют модифицировать часть существующих БРПЛ с целью получения возможности использования ядерных боеприпасов малой мощности, в долгосрочной перспективе – перейти к использованию КРМБ в ядерном варианте. Подтверждены планы по замене МБР «Минитмэн-3», созданию к середине 2020-х гг.бомбардировщика нового поколения В-21 «Рейдер» и принятию в2031 г.на вооружение первой ПЛАРБ типа «Колумбия».

Значительное внимание уделено вопросам повышения эффективности научно-производственной базы ЯОК США и его готовности к возобновлению выпуска ЯБП в случае возникновения чрезвычайных ситуаций или необходимости реагирования в будущем на непредвиденные угрозы и вызовы. Отмечена важность гарантированного обеспечения потребностей Соединенных Штатов в таких ключевых материалах и компонентах, как обогащенный уран, тритий, литий и радиационно-стойкие электронные микросхемы. Особо подчеркивается необходимость восстановления серийного производства плутониевых узлов (центральных частей атомных инициаторов) ядерных зарядов с выходом к концу следующего десятилетия на уровень до 80 ед. в год.

Согласно заявлениям военных специалистов США, своевременное и качественное выполнение положений Обзора позволит повысить гибкость и расширить диапазон вариантов стратегического сдерживания, а при невозможности его обеспечения – выбрать оптимальный способ силового разрешения кризисной ситуации. Это не только поднимет «ядерный порог», но и подтолкнет потенциальных противников к осознанию невозможности получения преимущества благодаря ограниченной ядерной эскалации, что, в свою очередь, снизит вероятность применения ЯО.

Обзор ПРО официально представлен президентом США Д. Трампом в январе 2019 г.

В отличие от предыдущего документа (2010 г.), в котором освещался только вопрос борьбы с баллистическими целями, новый Обзор ПРО содержит описание ракетных угроз, меры противодействия КР различного базирования и гиперзвуковым боевым частям, подход министерства обороны к строительству ПРО и взгляды на международное сотрудничество в данной области.

В качестве основной угрозы Соединенным Штатам рассматривается возможность нанесения ракетных ударов «странами-изгоями», такими как КНДР и Иран. Вместе с тем отмечается, что Россия и Китай расширяют возможности существующих ракетных систем и разрабатывают новые виды вооружения, включая гиперзвуковые средства и усовершенствованные КР.

В целях реагирования на данную угрозу министерство обороны намерено применять всесторонний подход, который предусматривает решение задач сдерживания, активной и пассивной ПРО и уничтожение ракет противника в пунктах базирования.

В рамках реализации этого подхода предполагается разрабатывать новые системы ПРО, а тесная интеграция оборонительных и наступательных средств будет способствовать созданию в Соединенных Штатах гибкого и сбалансированного военного потенциала, обеспечивающего широкий выбор вариантов действий при возникновении кризисной ситуации в ходе конфликта, а также затруднит или лишит смысла планирование противником ракетных ударов.

Устойчивое и непрерывное повышение возможностей Соединенных Штатов в области ПРО должно стать важным аргументом в оказании политического и военного давления на противников с целью принуждения их к отказу от реализации программ создания, производства и развертывания ракетного вооружения, а также снижения его политической и военной ценности. Одновременно решаются задачи по предоставлению союзникам гарантий безопасности и стабильности, а также убеждения их в отсутствии необходимости развития собственных, независимых программ создания ракетного и ядерного вооружения, что способствует поддержанию режима нераспространения.

Вместе с тем, в Обзоре ПРО подчеркивается значимость космического пространства для организации обороны. Отмечается, что с ростом ракетного арсенала «стран-изгоев» космос будет играть крайне важную роль в решении противоракетных задач. Его использование значительно повышает эффективность, устойчивость и адаптивность ПРО к существующим и перспективным угрозам. В связи с этим планируется разработка космических информационно-разведывательных средств ПРО, изучение возможности размещения огневых систем ПРО в космосе.

Развитие нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность в космосе и создание соответствующих командований, организаций и служб, является проявлением стремления американского ВПР к доминированию в космическом пространстве.

В министерстве обороны США были сформулированы следующие основные принципы национальной военно-космической политики:

  1. Космос признается такой же средой, как суша, море или воздух. В ней могут и, возможно, будут осуществляться военные операции. Способность выходить в космос и использовать его относится к категории жизненно важных национальных интересов, поскольку многие виды деятельности в этой среде имеют решающее значение для обеспечения национальной безопасности США и их экономического процветания;
  2. Приоритетным направлением космической и связанной с космосом деятельности является обеспечение статуса свободы космоса и защита в нем интересов национальной безопасности США. В соответствии с директивой «Национальная космическая политика», американские космические системы как национальная собственность, обладают правом свободного пролета и беспрепятственного функционирования в космическом пространстве;
  3. Преднамеренное противодействие космическим системам США будет рассматриваться как нарушение суверенных прав. Соединенные Штаты могут предпринимать все необходимые меры самообороны, в том числе применять силу в ответ на такое нарушение;
  4. Космический сегмент МО США должен обеспечивать оперативные возможности космических сил, гарантирующие достаточную «космическую мощь» государства для достижения целей национальной безопасности. Развитие и поддержание прочной научно-производственной базы американской космической промышленности является основой успеха космических сил.

На основе принципов определяется роль, место и степень важности космической мощи в следующих областях военной деятельности:

  • обеспечение информационного превосходства;
  • сдерживание противников от развязывания войны;
  • оборона и взаимодействие с союзниками.

Обеспечение информационного превосходства. Космические силы значительно расширяют возможности ВС США по интеграции и организации управления, связи, разведки и наблюдения, выполняют обеспечивающие функции в интересах войск и, при необходимости, препятствуют противнику использовать аналогичные возможности своих космических средств. Они позволят командующим на основании максимально полной информации о текущей обстановке и ее развитии диктовать условия и темп проведения операций. Информационное превосходство даст США возможность установить и удерживать господство в любой другой среде, в том числе и за счет эффективного противодействия возможностям противника по управлению своими вооруженными силами.

 

Рисунок  – Документы в области строительства и применения войск (сил) в космическом пространстве: а – «Космические силы США»; б – наставление КНШ «Космические операции»

Сдерживание противников от развязывания войны. Космические силы являются составной частью сил сдерживания США. Они обеспечивают своевременное вскрытие подготовки противника к войне и начала враждебных действий, формирование у противника неопределенности в отношении преследуемых целей, создают для него действенную угрозу, позволяют своевременно и эффективно ответить на агрессию. Наличие эффективных космических сил делает неприемлемой цену использования силы или угрозы применения силы в отношении США. Возможности по сдерживанию агрессии повысятся, если противнику не будет позволено получить асимметричное преимущество за счет противодействия американским космическим системам или использования своих космических систем и средств против США.

Оборона. Космические силы способствуют повышению эффективности применения ВС США в случае, если фактор ядерного сдерживания перестанет действовать. Контроль космического пространства позволяет обеспечивать защиту от ударов из воздушно-космического пространства, господство на поле боя и информационное превосходство, что необходимо для успеха в военных операциях.

Взаимодействие с союзниками. Применение космических сил является важным элементом реализации коалиционной стратегии, в рамках которой США могут предоставить уникальные возможности для обеспечения международной безопасности.

В ходе их ведения космические системы способны существенно повысить эффективность взаимодействия, обеспечивая доступ к системам получения и обработки данных и информационным базам. Они дают возможность войскам в коалиционных операциях действовать более эффективно. Интегрирование космических систем и средств в коалиционные операции должно укрепить военное сотрудничество, что будет содействовать дальнейшему укреплению национальной безопасности США.

Подходы США к планированию противоборства в космическом пространстве рассмотрены в приложении Г.

В Соединенных Штатах активно пересматриваются подходы к обеспечению национальной безопасности, защите и продвижению американских интересов в киберпространстве.Совершенствуется НПБ, определяющая государственную политику (включая военную), вотношении данной среды. Так, в 2018 г.опубликованы «Национальная киберстратегия», «Киберстратегия министерства обороны», наставление КНШ «Операции в киберпространстве», «Стратегия объединенного киберкомандования ВС США «Завоевание и удержание превосходства в киберпространстве». В них отражены основные взгляды американского ВПРи командования ВС на вызовы и угрозы в цифровой среде, порядок решения общегосударственных и ведомственных задач в киберпространстве, обеспечение безопасности национальной и военной информационной инфраструктуры, сдерживание противника в компьютерных сетях, ведение оборонительных и наступательных киберопераций и ударов (атак).

В соответствии с документами киберпространство превратилось в «среду стратегического межгосударственного соперничества». Основные угрозы в ней исходят от России и Китая, которые обладают «сопоставимым» с США киберпотенциалом.

Доктринальные документы Пентагона рассматривают преимущественно военные аспекты национальной информационной безопасности.

Киберпространство рассматривается как одна из сред ведения боевых действий (наряду с наземной, морской, воздушной и космической). Под боевыми действиями в нем американские военные специалисты понимают согласованные по целям, задачам, месту и времени действия соответствующих подразделений, частей и соединений, проводимые в интересах завоевания господства в информационных сетях, дезорганизации и вывода из строя систем государственного, военного и гражданского управления противника, нарушения функционирования или уничтожения объектов его инфраструктуры, обеспечения своевременной и координированной защиты своих информационно-коммуникационных систем от киберугроз, а также в интересах ликвидации последствий кибератак.

Главная цель видится в доминировании американских ВС в сетевой среде за счет повышения их киберпотенциала и организации эффективного сдерживания противников. Планы военного ведомства предусматривают существенную активизацию и обеспечение непрерывности сетевых операций, навязывание противоборства оппонентам и создание неблагоприятных условий для их функционирования во всех сегментах глобальной электронной среды. При этом министерство обороны США фактически оставляет за собой право наносить превентивные киберудары по сетевым объектам, угрожающим безопасности американских систем.

Рисунок – Основные документы, раскрывающие позиции ВПР США по действиям в киберпространстве: а – «Национальная киберстратегия»;б – «Киберстратегия
министерства обороны»; в – наставление КНШ «Операции в киберпространстве»;
г – стратегия объединенного киберкомандования ВС США «Завоевание
и удержание превосходства в киберпространстве»

Право на применение киберсил закреплено за президентом и министром обороны. Так, закон о финансировании в 2019 г. федеральной программы «Национальная оборона» предоставляет специальные полномочия президенту Соединенных Штатов в случае выявления фактов проведения Россией, Китаем, КНДР и Ираном «враждебных операций» в киберпространстве (включая попытки повлиять на результаты выборов или «подорвать основы демократии»),отдавать приказ на проведение ответных действий.

Взгляды на применение видовых группировок войск (сил) изложены в концепциях: СВ ‑«Победа в сложном мире. (2020–2040 гг.)»; ВВС ‑«Применение ВВС США в будущем (взгляд на ВВС 2035 г.)»; ВМС ‑«Военно-морские операции США». Особое место в системе концепций данного уровня занимает концепция строительства и применения ССО США «Объединенное командование ССО - 2030».

Рисунок  – Концепции, раскрывающие подходы к планированию и применению компонентов ВС США: а – концепция применения СВ «Победа в сложном мире. (2020–2040 гг.)»;б – концепция ВВС «Применение ВВС США в будущем (взгляд на ВВС 2035 г.)»;в – концепция ВМС «Военно-морские операции США»; г ‑ концепция ССО«Объединенное командование ССО - 2030»

Концепция «Объединенное командование ССО - 2030» является результатом анализа опыта действий ССО в Афганистане, Ираке, Сирии, Ливии и ряде других стран Африки и содержит пути повышения эффективности их применения в зонах боевых действий.

Замысел концепции заключается в нацеливании ССО к применению в сложно прогнозируемых условиях военно-политической и стратегической обстановки. Особое внимание уделяется следующим пяти основным аспектам:

  • обеспечение глобальной маневренности, что требует от ССО способности к проведению переброски необходимых сил и средств в сжатые сроки и повышению их оперативно-тактической самостоятельности для автономных действий на глубину до 500 км. Формирования ССО должны обладать возможностью действовать на различных этапах глобально интегрированной кампании и в любых сферах противоборства. Одной из целей действий ССО в глобально интегрированных операциях - установление контроля над центрами активности молодежи и различных социальных групп, над национальными и религиозными движениями, над процессом формирования культурных ценностей и др.;
  • создание и применение универсальных отрядов специального назначения, которые должны быть совместимы (но при этом оставаться самодостаточными) со всеми компонентами межвидовых группировок войск (сил), обладающих интегрированными возможностями по нанесению огневого поражения противнику не только на суше, но и в других операционных сферах. Эти отряды, имея сетевую структуру и оснащенные перспективными ВВТ, должны обеспечивать действия объединенных группировок на любых ТВД;
  • повышение функциональности, т.е. ССО должны обладать необходимой гибкостью, позволяющей оперативно переходить к выполнению задач в условиях сложной обстановки, развертывать войска в передовых зонах, своевременно применять необходимые силы и средства в конкретном месте;
  • обеспечение способности своевременной адаптации на поле боя, т.е специальные формирования должны научиться выполнять задачи в новых условиях оперативной обстановки за счет внедрения передовых технологий, повышения квалификации личного состава, проведения военных игр и экспериментов;
  • поддержание тесного взаимодействия во всех операционных сферах с силами общего назначения, федеральными ведомствами, союзниками и партнерами, что позволит достичь синергетического эффекта.

В концепции указывается, что в перспективе противники США будут пользоваться геополитическими, социально-экономическими и технологическими изменениями, происходящими в мире, с целью ограничить американское влияние и воспретить доступ их вооруженных сил к определенным районам. В частности, к регионам, где соперничество будет обостряться, относятся Арктика, Южно-Китайское море и Ближний Восток. Это будет происходить во всех сферах противоборства. Основное внимание будет уделяться космическому и киберпространству, где противники будут стремиться добиваться превосходства уже в мирное время. В документе подчеркивается, что с учетом прогноза развития оперативной обстановки в ближайшей перспективе силы специальных операций будут действовать в зонах воспрещения доступа (ограничения маневра) в районы боевых действий и в оспариваемых сферах противоборства, решая при этом следующие задачи:

  • противодействие террористам и предотвращение получения ими доступа к оружию массового поражения;
  • усиление специальных действий на этапе угрозы агрессии;
  • вскрытие угроз, снижение рисков и создание «окон возможностей» для применения межвидовых группировок войск (сил) в ходе вооруженного конфликта.

Первая задача является традиционной для специальных формирований, пути ее решения остаются в основном прежними и не раз применялись на практике.

Решение второй задачи достигается с помощью развертывания передовых группировок войск в ключевых районах мира. С помощью применения своих уникальных боевых возможностей при проведении скрытных упреждающих специальных действий воинские формирования ССО способствуют расширению так называемой конкурентной среды, которая определяется как состояние между миром и войной, при котором противники используют методы принуждения для достижения стратегических целей, не прибегая к развязыванию открытого вооруженного конфликта. При решении этой задачи ССО осуществляют обучение и оснащение вооруженных отрядов сил сопротивления страны пребывания в рамках мероприятий нетрадиционного сдерживания (non-conventional deterrence). Особенностью военных конфликтов  последнего времени является тот факт, что военнослужащие-советники ССО непосредственно участвуют в организации и применении сил сопротивления, а не только используются в качестве инструкторов. Создаваемые ССО повстанческие отряды могут совместно с другими силовыми формированиями задействоваться для вывода из строя ПУ противника, объектов ПВО и транспортных коммуникаций. Кроме этого, оказывается информационно-психологическое воздействие на местные целевые аудитории. Мирное население мобилизуется для организации забастовок, акций гражданского неповиновения, а также сбора сведений о деятельности противника.

Третья задача решается в ходе вооруженного конфликта. Специальные формирования будут задействоваться в интересах нарушения замыслов противника по воспрещению (ограничению) доступа ВС США в районы проведения операции и  организации маневров в глубине его боевых порядков и непосредственно в тылу.

Проникая в зоны воспрещения, ССО ведут в них специальные действия в течение заданного периода времени (не более 15 сут). Для развития успеха в этих зонах обязательно потребуются совместные усилия ССО, других видов ВС США, союзников и партнеров.
Но данный процесс, как предполагают военные специалисты, окажется очень ресурсоемким.

Маневр в глубине боевых порядков и тылу противника является упреждающей мерой, которая будет применяться ССО с целью воздействовать на обстановку и создать проблемные моменты для противостоящей стороны. Именно способности по влияния на обстановку в районе выполнения задач и будут отнесены к критически важным возможностям ССО.

Таким образом, ВС Соединенных Штатов располагают развитой и детализированной НПБ, раскрывающей вопросы их строительства и применения с акцентом на принципы «государственной необходимости» и военные полномочия президента.

Характерными чертами американской системы нормативно-правовых положений являются четкое разграничение юридической и функциональной ответственности органов управления и конкретных должностных лиц, логическая связь установок «по вертикали» при отсутствии противоречий.

Система нормативно-правовой документации регулярно обновляется и перерабатывается, появляются новые документы, теоретические положения которых, в ряде случаев, являются опережающими практику применения войск. В качестве опережающей создание средств вооруженного противоборства можно отметить проработку НПБ применения войск (сил) в космосе и киберпространстве. Уже сейчас на законодательном уровне закреплено право президента США отдавать приказ на проведение ответных действий в форме операций и ударов (атак).

Устойчивый характер приобретает тенденция разработки новых стратегий и концепций в области строительства и применения ВС США, учитывающих новые возникающие и вероятные угрозы, варианты изменения военно-политической и стратегической обстановки, особенностей ведения вооруженного противоборства в будущем. В первую очередь, это касается планирования и проведения глобально интегрированных и многосферных операций, в ходе которых в различных комбинациях может применяться как обычное, так и ядерное оружие.

Результаты анализа НПБ строительства и применения стратегических сил свидетельствуют о сохранении их приоритетности в обеспечении национальной безопасности государства и его союзников. В связи с этим целью деятельности в области документально-правового регулирования вопросов развития и использования стратегического компонента ВС является формирование прочной нормативно-правовой основы для продолжения реализации комплекса оперативных и организационно-технических мероприятий по совершенствованию СНС и развитию глобальной системы ПРО. Показная «открытость» новой американской ядерной стратегии и Обзора ПРО имеет целью продемонстрировать международному сообществу незыблемость глобального превосходства Соединенных Штатов, а её президента приверженность принципу «Америка – превыше всего».

Приоритетными направлением совершенствования НПБ сил общего назначения являются отработка условий и разграничение функций войск и прав командного состава при совместном применении в составе объединенных оперативных формирований, правовая регламентация проведения миротворческих и гуманитарных операций, а также взаимодействия с силовыми ведомствами и частными военными компаниями при задействовании ВС в региональных (локальных) конфликтах. Особое внимание при этом уделяется роли и месту подразделений ССО как наиболее эффективному и универсальному средству разрешения сложных ситуаций.

Руслан Полончук


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Политика и геополитика
Возрастное ограничение